11 2019 .


ПОЛЕТ ВАЛЬКИРИЙ

Начало 90-х, затерянная среди поволжских степей воинская часть. До ближайшего крупного населенного пункта - с пол сотни километров. На большинстве вспомогательных должностей - жены офицеров (другой работы в округе все равно нет, а в голодные 90-е лишняя копейка в семейном бюджете никому не мешала). Одна деталь: воинская часть - ВДВ.

Для не служивших поясню: денежное довольствие военнослужащего формируется несколько иначе, нежели у гражданских. Две основные составляющие - оклад по воинскому званию (условно: капитан получает больше прапорщика, но меньше майора) и оклад по воинской должности, а также множество надбавок (за выслугу лет, за допуск к секретной информации, особые условия службы и т.п.). Так вот, десантникам полагалась (да и до сих пор вроде полагается) надбавка за выполнение определенного количества прыжков с парашютом. Точный размер не скажу, вроде максимально можно было получать до 50% от оклада по воинскому званию.

Вот эти самые 50% от оклада и не давали покоя многочисленным боевым подругам. Прыгнуть один раз - и целый год получать солидную прибавку к жалованью, все это казалось отличной идеей пополнения семейного бюджета. Короче, командира части осаждали с этим вопросом почти год. И если вы думаете, что два десятка женщин не могут вынести мозг одному генералу - то вы явно недооцениваете возможности противоположного пола.

В общем, спустя некоторое время даже боевой генерал не выдержал, произнес "Х... с вами, дорогие женщины" и назначил день прыжков для всех дам - военнослужащих. "Командовать парадом" поручили сослуживцу моего отца. Два десятка человек загрузили в кукурузник, в усиление сослуживцу отца дали парочку сержантов, ну и, как говорится, земля прощай.

Поначалу все проходило отлично, ровно до того момента, пока самолет не набрал нужную высоту, и один из сержантов не открыл дверь и не пригласил на выход. Как вы понимаете, женский батальон тут же парализовало, а у ближайшей к выходу дамы началась натуральная истерика. Сержант попытался применить ту же технику, что до этого много десятилетий успешно применялась с солдатами-новобранцами, а именно: взять прыгуна за шкирку, и придав ускорение коленом под зад, отправить птенца в полет за борт самолета. Однако практически сразу выяснилось, что эта техника совершенно не работает с женским контингентом.

Для начала первый же попавшийся под руку "птенец" ногтями расцарапал сержанту всю физиономию, заехал коленом в пах, и вырвавшись, убежала в другой конец самолета. Там в этот момент уже находились и все остальные валькирии. Сержант, перед самым полетом получивший от генерала строгий наказ "смотри, чтобы все эти б... прыгнули", допустил ключевую ошибку: вместо того, чтобы вступить в переговоры с противником, он, зажимая одной рукой расцарапанное лицо, двинулся на толпу прыгунов с твердым намерением выкинуть их всех из самолета.

Вы когда-нибудь видели женскую драку? Спросите любого сотрудника полиции, в чем разница между мужской и женской дракой. Основное отличие: в мужской драке, как правило, противники не ставят целью уничтожить друг друга. Вырубить, обездвижить - да, но не уничтожить. В противоположность этому, у женщин драка - как последний в жизни бой, где надо выжить любой ценой. Поэтому в ход идут расцарапывание лица, выдирание волос, добивание упавшего на землю и т.п. В общем, сначала несколько человек набросились на несчастного сержанта. Оставшиеся в это время взглядом зомби смотрели на несчастного сослуживца отца. Как он потом рассказывал, у него за плечами к тому моменту были уже Афганистан, Таджикистан и пара мелких локальных конфликтов. Но так страшно ему не было никогда. Стрелять в противника нельзя (хоть и очень хотелось), прыгнуть из самолета тоже (у него-то парашюта нет). Оставалось только долбить в дверь в кабину пилотов и кричать "Сажай к е...й матери!"

Приземлившийся самолет на земле встречали. И одобривший все это безумие генерал, и мужья неудавшихся прыгунов. Сам женский батальон покинул самолет довольно резво. Пострадавшего сержанта пришлось выводить под руки (впоследствии оказалось, что кости целы, но к расцарапанному лицу добавились синяки по всему телу). Сослуживец же отца вышел из самолета, сел и закурил. К нему подошел генерал - командир части.

- Медаль хочешь?
- Лучше водки.

Больше вопрос о прыжках со стороны женщин в части не поднимался.

Один программист разработал программное обеспечение для одной из наших крупных компаний.  Он попросил моей помощи при вводе его в эксплуатацию.  Когда я сел с одной женщиной и сказал ей, что буду показывать ей, как вносить изменения в файлы, она с облегчением вздохнула, а затем сказала: «Я так рада, что вы будете учить меня вместо него».
Удивившись, я сказал, что мой коллега гораздо опытнее меня.
«Да, - сказала она, - но я чувствую себя намного комфортнее с вами ... Я нервничаю рядом с умными людьми».

Вспомнилась история. Как мои друзья, муж с женой, поехали на конференцию (они тоже биологи) и жена неожиданно заболела. Да так, что просто вообще говорить не могла. И решили, что муж прочитает ее доклад за нее. И вот как обычно ведущий секции представляет - такая-то такая (откровенно женское имя) расскажет нам о смене пола у рыб. И после этого выходит мужик! Народ оживился - такое неожиданно практическое применение весьма фундаментальных исследований.

В американском штате Мэриленд выпускники в последний день учёбы изрисовали школу и двор свастиками, членами и расистскими лозунгами. Но, несмотря на то, что они были в масках, их вычислили на следующий же день.

Оказалось, все четверо пацанов были зарегистрированы в школьной сети WiFi под настоящими именами, а при приближении к школе их мобильники автоматически подключились к сети.

Интеллигент-сантехник Петрович опять отжег.  Не помню с чего начался разговор про феминизм, но тирада получилась эпическая...

- Ну, предположим, появилась работа – весь день в канаве с дерьмом стоять. Работодатели – они такие затейники. И чем выше уровень дерьма – тем больше платят денег. И что получится?
0.5 метра дерьма никого не заинтересует, зарплата низкая, зато работа непыльная. Пойдут на полставки как мужики, так и женщины. Причем даже больше женщины, если от дома близко.
1 метр – ну туда-сюда. Соотношение мужиков и женщин - примерно 50% на 50%.
1.5 метра – для половины женщин такая работа уже на пределе, ибо средний рост женщин 165см. Либо на цыпочках смену стоять, либо прыгать, либо уходить из профессии. Утонуть в дерьме никому не хочется. Соотношение мужиков и женщин - примерно 65% на 35%.
1.7 метра – тут и мужикам хреново. Не все это осилят. Зато платят больше. Соотношение - примерно 85% на 15%.
1.9 метра – Отдел кадров не будет рассматривать женские резюме. Найти быстро мадам ростом за два метра нереально. 97% на 3%.
2 метра – Даже самые высокие баскетболистки не подходят для такой работы. Мужиков тоже поискать, но они есть. 100% на 0%.
И тут приходят феминистки. Типа почему гнобят женщин и не дают работать в двухметровой канаве? Дайте бабам табуретки, откачайте дерьмо до приемлемого уровня и пусть они получают зарплату как мужики. Причем оклад, а не сдельшину. Чтоб в рабочее время можно было и в магазин и в педикюр сбегать. На замечание, что мужики с табуретками и насосами вполне осилят трехметровую канаву – истерика на тему сексизма и шовинизма. И только высокие красавицы, которым хватило роста на достойную зарплату, свысока смотрят на феминиствующих дур…

Собственно всё. Замени рост женщин и глубину канавы на любую другую характеристику – силу, выносливость, интеллект - получишь ту же картину. Статистика не врёт. Конкурировать с мужиками могут далеко не все женщины. И чем глубже в дерьмо, тем больше процент мужиков. Работа всегда дерьмо и по уму бабам бы от этого дерьма держаться подальше, но ведь влезут, а потом права качают...

- Ир, это твоя машина там на стоянке - желтенькая такая?
- Да, а что?
- Просто цвет совсем не твой - не сама, что ли, выбирала?
- Да я сначала выбрала другую, но муж сказал: "Ира! "Ока" - машинка и так маленькая, если она будет еще и серенькой, ее на дороге просто не заметят..."
- ...и наступят.

В Музее забытых вещей лондонского метро хранится надгробная плита с надписью: "Никогда не забудем". 
Работаю на стрельбище, тут забывают чего попроще.
Для зонтиков стоит большое ведро, штуки 3-4 в нём постоянно.
Шлемы мотоциклетные, куртки и рюкзаки, но за ними быстро возвращаются.
Как-то забыли детскую коляску. Шеф прокомментировал - хорошо что без ребёнка !
Апофеоз случился в прошлую пятницу - клиент оставил пистолет. Причем все субботу и воскресенье трубку не брал, только в понедельник обеспокоился. Шоб я так жил.

В советское время все спортсмены были приписаны к какому-либо спортобществу. Вот и десятый чемпион мира по шахматам Борис Спасский представлял спортобщество "Локомотив". В 1975-м году он развёлся с прежней женой и женился на француженке русского происхождения, без лишнего шума уехал во Францию, но по-прежнему представлял СССР вплоть до 1984 года. 
Однажды в 70-х годах главный редактор журнала "64-Шахматное обозрение" Александр Рошаль выступал перед многочисленной шахматной аудиторией, а какой-то мужичок постоянно его перебивал вопросом:
- Куда девался Спасский? Почему о нём не слышно?
Рошаль терпел-терпел, и вдруг как выпалит:
- Спасский выступает за "Локомотив", Париж!

Довольно случайно посмотрел видеозапись одной из передач "Эха Москвы". А определение случайно, потому, что направленность этой стации меня не увлекает. Но в данном случае увидел довольно известного персонажа из недавнего прошлого. Он был близок к верхам в свое время, но в последующем отстранен. Сейчас позиционируется как политолог. Обсуждался стандартный набор тем, в том числе поведение высших чиновников, и насколько целесообразны их те или другие действия. Гость студии, по моему нашел очень точное определение их хаотических действий, сравнив это с движением сперматозоидов, где никто не знает, попадет ли он в нужную точку или нет. Интересно было наблюдать за ведущей, молодой телкой, по достоинству оценившей образность сравнения, но сумевшей сдержаться.

Однажды в Ирландии 2

Однажды я приехал в Ирландию. Со мной была девушка, безумно красивая. Она была так хороша собой, что я мог бы и вообще ничего не есть, но ел. Моя спутница придерживалась академического подхода и пыталась во всём разобраться сама. Поэтому она купила французский справочник: "Что делать и чего не делать в Ирландии". В главе, посвященной питанию (а во французских справочниках других глав толком и не бывает), было жирным оранжевыми шрифтом написано: "Не ищите в Ирландии высокой кухни! Её там нет!".

Тем не менее, и вряд ли случайно, поселились мы в загородном отеле, при котором оказался лучший ресторан Ирландии минувшего года. Вокруг ― бескрайние поля, в которых с удовольствием паслись черноголовые овцы. У них было много вкусной травы. А у нас, как выяснилось, ресторан откроется только вечером. Но можно перекусить в отельном баре.
Колоритный усатый бармен очень нам обрадовался. И сразу произнёс что-то, похожее на приветствие.
После интенсивного курса английского преподаватель сказал мне: "Сергей, единственное, что могу вам посоветовать ― попробуйте в обращённой к вам английской речи услышать хотя бы одно знакомое слово. Услышите — и сразу улыбайтесь!"
Девушка моей мечты обратилась к бармену с вопросом. Я услышал в её вопросе знакомое слово «snack» и заученно улыбнулся. Бармен же принялся что-то долго и эмоционально объяснять. Я сидел с серьезным лицом и смотрел как шевелятся его усы. Я не опознал ни единого слова, да что слова, даже артикля "зе" ни разу не уловил. Вскоре мне надоели усы, я перевел глаза на свою спутницу. Она слушала бармена улыбаясь, в каких-то местах поддакивала и была ещё красивее, чем до входа в бар, хотя казалось, красивее уже некуда. Наконец, бармен закончил говорить и подкрутил слегка растрепавшийся ус.
— Ну, что будем заказывать? Что здесь у них дают? — тихо спросил я любимую.
— Я ничего не поняла. Ни слова. — ответила она еще тише.
— Во как... Ты же ему кивала… А он по-английски говорил?— растерялся я.
— Да, в каком-то смысле,— также растеряно подтвердила моя спутница. — И мне кажется, ну...интонационно, я всё-таки филолог, пусть и романист, что кормить нас здесь не будут.
— Стало быть, английский он знает, — сделал я неожиданный вывод, повернулся к бармену и сказал громко, ― Ту ти, плыз!
Прекраснейшая из женщин тут же перевела мои слова и бармен выдал нам две чашки чая с кувшинчиком питательного молока.

Вечером мы были в ресторане. На первое давали морковный крем-суп. Цвет был такой же оранжевый, как шрифт во французском справочнике. На второе следовало рыбное горячее. Любимая рыба ирландцев называется "спинка минтая". Вот именно эта спинка была уложена на большой кусок трески и, ― какая находка! ― обложена картошкой и облита оранжевым соусом, по вкусу как суп, но гуще. На десерт принесли морковный мусс, уже знакомого нам цвета. Это был изначальный суп, взбитый с мёдом и орешками.

— Снова оказалось, что французы в еде разбираются, — грустно заметила моя спутница.
— Не в еде счастье, — ответил я, потому что был сыт. И, желая подбодрить любимую, добавил — А поехали в Лимерик сочинять лимерики?
Она сказала: «Поехали!». И махнула рукой.

Разбудили звуки. Под окнами долго не могла завестись машина. Молотит стартер, потом схватывает и через секунду глохнет. И так на протяжении получаса примерно. Вот это аккумулятор - здоровьем, видать, дышит. Ору: подсос вытащи! Пауза. Слышу: с тычка заводится и плавно уезжает. Вечером узнаю, что девятку со двора нашего угнали. 

Пойду как соучастник участковому сдаваться...

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru