12 2021 .


ПРЕСТИЖ

Заставу было не узнать. Все дембеля ходили с серьезными, озабоченными лицами. Они перестали заниматься воспитанием молодых солдат по ночам, перестали играть в дембельский поезд, большие гонки и другие увеселительные мероприятия, призванные скрасить дембелю оставшееся время до демобилизации. Дело было в том, что исчез дембельский престиж. Самый лакомый кусочек дембельского пирога состоял не в вышитой парадке, не в сапогах на двойных и тройных каблуках, не в дембельском альбоме. Все это давно уже было подготовлено, спрятано и ждало своего часа. Исчез последний дембельский кураж. Он заключался в совершении действия превосходящего по энергетике действия предыдущих дембелей, совершении невозможного, напряжения всех умственных и физических сил. Вишенкой на дембельском пироге прошлых лет была надпись краской на отвесной скале на высоте 10-15 метров над уровнем воды – ДМБ – и две последние цифры года. Скала была гранитной, находилась на турецком берегу горной реки, по которой и проходила граница. Откуда пошла традиция рисовать краской буквы ДМБ на скале история умалчивает, но первые буквы и цифры просматривались еще с 1965 года. Смыслом службы каждого солдата и сержанта заставы, высшей точкой сублимации его психической и физической энергии было оставление после себя на скале трех заветных букв и цифр последнего года службы. Увозя дембелей на станцию, шишига всегда останавливалась напротив скалы с заветными буквами и дембеля орали до хрипоты, фотографировались и пили брагу из местной алычи. В этом заключался высший смысл двухлетней службы на заставе, это был переход количественных изменений в качественные. Вся философия жизни отражалась в этих трех буквах, которые являли собой сакральный смысл бытия каждого дембеля. Невозможно было понять как на отвесной скале за одну ночь возникают громадные буквы. Ведь вчера их еще не было, а сегодня вот они – наглядно демонстрируют боевую и политическую подготовку советского пограничника! Как это возможно, без альпинистского снаряжения и соответствующей подготовки, думал каждый раз старшина. А может турки сами рисуют, для провокации, мелькали мысли у замполита. Командир заставы, произнося прощальную речь перед дембелями, густо замешанную на мате и угрозах, старательно прятал в усах улыбку Джоконды. Дошло до того, что офицеры заставы начали заключать пари между собой на то, появится ли надпись в этом году или нет.
Как не увещевал замполит, как не стращал старшина тюрьмой и дисбатом, надпись появлялась каждый год все выше и выше, пока не уперлась в вершину скалы. Все! Дальше было некуда! Приплыли! Финита ля комедия! Надо искать новый смысл жизни, менять систему ценностей, выстраивать новую парадигму. Этим и занимались дембеля весь последний месяц. Каждую ночь они запирались в каптерке и обсуждали возможные направления развития дембельского творчества. Старшина тихонько подходил к двери каптерки, прислушивался и через пять минут ловил себя на том, что начинает мысленно участвовать в обсуждении – это не пойдет, это не достойно, это слишком мелко, а вот это я бы попробовал. И вот ночные обсуждения прекратились! Но как ни силились отцы-командиры узнать - что решили дембеля, информация не поступала ни от стукачей, ни от комсорга, ни от каптерщика! Напряжение нарастало, день демобилизации приближался, в речи командира на утреннем разводе все больше и больше слышалось угроз и непечатных слов! Замполит каждый божий день проверял всю входящую и исходящую почту, читал солдатские письма, пытаясь найти косвенные следы задуманного. Старшина перебирал в памяти все варианты, которые он слышал и отрабатывал меры противодействия. Стукачи, мотивированные десятидневным отпуском, угощали дембелей сигаретами с фильтром и завлекали посидеть на кухне под жаренную картошечку. Каждое слово, произнесенное дембелем, тут же становилось известным замполиту и комиссионно рассматривалось под микроскопом. Но все было тщетно. Может ничего и не будет, все, баста, сдулись дембеля – мелькнула крамольная мысль у замполита.
Ночь, перед демобилизацией, выдалась неспокойная. Командир не отпустил офицеров к женам, заставляя их проводить внеплановые проверки несения дежурства нарядами. Старшина несколько раз пересчитывал спящих в казарме, причем не доверяя зрению, наклонялся к каждому и вслушивался в его дыхание, чтобы определить – спит или притворяется мерзавец. Утром, на последнем построении дембелей, командир увидел довольные и веселые лица не только дембелей, но и всего личного состава. Казалось, что все знают какую-то тайну и ждут, когда она проявится. Командиру доложили на ухо, что на скале новых надписей не появилось, ему тоже стало весело на душе и он с интересом стал ждать продолжения.
Для лучшего понимания последующих событий, надо несколько пояснить диспозицию советской и турецкой застав. Как мы уже поняли, их разделяла горная река, по которой и проходила граница. И советская и турецкая заставы находились на возвышениях, для контроля окружающей местности. Советская застава была несколько выше турецкой, и последняя хорошо просматривалась даже без бинокля. По долготе советская застава находилась западнее турецкой, которая к тому же была близко к горному хребту, поэтому утреннее солнце, появившись из-за горы сначала освещало советскую заставу, а лишь потом турецкую. На территории турецкой заставы находилась мечеть с четырьмя башнями. Как только солнце достигало минарета начинал петь мулла и начинался утренний намаз.
Построение освещенной солнцем заставы закончилось. Дежурный по заставе строевым чеканным шагом подошел к командиру и доложил о построении. Командир произнес речь, без обычных угроз последнего времени. Поздравил дембелей с окончанием службы и пожелал им достойной гражданской жизни. После речи командира, замполит дал знак оркестру – играть гимн Советского Союза. В это время утреннее солнце осветило верхушку минарета на турецкой стороне и мулла затянул свою утреннюю молитву. Командир поморщился, но тут сильные дембельские голоса начали петь гимн Советского Союза. Надо же, два года никак не мог заставить, а тут сами по своему желанию! Каких орлов я воспитал! Пронеслось в мозгу у командира. Стоя лицом к строю, он не видел турецкую заставу, а видел радостные лица своих солдат и офицеров, которые подхватили гимн Советского Союза. Пели все! В едином порыве! Их лица светились счастьем и вдохновением. Особенно старались дембеля. Некоторые были близки к экстазу! Вдруг, сзади командира, на турецкой заставе, мулла прервал молитву и отчетливо произнес русское слово с восточным акцентом – БЛИАТЬ, усиленное мегафоном, который он не выключил. Командир вздрогнул и повернулся! На освещенном солнцем минарете яркой красной краской сияла надпись – ДМБ – 90! Перед лицом командира пронеслась вся его жизнь от детского сада до сегодняшнего дня! Он повернулся лицом к строю и подхватил гимн Советского Союза зычным командирским голосом! До развала Советского Союза оставалось чуть больше года!

Вредный капитан.

Проходил я срочную службу в учебке в середине 80х, которая находилась неподалеку от Владивостока, в Сад-городе. Когда мы заступали дневалить в наряд по роте, иногда нас предупреждали, что дежурным по полку заступал капитан Лёвкин (если не ошибаюсь по фамилии), и надо всем быть начеку. Он был известен тем, что имел шило в заднице, и ему не сиделось ночью у себя в кабинете с поллитрою и кроссвордом, как другим его сослуживцам. Всё хотелось ему проверить, как несут службу солдаты, не дремлют ли дневальные и уж тем более караульные. Дело было серьезное, ибо был уже у нас в части случай, когда он застукав в караульном помещении дрыхнувших военнослужащих, слегка их потроллил. Оторвал доску на крылечке, и сложил туда всё оружие, задвинув доску на место. И спокойно удалился к себе медитировать до утра. Что там происходило дальше, история умалчивает, но дело еле удалось замять. У кого-то появились седые волосы, и не факт что на голове. Справедливости надо заметить, что в глухих краях иногда случались нападения на небольшие воинские части, с целью завладения оружием, лихих людей хватало и в те времена.
Так вот, произошла один раз в учебке следующая история, о которой потом часто у нас вспоминали. Все корпуса в учебке были двухэтажные. На первом размещались учебные классы, забитые всякой аппаратурой, а на втором были спальные помещения и кабинеты командира роты, замполита, и прочее. Напротив входной двери (до середины застекленной, это важно) стояла тумбочка с телефоном ТА-57, а при ней дневальный. Если кто-то поднимался на второй этаж по лестнице, его было хорошо видно дневальному, и если он не дремал, и не отлучался, застать его врасплох было проблематично. И вот в ту ночь дневальный видит, как капитан Лёвкин, на карачках тихонько крадется по лестнице, стараясь делать это бесшумно, и чтобы его было не видно в стекло двери. Тогда солдат шепотом подзывает дежурного по роте, который был рядом в ленкомнате, и кивает на дверь, мол там этот придурок опять чудит. Капитан тем временем потихоньку на карачках заползает по лестнице, медленно открывает дверь, не видит дневального (который сместился в сторону) и предвкушая уже хороший скандал начинает заползать в дверной проем, двигаясь по дуге вправо. А там справа от двери на карачках же стоит дежурный по роте, поджидая его, и отдав честь, начинают делать стандартный доклад. Капитан понимает идиотизм ситуации, краснеет, обрывает доклад, встает и быстрым шагом уходит вон, сказав что-то себе под нос типа "пидарасы". Дневальный сказал, что это надо было видеть, забыть это невозможно. Больше этот номер каритан не повторял.

Вчера многие вспоминали 20-летнюю годовщину терактов 11 сентября в Америке. Сегодня я хотел бы вспомнить о первой жертве этих терактов. 
Даниэль Марк Левин компьютерный разработчик и предприниматель, 31-летний миллиардер. Единственный, кто попытался оказать сопротивление террористам на борту «Боинга»-767.
В 21 он был офицером самого элитного спецназа, в 25 получил степень престижнейшего мирового ВУЗа, в 30 стал самым богатым израильтянином на планете. 11 сентября, ровно 20 лет назад его не стало. Даниэль Левин, был одним из тех людей, которые меняют мир и тогда,на стыке девяностых и нулевых их было особенно много. Он жил в Хайфе. Ходил по тем же улицам, что и мы. Но видел мир таким, каким тот увидит себя много позже. Закончив гимназию в Иерусалиме, Левин прошёл отбор в элитное антитеррористическое подразделение «Сайерет МаТКаЛь» (Разведка Генерального штаба), отслужил там 4 года и вышел в запас в чине капитана. После армии он поступил в «Технион», и совмещал учёбу с работой в хайфской лаборатории IBM, где занимался разработкой системы тестирования процессоров. Закончив «Технион», он продолжил образование в MIT в Бостоне. В юности он победил на конкурсе "Мистер Израиль" (до 18 лет), в 30 лет созданная им интернет-компания достигла стоимости в 40 миллиардов долларов и он стал богатейшим израильтянином на планете (личный капитал 6 миллиардов). Тогда, 11 сентября 2001-го, Даниэлю Левину было всего 31 и казалось еще огромная, долгая жизнь перед ним и ничто не может и не должно его остановить. Невообразимо было представить иное. По данным совместного расследования ЦРУ и ФБР Даниэль Левин оказался единственным, кто попытался остановить террористов захвативших самолеты во время атаки на США. Его тело нашли в обломках. Нашли с перерезаным горлом. Он оказался единственным, кто попытался остановить убийц и возможно впервые в жизни ему не удалось справиться с поставленной задачей. Прямо перед ним, в 8 ряду бизнес-класса, сидели двое угонщиков — Мохаммед Атта и Абдул Азиз аль-Омари. Когда Левин увидел, что они собрались захватить кабину пилота, он попытался оказать сопротивление, но силы были неравны. Сидевший позади него террорист Сатам аль-Суками перерезал Левину горло.
Сложись всё иначе, возможно он опять изменил бы мир, как делал всегда.

94-й год. Приземлились на дозаправку в Шаголе и зависли, Чика не берёт. А командир прикупил в Улан-Удэ два пакета свежей баранины. Чтобы она не протухла в багажном отсеке, выложил пакеты на бетонку, возле шасси (октябрь, на Урале уже прохладненько). Убрали трап, перекусываем, ждём погоду. А в иллюминаторах - столпотворение местных собак, вороны потянулись. Командир, попивая чаёк, заметил:
- Неплохо местные собаки поживают, у каждой по шмату мяса!
И тут до него дошло, чьё это мясо...
Аэродромные псины долго с благодарностью вспоминали наш подскок на Шаголе.

«Ты врешь!»

Было мне лет двенадцать. В пионерский лагерь «Химик» нас отправляли каждое лето.
Обычно случалось так, что кто-то из ребят во дворе нашей хрущевки сообщал, что родители взяли ему путевку на вторую, или, допустим, на первую смену, и тут же все остальные мальчишки бежали к отцам-матерям с сообщением о необходимости приобретения такой же путевки.
Почти у всех один или оба родителя работали на Воскресенском химкомбинате, которому принадлежал этот пионерлагерь, поэтому приобретение через профсоюз этой путевки не было накладным.
Ну, это так, - отступление от темы.
А там, в пионерлагере после отбоя в мальчишеской спальне были всякие разные разговоры.
И я часто пересказывал пацанам рассказы и повести – Джека Лондона, Майн Рида, Фенимора Купера, Беляева… всякое разное… Это сейчас мне хватает историй из своей жизни. А тогда пересказывал только прочитанное.
И однажды кто-то из ребят сказал: «Ты все книжки пересказываешь! А расскажи что-то своё!»
Я даже растерялся. Говорю: «А что своё-то я могу рассказать?»
Он ответил: «А ты придумай!»
Меня это зацепило.
Тут же начал рассказывать, как с началом войны меня с родителями эвакуировали, я отстал от поезда, попал в оккупацию, стал партизаном, раздобыл на месте боев оружие, начал устраивать на лесных дорогах засады на гитлеровцев (мои на тот момент источники – «Партизан Леня Голиков», «Люди с чистой совестью», «Это было под Ровно»). Потом я пересек линию фронта…
В этот момент мой рассказ был перебит возгласом из угла спальни: «Врешь!»
Я замолк. После паузы осторожно говорю: «Ну, да. Не то чтобы вру. Но выдумываю же. Меня и просили что-нибудь выдумать…»
Он молчал.
Кто-то из ребят сказал: «Давай дальше!»
Дальше я был сыном полка (повесть «Сын полка» Катаева). Ходил в разведку и подносил патроны к орудию. В одной из разведок оседлал коня Буяна и освободил из эшелона наших военнопленных (фильм «Смелые люди»). Тут тот же пацан воскликнул: «Врешь!»
Теперь уже на него зашикали все, кто еще не заснул.
А я продолжил геройски бить врагов, захватывать языков, закрывать амбразуру вражеского дзота (не своим телом, а трупом врага), направлять самолет на железнодорожные составы врага и успевать выпрыгнуть с парашютом, торпедировать из подводной лодки вражеские транспорты (книга «Корабли – герои»), на «Морском охотнике» топить вражеские подлодки (рассказ «Морской охотник»), подменять наводчика артиллерийского орудия при отражении танковой атаки… Все это перетекало из одного в другое и было логически взаимосвязано. В промежутках скакал на коне, стрелял из нагана и пользовался лассо.
Тот пацан потом и в третий раз ещё воскликнул: «Врешь!»
Но теперь уже никто на него не цыкнул - все спали. И рассказывать стало некому.
***
Много раз в комментариях к своим историям из жизни честно говорил читателям, что не умею выдумывать – рассказываю, как было. Эту историю тоже не выдумал…

"УГАДАЙКА". Был вчера такой баян. Расскажу Вам про наебалово, которое произошло на самом деле. Сам я в этом участия не принимал - так совпало. Итак, 2003 год, Амвросиевка, литейный завод. Там мы плавили скраб. Скраб - это отходы литейного производства, безобразной формы. Нас интересовал скраб, содержащий никель. Покупали мы его у запорожских бандитов, Миши и Гриши. Небольшое отступление, чтобы было понятно, что это за публика. Оба сидевшие, реально блатные и авторитетные в уголовном мире. Миша как-то за слово "казел" в свой адрес застрелил человека в местном клубе. "Самооборона" на то время стоила ему десятку зелени. Кинуть гранату в дом начальника налоговой им тоже ничего не стоило. Отвоевали Миша и Гриша себе кусочек карьера, загнали технику, поставили человека со стилоскопом и начали копать денежки. Теперь к событиям. Покупаем мы у них четыре фуры скраба, около восьмидесяти тонн. Схема следующая - материал выгружается, каждый кусок подписан на содержание никеля. С каждого куска берётся образец на лабораторию. Всё совпадает. Потом формируем скраб для плавки таким образом, чтобы на выходе иметь плюс-минус тридцать процентов никеля. Не знаю как сейчас, а тогда сталь содержащая до пятидесяти процентов цветных металлов не считалась цветметом. То есть таможню чушка проходит как легированная сталь, а это другие деньги. Расчёт с Мишей и Гришей происходил после химанализа, перед плавкой. Параллельно с нами плавились одесситы. Познакомились, жила-была - пацаны, а где вы скраб берёте? Рассказали им всё как есть. - А нельзя ли и нам купить? - Да не вопрос, вот номер телефона, договаривайтесь. Через пару дней приходит на них две фуры скраба, на пробу так сказать. Парни делают химию, плавят... И оба на!!! Никеля оказалось гораздо больше заявленного - прилетело ребятам с неба порядка восьми тысяч долларов. На радостях - поляна, бухло рекой. Несколько дней запоя. И в пьяном угаре заказывают одесситы ещё шесть фур. Плавят без химии. И вот тут они протрезвели... Никеля ноль, его нет, от слова совсем. Звонок Мише и Грише. - Пацаны, в вашем скрабе нет никеля. - Не вопрос, возвращайте материал. - Так мы его уже сплавили. - Да хер его знает что вы там сплавили. Или верните наш скраб или платите деньги. Сто двадцать тысяч долларов. Заплатили, а куда деваться. P.S. Потом случайно узнал - у запорожских был шпион  на заводе.

Попалась на глаза фотка. На ней ГАЗ-66 с кунгом ( мне так кажется - РЭБ ) , подрыв на мине в Сирии, явно усиленной. Какой -то  полковник из РФ неудачно съездил в командировку.
Вспомнилось , как в Анголе у водителей большим уважением пользовались УРАЛы - при наезде на мину у водителя были все шансы выжить. Потом - автомобили из Польши - СТАР. И совсем никто не любил ГАЗ-66- там при подрыве - все трупы, кто сидит в кабине, как на фото из Сирии . СТАР внешне был очень похож на ГАЗ-66 - та же компоновка с моторным отсеком внутри кабины, но у них был люк в крыше ( прикольно для военного транспорта, не так ли ? ). И вот однажды, при подрыве , водителя взрывной волной выбросило в этот люк и он выжил. Местные свято верили, что люк- это шанс . Таки, да - шанс

Эту историю, больше похожую на анекдот, рассказал мне вчера ее непосредственный участник, и у меня нет никаких оснований считать это выдумкой.

Начало 80-х, в одной из школ города Тбилиси неожиданно объявляют, что сегодня вместо уроков состоится встреча интернациональной дружбы. Отличников учебы собирают из разных школ и везут в центр города в дом пионеров, где всем торжественно объявляют, что через буквально полчаса они встретятся с героическим борцом за свободу палестинского народа Ясиром Арафатом. Тут из зала в полной тишине доносится возглас: "А мой папа говорит, что он поц!"

Поднялась буча. В панике организаторы встречи выводят из зала мальчика с вроде бы совершенно нееврейской фамилией Кандыба, а дальше спешно начинают прореживать учеников по списку, удаляя из зала детей с очевидными еврейскими фамилиями. Рассказчика не тронули, посчитав, что мама у него армянка Когда все успокоилось, в зале появились знаменитые борцы за свободу палестинского народа. Встреча прошла молча, так как очевидно, что советским школьникам сказать борцам было особо нечего, ну и наоборот. Минут через 5 после повисшей тишины на сцену начали выносить корзину с цветами, но вдруг произошла непонятная заминка, и цветы поспешно унесли обратно. Выяснилось, что уже, казалось бы, обезвреженный мальчик по фамилии Кандыба, увидев в фойе дворца пионеров цветы, приготовленные для борцов за свободу, просто пописал на них.

Активирую карту Перекрёстка (такая дорогая не к месту сеть, но печень трески там исландская) посредством СМС. Требуется отправить им в строке номер карты, имя и т.д. В поле "Имя" пишу тутошнее - Awn. Приходит ответное СМС - "Укажите настоящее имя !". Ладно, я не гордый, повторяю, указываю "Елпидифор". Ответное СМС - "Спасибо, Ваша карта активирована !". По Святцам работают, молодцы. :-)

Утром 11.09.2001 я ехала на работу в Центр помощи иммигрантам в Монреале и слушала авторадио с музыкой и новостями. Я в Квебеке живу, популярные утренние передачи здесь — это песни вперемежку с шутками-прибаутками двух или трех веселых и горластых ведущих и новости вкратце.

И вот я на хайвее. Какой-то разнеможно модный хит вдруг прерывается (невиданное дело!) голосом одного из ведущих:

- Ребята, - говорит он тревожно, - Я не совсем понимаю, что за хрень происходит в Нью-Йорке… они там сами не врубаются. Думаю, на нас напали инопланетяне!

Нет, я не сьехала в кювет. Я подумала, что меня разводят. Юморят они так. Какие инопланетяне, в конце-то концов. Рулю дальше. Хит возобновился, затем остановился вторично и голосом второго ведушего:

- Не слушайте братана. Там самолет врезался в башню ВТЦ! Это третья мировая!

И все! И больше никакой музыки! Только нервные голоса, повторяюшие американские новости про какой-то самолет… и что башня упала.

Башня-то упала, третья мировая началась, а у меня урок в 9:30! Я в те годы преподавала французский язык новоиспеченным иммигрантам методом погружения. И у меня была группа «нулевичков» - с нулевым знанием французского. Мы всего неделю как «погрузились», если можно так сказать. То есть, они, седовласые и усатые мои ученики, только-только начали что-то частично в моей речи понимать.

И вот захожу я в класс, вижу улыбки приветствий и... не знаю как начать. Спрашиваю их: Кто-нибудь из вас слушал новости утром? Народ продолжает улыбаться. Ни хрена не понимают, делаю я вывод. Плавают на поверхности и никакого тебе глубоководного погружения.

Ладно, где наша не пропадала. Рисовать на доске я право имела. Рисую башню и пишу над ней слово «Нью-Йорк».

- Знаете такое? - спрашиваю. Ученики кивают в ответ с радостью. Знаем, мол! Нью-Йорк! ВТЦ! Америка!

Вот и прекрасно. Самолет, что ли, рядом с ВТЦ нарисовать? Не, не поймут. Я раскинула руки в стороны и зарычала. Ученики открыли рты. Хрень господня! - орала я. Я — самолет! Самолет! Компренэву? У мужиков затряслись усы в беззвучном смехе. Но я, не обращая внимания на их реакцию, «полетала-полетала» между рядами, прибавила газу, с диким воем разбежалась и ткнулась головой в ВТЦ! Компренэву?

Ученики притихли.

- А теперь разберемся, что там на самом деле произошло, - сказала я, поправив волосы, и включила новостную станцию переносного магнитофона. Так мы провели остаток урока. Слушали новости из Нью-Йорка. Внимательно. Ловя каждое слово!

В графе плана я потом написала «аудирование».

Сегодня 20 годовщина самой страшной трагедии нашего века. И вот, что я хочу сказать. В начале 90-х когда демократия уже вовсю, в Харькове открылся негосударственный канал. Как он тогда назывался - "Альтернативное телевидение 7-й канал". Надо сказать, что рейтинги были у него громадные.
И показывали там фильм про Нострадамуса. Скажу одно, я это видел в 90-х, примерно за 5 лет до описываемых событий. Среди прочего где показывали, что уже произошло, например Нострадамус называл Наполеона - Напоролоном, а Гитлера - Гистером. Показали и то, что будет (для 90-х годов относительно). И там была показана атака на башни торгового центра в Нью-Йорке. Показано было во всех подробностях, где ракеты типа русских СС-20 вылетают в где-то из района Ирана или Афганистана и поражают эти самые башни. Ну, всё совпало. Вот только с орудием атаки (ракеты вместо самолётов) то-ли Нострадамус, то-ли постановщик и фильма немножко ошиблись. Но это не суть важно. Как я потом ни пытался найти этот в оригинале фильм - не отредактированный, в силу прошедших событиз, так мне не удалось. И поэтому вам придётся поверить - я это видел.

Как-то собирался в отпуск году в 86-87. Тут честный рыбинспектор Черняев дал добро, и мы с Николаем Пантелеймонычем и Барышниковым (царство ему небесное) поехали на тоню (участок без коряг длиной 2-3 км) пониже Щельяюра (это на Печоре, Коми АССР) Я на вёслах, выполняю все мат-перемат указания. На первой же сплавке зацепили красавицу на 8 килограммов. Ну, думаю, привезу родным в Саратов кусочек вкусняшки. Перенабрали плавун, в очереди почти не стояли - мало лодок было. На третьей сплавке сетку потянуло против течения, Паниколевскую старую Казанку тоже. Из нематерных слов Барышникова были только блядь, зацеп и бревно. Оказалось - неплохая рыбка, 18 кг как минимум.. Она-то мальчишкам и досталась. А я присолил свою восьмикилограммовую красавицу и повёз в Саратов. Очень боялся в аэропорту Сыктывкара, но они нашли у меня бутылку спирта, отобрали - и успокоились. Потом папочка радовался. Когда мы жили в Мурманской области, он как-то принёс сёмгу где-то на 10-12 кг. Не зря, типа, сына вырастил, хоть и 8 кг, зато прямо в Саратов :)).

Замучили проблемы и отношения с окружающими. Пошла к психологу, прием 5000 руб. Очень толково все объяснил, расставил по полочкам. Дал универсальный рецепт — посылайте всех и все в жопу. А потом сказал:
— Для закрепления надо бы еще на несколько приемов сходить (типа, за 5000).
— Спасибо, я уже все усвоила. Идите в жопу.

< > <-> <-> <> <>