-
2 2018 .


О путче и не только. Воспоминания десантника

Призвали осенью 89-го. Направили в десантную учебку в Литву. Город Рукла. Там не доучился, потому что в Союзе начались беспорядки, решался вопрос о расформировании части, - досрочно присвоили младшего сержанта и отправили в Рязанский полк ВДВ. Несколько дней всего в полку пробыл, и кидают нас в Тбилиси. На аэродроме просидели два дня в ангарах. Потом в закрытых фургонах перевезли в строительную часть, где переодели в стройбатовскую форму. Там была какая-то заваруха. Каких-то заложников освобождали. Меня и ещё «молодых» под пули не отправили. «Вам ещё рано, - сказал взводный, - успеете». - и поставил нас в оцепление. Сам он и человек десять наших десантников полегли в этой операции. Весна 90-го это была, наверное. Черешни много было спелой и крупной.
А потом, уже на алычу, мы попали в Баку-2. Или нет…. Это надо альбом смотреть. 26 лет прошло, и как сказка все вспоминается. Приехали в Баку, - старшина договорился, что кормить нас будут в ресторане. И мы реально, как гражданские, приходили в ресторан, они гостеприимные люди – азербайджанцы, - такие столы нам накрывали… Военным был везде почёт в те времена. В Баку была табачная фабрика. Мы ходили туда. В России как раз проблемы начались с табаком. То мне отец курево посылал в армию, а из Баку уже я ему курево отправлял.
К ордену я был представлен вместе с командиром взвода за десантирование внутри БМД. Сначала нас три месяца обучали десантироваться в системе «Кентавр». Там ещё такие кресла были космические. Если честно – я в итоге не прыгнул в этом кресле. До этого только сын Маргелова внутри БМД прыгнул. И ему за это Героя дали. Сейчас бы я не пошёл. А тогда спросили: «Кто будет внутри БМД десантироваться?» - сразу вызвался. На всё готов был.
Из БМДэшки всё повыкидывали и поставили эти космические кресла.
Ветер в день учений был сильно выше допустимого. А министр обороны со свитой, с иностранцами все здесь уже. Загружаемся в самолет вместе с нашими БМДшками, - командир роты, взводный, я, три водителя. И взводный говорит мне: «Пусть меня уволят-расстреляют, но в БМДшке мы с тобой при таком ветре прыгать не будем. Прыгнем отдельно – замешаемся в этой толпе. А на земле прибежим к машине, - вроде мы в ней были». По плану учений мы с ним вдвоём должны были внутри находиться. БМДшка сползает по рампе, мы – за ней. У нашей роты были экспериментальные парашюты – Д-6 серии 4. Приземляюсь – купол погасить не могу, ветер тащит. Об землю бьюсь… На этом парашюте есть второе кольцо – дернёшь его, - половина подвесной системы отстегивается, и купол погаснет тогда. Собрался дергать, а меня уже ветром подняло, земля внизу далеко. Семнадцать человек в тот день стёрлись насмерть – с Костромской дивизии, ДШБшники ещё… Их ветром носило по полю, било об землю… Шестьдесят шестыми «Газонами» догоняли купола, гасили колёсами.
Вот земля снова приближается, шлеп, дернул второе кольцо, отцепился от парашюта. Из ушей и носа кровь, комбинезон слева разодран и кожа стерта-сбита, хромаю к своей БМДшке. Нам же с командиром взвода надо внутрь залезть – вроде мы там были. Подбегаю – а люк в метре под землёй. Из-за ветра система приземления не сработала как надо, и машина ушла мордой в землю. Причем, не болото, не пахотная какая земля, а в плотную слежавшуюся землю так воткнулась. И торчит. И мы со взводным вылезать оттуда должны, а там до люка ещё и не докопаться. Что дальше делать не знаю, а взводного нет.
Вокруг стрельба, МИГи в небе – учения-то комплексные. А они летят низко и беззвучно. Вот он уже скрылся, а потом рёв двигателей и уши закладывает.
Командира нет. Бегаю ищу. Орёт на высоковольтке. Он на одной стороне проводов, купол – на другой. Под своим весом сползает вниз, тут порывом ветра купол наполняется и тянет его к проводам. Открыл он запаску, по её стропам спустился, спрыгнул. Доложил ему, что БМДшка из земли торчит, и в неё не залезть. Побежали сразу к трибуне, с которой Грачев – министр обороны, Лебедь – командующий ВДВ, иностранцы наблюдают за учениями. Мы стоим в крови, взводный отрапортовал: «Упражнение такое-то выполнено!» Грачёв говорит: «Представляю лейтенанта такого-то и сержанта такого-то к награждению орденом «Красной Звезды»!» Там никто не разбирался – внутри мы были или нет. 17 погибших… Три полка десантировалось – Костромской, Рязанский, Тульский и ещё десантно-штурмовые батальоны.
Так и не знаю – достоин я этого ордена или нет. Но мне всё равно его не дали из-за путча.
А до этого прошел ещё Киргизию. Ездили мы туда чисто на патрулирование. Показать народу, что вот власть есть и у власти есть сила. На озере Иссык-Куль были ранней весной. Красивое очень! Обгорели там за час до волдырей.
Лебедя я за службу раз десять видел. Он точно, как генерал в «Особенностях национальной охоты». Только без сигары. Он мне галстук раз повязывал. Привезли нашу роту после Баку в Москву, на склады какие-то. Там нас переодевают в штатское. Костюмы, рубашки, плащи, туфли лакированные, галстуки… Кручу этот галстук в руках – что с ним делать. Лебедь подходит: «Помочь, сынок?» Повязал мне галстук. Туфли были узкие, а у меня ступня широкая. Чтобы ногу втиснуть, пришлось сорок пятый взять, при моём сорок втором. И вот мы такие неприметные в одинаковых костюмах, одинаковых туфлях, плащах и галстуках, все ранней весной с бакинским загаром, с АКСУ под плащами, патрулировали Москву попарно. Мой маршрут был на Арбате. День мы там патрулировали, и вернулись в полк.
А за несколько месяцев до этого раз целые сутки сидел с гранатомётом на чердаке в Москве. Трое срочников и офицер.
За всё время службы в полку месяца три провёл. Остальное время – командировки или разведвыходы, когда берёшь палатки, сухпаи, и километров за 60 в леса-поля. Бегать любил тогда. Случалось, в субботу или воскресенье, когда уже старшиной роты был, с другом: «Давай пробежимся…» И чисто для удовольствия километров пять нарежем… В казарму возвращаемся – ротный орет: «Старшина! Где тебя носит?! Строй роту на марш-бросок!» И с ротой ещё сороковничек легко пробегал…
Путч 91 год – тоже интересно. Самое трудное, самое жестокое было туда добраться. На гусеничном ходу от Рязани до Москвы по асфальту доехать – ни один водитель не выдержал. БМДшка на асфальте – как корова на льду. Я своего подменил. Половину дороги вёл. От асфальта из-под гусениц пыль-крошка летит. Доехали до МКАДа, у всех веки распухли - глаза-щёлочки. БМДшки одна на другую заезжали, остановку где-то снесли, легковушку задели… Реально тяжело.
Где-то перед МКАДом нас встретил Лебедь. Командиру полка и офицерам объяснил обстановку. Полк оставили здесь, а одну нашу роту отправляют к Белому Дому. 7 или 9 БМДшек у нас тогда было… И вот через все баррикады едем к Белому Дому. С тротуаров нам что-то кричат, обкидывают яйцами… Обзывают карателями. Мы после очередного юга – все загорелые… Ты спрашиваешь – за Ельцина мы были или за ГКЧП? Чего мы об этом знали?! Если Лебедь сказал, командир полка сказал – надо ехать, надо исполнять. А какое там ГКЧП, что это и зачем, - мы и знать не знали, и не надо солдатам это знать. Исполнять надо.
Приезжаем к Белому Дому, выходит президент Ельцин. Каждому из нас пожал руку, обнял, дыхнул водочкой. Руку его потную как сейчас помню. Жаркий август был. Что-то такое сказал вроде «ребятушки», «солдатушки»… Я так понял, что его обижают. Заняли оборону вокруг Белого Дома. И тут мы оказались для всех своими. Те же, наверное, кто в нас на марше яйцами кидался и карателями обзывал, теперь понесли нам жратву, курево и бухло.
Сначала мы думали, что сможем всё съесть. У нас был ГАЗ-66 в сопровождении, так мы его весь забили жратвой, и жалели, что столько боезапаса у нас место занимает. Мы ж срочники. Почти все из глубинки. А тут чипсы, пепси-кола, вина красные и белые, колбасы, коньяки, торты-пирожные, и это всё надо употребить. Ночь переночевали. В ручье каком-то умылся-побрился. Утром зарядку провел для роты. Такой миниспектакль для гражданских. И тут весь полк к нам приехал. Что вот давили кого-то из мирного населения – не видел и не слышал от наших.
А когда полк наш пришёл – началось ещё интереснее. Командира нашей разведроты, командиров взводов и меня, как старшину, вывели перед строем полка, сорвали с нас погоны, объявили предателями Родины, назвали какие-то статьи серьёзные, связали каждому руки. Я стою, не понимаю – за что? Попал, как кур в ощип. Президент руку пожал, а командование руки связывает. Чем я виноват?! Разведрота – 29 человек, весь полк стоит, и замполит полка объявляет, что мы за кусок колбасы Родину продали…
Со связанными руками отвезли в полк на гауптвахту. Офицеров - в офицерскую камеру, меня – в камеру для сержантов и старшин. С рядовых и сержантов нашей роты тоже погоны сорвали. А на губу только офицеров, и меня. Старшина роты - должность прапорщика была.
Ребята передали мне в камеру транзистор – слушаю новости. Думаю: «Если Ельцин победит – меня должны выпустить. Не зря же он мне руку жал…»
Проходят эти два дня. Слышу по радио – Ельцин победил. Прыгаю от радости чуть не до потолка. И меня действительно выпускают. Никто, конечно, не извиняется.
Возвращаюсь – в роте нет офицеров. Ни один после такого позора не стал восстанавливаться. Все написали рапорта.
И всю нашу роту вдруг отправляют за 40 километров от Рязани убирать яблоки в каком-то колхозе. Никогда для разведроты такого не было. Я – старший. Своим ходом. Зачем яблоки, куда… Взяли палатки, сухпай на пару дней… Ни задания, ни – куда яблоки сдавать… Ни корзин, никакого инвентаря, ни ящиков, ни мешков… Ребятам говорю: «Нас сюда выживать отправили. Вы - в поле за картошкой, вы – кому по деревне что работой помочь, чтобы продуктами расплатились». Прожили мы там две недели. С самогоночкой деревенской, - не без этого, конечно. Потом приезжает командир полка, представляет новых командира роты и командиров взводов. Отругал нас, что пьяные, и отправил бегом в полк. Для нас тогда 40 километров пробежать ничего не стоило. А потом выгнали меня из армии. Даже не помню – дождались осеннего приказа, или раньше. Выдали документы. Парадку не дали надеть. Сказали – у тебя «гражданка» есть, дуй в «гражданке». Так понимаю, что из-за политической ошибки командования полка там у Белого Дома. Чтобы не всплыло, что они предателями не тех объявили.
А несколько лет назад наша разведрота списались все в интернете. И мой адрес нашли. И приехали человек двадцать ко мне в гости сюрпризом. А я перед тем квартиру сменил. Они приезжают на адрес, который у них был – никто не открывает. Они соседям жмут звонки. Сосед один открывает – спрашивают про меня. А он им что-то ответил: «Его уж нет давно».
Ну, ребята возвращаются на вокзал, садятся в ресторане, наливают лишний стакан водки, накрывают куском чёрного хлеба, поминают меня. Потом разъехались.
Но вскоре один нашёл в интернете сестру мою. И осторожно так пишет ей, что, мол, - я с твоим братом служил. Она в ответ: «А он сейчас на охоте. На неделю уехал». Тут уж они ко мне снова приехали, и мы увиделись. Повспоминали…
Про орден «Красной Звезды» и не знаю – надо ли интересоваться. С одной стороны – представили, вроде. А с другой – на самом-то деле я же не внутри БМДшки прыгал. Ну, обещали орден и не дали. Зато и посадить потом обещали, но не посадили же. Отслужил, как все.
***
Послесловие от Немолодого:
Познакомился с ним в отпуске. Хорошо как-то сошлись, общались… Очень мне понравились его воспоминания. Некоторые истории из его жизни выкладывал в июне. А эту приберёг к Дню ВДВ.
Позвонил ему сейчас. Согласовал текст. Он кое-что поправил, и попросил добавить:
- С праздником, десантники!.. За войска дяди Васи!.. И вечная память павшим...

Познакомился я в сети с одной девушкой, впоследствии оказалось, что по национальности она кореянка. Ничего против я этого не имел. Живёт она в этом же городе и мы пару раз встречались, сидели в кафе и т.д.
Три недели назад она уехала к себе на Родину (понятно куда). Мне же слала некий фото-отчёт, где она в компании других девушек, своих подруг и много-многое другое.
Я лишь писал восторженные комментарии из ряда: вау, милая, очень красивая.
Две недели назад она меня заблокировала во всех соц.сетях и не отвечала на звонки. Причины я не знал, да и вроде ничего плохого и не писал...
Наконец, смог через её друзей добиться с ней разговора. А он был очень коротким...
- Я тебе две недели слала фотографии других девушек, а ты даже не заметил, что меня там нет!
Пожалуй, с девушками азиатской внешности я больше не стану знакомиться.

— Батя, тут открытка пришла, с опозданием на полгода. Вас с мамкой на свадьбу приглашают. Рустам и Залина какие–то.
— Дай гляну, — отец раскрыл открытку, долго смотрел на приглашение, имена, подписи. Вернул — не успели, так не успели.
— Так бать, это же в Дагестан вас приглашали, в Махачкалу! Кто это такие вообще? Тут видел, приписано: "перелёт и проживание за наш счёт". Бать, расскажи, а!

Отец поотнекивался. Потом недолго помолчал.
— Это сторона невесты приглашала.
— Ну?
— Ну... Это было в 85–м году, под новый год как раз. Тогда аномалия случилась — всю республику снегом засыпало. На улицу выйдешь — заборов не видно, только крыши торчат. По радио объявили ЧС, корм для скота на чабанских стоянках сбрасывали с вертолётов, чтобы падежа большого не было. Дороги расчищали военные, но и их усилий не хватало.

Я работал заведующим инфекционкой; помню, что поздравлять пациентов собирались. Стою у зеркала, креплю ватную бороду, медсестры и санитарки режут салаты. Вдруг за окном с надрывным рокотом и снежным скрипом остановился КРАЗ. Ну, знаешь, грузовик здоровенный такой...
— Да знаю, конечно.
— Ну вот, мы в окно выглянули, оттуда к нам вышли двое. Через пару минут пришли ко мне в кабинет. Молодая дагестанская семья, жили и работали на чабанской стоянке, километрах в пятидесяти от райцентра. Стоят у двери, переминаются, уставшие, серые от дороги. Я их приглашаю присесть, стоят.

Начинает говорить муж: — Валера, — говорит, — дочка умерла. Полгода всего дочке, понос был — две недели, неделю назад дышать перестала. Всё. Нам справка о смерти нужна, на святую землю повезём, хоронить будем.

Тут я заметил, что в руках он держит небольшой чемодан. Жёлтый. Ставит его на стол, раскрывает, а там грудничок лежит. Синяя вся девочка.

— Что же вы, — ругаться начинаю, — терпели до последнего? Почему сразу не привезли?
— Хотели, Валера! Не могли прорваться через снег. Вот большую машину нашли, приехали.

Отец осёкся, помолчал. Достал бланк, начал вносить записи, автоматически прослушивая тело ребёнка фонендоскопом.

— Я, — батя говорит, — не надеялся ни на что тогда. Это процедура необходимая, их вообще много. Но тут слышу — шум. Не стук сердца, как все привыкли, а шум.

"Всем тихо!" — крикнул, приложил мембрану плотнее. Через две минуты в фонендоскопе снова неясное "шууууух".

— Как сейчас помню, — батя рассказывает, — сбрасываю со стола всё, что было, чемодан этот тоже, ребенка укладываю, ору главной медсестре, та — бегом за реанимационным набором. Через минуту вгоняем в подключичку лошадиную дозу лекарства с одновременным массажем сердца. Там много всего, ты не поймёшь. Ребёнок начал на глазах розоветь, а потом вдруг как закричит... Громко так, на всё отделение...

Я ошалело смотрю по сторонам — мама её без сознания по стене сползает. Папа бледный стоит, за стол держится. Элисту вызываю, санавиацию. Девчонку вертолётом увезли, вместе с родителями. Да ты помнишь, наверное. Они часто к нам потом приезжали, постоянно гостинцы везли.

— Дядя Рамазан? — говорю.
— Да! Рамазан, точно. Ну вот. Эта Залина — дочь его и есть. Ты смотри, помнят...

(Из рассказов знакомого бизнесмена)
Преамбула:
В один из майских дней, с нетерпением ожидая отъезда в долгожданную поездку на яхте, я решил заказать себе довольно редкую книгу по истории города, чтобы было чем заняться в свободное от морских процедур время. Доставка производилась поздно вечером, я явно был последним в списке, и когда на моем пороге появился молодой человек вполне себе деревенского вида, я был очень рад. При передаче денег он парой цитат из принесенной книги похвалил мой выбор, показав тем самым, что явно читал предмет моей покупки. Так как книга была редкой (тираж всего пару тысяч экземпляров), да ещё и запечатанной, я был несколько удивлен. Но решил не подавать виду и ответить витиеватой цитатой на латыни - сказывались мои номенклатурные корни и пара высших образований. Но молодой человек с улыбкой ответил мне не менее витиевато, и на той же латыни. Курьер явно никуда не спешил - время было позднее и я был в его списке последним клиентом. Если честно, то я опешил. На дворе стояли не 90-е, а шел вполне таки 2005 год, бизнес у всех рос как на дрожжах вместе с нефтяными доходами, да и ко всему прочему откуда одетый практически в обноски парень знает латынь и читает такие редкие книги? Не любя загадок, я спросил напрямую:
- Ты что, латынь знаешь? На врача, что ли учился?
- Нет, на врача не учился, но латынь знаю. И произнес не просто цитату, а вполне таки осмысленную фразу на древнем и великом.
В общем, конгенетивный диссонанс нарастал.
- А может ты ещё что-нибудь знаешь, итальянский например? (Это была моя любимая шутка, ибо итальянский я знал ещё с МГИМО времен СССР).
- Ну знаю. И выдает фразу на итальянском.
В этом момент я уже выглядел как натуральный обдолбыш - разве что слюна не капала. Конечно, произношение у него было очень далеко от идеала, но фраза взята явно не из разговорника, да и построена была без единой грамматической ошибки.
- А французский? (это я спросил уже наобум).
- Тоже знаю. Далее следует несколько фраз на французском.
- Ты что, полиглот? Языковой ВУЗ заканчивал?
- Да нет, я всего 5 языков знаю, и ничего не заканчивал.
Все. Аут. Полный разрыв мозга. Слюна, наверное, уже капает - со стороны виднее.
- А что ещё знаешь?!
- Экономику, маркетинг предприятия, правила госзакупок...... список я прервал сам.
Сцена называлась "две дебила нашил друг друга".
Вернувшись отчасти к реальности, я задал наверное самый очевидный вопрос в этой ситуации:
- Извини конечно, но можно у тебя узнать - ПОЧЕМУ ты КУРЬЕРОМ работаешь???
- Так я всего 4 дня в Москве, денег нет, а тут платят каждый день. И с жильем помогли.
Мне оставалось только дать ему личную визитку и пригласить пообщаться в офис завтра с утра.
Наутро молодой человек продемонстрировал поистине огромные познания во всем чем только можно, начиная от компьютерных программ и заканчивая переводом международной деловой документации, был взят под белы рученьки в штат моей скромной фирмы и через пару лет совершенно заслуженно уселся в кресло моего первого зама.

Собственно, амбула:

На дворе стоял 94-й год. Дима, а так звали нашего героя, был обычным тихим парнем из неблагополучной семьи. Отец умер в последние годы советской власти, и мать, не находя себя от тяжести свалившихся на неё перемен первых лет новой власти, начала пить горькую во все возрастающем количестве. Их убитая двушка в хрущебе на окраине города находилась в мягко скажем неблагополучном районе. Соседями были старые бабки, те же алкаши и начавшие как грибы размножаться наркоманы. Учился Дима тогда в 11 классе, причем учился весьма средне - так как денег, зарабатываемых матерью в перерывах между запоями на еду хватало нечасто, ему приходилось подрабатывать как придется. Кто застал тот период, хорошо помнит, что в те годы было для 11-ти классника заработать денег даже на сносную еду, когда вокруг кандидаты наук торговали в палатках ножками буша. В общем, если не пускаться в криминал и все тяжкие, то это была изнурительная тяжелая работа, за которую платили гроши или вообще давали те же продукты. А криминала Дима очень не любил. Не будучи спортивным парнем, Диме часто доставалось от сверстников, а во дворе его просто не уважали. Единственной радостью в Диминой жизни была Света. Простая девушка из чуть более благополучной семьи. Они учились вместе в школе, и из дружбы к выпуску из школы разгорелся бурный роман. Свете повезло не сильно больше Димы - она была старшим ребенком в семье, но мать не скрывала, что её рождение было случайностью и испортило матери всю жизнь молодую. Отца она помнила постоянными пьянками и побоями матери, да и ей самой доставалось весьма часто. В конце 80-х отец загремел в колонию и через пару лет скончался там при невыясненных до конца обстоятельствах. Мать, наведя марафет на остатках былой красоты, быстро сумела охмурить вполне нормального военного и родить младшую сестру, в оной души не чаяла. А Свете теперь доставались упреки от матери по любому поводу - ибо она была постоянным напоминанием об отце и побоях. Но и это счастье было недолгим - офицерская зарплата начала 90-х показалась отчиму насмешкой над нормальным мужиком и он подался по "темную сторону силы". Откуда, как известно, в те годы часто не возвращались. "Партнеры по работе" сообщили Светиной матери печальную весть, оставили небольшую сумму денег в валюте и навек простились со стенами их дома. Светина жизнь становилась все более и более тяжелой - мать буквально выставляла её из дома, нередко отказывая в самом насущном. Девушкой Света была по общему мнению некрасивой, и выход на панель был для неё затруднен не только моральными, но и число физическими моментами.
В связи со всем вышеперечисленным молодые люди находили общий язык по любому поводу, и чувство их было абсолютно искренним.
Но вот прозвенел выпускной звонок, и перед ними открылись витиеватые дороги взрослой жизни. Приняв решение связать свои судьбы, они с легкостью и радостью получили разрешение Светиной мамы и "купили" за несколько бутылок разрешение мамы Димы (оба они были ещё несовершеннолетними). Далее было ПТУ (попробуй подготовься в институт, когда каждый день до ночи работаешь чтобы поесть, а особыми мозгами Дима не отличался) и замаячила армия.
Но через пару месяцев после 18-тилетия Димина мама отравилась поддельной водкой и из больницы уже не вернулась. После похорон мамы Дима вдруг резко понял всю жопу, в которой он оказался вместе с молодой женой, и принял весьма резкое и неординарное решение.
Он вспомнил, что давным-давно его бабушка, будучи в его возрасте, приехала покорять столицу из маленького городка, затерянного в Тверских лесах. Дима нашел под кроватью старый фотоальбом, и принял решение - валить. Причем срочно. Тут Диме со Светой повезло, причем наверное единственный раз за все эти годы по-крупному - Димину двушку удалось продать за рыночную стоимость и их никто не нагрел, что в те годы с учетом возраста продавца и его опыта в таких сделках было почти чудом. На купленные деньги Дима купил убитую машину- японку, собрал вещи и двинул на малую родину своей семьи. В городе его, конечно, никто не ждал. Дом давно уже был обжит родственниками, но сердобольные люди помогли за недорого приобрести у писавших от счастья от возможности уехать с хоть какими-то деньгами соседей вполне сносный участок с домом и огородом. Дом и машины были куплены за четверть полученной от московской квартиры суммы, но главное было впереди. С помощью родственников Дима конвертировал 200 вражеских бумажек, оные местный военком в руках держал чуть ли не впервые, в возможность забыть слово армия (и это с учетом Чеченской кампании) и жить спокойно своей жизнью. После чего Дима со Светой сделали главный и завершающий аккорд - наняв грузовую машину и съездив на московскю барахолку, они затарились .... КНИГАМИ. Тысячами книг, словарей, учебников, кассетами с уроками иностранных языков и тп. Все это хозяйство заняло добрых 3/4 купленного дома. А так же был куплен компьютер и море обучающей литературы.
Жили наши молодожены тише воды и ниже травы - город был патриархальный и малюсенький, про бандитов там только сказки ходили, работы не было, но и брать-то у молодых было нечего - они стали жить как все натуральным хозяйством и обменом - редкую и интересную книгу удавалось иногда поменять на яйца, масло или другие ценные в повседневной жизни вещи. Разумеется, валюта (а её осталось с половину квартиры) тоже помогала, но о ней кроме молодых никто не догадывался.
Так прошло почти 10 лет. Была прочитана вся библиотека (пару раз обновлявшаяся книгами по бизнесу), выучены языки. Выросла дочка, и ей уже нужно было идти в школу. Да и деньги кончились совсем. И вот, в мае 2005 года, оставив на месяц ребенка родственникам (городок маленький, с этим проблем там нет в принципе), окрепшие и крепко поумневшие:) Света с Димой поехали искать счастья в столице.
Остальное вы уже знаете.

P.S. Света сейчас работает гувернанткой у очень серьезных людей, и получает не меньше половины огромной Диминой зарплаты:)

Ура, универсиада закончилась.
Казань начала возвращаться к привычному ритму жизни.
Первые очухались строители - начали отстраивать дома, у которых было только 3 стены: фасад и 2 боковые. Это чтобы проезжающие на большой скорости высокопоставленные делегации радовались приятному виду улиц. Но универсиада закончена, и бетоно-миксеры опять залетали по улицам, разбивая идеально-гладкий асфальт (все спорили, сколько он пролежит - 2 недели или 2 месяца). Джамшуты и Равшаты, затаившись на 2 недели, опять вылезли со своими отбойными молотками, взламывая идеально ровный бетон для того, чтобы на его место положить кривой.
Как этому обрадовались дорожники. Каждый год 2 раза - весной и осенью - они заливали ямки на дорогах (площадь которых была в 2 раза больше самих дорог) своим гавнобитумом, чтобы через полгода залить его туда же. Ну как же - это стабильный бизнес мэрии, наши херовые дороги, как же без них бюджет расходовать? Вот, в помощь джамшутам, равшатам и бетономиксерам появились асфальтоковырялки. Расковырять и залить гавнобитумом! Чтобы через полгода получить свой кусок бюджета для повторного восстановления дорог.
Гаишники. Это отдельный пункт. На период универсиады согнали гейцов со всех окрестных республик. И каждый в меру своей испорченности или испорченного настроения пытался брать или не брать взятки. Потом они разъехались - и опять заработал ГИБДД-бизнес Татарстана, где все поставлено на поток, официально, и деньги через аренду средств фиксации нарушений пдд текут в правильный карман. И где гибдд стимулирует этот бизнес своим бездействием и стабильным потоком нарушений.
Вздохнули врачи - их, наконец-то, отпустили в отпуска. Обернулось это афигенными очередями в поликлинниках к терапевтам, которым пришлось брать по 3-4 участка от своих отдыхающих коллег.
Вздохнули учителя - их, как бесплатных рабов, тоже отпустили в отпуск. А так - махали флажками и метлами на мероприятиях.
На следующий после универсиады день вышли из подполья дорожные пидарасы - двойная сплошная, проезд на красный, превышение скорости - им похер, нам как обычно. Казань - город дорожных пидарасов. В форме и без нее, по разные стороны баррикады (официально), но с одинаковыми интересами.
В общем, Казань возвращается к нормальной жизни. Осыпаются фасады, проваливаются дороги, камеры фиксируют все нарушения пдд, но нарушений меньше не становится, очереди в больницах, целые улицы муляжей (улица Каюма Насыри, построены за 3 месяца "памятники архитектуры", улица залита бетоном, по ней водили Путина и Медведева, втирали им эти муляжные памятники).
Как и положено, ГАВНО, которое прижилось в Казани, вернулось на свои места. Все при деле, все при кормушке.
Ура, универсиада закончилась.

СТРАХ СЦЕНЫ

«Самая лучшая битва та – которой не было…»
(Генштаб)

Поздно вечером после работы, заехали с женой в Макдональдс.
Дома все равно есть нечего.
Перед нами две влюбленные пары, а вот позади, трое персонажей поинтересней – гопники с двадцатилетним стажем. На вид им около тридцати, самый неудобный для окружающих возраст.
Старших уже не боятся, но в душе все те же идиоты, что и в 12…

Двое в потных спортивных костюмах, у третьего белая майка, густо татуированная бицуха, кепка и четки.
Я не думаю, что в обычной, пацанской жизни, им удобно разговаривать с таким подавляющим процентом мата, как в той очереди на людях.
Было ясно, что матерились ребятишки нарочито громко и часто.
Матом обсуждали меню, матом плевались, матом хвастались своими тюнингованными ласточками. Матом даже умудрялись отвечать на вопрос: «Который час?»
Парни просто искали ночных приключений и хотели: либо нарваться, либо просто оттянуться на глазах безмолствующего народа.
Я встретился со взглядом жены, который говорил:
- Только молчи, а то ничем хорошим не закончится.

Я это и сам понимал. Вот если бы я был без жены… тогда бы можно было и…
А что тогда?
Без нее, я бы и вовсе не обратил внимания на мат. Что я в армии не служил?
Но для чего же тогда моей жене нужен муж, не для того ли, чтобы защищать ее всегда и во всем и в таких случаях в том числе?
А, будь что будет – влезу на свою голову.
Но с чего начать?
Культурно попросить не ругаться матом? Вряд ли подействует, а в бубен схлопотать вполне поможет.
Начать с возмущения? Тем более огребу.

Затравленно стреляющий глазками мужик в белом пиджаке, стоящий впереди, наверняка не поможет, когда меня будут буцкать ногами.
Конечно, эффективнее всего напасть первым, тогда одного точно бы погасил… Но это тоже бред. С чего вдруг, без объявления войны?
Нужно было срочно придумать такие слова, которых они ни разу в жизни не слышали, а там – как повезет.

Я на всякий случай мысленно приготовился к резким адреналиновым движениям, с трудом справился с тошнотворным страхом сцены, время остановилось и я громко сказал:
- Парни, можно задать вам один вопрос?
Пацанчики заметно оживились и выстроились в шеренгу:
- Че такое?
- А вопрос простой – я вот никогда в жизни не матерился перед вашими мамами и женами, кстати, не собираюсь этого делать и в дальнейшем. Так вот, могу ли я рассчитывать на то, что у вас это тоже получится не хуже чем у меня?

Шеренга переглянулась, призадумалась и вдруг, тот что в майке повернулся к моей жене и сказал:
- Извините, че-то мы…
Двое других тоже извинились с наглой интонацией (по другому они не умели), причем извинились только перед моей Шурой, хотя вокруг женщин было немало.

Потом улыбнулись, протянули мне руки и тот, что в майке, сказал:
- Базара нет, красиво завернул. Вроде то же самое, что «Пасите за бубней», а звучало солидно…

Больше парни не матерились, от чего и разговор у них слегка подзачах.

Когда мы уже сидели за столиком и давились гамбургерами, ко мне вдруг подошел мужик в белом пиджаке и сказал:
- Извините, а как Вы там, на улице сказали после того, что мол, можно мне рассчитывать… а дальше?
- А зачем это Вам?
- Ну мало ли, может и мне в подобной ситуации пригодится?

Я простодушно стал вспоминать те слова, но в разговор неожиданно влезла моя Шура и с деликатной улыбкой сказала:
- Вам пока не пригодится. Для начала нужно победить страх сцены, а уж потом учить роль...

Кто не переносит матов, просьба зажмуриться и пролистнуть. Впрочем, я
оставил их только там, где не обойтись – бывает и такое.

В 92-м мы поставили первую винду на оба слабосильных компа нашей
лаборатории. Жидкий азот к тому времени накрылся медным тазом вместе с
комплектующими, дорогущее оборудование встало – пришла пора заняться
чисто литературным трудом, то есть писать диссеры. Конкретно мы
заколебались вписывать от руки тушью надстрочные и подстрочные индексы
во всякие формулы, а в ворде они были, вот мы его и поставили. Осваивали
наперегонки, делясь своими открытиями с коллегами. Одна из функций,
глобальная замена, до сих пор неинтересна большинству пользователей.
Но вот попробуйте вручную вычистить от случайных двойных пробелов,
двойных точек, пробелов перед точками и прочей хрени трёхсотстраничную
монографию! Теперь это занимало секунды – заменяем например двойной
пробел на одинарный по всему тексту, далее быстро жмём на эту кнопку
несколько раз подряд, пока ворд не сообщит, что заменять больше нечего.
Далее листаем вручную, чтобы выявить уродов, которые до сих пор не знают
кнопки Tab и лепят вместо неё на глаз множественные пробелы.

Впервые набрёл на это открытие аспирант Валера и решил им поделиться с
товарищами в яркой мнемоничной форме. Естественной жертвой пал аспирант
Боря – мрачный и грузный, он не желал припрыжку скакать до туалета на
четвёртом этаже, а вместо этого неторопливо шествовал в другой конец
длинного здания на первом, а потом ещё подолгу курил на крылечке. Оба
виндовозных компа у нас по часам и минутам были расписаны. Ждать, когда
Боре наконец приспичит в туалет, а потом рассчитывать свалившиеся на
тебя 10-30 минут в зависимости от темпов его продвижения - многих
раздражало. Аспирант Валера вполне уложился в пять – он заменил по всему
тексту бориной диссертации запятую с пробелом на «, бля, », точку на
другую фигню, множественные пробелы-точки и прочие типичные опечатки –
на десяток более цветистых выражений. Весь текст сразу преобразился. В
нём появился рефрен после каждой квадратной скобки с точкой, завершающий
информацию о работе другого автора. Теперь каждая из этих ссылок
сопровождалась унылым, но настойчивым комментарием: «Впрочем, при всём
уважении к авторам этой работы, я полагаю, что их результаты тоже
херня…»

Но главное было даже не в этой механической замене – у Бориной фразы
наконец появилось дыхание. Как всякий экспериментатор, сталкивающийся с
реальной жизнью в виде поломанных железок, Боря был немногословен. Он
выражался только в тех случаях, когда у него опять что-то не получалось,
или тем более получалось. А ведь только из таких моментов и должен
состоять текст любой хорошей диссертации. Неудивительно, что Боря рожал
свой текст трудно и наступал себе при этом на горло. Его цензурный
высушенный текст производил странное впечатление на коллег, знавших Борю
в жизни. Даже опечатки он делал смысловые – после выводов, для него
наиболее волнительных. С пунктуацией он был вообще не в ладах, как
впрочем и я сам, но если уж Боря ставил для разнообразия свою запятую,
то она чего-нибудь да значила. Двойные пробелы у него служили
драматической паузой. Пять минут работы – и весь текст диссертации
заиграл красками:

«Предложенная автором данной работы методика, бля, обеспечивает полное
соответствие экспериментальных и теоретических данных, на хуй! Ёбаный
конь! Удалось наконец доказать, бля…» - и так далее, полтораста страниц.

Читали мы это вслух выборочно, начав именно с выводов работы. К моменту
возвращения Бори с туалета-перекура вся лаборатория сидела по своим
стульям уже никакая. Боря воззрился на свой текст, пробормотал какое-то
ругательство, исправил, снова исправил, долго и задумчиво смотрел в
целом, потом принялся лихорадочно листать свой многолетний труд до
конца, мрачнея на глазах. Его можно было понять. Сама концепция
глобальной замены до этого утра была неизвестна ни одному из
присутствующих. Начисто переписать свежую редакцию всего диссера от
первой до последней страницы за время бориного пребывания в туалете, да
ещё так сочно, представлялось совершенно немыслимым. Охуевший Боря
жалобно сказал: «Ребята, у меня кажется вирус…»

Мы пришли ему на помощь и быстро выяснили, что вирус этот реагирует
похоже только на самых злостных матершинников – файлы других
пользователей не пострадали. «Да я же только устно!» - пролепетал Боря
и уставился на нас подозрительно. Но ведь это была знаменитая загадочная
винда, а передовые статьи о распознавании устной речи были тогда в моде.

Бэкап мы ему конечно восстановили, но какой-то подонок успел влепить в
процессе пару параметров автозамены. Теперь, когда Боря особо
разволновывался над своими выводами и начинал делать обычные для себя
опечатки, у него сама собой выскакивала строчка прямо в тексте: «Эх,
Боря, Боря. Материться нельзя даже мысленно!» Не знаю уж, насколько это
подействовало, но он периодически жал на бэкспейс и вслух до самого
вечера не матерился _вообще_. Впрочем, Боря легко это компенсировал
буквально за несколько минут, когда мы сжалились и объяснили ему смысл
этих полезных операций…

Давно живу в Китае. Вчера пил пиво с китайцем-бизнесменом, который много
раз был в России и в Европе и в Штатах. Говорит - ну как так - я ехал на
машине из Питера в Москву - дорога ужасная просто! Почему так? Я говорю
- ну деньги воруют. Так позовите немецкую компанию - они вам хорошие
дорогие построят. Я говорю - нет, нельзя, только "свои" компании могут
строить дороги. И в результате каждый год ремонт и разворовывание денег.
В глазах искреннее непонимание - "А почему вы их не расстреляете всех?"

Было это во времена студенчества в г. Томске. Мы с 2 пацанами снимали
квартиру и к нам постоянно приходили друзья с общаг на пивко и водочку.
Так вот пришел как-то один друг, Сергей. Выпили хорошо, ну и время
подоходило ему ехать в общагу, так как она в 12 ночи закрывалась.
Заказали такси. Минут через 15 вышли из подъезда, возле него стояла
шестерка в темноте полной. Мы подошли к машине, открыли заднюю дверь,
посадили Серегу и сообщили водиле адрес куда везти изрядно подвыпившего
друга. Машина уехала, мы - домой, отсыпаться перед универом. На
следующий день приходим в универ и пришел Серега, очень зло на нас
посмотрел и выдал фразу - "ну вы и сволочи!!". Мы ничего понять не можем
и тут он поведал.
Едет он в той машине и стало ему жарко, попытался он открыть окошко и
никак не мог найти ручки, все общупал в темноте - нету. Тут он
повернулся назад и увидел 2 милицейские фуражки. Пододвинулся вперед и
увидел 2 мужиков (водилу и рядом) с погонами. Быстро протрезвев, он их
аккуратно спросил: "Дяденьки, а вы меня куда везете?". Те, заливаясь
смехом ответили:"Ну куда сказали - туда и везем - на Южку (Южная площадь
в Томске) в общагу №8". Прошло несколько минут, менты ржали как кони,
Сереге не до смеху. Подъехали к общаге, вышел водила, открыл дверь,
сказал Сереге не переставая ржать: "Выходи, приехал домой". Серега
аккуратно вышел, увидел родную общагу и спросил:"А сколько я вам
должен?" Менты еще сильнее залились смехом и уехали. Вот такой
интересный студенческий город Томск. :)

Вслед истории про "вздутие живота вследствие беременности". Была и в
моей жизни мед. справка, оставившая неизгладимые впечатления у коллег и
несмываемый позор в моей биографии.
Итак, однажды меня укусил пес. Громадный, дурной и невоспитанный
кавказец друзей, впрочем, виновата была я сама - в состоянии приличного
подпития полезла его погладить. Он и так был в стрессе - вывели из
вольера, привязали в дальнем углу сада, вокруг полно чужих (крестины
обмываем!), зверь аж охрип от лая и ненависти, а тут и я с объятиями.
Прыжок был явно нацелен в горло, но поводок спас бабу-дуру - песик
достал клыками только до бюста (а размерами я Богом не обижена). Три
клычища встретили на пути джинсовую ткань и оставили здоровые синяки.
Четвертый клык попал подмышку и оставил там изрядную дыру (обмотанная
ваткой спичка с перекисью уходила в ямку целиком). Дальнейшие
душераздирающие подробности опустим, а от еще дольше получится.
Следующий же день был рабочим, я только-только устроилась в большую и
приличную фирму и о прогуле речи быть не могло, а к врачу все-таки
хотелось, не комар ведь укусил. Значит, нужен оправдательный документ.
Сказано-сделано, с утра я уже в регистратуре поликлиники. А есть талон к
хирургу? - А пожалуйста! Надо бы насторожиться, с каких это пор у нас
талоны свободно и без очереди? Но ничего не екнуло в травмированной
груди...
В пахучем больничном коридоре два кабинета хирургов. К одному -
стандартная очередь в гипсе, на костылях, в повязках и т.д. Злобные и
подозрительные взгляды исподлобья - а не собирается ли этот симулянт
пролезть без очереди? То есть успокаивающая и нормальная обстановка
нашей поликлиники. Возле двери рядом витает ужас - там нет НИКОГО. А
талончик-то мой именно сюда. Наивно решив, что после укуса в грудь мне
уже мало что страшно, стучу и вхожу.
За столом сидит ОНА. ОН. ВРАЧ-ХИРУРГ. Древняя-древняя бабушка, таких и
на улицах-то не увидишь, они неходячие. Седая как лунь, чуть живая, в
нирване, на внешние раздражители не реагирует. Но в белом халате и при
кабинете. Ни на здрасьте, ни на окрики "Кхе-кхе! Доктор!" не отвечает.
Зато из перевязочной вышла медсестра, лет на 10 помоложе, то есть годков
70-75, и поинтересовалась, чего мне понадобилось. Судя по всему, к
пациентам здесь не были готовы и вряд ли помнили, для чего они вообще
сюда прутся.
Я уже поняла, почему мне так легко достался талон к этому врачу, но
отступать бессмысленно, хоть справку надо взять на работу. Через десять
минут громогласных повторов одного и того же в ухо глухоманной сестрице
я объяснила ситуевину и попросила осмотреть укус, дать мне рекомендации
по лечению и справку. Насчет рекомендаций - самой стало смешно, но
что-то из рассказаного бабанька расслышала (на мою голову), справку
накарябала и даже сумела получить подпись от призрака хирурга.
Ах, ну почему я была (да и осталась)так наивна и доверчива и мне даже в
голову не пришло ее развернуть и прочитать, прежде чем вручить своей
начальнице, даме ехидной и горластой... В общем, в справке было дословно
написано: такая-то сякая была на приеме у врача по поводу УКУСА
КАВКАЗЦЕМ ЛЕВОЙ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ. Подпись. Печать. Дата.
Сами понимаете, что страстный кавказец, откусивший новой сотруднице
левую молочную железу, стал хитом фирмы не на один год. А с карьерой
отчего-то и как-то не сложилось... Ставки потешника не предусмотрено...

Реальный случай в нашем военкомате.
Призыв. Идет медосмотр на призывной комиссии. Картина следующая: парень
стоит на входе в кабинет психиатра и рычит, усердно изображая мотоцикл -
руки держит "на руле":
- БРР, БРРР...!
Психиатр устало так посмотрел на него:
- Ну, чего стоишь, заходи.
Парень продолжает:
- БРР, БРРР, БРРРРРР...!
- Ну, заходи, заходи, чего встал-то?
- БРР... Не могу - люлька мешает! БРРР...! БРРРРРР...!

Психиатр невозмутимо встает, раскрывает полностью двери:
- Заезжай, ставь вот тут рядом с моей...

Не мое.
Я американец, но вырос в СССР, мой отец служил военно-морским атташе при
посольстве в Москве. Прожив 12 детских лет в Москве, уезжая, я говорил
по-русски лучше чем по-английски. Но не в этом дело, мы недавно переехли
в другой дом и я нашел свои логи, которые вел служа в радио разведке на
тихом океане. Мои способности в русском языке были востребованы
разведкой ВМС и я служил у них с 1979 по 1984 год. По долгу службы и для
себя, я вел журнал. Казенную часть сдавал в архив, а свою себе. Мы - 7
человек, включая двух бывших немецких офицеров, которые побывали в СССР
в плену, считались лучшими лингвистами в ВМС. Мы слушали эфир 24/7 и
иногда, особенно когда были учения, проводили в наушниках по 18 часов.
Что-то было в записи, а в основном "живой" эфир. Я должен признать, что
русских нельзя победить именно из-за языка. Самое интересное говорилось
между равными по званию или друзьями, они не стеснялись в выражениях. Я
пролистал всего несколько страниц своих старых записей, вот некоторые:
**
- Где бревно?
- Хер его знает, говорят на спутнике макаку чешет.
Перевод:
- Где капитан Деревянко?
- Не знаю, но говорят что работает по закрытому каналу связи и
отслеживает американские испытания прототипа торпеды МК-48 (Mark-48,
тогда еще перспективная наша разработка)
**
- Серега проверь, Димка передал что канадчик в твоем тазу залупу
полоскает.
Перевод:
Сергей, Дмитрий доложил что в Вашем секторе канадский противолодочный
вертолет ведет акустическое зондирование. (На тросе опускает зонд эхолот
- по форме похож на перевернутый колокол.)
**
- Юго западнее вашего пятого, плоскожопый в кашу срет, экран в снегу.
Перевод:
- (Юго западнее вашего пятого?) военно-транспортный самолет сбрасывает
легкие акустические буйки в районе возможного расположения подлодки
серии К, на экране радара множество мелких обьектов.
**
- Главный буржуин сидит под погодой, молчит.
Перевод:
- Американский авианосец маскируется в штормовом районе, соблюдая
радиомолчание.
**
- Звездочет видит пузырь, уже с соплями.
Перевод:
- Станция оптического наблюдения докладывает что американский самолет
заправщик выпустил топливный шланг.
**
- У нас тут узкоглазый дурака включил, мол сорри с курса сбился, мотор
сломался, а сам дрочит. Его пара сухих обошла у них Береза орала.
- Гони его на хуй, я за эту желтуху не хочу пизды получить. Если надо,
пусть погранцы ему в пердак завернут, а команду к нашему особисту
сказку рисовать.
Перевод:
Во время учений флота, южно-корейское судно подошло близко к району
действий, сославшись на поломки. При облете парой Су-15 сработала
радиолокационная станция предупреждения "Береза". Трам-тарарам... , при
попытке покинуть район, лишить судно хода и отбуксировать.

("Chicago Tribune", США)
Я скорее доверюсь Ивану с разводным ключом, чем выпускнику
Калифорнийского Политехнического с его научной степенью и навороченным
компьютером

Майк Томас (Mike Thomas), 28 июля 2005

Пришло время сказать русским спасибо. Пришло время поблагодарить их за
то, что они держали международную космическую станцию `на плаву` пока
`шаттлы` разбирали по винтику в `автосервисе` НАСА. Более двух лет они
доставляли туда астронавтов, припасы и вывозили мусор. Без них нам
оставалось бы только затопить МКС в океане или замотать топливные баки
`шаттлов` скотчем и надеяться на лучшее.

А ведь когда-то чиновники из НАСА хотели вообще выставить россиян из
проекта МКС. Они жаловались, что у русских нет ни гроша в кармане, что
они ничего не способны сделать вовремя. Эти неумехи-Иваны понятия не
имеют о высоких технологиях: они только и умеют, что склепать пару
канализационных труб, залить туда керосин, посадить сверху парочку
астронавтов и запустить все это к сараю на орбите под названием `Мир`.

Но Билл Клинтон (Bill Clinton) решил: русские должны остаться. Умный
парень этот Билл! Дело в том, что русская космическая программа - более
безопасна и надежна, чем наша. С тех пор, как `Колумбия` сгорела в
атмосфере, русские успешно доставили на МКС пять экипажей.

Русские действуют по принципу: все гениальное просто. Они впервые
запустили корабль `Союз` в 1967 г. У него отказал парашют и космонавт
погиб. Еще три космонавта погибли в 1971 г., когда при спуске произошла
разгерметизация кабины. Но после этого все пилотируемые полеты в СССР и
России обходились без жертв. `Шаттлы` же стали могилой для 14
астронавтов. Катастрофы `Колумбии` и `Челленджера` приостановили
американскую космическую программу в общей сложности на пять с лишним
лет и обошлись в миллиарды долларов.

Русские же, тем временем, просто летают в космос. Они разработали
эффективную базовую конструкцию и остаются ей верны. Американцы создали
куда более сложный в техническом отношении корабль, и сегодня, почти
четверть века спустя, все еще не понимают, как он работает. Для запуска
кораблей на орбиту русские используют ракету `Союз`, сконструированную
еще в 1960е гг. Она стала `рабочей лошадкой` их космической программы:
на счету `Союза` более 1000 запусков, он доставлял на орбиту все, что
угодно - от военных спутников до космического туриста Денниса Тито
(Dennis Tito). Такую ракету конструкторы называют `простой как топор`.
На ум сразу приходит пикап `Шевроле` 1967 г. - он пробежал уже 245000
миль, насквозь проржавел, но все равно заводится с первого раза. Вот и
русские ракеты надежны как скала.

Десятки лет эксплуатируя одну и ту же систему, вы изучите ее как
облупленную, и сможете устранить любые неполадки. Вы гарантированы от
неожиданных `ударов в спину` из-за прогоревших уплотнительных колец или
отвалившихся пластинок теплоизоляции. А если сбой и произойдет, вы
сможете быстро выяснить и устранить причину. В 2002 г., когда `Союз` с
автоматическим кораблем взорвался на старте, русские быстро поняли, что
это не связано с конструктивными дефектами, и меньше чем через месяц
успешно осуществили пилотируемый полет. Сравните это с задержками из-за
катастроф американских `шаттлов`

Русские потратили не одно десятилетие, чтобы свести к минимуму
возможность любых неполадок космических систем, а мы все это время
двигались в противоположном направлении. Если бы мне пришлось лететь, я
бы выбрал `Союз`, а не `шаттл`. Я скорее доверюсь Ивану с разводным
ключом, чем выпускнику Калифорнийского Политехнического с его научной
степенью и навороченным компьютером.

И в этом я не одинок. Когда китайцы - мастера технологического
`пиратства` - запускали свою программу пилотируемых полетов, они не
стали красть чертежи `шаттла`, а скопировали `Союз`.

В 2010 г. `шаттлы` подлежат списанию. Высокотехнологичная система X-33,
которая разрабатывалась для их замены, была настолько
высокотехнологичной, что оказалась непригодной для практического
использования, и от проекта пришлось отказаться после того, как на него
уже было потрачено 1,3 миллиарда долларов. Теперь у нас появилось нечто
под названием `Пилотируемый исследовательский корабль` (Crew Exploration
Vehicle): проект обойдется в 15 миллиардов долларов, а первый запуск
запланирован на 2014 г. Вместе с ним в нашу космическую программу придут
неполадки `нового поколения`.

`Союз` же к моменту первого полета `шаттла` верой и правдой служил своим
создателям почти 15 лет, и будет служить и дальше - после того, как
последний `шаттл` встанет на вечную стоянку в Смитсоновском музее
авиации и космонавтики. В отличие от `шаттла`, `Союз` вечен. Меня
нисколько не удивит, что нам снова придется полагаться на него, чтобы
выручить из беды программу `Пилотируемого исследовательского корабля`.

Слава Богу, у нас есть эти неумехи-россияне с их `безнадежно устаревшей`
космической программой!

В этой давней истории три главные роли - мужские. Первый персонаж -
советский солдат, трижды раненый. Второй - сиамский кот. Третья роль - у
нашего завотделом профессора Грушина. Роль, в общем, не самая большая,
но со словами. В основном, нехорошими.

Ну, и женщины тоже не последние роли играют.

Устроился в нашу лабораторию лаборантом некий Саша, демобилизованный по
ранению. Родился Саша красивым, но жутко невезучим. Все плохое, что
могло и не могло с ним случиться, - случалось. Такому человеку нельзя на
улицу выходить, а его призвали в армию и послали в ГДР. Вскоре там он
получил первое ранение. На учениях при преодолении огневой полосы
препятствий с какой-то горючей гадостью он зацепился за что-то и упал, а
ему на спину сильно наступил его друг сапогом именно с этой гадостью.
Как-то в бане Саша показывал мне след на спине - довольно четкий
отпечаток подошвы примерно 44-го размера. После излечения Сашу в составе
военного патруля вызвали разбираться с какой-то дракой в пивной. Кто там
дрался, немцы или соотечественники, Саша так и не узнал, потому что
вбежав в пивную первым, он получил огромной дубовой табуреткой по лбу, и
очнулся уже в медсанчасти. Наконец, третье ранение, уже пулевое, он
получил когда стоял в карауле у какого-то памятника. Таким образом,
ясно, что Саша не тот человек, которого удача преследует своими
услугами.

Это третье ранение в область поясничных позвонков крайне встревожило
Сашу, поскольку он понимал, что с его везучестью стать импотентом так же
легко, как насморк получить. В результате Саша бросил все силы на
регулярные проверки того, что вражья пуля не испортила его лучших
качеств. В разгар этой кампании он познакомился с одной девушкой
отменной внешности, и перед ними встал, как говорили раньше, главный
вопрос советского влюбленного - "где?".

Везунчик Саша не нашел ничего лучшего, как привести свою очаровательную
подругу, одетую по тогдашей моде в водолазку и короткую вязаную юбку,
облегающие ее шикарную фигуру, в нашу лабораторию, наивно полагая, что в
субботу научные сотрудники, так же как и пролетариат, отдыхают по домам.
На его счастье (или, скорее, на беду), в эту субботу действительно
никого не было. Саша нахально пошел к вахтерше, назвался МОЕЙ фамилией
(скажем, Филиппов) и сказал, что ему нужны ключи от лаборатории, потому
что у него (нет, но какая наглость!) апробация диссертации. И получил
ключи! Затем парочка открыла лабораторию и расположилась в кабинете
проф. Грушина, где в предбаннике стоял вполне приличный диван, на
котором в тот момент отдыхал кот, давно взятый нами из вивария в
качестве талисманного животного лаборатории.

Это талисманный кот был таким же умным, гордым, красивым и способным на
утонченную месть, как граф Монте-Кристо в исполнении Жана Марэ. И тут
юные любовники совершили фатальную ошибку. Саша запер всегда бывшую
открытой дверь кабинета, лишив, таким образом, кота свободы, а подруга
сказала "брысь" и грубо пихнула кота с его дивана. От такого хамства кот
просто потерял дар речи, если можно так сказать. С этого момента
началась череда катастроф.

Первая случилась, когда через некоторое время в лабораторию явился проф.
Грушин со своей аспиранткой Наташей, у которой действительно на
следующей неделе должна была быть апробация. К общему удивлению дверь
кабинета оказалась заперта, а изнутри слышалась весьма характерная
скрипичная ритмика кожаного дивана и хриплое дыхание Саши. Как
рассказывала впоследствии Наташа, проф. Грушин покраснел еще больше, чем
она и, как бы про себя, сказал несколько нехороших слов. Затем
приговаривая "а вот мы сейчас на вахте все выясним", профессор повлек
Наташу подальше от этого срамного места. Вахтерша же на вопрос проф.
Грушина отвечала, что ключи от лаборатории взял некий Филиппов из его
отдела, потому что он сейчас там диссертацию апробирует.

- Кого он там апробирует? - истерически вскричал проф. Грушин. - Да я
его сейчас сам отапробирую.

В тот момент, когда проф. Грушин искал истину на вахте, в дверь кабинета
раздался удар такой силы, что от нее отскочила табличка с надписью "Зав.
отделом" и еще несколько финтифлюшек, а Саша с подругой чуть не
брякнулись с дивана. Это свалилась вторая катастрофа, а именно, со
второго этажа спустилась работавшая в соседней лаборатории жена проф.
Грушина. Здесь каждый поймет естественное волнение женщины, которая
думала, что ее муж репетирует доклад с аспиранткой, но вместо этого
застает запертую дверь, за которой скрипит диван.

В это время в кабинете, охваченном паникой и сотрясаемом ударами в дверь
с частотой барабана на чумовой дискотеке, наступила катастрофа номер
три. Обнаружилось, что кот из мести написал в Сашины туфли, но это было
мелочью по сравнению с тем, что у подруги с концами пропали трусики и
юбка. Было совершенно понятно, что их упер подлый кот, затаившийся
где-то за шкафами с книгами. Юбку, правда, быстро обнаружили, вернее то,
что от нее осталось. Кот-мститель явно хотел ее полностью распустить,
но, видимо, не нашел той главной нитки, за которую нужно тянуть. В
результате юбка сохранила целостность, но превратилась из короткого
сексуального прикида во что-то типа крупнодырчатого макраме с висящими
до пола нитяными соплями. Стало ясно, что лучше вообще ничего не
надевать, чем эту авоську на голое тело.

Внезапно удары стихли, поскольку в коридоре показался шагающий к месту
событий проф. Грушин, незаслуженно заподозренный в измене, и радостная
жена поспешила ему навстречу. Профессор же, если сгладить его речь, на
ходу выразился в том смысле, что сейчас Филиппову придет песец, склонный
к полноте. Тем временем, пока атакующие перегруппировывали силы, Саша
проявил лучшие качества русского солдата - смекалку и самоотверженность.
Быстро обшарив полки, он нашел старый белый халатик, надел его на
подругу и велел ей бежать через окно. При этом кардиологические больные,
гулявшие во дворе, пришли в болезненное возбуждение, вредное для их
состояния. Вы никогда не видели изящную девушку, на которой ниже пояса
только короткий халатик, перелезающую на шпагате широченный подоконник,
а потом загородку цветника, на который она приземлилась? По
изобразительной части это круче "Мулен Руж", только без музыки.

А через секунду оставшийся один храбрый Саша кинулся открывать дверь,
чтобы принять удар на себя. Тут же из засады вылез кот. Саша поймал его
за шкирку, чтобы отвесить пенделя, но котяра извернулся и врезал Саше
прямо по губам, так что кровь полилась прямо как у Тарантино. Как
выяснилось вскоре, этим самым наш талисман Сашу спас.
- Тут влетает Грушин, - рассказывал после Саша, - я а весь в крови и в
обоссанных ботинках. Он орет - ты чем тут занимался? И тут меня как
осенило - припадок, говорю, у меня был. Эпилепсия. Язык, губы -все
перекусано. Ох, вот на диване меня колбасило, ох, колбасило. Судороги,
встать не мог.
- У него ранение в голову - подсказала подошедшая Наташа.
Так Саша и подруга были спасены. Проф. Грушин был совершенно сбит с
толку, застав несчастного окровавленного эпилептика вместо развратного
Филиппова. И в этом состоянии полной дезориентации профессор, в свою
очередь, совершил грубейшую ошибку в отношении талисманного кота. Он
потянул носом воздух и сказал:
- А что это тут за вонь кошачья? А ну-ка брысь, и чтоб этот кот больше в
мой кабинет не заходил.

В эпилоге кот подтвердил свои талисманные способности. В благодарность
за чудесное спасение Саша с подругой через два дня принесли коту большой
кусок из рыбного заказа. Вскоре Саша уволился и очень счастливо женился
на своей красавице. Серьезно рассматривался вопрос о приглашении
кота-талисмана на свадьбу. Грушину же, неосторожно обидевшему кота,
судьба преподнесла большую клизму. В его кабинете уборщица нашла рано
утром на полу под чехлом от пишущей машинки женские трусики и очевидно
из подлости повесила их на дверь кабинета. К приходу Грушина на работу,
с трофеем успел ознакомиться весь отдел. Откуда эти трусики появились в
его кабинете, глубоко удрученный Грушин так никогда и не узнал.

О чувстве юмора у водителей маршруток.

Один из пассажиров просит водителя:
- Остановите, пожалуйста, у вон того зеленого УЗАика.
Водитель:
- УАЗик отъезжает, догонять?

Когда моему племяннику было четыре года, он запросто обращался с
компьютером, а вот после посещения унитаза ему требовалась помощь.
В очередной раз сходив на "горшок", он кричит из туалета:
- Мама, вытри мне попу.
Когда он вернулся в комнату, моя жена сделала ему замечание:
- Данил, тебе не стыдно, уже такой большой, с компьютером у тебя
проблем нет, а попу вытирать не умеешь.
На это последовал ответ:
- Ну вы сравнили, тетя Света, компьютер-то спереди, а попа сзади!

История о разноцветных тараканах - в копилку юным натуралистам и
селекционерам.

Однако отметить надо, что народ наш во все времена отличался любовью
своей безграничной к братьям своим меньшим. Не знаю, о чем (или о ком)
вы подумали, а я имею в виду всяких домашних питомцев - кошечек,
собачек, рыбок, птичек и им подобных тварей бегающих, плавающих,
чирикающих и обязательно гадящих, гадящих, гадящих...
Студенты - это те же люди, только средств как правило у них поменьше, а
изобретательности и пытливости ума - побольше. Живущие в общежитии
студенты - это те же студенты, только... Хм-м... Да нет, не совсем те
же. Чтобы понять это - надо самому попробовать.
Итак, мизансцена и действующие лица те же, что и в истории №15 от
26.07.01 «об экспериментах с электричеством». (К моему приятному
удивлению - получившая найбольший рейтинг того дня). Для тех, кто
пропустил, и кому лень вернуться и прочитать, картина следующая...
Зима 1978 года. Мужское общежитие института МИНХ и ГП. 2-й курс.
А далее - начало как в детском стишке.
«Дело было вечером, делать было нечего,
... и сказал Сережа другу - просто так».
- Валера, слушай, - говорю я. - Как-то неуютно тут у нас в комнате. Не
по-людски. Будто в общаге какой-то живем. Ни тебе горшочков с цветочками
на окнах, ни ковров на стенах. И скучно, и грустно, и некому руку подать
в минуту душевной невзгоды (С. Есенин)... Одни обои голые, да несметные
полчища этих гадов, страшных и усатых (в смысле - тараканов), с которыми
мы ведем беспощадную и бесконечную борьбу. А не завести ли нам
какое-нибудь домашнее животное? Чтобы было за кем ухаживать, кормить,
поить, на прогулку выводить, ласковые слова говорить и т. д.?
Сказано - сделано.
А поскольку другого исходного материала кроме этих
же гадких тараканов под рукой не было, на том и порешили. Заведем-ка мы
себе ручного таракана. Глядишь, а там и бизнес в будущем наладим, будем
устраивать в общаге тараканьи бега, известные на Руси еще с незапамятных
времен.
После чего немедленно был произведен отлов наиболее молодых и шустрых
особей и, после тщательного отбора и отсева, в наших руках остался
самый-самый. Шустренький такой. Маленький такой. Усатенький такой.
Красивенький такой. С умной мордочкой. Сразу ставший нашим всеобщим
любимцем. После непродолжительных получасовых споров и взаимных
оскорблений мы с другом ему даже имя придумали - КУЗЯ!
А как же? Как же домашнее животное, и без имени-то.
К слову, к этой ошибке природы (к тараканам как к виду фауны в целом)
особой любви я никогда не испытывал. Кроме обычной равнодушной
брезгливости. И в меру своих студенческих сил боролся всякими честными и
нечестными методами. Могу одним поделиться. Не чета всяким там
«Машенькам», «Бораксам» и ныне разрекламированным «Рапторам». Метод -
для особо не брезгливых. Метод очень простой, проверенный многими
поколениями студентов, и, насколько мне известно, до сих пор почему-то
никем не запатентованый. Так что, дерзайте.
Итак. Исходные материалы - пустая, лучше 3-литровая банка, поллитра
кефира (любой жирности), и деревянная дощечка около 50 см, можно
использовать неструганную. Кефир выливается в банку, в которой
благополучно скисает через пару дней и начинает привлекать орды жаждущих
тараканов. Банка ставится в наиболее посещаемое тараканами место. У нас
в общаге этот пункт можно было игнорировать (наверное и до сих пор, и не
только в нашей общаге) из-за равнозначности любого участка комнаты.
Поэтому мы ставили эту банку в шкаф с одеждой. Чтобы не шокировать
приходящих иногда гостей. Иногда женского пола.
Далее к банке приставляется заранее приготовленная дощечка таким
образом, что один ее конец находится на полу, а второй кладется свободно
на горловину заряженной кефиром банки. Принцип данной «Тараканоловки»
прост и надежен до неприличия, как все гениальное: эти гады тараканы
выстраиваются в очередь, и, торопясь и обгоняя друг друга, взбираются по
наклонной дощечке вверх, откуда совершенно добровольно сваливаются вниз
к вожделенному прокисшему кефиру. А выбраться уже не могут. Тем самым
пополняя ряды копошащихся своих собратьев, упивающихся без ограничений
этим кефиром до самой смерти своей через утопление из-за падающих на
голову все новых и новых соплеменников. И такой процесс продолжается 24
часа в сутки.
Без перерыва на обед. Эдакий современный вариант басни Крылова «Лиса и
виноград». По мере (достаточно быстрого надо сказать) наполнения 3-х
литровой банки тараканами до краев вышеуказанная конструкция временно
разбирается, содержимое вытряхивается в унитаз (по крайней мере мы тогда
были молодыми и так и не придумали, куда по-научному использовать улов,
хотя наверняка можно было заключить подряд с какой-нибудь птицефабрикой
и производить обмен живым весом на их продукцию и жить безбедно. Ну да
хорошая мысля приходи опосля). Затем заливается новая порция кефира, и
конструкция опять готова к применению. Желаю успехов.
Н-да, так вот, вернемся к нашим баранам.
То бишь к нашему питомцу-любимцу таракану Кузе.
Выделили мы ему пузырек стекляный от каких-то лекарств, в пластмассовой
крышке дырочек наковыряли для вентиляции. Короче, конура/аквариум
получилась замечательная. Следующие несколько дней были для нас с другом
настоящим праздником. После лекций кто куда, а мы в общагу летим,
проверить -
а как там наш маленький? Не заболел ли? Не помер ли? Ну да что мне вам
рассказывать. А то сами не знаете, сколько тревог, забот и хлопот, когда
в доме появляется какой-нибудь щенок или котенок.
Вообщем, и поили мы своего Кузю, и кормили его, и на прогулку гулять
(по столу) выводили. Дня три. А может четыре. Потом, естественно,
надоело.
- Слушай, Валера - говорю я как-то своим излюбленно невозмутимым тоном. -
А давай мы на нашем Кузе эксперимент проведем?
При слове ЭКСПЕРИМЕНТ мой друг, неоднократно уже наученный горьким
опытом, вдрагивает, но, поняв, что на этот раз мой пытливый взор обращен
не на него, а на Кузю, расслабляется, но все же с опаской добавляет:
- Что? Опять что-нибудь с электричеством? Батарейку хочешь к нему
подключить? Или в задницу засунуть и проверить, как это отразится на его
спринтерских показателях? Или экспериментальным путем вывести формулу
зависимости изменения сопротивления участка цепи от массы подключаемого
внешнего источника в виде Кузи?
- Да типун тебе на язык, - говорю. - Что мы, изверги какие? Я
просто читал где-то, что таракан может очень долго без пищи прожить.
А вот сколько именно - не знаю. Давай проверим? Да и вообще... В день
вроде крошка хлеба - это не очень много, не жалко. А за неделю? А за
месяц? Так ведь и самим недолго ноги протянуть. Стипендии у нас хоть и
повышенные, но все же рассчитаны на один рот, а не на два.
Справедливо? Опять же с научной точки зрения это будет небезынтересно...
На том и порешили. Так наш Кузя, не успев насладиться и еще не привыкнув
окончательно к роли домашнего питомца, оказался в роли испытуемого. На
его баночке была написана дата начала опыта, и...
время пошло. Для чистоты эксперимента решено было не только не кормить
нашего Кузю, но также и не поить. Баночка была плотно закрыта крышкой,
поставлена на видном месте на полочку с книгами и ежедневно заботливо
проверялась. Пульс мы конечно ему не меряли (только из-за отсутствия
приборов), но визуальным осмотром контролировали его самочувствие.
Почти неделю. А далее...
А далее банка с Кузей была случайно задвинута какой-то книжкой и успешно
забыта. С глаз долой - из сердца вон, так сказать.
Месяца через три, а может и через четыре (точно не помню, врать не буду)
я случайно наткнулся опять на эту банку, и, очистив от пыли, чуть не
обомлел. Внутри лежала шкурка таракана, а рядом, свят-свят-свят, сидело
что-то несуразное. Сморщенное, абсолютно прозрачное, скорее напоминающее
в моем понимании высушенного клопа (я их никогда не видел), но с
длинными усами. Змеи сбрасывают свои отслужившие шкурки и меняют на
новые, когда старые им становятся маленькими. В нашем опыте произошел
процесс обратный. Кузя был вынужден избавиться от своей шкуры, т. к. она
стала ему слишком большой. А обзавестись новой -
силенок не хватило. Или из-за отсутствия в организме необходимого сырья
для рекреации.
- Валера - с дрожью в голосе, не веря глазам своим, вскричал я. - А Кузя-то
наш - жив!!!
Открыв крышку и осторожно положив банку боком на стол, мы стали
наблюдать. Кузя, почуяв приток свежего воздуха, недоверчиво выбрался
наружу и стал обнюхиваться, чем бы поживиться. Памятуя, что после
долгого периода голодания вместо грубой пищи, во избежание проблем с
заворотом кишок, рекомендуется теплый куриный бульончик, но за неимением
оного, было предложено обойтись заменителем в виде простой холодной воды
из под крана. Капнули на стол, показали Кузе направление аккуратным
пинком, и Кузя начал пить.
Нет, не так. Он начал пи-и-и-и-и-и-ть! По мере наполнения себя водой,
Кузя сначала начал вытягиваться в длину, а потом раздуваться в ширину. В
результате превратившись в самого настоящего, матерого таракана. Эдакого
Тараканища! Только абсолютно ПРОЗРАЧНОГО.
Настолько, что были видны все его внутренности, включая хребет.
И, как ни странно, с тоненькими крылышками.
Прошло минут 5-10. И мы с другом, отсмеявшись и утерев слезы, начали
проявлять беспокойство о здоровье нашего Кузи. Похоже, что он просто
заснул, так и не решившись оторваться от капли с вожделенной влагой. Так
нередко бывает с котятами над блюдцем с молоком.
Дабы наш Кузя не утопился, мы водворили его на место в баночку и пошли
демонстрировать наше сокровище по другим комнатам в общежитии.
- Народ, - озабоченно говорили мы с другом. - Мы тут у себя какого-то
мутанта в комнате поймали. Вокруг лампочки летал. Что это по-вашему?
Споры были долгими. Версий много. Как впрочем и пива. Для сравнения было
тут же отловлено несколько особей (больших и малых) обычных тараканов.
Пересчитаны ноги. Смотрели снизу. Сбоку. Под лампой и без.
Но окончательный вердикт был у всех один - ТА-РА-КАН. Однозначно.
Вернувшись в комнату, мы решили продолжить эксперимент.
- Валера, - говорю, - а что если вместо воды капнуть на стол чернил? В
конце-концов, первую жажду Кузя уже утолил, насильно заставлять мы его
не будем. А так, ради любопытства...
Капнули. Красных. Ткнули носом. Кузьма наш замены даже не заметил.
И с новыми силами продолжил процесс. Когда голова его полностью
покраснела, мы пошли в обход друзей по второму кругу.
- Мужики, - говорим, - неладное у нас что-то в общаге творится.
Мы еще одного таракана поймали. Опять прозрачного. Только с красной
головой. Не иначе как в этом институте космических исследований, который
рядом на м. Калужской, чего-то с реактором намудрили.
Или авария какая? Или плановый эксперимент? Вы у себя хорошо смотрели?
Подобных красных пятен на тараканах не замечали? А на себе?
После чего, сами понимаете, не скажу, что паника, но мужики чуть ли
не каждого поймавшегося таракана проверяли на наличие пятен. И не только
их, но и своих товарищей. Начиная с себя. Руки, ноги, и т. д.
Оставив их за этим занятием, мы вернулись к себе в комнату.
Не буду испытывать ваше терпение, дорогие читатели, остальными деталями.
Скажу только, что чтобы подлить масла в огонь, мы использовали всю
палитру имеющихся у нас чернил. И каждый раз представляли его изумленной
публике как вновь отловленного.
Каюсь. Любил я писать ручками с чернилами. А не шариковыми ручками.
Поэтому нашлись еще зеленые и обычные синие чернила. Ну а Кузя нас не
подвел ни разу. По-моему, после 3-х месячного воздержания он готов был
вагон выпить. Для большего контраста мы перед очередной порцией чернил
предлагали Кузе запить простой водой. В результате мы получили
уникальный экземпляр таракана, к концу эксперимента больше похожего на
зебру - головка зеленая, потом полосочка на шее прозрачная, брюшко
синенькое, а последняя часть тела еще через одну прозрачную полоску -
красная.
Ну и что дальше, спросите вы? А ничего. До обидного.
На следующее утро мы опять ринулись к нашему Кузе, чтобы узнать о его
здоровье и понести в институт. Трех этажей свидетелей общаги нам
показалось мало.
Но увы и ах. На нас смотрел и усами шевелил обыкновенный огромный
коричневый таракан. Видимо цветных ферментов в чернилах и ночи ему
хватило, чтобы вернуть себе первоначальный окрас.
А жаль. За что и был раздавлен, как потеряв свою индивидуальность и
вместе с ней наш интерес молодых экспериментаторов.
Неужели нашлись те, кто сумел дочитать и эту историю до конца?
И не поверили? А зря. Хотите - убедитесь сами. Желаю успехов.
Только не забудьте запечатлеть все это на цветное фото.

Хмурый февральский день конца семидесятых. Народ на Садовом кольце
дождался троллейбуса, десятки или Букашки - теперь не вспомнить,
и забираются в салон. На задней площадке картина - распростершись
лежит на животе мужичок, руки раскинуты, как у птицы в полете, ноги,
впрочем, тоже. Пипл возмущается, места в троллейбусе и без того не
много. Особенно лютуют старушки, проходясь по "проклятым алкоголикам".
На следующей остановке вваливается человек пять развеселых работяг,
тоже поддатых, но слегка. Видя ландшафт, а может быть даже и натюрморт,
на задней площадке начинают громко ржать. Тут старушки усиливают
напор вербальной антиалкогольной пропаганды. Их возмущению уже нет
границ. К ним оборачивается один из вновь вошедших мужичков из той самой
компании и хорошо поставленным голосом, серьезно так говорит:
"Потише пожалуйста, специалист задний мост прослушивает! Не мешать!"
Бабульки были совершенно ошарашены, ситуация предстала в новом свете.
Антиалкогольная агитация сразу сошла на нет. В довершении всего,
мужик, явно не лишенный актерского дара, наклонился к "прослушивающему
задний мост" и тем же громким голосом, но уже с теплыми интонациями
сказал: "Виктор Николаевич, нам на выход, так что вы уж тут без нас..."

Нарыл в своих старых текстах. История наверно фидошная:
Случай, произшедший с тетушкой и ее подругой, рассказал мне один товарищ.
В каждом городе есть очень "веселые" районы - один из них у нас -
Спартановка. Пришла под вечерок (часов в 9) одна подруга (лет 30-35) к
другой в гости. Посидели, поговорили, чайку попили, глянули -время пол
первого. Решили расходиться, а чтобы не страшно было, решили что одна
другую до средины пути проводит, тем более, что дома в пределах прямой
видимости. Пошли, дошли до средины, стоят, прощаются. Тут из кустов вылазит
мужик, хватает одну из них за руку, и снова тащит в кусты. Та от страха
онемела, потом вспомнила, что надо что-то орать, а что, не сообразила,
но заорала. Эффект был потрясающим - мужик бросил руку и побежал куда-то
изо всех сил. Та оборачивается и видит, что подруга смеется так, что
не может набрать водуха. Та возмутилась - меня мол чуть не изнасиловали,
а ты ржать!
Вторая пришла в себя и спрашивает - ты хоть помнишь, что орала? Та - не
помню, а что? Подруга и говорит - а ты орала УРАААА!!!!!!!!!!

"Здоровье" мы никогда не выписывали. Батя говорил:"Начитаетесь всякой
ерунды, потом покоя не даете".
И вот давненько уже попался мне какой-то журнал по поводу второй белой
смерти (о сахаре). Приводился там способ, или, скороее, пожелание, как
бросить пить чай с сахаром. Способ до боли простой: потерпеть недельку
и пить чай вообще без сахара: ни кристалика; затем положить столько
ложек сахара сколько пили раньше и пить его не сможете. "Да, ботва" -
думаю я. В то время я пил чай с тремя ложками сахара да еще тортом заедал,
но все же решил попробовать...
...И пью я чай без сахара уже который год. И молю Бога, что там не было
подобной статьи о сексе.

Прочитана в журнале израильского общества солдат-инвалидов.
----------------
Война Судного дня. Израильские больницы завалены ранеными. Которых принимают потоком, делают все что могут для спасения жизни и забывают, поскольку идет поток тяжелораненых.
В одной больнице в соседних палатах оказываются на соседних через стенку кроватях два солдата. Загипсованные с ног до головы . Оба тяжелораненые. Незагипсованы у них только руки.
Оба кричат от боли и через стенку будят друг друга. Cтенка тонкая и изоляции никакой.
При этом фазы сна у них не совпадают, и когда один кричит, второй стучит в стенку, чтоб тот перестал... Потихоньку боли утихают, но они уже привыкли стучать в стенку и продолжают перестукиваться, изобретая по ходу дела код. Типа "Как читать дальше

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru