3 2019 .


Сюжетная линия.
Простая и прямая линия как Российская дорога. Без загибов и ухабов. Зато новогодняя и короткая.

Коллега перед новым годом решил жениться. Прям 31 декабря. Коллега, чтоб было понятно, - инженер и главный инженер предприятия, занимающегося черте чем у черта на рогах, в тайге, тундре и прочей лесостепи с буранами, метелями и морозами вплоть до вечной мерзлоты в полевых условиях строительных городков.

Если мои коллеги что-нибудь решат, то выпьют они обязательно, как пел Владимир Семенович. И подход у них основательный и дотошный. Поэтому решив жениться, они первым делом договариваются с будущей невестой. Потому что свадьба без невесты – это нонсенс и предел толерантности. Коллегу звали Лехой, а невесту – Юлькой. Нет, их и до сих пор так зовут, хотя в этом я не уверен, потому что все совпадения выдуманы, выдумки случайны, а фантазия богатая.

И вот Леха договорился с Юлькой о факте женитьбы приблизительно за год. Потом полгода они договаривались о дате свадьбы и тоже договорились. Причем договорились со всеми родителями и гостями. Такие даты надо заранее согласовывать, потому что людей, свободных 31 декабря очень мало. Особенно, если вы снегурочек хотели позвать, так надо заранее. Или друзей пригласить. Но это Юльке и Лехе вполне удалось. То есть Юльке. Потому что Леха с Юлькой договорился, а потом свалил на любимую работу денег наковать. Ресторан, гостиница для гостей, транспорт. Платье наконец с костюмом, не в унтах же Лехе жениться со свитером. Дворец еще арендовали в Москве для выездной церемонии. Тогда с этим вообще трудно было до невозможности. После того как Романов в Питере арендовал, по всей стране с этим строгости начались.

И вот двадцать девятого, когда все уже на мази. Юлька, можно сказать в Москве последние туфли к фате примеряет, Леха собрался из своей тундры с подводного перехода поближе к большому аэропорту выдвинуться. Там сначала оленями в виде вездехода, потом вертолетом, потом до какого-нибудь большого Челябинска-Уфы-Екатеринбурга специальным рейсом с вахтой, потом уже в столицу. Или вообще хоть куда. И вот Леха заехал в последний раз на участок, где экскаватор с намороженного льда весело ковшом помахивал недалеко от берега северной реки. Посмотреть, последние указания дать, чисто для успокоения своих нервов.

Он заехал, а лед возьми да и провались. Четырехсотка Хитачи медленно под лед уходит вместе с экскаваторщиком. Кто оттуда, кто туда, а Леха спасать полез. Зря, кстати. Хотел экскаваторщика через верхний люк тащить. В зимней одежде упитанный мужик через люк сам выбраться просто не может. В нормальной обстановке. А со страху утонуть – вполне себе со свистом проскакивает. И пока Леха скинув куртку по осколкам льда, воде и гусеницам лез на крышу, машинист уже там сидел, ждал пока крыша с водой сравняется, чтоб удобней бежать было. Все хорошо кончилось, только вымокли оба, а Лехе так вообще можно было и не лезть, как оказалось.

И вот Леха тридцатого уже, после купания, добрался на перекладных оленях до цивилизации, в центральный офис Уральской конторы, переоделся и прилег в комнате отдыха у себя на диванчике перед самолетом полчасика покемарить. Устал немного. И заснул. Сказал двум приятелям, что немного отдохнет, попросил разбудить, не доверяя будильнику, и уснул. Снилась ему какая-то ахинея. Во-первых, то что он на свадьбу опоздал, а во-вторых, то что он с Юлькой развелся. И еще много еще чего, не так сильно запоминающегося.

Проснулся он фиг знает где. То есть где-то в совершенно незнакомом ему месте. И понял, что точно опоздал, потому что заснул вечером, а проснулся днем, в окно явно смотрело тридцать первое декабря вместе с зимним полуденным солнцем.

И вот заходит в комнату, а где комната Леха еще не понял, но уже понял, что собственную свадьбу то ли уже прогулял, то ли вот-вот прогуляет, один из его друзей, которых он вместо будильника просил поработать появляется у Лехи перед глазами. Ну, и соответственно, слышит то, что обычно слышат будильник, виноватый в опоздании хозяина на работу. То есть ничего хорошего, а просто повезло, что об стену не бросили или в окно не выкинули.

И тут Юлька у приятеля из-за спины выглядывает, смущенно улыбаясь. И Леха понимает, что если и опоздал, то как-то не окончательно. Тем более, Юлька в белом вся. Только это не платье и фата, а халат. И приятель в больничном халате и еще куча народа в комнату вперлись тоже в белом.

Это была может и не первая свадьба в этой больнице, куда Леха загремел с тяжелым воспалением легких, но на то время точно самая веселая. Каким образом за оставшиеся сутки Лехины друзья умудрились слетать за Юлькой, организовать перелет гостей из Москвы на Урал, как договаривались с ЗАГСом, больницей, гостиницами и ресторанами они и сами не помнят или просто не рассказывают. Тоже типа беспамятства. Да это и не важно. Завтра пятнадцать лет событию и к тридцать первому они все равно не успели. Но к первому января… И верите, нет, никого долго уговаривать не пришлось.

Покупаю шампанское. Спрашиваю: "Паспорт надо?". Кассир вздыхает: "Я уже не знаю, что надо, а что не надо... Я хочу, чтобы это поскорее закончилось".

Воскресенье, лежу перед теликом. Позвонила жена, подъезжает к дому. Попросила спуститься и забрать продукты. Одел туфли и кепку, спускаюсь. Перед подъездом криво стоит микроавтобус огромного размера. Не только не подъехать к подъезду, но и дальше не проехать. Прибывшая жена стала сигналить. Подошел к дверце водителя, постучал в окно: Братан! Проедь вперед немного. Мужичок средних лет, даже не повернув головы процедил: Никуда не поеду. Нечего тут сигналить. Несколько удивленный такой реакцией, спросил: Ты чего тут выебываешься? Он нехотя посмотрел, потом засуетился: Сейчас, я быстро. И реально быстро задним ходом, рискованно лавируя выехал и погнал в глубь двора. Жена даже толком не поняла, что происходит. Забрав пакеты, зашел в подъезд. Поднимаясь на лифте, посмотрел в большое зеркало. Сильно небритый мужик, большого размера, в спортивной форме, лакированных туфлях и кепке. Похоже водила увидел во мне воспоминание из 90-х. Но во всех случаях он поступил правильно.

Выхожу сегодня из магазина Пятерочка. Руки заняты тяжелами сумками, посему резкие движения делать затруднительно. В дверях сталкиваюсь с дамочкой. Далее такой диалог.
Дамочка: Мужчина поаккуратнее!
Я: Вообще-то выход имеет приоритет.
Дамочка: И что! Здесь вход написано!
Да, женская логика - страшная сила.

Еще про женскую логику вспомнил. Случилось это лет 15 назад, когда в магазинах были отделы и продавцы. В овощном отделе дама просит взвесить один килограмм картошки. Продавщица флегматично говорит - картошка мелкая. Дама, после двух секундной паузы, - ну тогда киллограмчик. Продавщица без имоций взвешивает картофель.

В детстве у меня была собака. Я с ней играл, гулял, дрессировал. Решил показать результат маме. "Джек, сидеть!" Джек лег. Я, увидев это, закричал "Лежать, лежать! Мам, ты видела, видела, я сказал лежать и он лег". Мама все, конечно, видела, но вслух сказала, что я замечательный дрессировщик, а Джек очень умный щенок. Джек был обычной дворняжкой, но я говорил друзьям, что он наполовину овчарка, наполовину волк, как Белый Клык. Интересно, где в Ташкенте волки? Но ребята верили. Логика простая. У Джека одно ухо стояло, другое висело. Раз одно ухо стоит, значит наполовину овчарка. А другая половина? Ясно, что волк, кто же еще? Я с Джеком играл, мама его кормила, а папа не обращал на него никакого внимания. Но слушал Джек только папу. Если я командовал "сидеть", то Джек мог сесть, мог лечь, мог проигнорировать. Если садился, то на секунду, потом вскакивал и начинал радостно прыгать. Если папа командовал "сидеть", то Джек садился. И сидел! Когда я бросал мячик и кричал "аппорт", то Джек за мячиком бежал, но ни за что его не отдавал. Мне приходилось за ним гоняться. Папе он мячик приносил и отдавал. В игре Джек меня довольно сильно покусывал. Зубки острые, как иголки, я вечно ходил с расцарапанными кистями рук и лодыжками. Покусывать папу у него и в мыслях не было. Когда я приходил, Джек очень радовался, прыгал, ласкался. Очень любил на прогулке с разбега прыгнуть мне на грудь грязными лапами. Я приходил домой весь заляпанный. Когда приходил папа, Джек показывал радость очень сдержано. Метра за три он вставал на задние лапы и вилял хвостом. Все, никакой фамильярности. Значит, собака ведет себя в соотвествии с обстановкой. С ребенком это веселый бестолковый щенок, а со взрослым человеком это разумный послушный пес. Вот и нам всем надо стараться общаться с адекватными людьми, у которых мы можем чему-то научиться.

Мой начальник кавказец, без дальнейшей конкретизации. Интересный мужик, пройденный жизненный путь которого совпадает с основными этапами истории страны за это время. Как-то спросили: А не мешало ли ему кавказское происхождение в продвижении по работе? Конечно были трудности, тем более я с этим столкнулся очень рано, в юности. Школу закончил в Иркутской области, куда попал с отцом-офицером. Поехал поступать в Иркутский университет. Мне дали место в общежитии, где жил с такими же абитуриентами. Со мной в комнате проживали три дембеля, которые почти каждый вечер уходили в ночное, к уже настоящим студенткам. Оставшись один, я заснул с книжкой в руках. Ночью был разбужен полуголой студенткой с нашего этажа. Обдавая меня сильным перегаром, попросила закурить. Я не курил. Она села на кровать и стала меня гладить. От нее пахло не только водкой, но и дешевыми папиросами. Да и в целом имела довольно потрепанный вид. Через какое-то время поняв, что со мной ловить нечего, она с горечью сказала: Эх ты, а еще кавказец! И ушла. Я еще долго ворочался и не мог заснуть. Мне казалось, что я опозорил весь кавказский регион. Утром, соседи по комнате успокоили: Забей. Эта дура ко всем лезет, и ее уже тут давно никто не хочет. А то, что вы спрашиваете, было конечно, но, уже не в таких масштабах.

Пресс-служба УМВД по Владимирской области рассказывает про одну из самых курьезных "краж", произошедших в Коврове в 2018 году.

В середине весны в отдел полиции одного из районов Владимирской области обратилась местная жительница. Не скрывая эмоций, женщина рассказала, что в её квартире была совершена кража продуктов питания. Следственно-оперативная группа, прибывшая на место, выяснила, что из кухонной раковины исчезла оставленная в ней размораживаться рыба, а в холодильнике хозяйка не досчиталась пакета с мясным фаршем. После осмотра квартиры полицейские поняли, что этот случай точно войдет в историю служебных будней.

В одной из комнат на полу оперативник обнаружил: плавники от рыбы, а заглянув под кровать, увидел там остатки тушки, у которых мирно сидел хозяйский кот, довольно умывая морду от чешуи. "Но ведь фарша нет, - не унималась женщина, - значит вор всё же был!" Через минуту из мусорного ведра на кухне был извлечён пакет от того самого "похищенного" мясного полуфабриката.

Оказалось, что накануне вечером заявительница принимала гостей. "Я и забыла, что котлеты готовила. Съели, наверное, быстро. А утром и не вспомнила", - пояснила женщина.

Навеяно эпиграфом к чужой истории:
"Гениальные клоуны знают: подлинное шутовство таится в зрителях" (Станислав Ежи Лец)

Всего один раз в жизни мне удалось побыть "гениальным клоуном".
Дело было на первой картошке (перед первым курсом института). Для нас, ох..евших от с/х работ, решили устроить вечер художественной самодеятельности, где я должен был с выражением прочитать некий смешной стих. Я выбрал отрывок от поэмы "Трудодни и ночи", она была ...дцать лет назад "широко популярна в узких кругах" (внизу привожу ее по памяти, т.к. в Инете не нашел ее следов).
На первом ряду зала сидели два "комиссара", как это тогда называлось - старшекурсники, надзирающие за нами, "салагами" на с/х работах. Один из них был некто Лелик, кажется, третьекурсник, сверкавший золотым зубом во рту, и изрядно накативший перед "культурным мероприятием".
Я не успел произнести две строчки текста:

Рассветало за дорогой дальней.
Свет зари давно уже потух...

- как Лелик скорчился от хохота и бился в судорогах на первом ряду секунд пять.
Зал начал ржать уже над Леликом.
Лелик смеялся чему-то 5 секунд, зал угорал над ним еще секунд 10. Я был вынужден держать паузу 15 секунд со сравнительно "каменным" лицом, потом продолжил:

Первый раз торжественно, печально
Прокричал за кузницей... петух.

Слово "петух" вывело из себя Лелика еще на пару минут, плюс еще три минуты - "афтершок" зала.
Я, полностью охреневший от такого "приема публики", продолжаю:

Вижу я - вдали идут коровы,
Кланяются дому моему.
Я кричу им: Милые, здорово!
А они мне отвечают...

Голос Лелика, заходящегося в хохоте в который раз:
"Мууууууу!"

Короче говоря, к моему удивлению, Лелик полностью "сделал" это мое выступление.
Народ рыдал от смеха, падал со стульев и бился головами об стены... Без Лелика я бы этого не добился никогда.
Ко мне потом подходил мой одногруппник, профессиональный КВН-щик, который тоже выступал там (гораздо лучше меня), но Леликово сознание к тому моменту уже начало отключаться, и он еле приоткрывал глазки свои, так что не было ни "шоков", ни "афтершоков", публика тихо восстанавливала силы после множественных взрывов хохота. Так вот, одногруппник, не сумевший насладиться и десятой долей того "успеха", который выпал на "наше с Леликом" выступление, на полном серьезе спросил меня: "А ты с Леликом что, заранее договорился, что ли?!"
Тут настала моя очередь громко заржать...

PS Текст "поэмы" (читается "умирающим", "поэтическим" голосом, a la Борис Пастернак)
Вступление: "Я тут недавно побывал в деревне... Случайно... Не на той станции сошел... По итогам данной поездки мною была написана поэма из сельской жизни "Трудодни и ночи". Отрывок от нее я вам сейчас прочитаю"

Рассветает за дорогой дальней.
Свет зари давно уже потух.
Первый раз - торжественно, печально -
Прокричал за кузницей петух.

Вижу я - идут вдали коровы,
Кланяются дому моему.
Я кричу им: "Милые, здорово!"
А они мне отвечают: "Муууу!"

Вижу я - одна из них бросает
Грустный взгляд на всеь окрестный мир.
Видно, молоко у ней скисает.
То есть - превращается в кефир.

Эту бы корову подоить бы,
Под каким-нибудь широким вязом...
"Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином - быть обязан!"

Но меня дела зовут другие.
Я спешу ко птичьему двору:
"Здравствуйте, хохлатки дорогие!
Я же вам товарищ - по перу!

У меня душа пернатой птицы!
И, хотя я хвастать не берусь,
Но не зря в колхозе говорится
Про меня, что я - хороший гусь!"

Что-то я уже устал немножко,
Повар наш обед уже несет...
Где она моя, большая ложка?
У меня под ложечкой сосет...

(если вдруг кто помнит более точный вариант, поправляйте, пожалуйста)

Сумасбродная юность

«Восьмидесятитысячный Воскресенск подарил миру немало прекрасных хоккеистов», - этой фразой начиналась статья в каком-то спортивном журнале о моём земляке – Игоре Ларионове.
Хоккей был очень популярен в нашем городе. Имелась сильная школа, но все это как-то прошло мимо меня. В хоккейной секции не занимался, играл только во дворе. Страстным болельщиком не был, на матчи не ходил.
После каждого матча нашего "Химика" со «Спартаком» ребята обсуждали «этих спартаковских фанатов», и как «наши пацаны здорово им навешали» до или после матча.
Я иной раз интересовался – за что навешали-то?
Мне отвечали:
- Да, ты чо?! Они же специально драться приезжают! Ещё такие наглые – все в своих фанатских шапках и шарфиках!
Однажды я решил принять участие в этом противостоянии. Испытать себя, что ли. Вот будут наши, вот – враги. Все ясно и понятно – кто хороший, кто плохой.
«Химик» должен был провести со «Спартаком» домашний матч.
Пришел к Лёхе – своему закадычному другу – и предложил:
- Пойдем на хоккей сегодня. Мамина подруга билетершей работает во дворце – она нас бесплатно пропустит. После матча, может, со спартаковцами подеремся…
Лёха поинтересовался:
- Я похож на больного? На хоккей пойду. Тем более бесплатно. А драться-то зачем?

Я удовлетворился этим ответом. Думаю: «Главное - туда придем. А там, когда мясня начнется, будет драться, никуда не денется».

Я впервые тогда попал на матч со «Спартаком». Его болельщики занимали целый сектор. Я видел, что это очень для них удобно и безопасно, но был в недоумении – как и кто это организовывает?
Милиционеры в форме и в штатском стояли на лестницах и в проходах между этим сектором и соседними. (79-й или 80-й год. У милиции ни дубинок, ни газовых баллончиков. Даже оружие на патрулирование не всем выдавали.)

Спартаковцы шумно и организованно «болели».
«Химик» проигрывал.
По рядам распространялись слухи, что «вот сейчас в туалете наши «надавали» спартаковцам, и что «после матча надо будет им устроить».

За десять минут до конца встречи, при счете 1:4, спартаковцы встали и направились к выходам.
Милиционеры сопровождали их.
На остальных трибунах поднимались разрозненные группы воскресенских парней и тоже выходили.
Я вскочил:
- Лёха, пойдем! Сейчас начнется! Пошли скорее! Опоздаем!
Лешка покрутил пальцем у виска и отвернулся.
Я побежал в вестибюль. Пусто.
Спустился в туалет.
Там стояли пятеро ребят моего возраста.
Один из них показался мне знакомым. Вроде когда-то в пионерлагере в одном отряде были. Он тоже узнал меня:
- Здорово! Мы идем спартаковцев бить. Ты с нами?
- Конечно! Я искал кого-нибудь, чтобы не одному идти.
Другой, патлатый – из под меховой шапки на плечи сосульками спускались давно немытые волосы – покручивая в руках клюшку, а тогда некоторые мальчишки, отправляясь смотреть хоккей, зачем-то брали с собой клюшки, подозрительно глядя на меня, спросил моего знакомого:
- А он сам-то не спартаковец?
Тот горячо возразил:
- Ты что?! Я его давно знаю!
- Ну, пошли тогда! Сейчас менты их из Дворца Спорта выведут, и отстанут. Вот тут наши и начнут.
Мы вышли из дворца и вскоре догнали и опередили спартаковцев.
Они шли колонной человек в триста по узкой улице Победы в направлении станции.
Впереди и позади колонны ехали милицейские уазики.
По обоим тротуарам эту колонну сопровождали группы воскресенцев.
При милиции никто не осмеливался на какие-то активные действия.
Мы стояли на перекрестке Победы и Советской, колонна людей в красно-белых шапках и шарфах текла мимо нас.
Вот они уже почти все прошли.
А один парень сделал пару шагов в мою сторону, протянул руку и крикнул что-то про «Химик». То ли он кулаком вертел, то ли фигу показывал – темно было, не разобрать.
Я быстро огляделся – позади меня стояла наша группа, за ними высился сплошной трехметровый деревянный забор, ментовской уазик куда-то делся, спартаковцы удалялись.
Сделав шаг навстречу этому спартаковцу, ударил его в грудину кулаком.
Сразу по лицу не мог как-то. Не с чего, вроде. И несильный-то удар получился. Но парень потерял равновесие и сделал несколько шагов назад.
И тут возле нас, скрипнув тормозами, останавливается милицейская машина.
Чудеса прямо!
Не было же её видно!
Я испугался. Полностью прочувствовал, что означает выражение - ноги стали ватные.
Острое желание – отступить назад, и смешаться с остальными.
Оглянулся – никого нет!
Направо и налево далеко тянется высокий забор, и нет никого. Куда делись?!
Хлопнули дверцы УАЗа, менты сноровисто запихнули в него спартаковца, и уехали.
Сзади раздался голос патлатого:
- Здорово ты его! Я же говорил – наши менты своих брать не будут. Пошли на станцию.
Я обернулся. Все снова были здесь, на тротуаре, возле меня. Мистика!
Дошли до станции.
Спартаковцы заполнили платформу.
Наши группы слонялись вокруг по путям.
Мы смешались с такой одной.
Один парень с жаром говорил:
- Вон на том перекрестке один наш только что спартаковцу навешал! Наш этот здоровый такой, – парень поднял руки и развел их в стороны, показывая ширину плеч неизвестного героя, - Он сейчас ребят собирает. Скоро должен привести. Вы не расходитесь!
Мой знакомец по пионерлагерю выступил вперёд и сказал, хлопнув меня по плечу:
- Так вот же он! С нами! На перекрестке возле цветочного рыночка? Вот он! Мы всё видели! Мы с ним были!
Он придвинулся ко мне поближе, греясь в лучах моей славы. Все, кто с ожиданием, кто с сомнением, смотрели на меня.
Я хмуро произнес:
- Ну, да, это я сейчас бегаю по городу и народ собираю.
Стоим в растерянности. И, главное – время уходит! Сейчас электричка подойдет, уедут эти пришельцы безнаказанными, а мы подвигов своих не совершим, и хвастаться нам завтра в школах и ПТУ будет нечем.
Кто-то предложил:
- Давай на платформу поднимемся, они нарвутся, мы начнем, и все наши подключатся.
Идем по платформе.
Спартаковцы есть помладше нас, есть одногодки, попадаются и мужики за тридцать. Эти, как правило, без атрибутики.
Улавливаю разрозненные фразы из их разговоров. Обсуждают хоккей, школьные и институтские дела, работу.
Мы втискиваемся в их группы, иной раз расталкиваем их плечами.
Расступаются.
Агрессии никто из них не проявляет.
И это не выглядит трусостью.
Игнорируют просто.
Вот, когда вы обходите кучку дерьма, ведь это вовсе не значит, что вы его боитесь.
Стоим на платформе. Рядом спартаковцы группой. И чуть в стороне, не с нами и не с ними, мужчина лет тридцати пяти в куртке «Аляска». Один стоит.
Подошла электричка.
Спартаковцы заходят в неё.
Я понимаю, что всё кончено, эпической битвы уже не будет, и в этот момент наш патлатый со всего размаха лупит последнего входящего в электричку парня крюком клюшки между лопаток.
Я же говорил вам, что патлатый с клюшкой был?
Вообще-то от поперечных ударов наш позвоночник защищен продольными мышцами спины и лопатками. Но этот удар был нанесен изгибом крюка точно в позвоночник.
У парня подкосились ноги. Он упал бы, но товарищи втащили его за руки в тамбур. Они заорали в наш адрес оскорбления и угрозы, но вдруг замолчали.
Тот мужчина в «Аляске», что стоял на платформе один, схватил патлатого за волосы, и крутил вокруг себя, приговаривая:
- Ты, что же, ублюдок, делаешь! Ты, что творишь, мерзавец!
Клюшка у нашего героя вылетела из рук, и со стуком заскользила по асфальту платформы.
Он жалобно-испуганно орал:
- Простите, дяденька! Я не буду, дяденька!
Мы опешили.
Никто не пришел своему соратнику на помощь. Тут все дело в поведении этого мужчины. Это выглядело так, что он делает то, что вправе делать. И как будто никто не вправе ему мешать.
Он отшвырнул от себя скулящего патлатого и шагнул в тамбур. Двери шипя, закрылись, электричка уехала.
Патлатый поднял клюшку, утер слезы, и мы пошли в город.
Кто-то сказал:
- Я этого мужика знаю. Это мент с Виноградово.
Его словами объяснялось наше бездействие – против мента же не попрешь!
Еще кто-то добавил:
- Сейчас Виноградовские и Белозерские, они же смотрели хоккей по телевизору, сядут в электричку, и наведут шороху.
Фальшивость этого утверждения была всем понятна, но мне было уже безразлично. Слишком подлым был этот удар клюшкой.

И ещё я думал: "Хорошо, что там оказался тот мужик в «Аляске»! Он показал этим наглым москвичам, что в Воскресенске есть не только тупые быдловатые гопники, но и смелые, благородные люди".

В Израиле многодетные семьи встречаются чуть ли не на каждом шагу. И вот однажды какую сцену я наблюдала в автобусе. В городской маршрут заваливает такая вот мамочка — молодая, к слову, а с ней — орава человек в 6 в возрасте от полугода и до 10 лет. С веселым щебетом заскакивают в автобус, начинают размещаться на сиденьях… Водитель автобуса, естественно, терпеливо ждет и с места не трогается, пока все не залезут, — к неудовольствию некоторых пассажиров. Одна тетушка беззлобно так ворчит в сторону мамаши, мол, чем таскать за собой всех, так половину могла бы и дома оставить. На что мамаша обезоруживающе так улыбается и застенчиво отвечает: — А я так и сделала… Пассажиры хохочут, тетушка, которая ворчала, — тоже. Наверно, ожидала услышать читать дальше 

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru