1 2019 .


Буквально вчера.
В одном из провинциальных областных центров на Всероссийском форуме в сфере медицинской промышленности и здравоохранения проводили показательную операцию в виварии (отдельное помещение при медико-биологическом учреждении (научно-исследовательском институте, лаборатории), предназначенном для содержания лабораторных животных, которые используются в экспериментальной работе или в учебном процессе).
Конкретно в данном случае, меняли подопытной свинье клапан на сердце. С настоящего на искусственный. Виварий находится на территории известного завода по производству искусственных клапанов и других высокотехнологичных изделий медицинского назначения. И перед операциями на человеческом сердце проводят серию операций на животных для отработки технологии.
Операция как настоящая. Свинья под наркозом, всё стерильно.
Операция онлайн транслируется на большом экране в одном из холлов форума. Но губернатор вместе со своей многочисленной свитой решил лично убедиться в том, что операция настоящая, ну и по пути задать несколько вопросов врачам и зашёл в операционную. Вместе с ним туда потянулись его замы и министры областного правительства.
К столу близко их не пустили, но и с некоторого расстояния было понятно, что свинья живая, кровь красная, да и врачи не имитируют манипуляции, а оперируют по-честному. Губернатор задал несколько вопросов, ему ответили, все направляются к выходу. И тут из губернаторской свиты раздаётся вопрос:
- А как вы узнали, что у свиньи сердце болело?
На этот вопрос отвечать не стали. Свинья операцию перенесла замечательно. Но с министрами нужно что-то делать. Может попробовать мозг пересадить?

Это было примерно 40 лет назад.
По ящику показывали концерт из Колонного зала Дома союзов. Тогда такие концерты называли эстрадными, там и пели, и танцевали, и что-то рассказывали.
С очередным номером на сцену вышел молодой симпатичный парень и стал показывать фокусы, в общем-то, довольно обычные. В частности, завязывал замысловатые узлы на верёвке, потом предлагал кому-нибудь из зрителей потянуть за концы, и узел рассыпался.
Потом он спустился в зал и стал предлагать зрителям самим завязывать любые узлы, и всё равно они развязывались так же.
По ящику все его манипуляции показывали крупным планом, что называется, до миллиметра.
Делал он свой фокус много раз, зрителям явно поднадоел, в зале пошёл шумок, сначала небольшой, потом всё громче, потом его стали провожать аплодисментами.
Тогда он поднялся на сцену и из всех (!) своих карманов стал доставать часы, которые он поснимал со зрителей, завязывавших ему узлы. Повторяю, перед телекамерой, работавшей крупным планом. На экране были только кисти рук.
Овация была чудовищной.
Я пишу эту историю из уважения к великому фокуснику Владимиру Николаевичу Данилину. Если вам доведётся увидеть любое его выступление, вы запомните его на всю жизнь.

В советской науке оказывается кроме замечательных открытий и явных достижений иногда черте чего происходило и даже служебные романы случались. Если бы не месткомы, следящие за нравственностью вплоть до длины юбок секретарей…

Так вот в одном академическом, можно сказать, НИИ в годы перестройки помер старый директор, академик, заслуженный человек, лауреат, орденоносец и вообще. Похоронив шефа, уволилась тайно влюбленная в него пятьдесят с лишним лет и потерявшая смысл жизни секретарь. Долго ли, коротко ли там у нас все происходило история не сохранила, но назначили на пост молодого директора. И не просто назначили, а путем прямых выборов с тайным голосованием коллектива в качестве эксперимента.

Без всякого руководящего опыта, обычный завлаб с научными амбициями и такой сложной темой докторской диссертации, что я ее не выговариваю.

Начал ученый руководить, а ему за это секретаршу на работу взяли. Прям как из карикатуры Крокодила на западный образ жизни. Ноги метра полтора, ум, образование, зеленые глаза с чайные блюдца, широкие пояса вместо юбок, блондинка. Такая красивая, что институтские мужики помоложе специально ходили в приемную приобщиться к прекрасному, как в Третьяковку, институтские дамы тоже шастали как в шубный магазин изъян какой-нибудь обнаружить. Сошлись, кстати, на том, что дура – дурой. Сидит, точеными наманикюренными пальчиками на клавиши пишмашинки «оливетти» жмет, кофе растворимый начальнику таскает, попой вертит и вся работа. Придя к такому выводу коллектив успокоился.

Начальник тоже на секретаря смотрел. Любой человек на нее бы в этом смысле внимание обратил, коли мужчина. Даже издалека. А тут вообще рядом трется, духами французскими пахнет. Он бы может быть и пристал, но что тормозило молодого директора – это те самые карикатуры из Крокодила, анекдоты шеф-секретарша и полузабыты моральный кодекс строителя коммунизма. Так что целых полгода никаких поползновений, кроме того, что в след посмотреть, когда документы принесет и случайно в вырез заглянуть по дороге в кабинет. Так бы наверное они и состарились, если бы не одно происшествие.

Принесли директору к вечеру какую-то научную хрень в виде статьи на рецензию. Настолько научную, что вообще одни дифференциальные уравнения с интегралами в области физической химии. Он эту хрень смотрит и не нравится ему работа. А чем не нравится с первого взгляда не понять, надо разбираться. Решил утром. Оставил работу на столе, положил сверху свой известный уже институту красно-синий карандаш и домой уехал.

Утром, как всегда на секретаря скрытно зыркнул и на место прошел. И видит, что оставленный им документ весь красными каракулями исчеркан. Как будто ребенок «неровной» рукой развлекался. Присмотрелся, вроде осмысленные каракули, неровные. Еще вник. Ба! Да от первоначальной идеи статьи вообще ничего не осталось, потому что ошибки, но ошибки исправлены и эти исправления открывают такие перспективы, что жутко становится за потенциального противника. Вызвал секретаршу и с гневным видом:

- Кто бумагу карандашом испортил? – ну как ребенка за рисунок на обоях.

А та покраснела хуже карандаша, посинела ничуть его не хуже и с вызовом:

- Ну, я! Нельзя же мимо такой вопиющей глупости проходить, а вы подписывать собирались! И вообще я кандидат наук, давно к вам на работу по этой теме хотела, только вакансий не было, кадры секретарем посоветовали, - и глазами блюдечными еще хлопает на мокром месте.

Шеф тут совершенно другим взглядом своего секретаря уничтожил и говорит, что вынужден ее уволить к чертовой матери. А она ему...

Не, я собственно при этом разговоре не присутствовал, врать не буду, хотя во встречах результатов той беседы из роддома участвовал два раза. Теперь у них кроме кучи совместных научных достижений, лауреатства и членкорства двое взрослых детей с внуками. А в гостиной на стене в строгой рамке висит увеличенная копия карикатуры из Крокодила, где иностранный буржуй пристает к сексапильной секретарше.

Внук (3.5 года) 
- Дедушка, я так устал... Надо отдохнуть... Давай на кровати прыгать!

Слово об активистке и патриотке

Вместо предисловия.

Первое января 2002 года. Телефонный звонок в восемь утра. Выползаю из постели, снимаю трубку.
- Ты почему ещё спишь? Ты, что забыла, что сегодня встреча с рош hаир (мэр)?
- Мадам, первое января, у людей Новый год, ну какого полового…
- Бросай свои русские привычки, здесь тебе не Россия… Ой, а кто это?
- Конь в пальто, Вы куда звоните?
- А … можно?
- Можно, только осторожно…
Бужу жену, сую ей трубку.
- Тебя какая-то тётка хочет.
- Пошли её в…
- Вот сама и пошли, а я – спать.
- Алло, кто это?
- Это Валя, я из группы поддержки нашего мэра.
- Какая Валя?
- Ну, с курсов. Мне там дали твой телефон. Сегодня у нас встреча с мэром и митинг в его поддержку.
- Валя, я никуда не пойду и не звони мне больше.
- Как ты можешь так говорить? Наш мэр заботится о нас, новых репатриантах и мы все, как один, должны быть ему благодарны и обязаны поддержать его во всех его начинаниях…
- Валя, давай ты мне не будешь говорить, что мне делать, а тебе не скажу – куда пойти. Всё, пока.

По рассказам жены, эта Валя профессиональная активистка. В СССР сия мадам была комсоргом, профоргом и прочим оргом. Приехав в Израиль огляделась и немедленно занялась активной патриотической деятельностью, а также прочей общественной деятельностью в виде поддержки мэра или кого ещё надо поддержать. Но вроде оказалась невостребованной, а мадам работать не хотела, да и не умела. Пришлось вернуться назад, и уже в родной и знакомой обстановке продолжать агитировать, поддерживать, бороться и клеймить.

Я не активист. Более того, не люблю активистов. А уж к особям, которые демонстрируют свой патриотизм, где их не спрашивают и не просят, этаким учителям жизни отношусь, как к слабоумным и стараюсь не связываться, ибо я не психиатр, у меня другая профессия.

Мне кажется, что о таких деятелях лучше всего сказал писатель и режиссёр Эфраим Севела, с которым я имел честь быть лично знаком, в своей повести «Остановите самолёт, я слезу».

«Порой мне кажется, что вся жизнь наша - сплошной цирк. Вот послушайте.
С одним малым наши жизненные пути пересекались несколько раз, и, как
говорится, под различными широтами. Вы, конечно, догадываетесь, что точкой
пересечения всегда было мое парикмахерское кресло.
В Москве он сделал большую карьеру, карабкался вверх, как
альпинист-скалолаз. Есть люди, которые разговаривают во сне. Так вот он из
тех, что и во сне кричали: "Слава КПСС! "
Как он разоблачал по радио злейших врагов советского народа -
израильских агрессоров и американских империалистов! Как он таскал за ноги
бедную бабушку Голду Меир, называя ее бабой-ягой, чудовищем, гиеной...
В Иерусалиме - плюхнулся в мое кресло и с ходу:
- Голда Меир - величайшая женщина на земле. Библейского масштаба. Я
готов целовать следы ее ног. И, знаете, искренне так, даже слеза сверкнула.
В Нью-Йорке он снова попал в мое кресло. Заехал по делам в Америку. А сам
проживает в Лондоне. Английская валюта попрочней израильской. Как всегда -
вещает на радио.
Я, шутя, как старому знакомому, говорю:
- Как поживает государыня-королева? В телевизоре она выглядит
смазливой бабенкой.
Как он вспылит! Как вскочит с кресла! Вы, мол, Рубинчик, бросьте эти
фамильярные штучки. Я не позволю в моем присутствии так отзываться о моем
монархе!
Еврей-монархист...
Знаете, я смотрел на него и ждал, что он вот-вот загорланит английский
гимн: "Боже, храни королеву!.."
С еврейским акцентом, британской надменностью и коммунистическим
металлом в голосе.»

История.

Середина 90-х. В Израиле какие-то выборы. Я на выборы не ходил в СССР и не хожу в Израиле. По мне, что «правые», что «левые», «центристы», «коммунисты», хоть педерасты – все лезут в мой карман. Так вот, прошли выборы, кого-то выбрали, обычные споры, типа подтасовки, пересчеты – абсолютно стандартная ситуация при делёжке государственных денег.

Вечер, еду с подругой в автобусе. Стоим и тихонько обсуждаем эти самые выборы. Рядом сидят две тётки, причём одна из этих самых активных патриотов. Есть тип активистов-патриотов, которые едва приехав в новую страну, в данном случае в Израиль, немедленно забывают русский язык, не зная иврита. Разговаривают довольно громко, даже не прислушиваясь, узнаёшь, что эту тётку зовут Анжела, она приехала из Ленинграда, русский почти забыла, всё время приводит какие-то примеры, как там (в СССР – России - СНГ) было всё плохо и как здесь всё демократично и хорошо. Постоянно вставляет ивритские слова и объясняет их значение своей спутнице. Мы тихонько говорим о своём и вдруг эта мадама вмешивается в наш разговор. Я тогда ещё позавидовал – вот это слух!
- Как ты смеешь так говорить о стране, которая приютила тебя?!

Фигасе наезд, давненько я такого не слышал. Но устраивать срач в автобусе не хочется. Спокойно и участливо:

- Мадам, у вас какие-то проблемы? Я могу чем-то помочь?

В этот момент мадам вспоминает, что она, как бы плохо говорит по-русски:

- Ата (ты) приехал на всё готовое. Ты есть быдло. Отха царих легареш (тебя надо депортировать) – во какие слова выучила, вот только акцент сильно русский и стиль базарный.

Подруга пытается влезть, я тихонько сжимаю ей руку «я сам». А мадам всё никак не успокоится. По-русски заговорила без акцента и прям-таки сейчас на амбразуру бросится защищать эрец исраель (страну Израиля). Мне это начинает надоедать. Ехать несколько остановок и слушать эту хрень, да ещё и при подруге – это перебор.
Внимательно вглядываюсь в пышущую праведным гневом мадам и растягиваю лицо в улыбке до ушей:

- Анжелка, как я тебя не узнал. Всё хорошеешь! Ты что, меня тоже не узнала? Неужели я так сильно изменился? Сколько мы всего не виделись, лет пять, может чуть больше. Только не делай вид, что не помнишь, ты же у меня всегда валюту меняла, когда из Астории утром от клиента выходила. Ну, совсем забыла. А чем сейчас занимаешься? Надеюсь до Тель Баруха (пляж тель барух – известное место тель-авивских проституток) не докатилась. И на мидхам бурса яалюмим (район Бриллиантовой биржи – в те годы любимое место уличных проституток) тоже не работаешь? В махон бриют (институт здоровья – конспиративное название публичного дома, как и массажный кабинет) говорят неплохие условия и платят неплохо. Может свое дело открыла? Давай рассказывай, чего уж там, тут все свои.

Я специально употребляю известные термины на иврите, ведь не все в автобусе понимают русский. Кто понимает - уже откровенно смеются не стесняясь. Некоторые переводят мой экспромт ивритоговорящим пассажирам. В автобусе становится весело. Мадам краснеет, бледнеет, никак не может собраться с мыслями. Автобус подъезжает к нашей остановке. Подруга тянет меня за рукав.

- Анжел, ты таки права - здесь демократия, все профессии важны, все профессии нужны, зонА (проститутка) тоже профессия. Ну давай, пока.

С этими словами выхожу из автобуса.

Люди! Уважайте друг друга и будет вам счастье.

Ох я дура
Ну и дура.
Дура я проклЯтая.
У него четыре дуры.
А я дура пятая!

Про Вовчика

Можете себе представить, что солдата срочника - выгоняют из армии!?
Полгода до дембеля а солдату показывают ворота с обратной стороны! И чтоб забыл эти ворота!
Это Вова! Не Путин.
Мы с ним в учебке служили. В Челябинске. Мужичёнка никакой. Бананы и апельсины - только в армии увидел. Жил под Вяткой, в глухом селе.
Но как он был популярен у любых женщин. У любых. Мог заболтать хоть старушку, слёзно прося на пряники, или хохоча, выманить студентку из толпы сокурсниц, под предлогом .. А хрен его знает под каким.
Вова был добытчик! Сигареты и иногда ужин на полроты голодных курсантов Вова находил без проблем, были бы рядом женщины.
Пряники и сушки мы вообще не покупали. Всё доставал Вовчик.
Ему сказочно везло! Наша рота была на третьем этаже. Он умудрялся из окна договориться с какой-нибудь бабушкой, чтоб она принесла поесть и даже выпить! В самоходы - почти не ходили, но у меня была лазейка. Так я Вовчика всегда с собой брал. Я к даме, Вова - за провиантом.
И вот раздача погонов! Закончились и учения и марш-броски с утра на 20 километров.
Все прощаются перед возвращением в родные части. Ближе к дембелю - узнал, что Вовка соблазнил жену комполка! Дело замяли. Вову попёрли из части.
Начштаба: - Вова, ты сюда не приходи. Мы тебе военный билет почтой пришлём. Постарайся не умереть до этого, а то на нас спишут.
Я знаю Вову. Он на марше никогда не ныл. Зато любые женщины - за нами караваном шли, всхлипывая, если Вова с ними хоть словом обмолвился!
Талантище!!! А вида - никакого...

У нас в конторе рядом с курилкой есть комната дежурного по серверам.
Та я этого дежурного встречал в курилке утром, днём, вечером, в рабочие и выходные дни. Он что, вообще домой не уходит?
Наконец я увидел ответ. Блин... Двойняшки!

Навеяло событиями в КНДР, где по сообщению прессы расстреляли главных переговорщиков с гос.секретарем США.
В конце 70-х грузили мы железную руду в одном из портов Северной Кореи назначением на порт Жданов (нынешний Мариуполь). Я работал 2-м (грузовым) пом.капитана. В мои обязанности как раз и входили правильная загрузка судна и все, что касается сохранной перевозки груза. Особенностью погрузки железной руды является то, что она очень тяжелая и ее нельзя сразу загружать в один трюм судна, а равномерно распределять по всем 5-ти трюмам.
Вот с этого и начались проблемы. Портальные краны очень старые, сами вдоль причала не передвигались - нужно было каждый раз вызывать трактор. На мои указания прекратить погрузку одного трюма и перейти на другой корейские товарищи никак не реагировали. У самого трюма находился пульт управления закрытия и открытия крышек оного, поэтому я, долго не думая, начал закрывать трюм, чтобы прекратить его дальнейшую погрузку. Крановщику это очень не понравилось: он набрал полный грейфер руды (около 15 тонн) и остановил его у меня прямо над головой на расстоянии полуметра. Комочки руды сыпались мне на голову, т.к. грейфер не был полностью герметичен. У меня в душе что-то ёкнуло, но я виду не подал и закрыл трюм. После этого я вызвал стивидора, офицера охраны, который круглосуточно дежурил на судне и объяснил им ситуацию. Также я им поставил ультиматум, что пока этот крановщик на кране, погрузка судна не возобновится. Буквально через 15 минут все было решено: кран переставили, нового крановщика прислали. Больше проблем с погрузкой не возникало.
По окончании погрузки я спросил судового агента наказали ли того крановщика.
- Да, его расстреляли.
Я не придал этому большого значения, думая, что он так сказал, что просто отвязаться от меня. И вот теперь, 40 лет спустя, читая эти страшные новости из Сев.Кореи, меня словно ударили обухом по голове: а вдруг и правда его расстреляли!? Тогда часть вины за его смерть лежит и на мне! Он хоть и был вредный, но стрелять за это просто не укладывается в сознании нормального человека.

Мне сегодня очень понравился один комментарий, где было заявлено, что почему погранцам и ВДВ в фонтанах купаться можно, а например тем же саперам нет. И я подумал, а действительно, почему? Поневоле всплыла картинка как двое бывших саперов уныло идут по дороге. 
- Куда идем? - со страхом спрашивает один
- К фонтану, - угрюмо отвечает второй, - будем нырять! Сегодня наш день, саперы рулят!!!
- Слышь, я с того года еще отойти не могу, врачи говорят, что еще года три реабилитации надо чтобы позвонки на место встали.
- А я при чем, это традиция такая, понимаешь, традиция! Не мы ее придумали, не нам ее и отменять!
- Ну ты как хочешь, а я при нырянии ни шубу ни валенки снимать не буду! И вообще, найти бы мне того комментатора, кто для нас эту традицию выбил!
Тихо падал снег и к центральной площади с замерзшим напрочь фонтаном скользили фигуры бойцов инженерных войск. Им тоже было можно нырять в фонтанах! 21 января 2020 года обещало быть морозным...

Идёт раздача бесплатного питания для бездомных. Благотворительность такая. Спонсоры дают деньги, волонтеры готовят еду и кормят бездомных. Эти товарищи в свою очередь ребята неспокойные. Иногда бывают нестандартные ситуации. В этот раз таких ситуаций было сразу две - огромный мужик 2х1,5, который никак не мог дотерпеть до своей очереди, вынося мозг волонтёрам и очереди. Вторым был мелкий щуплый дедок с всклокоченной бородой, который пролез без очереди, а потом, обливаясь потом от напряжения, кричал, что он тут стоял, занимал и просто отошёл. Страсти кипели, обстановка накалялась.

По итогам всё закончилось хорошо. Дедок получил заслуженных люлей и ушёл в конец очереди. Мужик дождался, рыча схватил тарелку и ушёл есть на лавочку злобно зыркая. Раздатчик выдохнул, показал нам погнутый в стрессе половник и продолжил раскладывать пищу по тарелкам. Я посмотрел с невольным уважением на человека, который смог погнуть половник об суп и попробовал представить себя на его месте. Напряжение постепенно спадало.

- Извините, - говорю я водителю Андрею. - Это ваша муха, или я могу её выпустить?
- Оставьте, если вам не мешает, - мгновенно включается таксист. - Это Анатолий, ему нужно в Пулково.

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru