-
1 2018 .


Разговор зашел про ГМО... Тема тертая-перетертая, но в этот раз решили подколоть Петровича. Ему за полтинник, так что был шанс послушать феерические бредни... Но вышло совсем не так....

- Петрович, а ты не боишься жрать ГМО?
- Нет... И вообще, вечно вы не того боитесь...
- Это как так?
- Да так.. Ночью в лесу например, надо бояться не зверей, а человека. Понятно?
- А к ГМО это как относится?
- Тупой... Если я ем бутерброд с лососиной, то хрен ли бояться, если все эти белки замешаны в модифицированной пшенице? А вот самого факта, что люди додумались до этого, бояться надо.
- Почему?
- Ну я тут у вас сисадмин, малость программирую. Таки вот, ДНК - та же программа, только написанная неизвестным кодом. А биологи типа хакеры, пытаются взломать. Раньше просто меняли код и смотрели, что получится. Сейчас стали соображать - что к чему. Но средств программирования на ДНК пока нет, поэтому они по сути те же хакеры. Пройдет десяток-другой лет и ДНК взломают полностью. И средства программирования напишут. Типа с++ или автокада. Ввел характеристики организьма - комп пожужжал - вот твоя ДНК. А 3-д принтер тебе эмбрион этого дела распечатает. И пжалста - розовый слон на день рождения тёщи. Вот тут и начнется юмор. Сделать можно всё.. Муравьи, которые кусают синильной кислотой, организмы со счетчиками - типа двадцатое поколение няшных котиков внезапно порождает метровых тараканов-людоедов, пшеница, которая дает только один урожай. А ведь можно еще инстинкты в генах прописать. Волки, которые хотят прийти в определенный регион и именно там вырезать людей. Шершни с таким же инстинктом. Про бактерии и вирусы вообще молчу. И получается,что безопасность ГМО - это вопрос порядочности и этики. Воот, а когда люди порядочностью страдали? От этого и страшно... Людей бояться надо, а не свёклу...

СВЕТЛОЕ ПЯТНО

Посвящается Петру Семеновичу – настоящему учителю.

Далеко не каждому в жизни повезло повстречать настоящего учителя, но кому посчастливилось, тот будет помнить его до своего самого последнего «стакана воды».

Зашли мы с женой в гости к Маше. Маша - довольно успешный художник, за ее полотна в Европе и Америке платят какие-то неприлично огромные деньги.
По всему дому на стенах развешано целое состояние – Машины картины.
Хожу, любуюсь, смотрю – в красивой раме явно детская работа, на ней мужик в белой рубахе, а на груди у него какое-то зеленое пятно, то ли водоросли, то ли мох, то ли просто абстракция. Короче, странно как-то.
Спрашиваю:

- Маша, тоже ты рисовала?
- Да. Это наш любимый Петр Семенович - руководитель изостудии во Дворце пионеров.
- А чё у него за зеленая хрень?
- Мне тогда было лет восемь, эту картину я рисовала на вступительном экзамене. Туда конкурс был как в Академию художеств. Все хотели учиться у Петра Семеновича.
Родители за дверью переживают, а мы сидим и рисуем. И не вазочку с яблочком, а сразу живого человека. Жуть.
Натурщиком выступил сам учитель, но мы его тогда еще не знали и видели впервые в жизни. Четыре часа уже заканчивались, я ужасно нервничала, торопилась, и вот, как-то неаккуратно потянулась, зацепилась баночкой за мольберт и опа… Зеленое пятно почти на полкартины.
Ничего уже исправить было нельзя, тихо сижу и плачу. Жизнь кончена.
Через некоторое время Петр Семенович заметил мои слезы, встал со стула, подошел, посмотрел на картину, молча взял баночку с зеленой краской и без всяких эмоций вылил себе на грудь.
Потом сел обратно и сказал: Друзья мои, обратите внимание – теперь у меня на рубашке вот такое красивое, зеленое пятно, если время позволяет, то тоже можете его нарисовать…

Маша улыбнулась и стала себе устраивать ладошками ветер в лицо, чтобы тушь не потекла…

Увидел сейчас.. Акция на бензозаправке: "Заправьте полный бак, мы дольём 5 л бесплатно!!!"    - Куда б..ть?....)))))))))))

Геннадий постоянно выглядел как настоящий ботаник. Кривые вечно помятые очки, рубашка не по размеру большая, и галстук с папиного гардероба. Штаны всегда натягивались выше пупка, так что при ходьбе виделись носки. Все чисто выстиранное и гладко выглаженное. Прическа уложенная самым деревенским стилем. Мало того внешность но и повадки выдавали все ботаническое. Разговаривая очень вежливо, он мне всегда напоминал кролика из советского мультфильма «Винни Пух и все все все».

…А еще у Геннадия был мощный удар правой. Настолько мощный, что было трудно устоять, даже если удар удалось заблокировать плечом или рукой. Если прямой удар приходился в корпус, то по телу начинала расходиться тупая не выносимая боль, дыхание сбивалось. Ну а если удар пришелся в голову, то это был уже нокаут, который называют «кто выключил свет?». Я бы не сказал, что Геннадий был фанатом спорта. Тренировался он ровно столько, сколько каждый подросток со двора. Некоторое время ходил на бокс. Где ему скорректировали удар. От этого его движение рукой при ударе было точное, мощное и заточенное как удар самурая мечом.

Сила физическая была, у него я так предполагаю, от природы. Он мог подтягиваться на перекладине до самого пупка, быстро и много. От этого руки у него были как две бетонные сваи. Армрестлинг он выигрывал везде и всегда.

Но самое главное это то, что у Геннадия был дух древнего викинга. Воина, храбрости не занимать. Он не пасовал ни перед кем. Особенно если дело касалось его друзей. Это такой товарищ, который стоит десяти, как пел Высоцкий. И если его или меня кто-то оскорбил нечаянно на улице, то он магическим образом превращался из ботаника в человека очень страшного. Вспомните мальчика Джимми, из острова сокровищ, который по утрам делает зарядку и очень любит маму. Глаза наливались кровью и делались узкими, губы сжимались тонкой линией, а нижняя челюсть чуть выходила вперед. В этакие моменты он шел как бульдозер, и сносил все, что было на пути. Единственный физический недостаток в этот момент было слабое зрение. Он щурился, смотрел куда бить, и шел. Останавливался, щурился и шел дальше. Этакий крот – боксер.

Вот такое вот не сочетание внешности внутреннего мира, всегда толкало Геннадия в разные истории.

Однажды Геннадий ехал на работу. Как всегда комплект – очки, галстук, короткие брюки и портфель в руке. Вот в таком виде он стоял на остановке и ждал маршрутку. А надо сказать что маршрутки, у нас, это наш национальный колорит. Экипаж состоит из водителя, и кондуктора который собирает деньги за проезд. В часы пик, на центральной остановке съезжаются все маршрутки, из открытых дверей высовываются кондуктора, и начинают зазывать пассажиров, громко и непонятно выговаривая весь маршрут. Это реально круче, чем аукцион Сотбис. Голоса разных тонов и октав, на перепев друг другу. Если останавливаются две маршрутки одного направления, это уже дуэль, где кондуктора начинают кричать что осталось два только два свободных места. Это не что иное, как last deal или final offer. Кондуктора, попадаются разные, некоторые бывают очень вежливыми, а некоторые очень наглыми. Наглые это те, которые продолжают зазывать клиентов, даже не смотря на то, что посадочных мест уже нет.

Возвращаемся к Геннадию, который стоит на остановке. Так вот, когда подъехала маршрутка, и Геннадий залез в нее. Только тогда он понял, что мест свободных не было. Все стояли как селедка в бочке, и кондуктор, чувствуя свое превосходство над ситуацией, вел себя по-хамски. Я точно не знаю, что он сказал Геннадию, но это было что-то не приличное и обидное. Геннадий вылез из маршрутки злой и щурившимися глазами запомнил номер. Было не ясно, что конкретно он задумал, но было понятно, что так он это не оставит. Он простоял на высаженном месте некоторое время, как увидел друга, который ходил вместе с ним, когда то, на бокс. План был ясен. Они сели на другую маршрутку с таким же номером и поехали до конечной остановки, где маршрутки освобождаются и немного погодя заходят на второй рейс.

На конечной остановке они простояли около трех часов. Каждый раз, когда его друг тянул его бросить это дело, он вспоминал слова брошенные кондуктором и снова, поджав губы, смотрел вдаль дороги, откуда должна была прийти та злосчастная маршрутка. Так они стояли, как вдруг на горизонте появилась она. Когда все пассажиры вылезли, Геннадий подошел к водителю, и тот узнал ботаника. Водитель маршрутки реально недооценил человека, и таким небрежным видом приказал Геннадию и его товарищу сесть в маршрутку. Все четверо, поехали в пустырь. Ехали далеко и долго. Водитель, щуря глаза, посматривал в зеркало, как бы устрашая Геннадия. В этот момент у него стал как у настоящего ботаника.

Приехали в абсолютно безлюдное место, куда в фильмах привозят закапывать трупы. Водитель остановил маршрутку, резко вылез и твердым шагом направился к пассажирской двери, громко говоря вслух, что он сейчас сделает с этим маменькиным сыночком. Геннадий тоже успел выйти. Понимая, что поговорить по-человечески не получится, он, резко схватив за голову водителя двумя руками, и лбом вышиб ряд передних зубов. В этот момент, вылез из машины, ничего еще не подозревающий кондуктор. Геннадий, тут же повернулся, и, как говорится, выключил свет кондуктору. Наверное, у кондуктора было ощущение, что он вылез из маршрутки в некуда. В мрак. В бездну. Все представление заняло не больше пяти секунд. Даже его друг не сразу понял что произошло.

Прошло некоторое время, водитель сидел на земле и трогал свои шатающиеся зубы и плевался. Ну, никак он не мог ожидать такое от такого ботаника. Потом вдруг резко встал, и, сказав, что вы все трупы, сел в маршрутку и резко уехал в сторону города, оставив Геннадия, его товарища, и кондуктора который постепенно снова начинал видеть белый свет. Сказал он это очень серьезно, но сильно шепелявя. Поэтому его слова звучали больше смешно, чем страшно.

Так они стояли в пустыре, далеко за чертой города, и не знали что делать. Кондуктор пришел полностью в себя, заныл, и стал обзывать своего напарника плохими словами. Он вдруг полностью перешел на сторону Геннадия, который к этому времени уже остыл, и, прижав палец к губам, думал, что делать дальше. Думал с очень глупым видом. Кондуктор, я так предполагаю, боялся теперь Геннадия еще больше, так как не знал, чего ожидать от такого оборотня.

Прошло еще около получаса, как на горизонте появилась пыль. Еще чуть погодя, они разглядели, как к ним перегоняя друг друга, едут три маршрутки. Когда маршрутки дрифтуя остановились, и из них высыпалось около пятнадцати человек. Как потом выяснилось, все они были водителями маршруток, которых собрал беззубый водитель, что бы отомстить обидчику. Надо отдать должное им, ведь сплоченность это очень хорошее качество. Так водители быстро выбежали и обступили Геннадия, его товарища и кондуктора, который постепенно выполз из круга. Они начали плотно обступать двоих, и агрессивно подавали знак, что собираются разделаться самыми жестокими методами. Тогда друга Геннадия, очень опытный в таких делах специалист, расставил руки и громко заявил, что если будут бить не честно, то есть толпой одного человека, то он напишет заявление. Номера маршруток запомнить не трудно. Отвечать придется по любому.

Это их остановило. Было решено. Геннадий будет драться со всеми, но по очереди. Так в круг вытолкнули самого здорового и огромного водилу. Сцена, ну прям из кинофильма, про каратистов. Товарищ очень грамотно держался за спиной у Геннадий не давая возможность нанести ему удар с сзади. Сам же Геннадий понял, что встретился очень серьезным соперником. Но плюс в том, что соперник жирный. Поэтому оценив ситуацию, первые пять минут он просто бегал вокруг него. Порхал как Мохаммед Али. Делалось это для того что бы заставить толстяка устать. Толстяк подумал, что Геннадий просто боится, и, потеряв бдительность, перешел в наступление. Это и ждал Геннадий. Резким ударом в солнечное сплетение, заставило толстяка остановиться и побледнеть. Толстяк вдруг заявил сдавленным голосом, что лучше перейти к конструктивной беседе, а жестокость и физические расправы это прошлый век. Ну, прям хоть футболку на него надевай с надписью «Мы против насилия». Толстяк был растерян. Больше драться он не хотел, а просто держался за грудь. Но так же боялся потерять авторитет среди своих коллег, поэтому он начал убедительно настаивать на мировом разрешении конфликта. Остальные водители после этого не решались выходить в середину круга, где стоял Геннадий-ботаник. Водители отошли в сторону, и стали советоваться время от времени посматривая на Геннадия, который опять стоял и думал. Больше всех кричал Беззубый, который ну ни как не хотел решать конфликт мировым путем. Губы его к тому времени распухли, зубы кровоточили, и говорил он от этого очень смешно, шепелявя и шлепая губами.

После долгих переговоров было решено отвезти Геннадия, к одному подпольному криминальному авторитету, который приходился дальним родственником одному из водителей. Он должен был решить все по понятиям и дать конечный вердикт.

Все молча, расселись по маршруткам, и поехали к этому авторитету.

Смеркалось. Они подъехали к какому-то дому, водители вышли из маршрутки и постучали в дверь. Геннадий и его друг остались сидеть в машине. Через некоторое время в дверь вышел мужчина средних лет, с накинутым на плечи пиджаком. С ним все очень уважительно поздоровались. Говорил Беззубый. Он очень эмоционально рассказывал, как некто жестоко избил его, кондуктора, а потом избил самого здорового, который продолжал держаться за грудь, и все наперебой поддакивали о зверской силе Геннадия. Человек в пиджаке слушал. Потом медленно направился к маршрутке.

Он заглянул в маршрутку и посмотрел на Геннадия, который сидел, выпрямив спину, сжав колени. На коленях он держал портфель и сжимал ручку двумя руками. Он посмотрел на мужчину в пиджаке, поправил пальцем очки и с наивным видом произнес – Добрый вечер.

Мужчина в пиджаке был готов увидеть беглого зека, вдвшника, или огромного бандита с толстой шеей и шрамами на лице, но только не Геннадия. Он опешил. Он, молча, поздоровался в ответ, кивком головы, потом опустил голову, и, подумав секунду, повернулся к толпе водителей, и, показывая пальцем на Геннадия сказал, что если они еще раз привезут на разборки вот такого ботаника, то он лично сам каждому выбьет зубы как этому водиле, и показал пальцем на Беззубого.

-Как могло получиться, что пятнадцать человек не смогло справиться с одним…, - Он не знал, как правильно назвать Геннадия - Вы мне еще бабу привезите на разборки!

Он сплюнул и зашел домой. Это было окончательное слово, которое обычно не оспаривалось. Все расселись снова по маршруткам с очень виноватым видом. Беззубый не выдержал и заревел. Он не знал что делать. Он говорил, что Геннадий поступил жестоко и нечестно. Но как остальные водители начали напоминать ему о том, что сказал авторитет. Писать заявление на человека, с которым не смогли справиться пятнадцать человек, было ниже достоинства. Их бы засмеяли в отделе, как только туда вошел бы Геннадий. Поэтому все плавно перешли на сторону Геннадия и стали говорить, что он прав. Не надо грубить пассажирам и вести себя по-хамски.

Так, к вечеру, Геннадий возвращался домой, где я его и встретил. Он нехотя рассказал всю историю. На лбу у него святилась маленькая шишка, это были следы от зубов.

Попроси у неба…

Было это три года назад в горных степях Хангая. Наша небольшая и ненаучная экспедиция потихоньку продвигалась вперед по ужасным монгольским дорогам, буксуя в грязи, форсируя речки и лавируя между скалами и бесчисленными стадами домашнего зверья.
Один из нас – Игорь – в этот жаркий июльский день был именинником. Еще со времен предстартового похода в дьюти-фри была припрятана бутылка хорошего виски, которую с трудом, но удалось сохранить до дня рождения. Виски было ужасающе теплым, и даже чудные виды монгольской нетронутой природы не могли улучшить его вкус. Нам нужен был лед.
Достать его в Монголии за пределами городов практически невозможно, а количество городов исчезающе мало и расстояния между ними исчисляются несколькими сотнями километров. Вот и в этот день ни одного города на нашем пути не было. Просить лед в стойбищах кочевников и даже в небольших селениях, которые раза 2-3 в день попадаются, бесполезно – у них и холодильников-то нет. Мясо обычно сохраняется самым надежным образом – внутри собственной шкуры – и пасется неподалеку до тех пор, пока в нем не возникнет необходимость. Свежее молоко тоже всегда под рукой, а остальной скоропорт монголы вообще не едят, так уж исторически сложилось. Робкие попытки попросить льда во встречных юртах и мелких точках общепита заканчивались одинаково – смущенной улыбкой и разведенными в стороны руками хозяев. А день рождения потихоньку клонился к закату.
Оставался последний призрачный шанс – обратиться к помощи высших сил. Религиозная принадлежность нас с Игорем неясна нам самим, поэтому кому молиться – было непонятно. В конце концов я предложил ему обратиться к Хух Мунх Тенгри – Вечному Синему Небу, высшему божеству монгольских анимистов, раз уж мы находимся на подконтрольной ему территории. Игорь воспринял идею с подобающей скептической улыбкой, но альтернативы не было, и он исполнил жалкое подобие обряда обращения к Небу (к счастью, ни один монгольский шаман этого «ритуала» не видал). Оставалось только ждать и уповать на то, что вдруг откуда ни возьмись посреди степи покажется подключенный к солнечной батарее холодильник, обвязанный ленточкой «Игорю от Хух Мунх Тенгри с наилучшими пожеланиями», морозильная камера которого будет набита аккуратными кусками льда формата бокала для виски.
Небо распорядилось иначе. Через полчаса на его ясном синем лике заклубились тяжелые тучи, а вдалеке засверкали молнии. Мы уже было собирались обвязать бутылку полотенцем и вывесить за окно, где она намокнет под дождем и охладится за счет испарения воды на скорости (старинный метод охлаждения напитков в поезде, разработанный еще советскими командировочными), но никто не решился брать на себя такую ответственность. Дороги там грунтовые, тряские и каменистые (асфальтированных в Монголии три или четыре), и коряво привязанная бутылка неминуемо упадет и разобьется, а она одна…
А когда гроза уползла за ближайшую горную цепь, нам нужно было подниматься на перевал. Еще снизу мы заметили, что перевал какого-то странного седоватого цвета, очень нехарактерного для летнего монгольского пейзажа. И только когда мы забрались туда, мы поняло, что Небо вняло нашим молитвам. Прошедшая грозовая туча вывалила на перевале изрядное количество своей влаги, причем не в жидком, а в твердом агрегатном состоянии! Кусок Монголии радиусом примерно в полтора-два километра был устлан шершавым белым ковром из довольно увесистых градин. Окажись мы тут на полчаса позже – и нашей машине был бы нанесен немалый ущерб. Но мудрое Небо сделало лишь то, о чем его попросили. И уже через десять минут мы пили виски с градом за здоровье Игоря, и голову даю на отсечение, что лучшего льда я не пробовал в жизни. С тех пор при заполнении анкет в графе «религия» мы оба указываем «тенгрианство»…

Как-то в армии помню, сдавали зачеты. Собрал нас в квадрат главнокомандующий и говорит: «Ну, вот ребята, настала пора военно-спортивного многоборья, кто из вас в чем силен?». Надо бы нам не уронить в грязь, то, что так долго несли.
Все стоят, бурчат, мол я из пистолета, если че, и километра три в сапогах смогу. А еще на перекладине, и на худой конец с парашютом. Один даже регби вспомнил. А тут командир и говорит, а плавание, как мы сдадим?
Ну, тут я такой, думаю, пора бы и мне выступить. И сходил сразу со всех козырей. А ничего, говорю, что в этом строю стоит без пяти минут КМС по плаванию, которого в детстве смогла лишить этого звания лишь проклятая ангина Эбола.
Ладно, ответил тогда наш джедай вооруженных сил. Я услышал это. Ты будешь участвовать там, баламут.
Самое интересное, что привезли нас в настоящий бассейн. По дороге сказали, что плыть будем всего пятьдесят метров. Я радовался, но не долго. Когда пришлепал к стартовой тумбочке, увидел рядом с ней заботливо уложенную шинель и автомат. Команда судьи с пистолетом не оставила сомнений. Одеть, застегнуться на все пуговицы, автомат в левую руку. На старт.
С тех пор, я никогда и никому ни разу не сказал, что я хорошо плаваю.
Посвящаю нашей олимпийской сборной по плаванию.

КРАСОТА ПО-ТУРЕЦКИ
"Если ты не понимаешь о чем идет речь, то речь идет о твоих деньгах..."
(американская поговорка)

Вот уж неделя, как я отдыхаю в Турции. Привык к размеренно–знойному
ритму, знаю - что, где и во сколько нужно делать и я это делаю, еще
немножко и мне будет обидно, что я вдали от дома вовремя купаюсь в море,
получаю полотенца, участвую в конкурсах, своевременно прихожу на обед и
не получаю за это ни копейки...
По утрам, после завтрака, когда вся семья выдвигается на пляж, я
оставляю в номере на своей подушке один доллар, для поднятия боевого
духа невидимой турецкой уборщице. Не сказать, что это сильно ее
вдохновляет, но после моря, комната всегда встречает нас свежим
постельным бельем на заправленных кроватях и так изо дня в день. Чего
еще желать...?
Но вот сегодня все случилось иначе.
Мы с сыном ни свет не заря помчались по опасным серпантинам на экскурсию
в какой-то Долман–хрелман, или Хрелман–долман, не суть важно, а
важно то, что в номере оставалась жена, которая в отличие от нас
хорошенько выспалась и пошла гулять по городу.
Ближе к вечеру мы, уставшие и голодные после экскурсии, приперлись на
пляж чтобы забрать нашу маму, а главное ключи от комнаты.
Заходим в номер и ничему не верим. По цвету чемодана, комната вроде бы
наша, но что это!? Вокруг разные зверушки любовно скрученные из махровых
полотенец и салфеток. Тут и рыбки и... то ли гусь, то ли динозавр, как
будто сегодня национальный праздник – День Ноева ковчега. Наши
удивленные кровати, тщательно усыпаны лепестками роз. Повсюду
расставлены цветы, причем живые вперемешку с вырезанными из салфеток.
Даже на моем ноутбуке стоит тарелка с водой, в которой плавает наглый,
здоровый цветок – переросток.
Одним словом, по турецким понятиям - можно было сдохнуть от такой
красоты...
Тишину нарушила жена:
- Мне кажется, что гроб с телом покойного только что отсюда вынесли, а
мы с ним не успели ни поздороваться, ни попрощаться...
Все что можно, было выложено в форме сердечек, даже наша обувь.
Наверное, если бы у невидимой уборщицы было больше времени, то и
телевизионный пульт она бы нагрела на огне и выгнула бы в форме
сердца...
В ванной комнате нас ждало продолжение осмотра. Цветы в раковине уже не
удивили, но вот туалетная бумага была так искусно украшена бахромой, что
использовать такую красоту по прямому назначению, было бы верхом
цинизма.
Радостно было только нашему сыну, а мы с женой призадумались... если это
скрытая камера, то непонятно ради чего? Сошлись на том, что видимо в наш
отель нагрянул с проверкой турецкий министр туризма, но жена тут же
сбегала к соседям и выяснила что у всех все как всегда...
Поздно вечером, когда мы уже смирились с тем, что в жизни случаются
необъяснимые явления природы, жена вдруг спросила:
- Странно, я сегодня утром вернулась с базара, у меня оставалось
пятьдесят баксов одной бумажкой и мне было лень открывать сейф, чтоб
спрятать денюжку и я сунула их под твою подушку. Ты не брал...?
P.S.

"... Сокровище осталось, оно было сохранено и даже увеличилось.
Его можно было потрогать руками, но нельзя было унести..."
(И. Ильф и Е. Петров)

История про один из самых страшных моментов моей жизни.

Когда я был питерским студентом, дружил с моряками. Раз в месяц они
зазывали меня к себе на корабль: баня, камбуз, ну и вообще экзотика.
Зима, полно снега и мы на подходе к порту беседуем про их людоеда:
- Собачку нашу зовут Матрос, чистокровный кавказец. Ты не бойся, сейчас
он привязан.
(я) - А он точно привязан...?
- Точняк. Недавно он поел мужику лицо (тот хотел стырить мотор), так еле
откачали, уголовное дело заводили, но Матроса не тронули, он ведь на
закрытой территории. Только начальник порта приказал его на цепь... Он и
так страшно рычит.
- А в прошлом году он мужику откусил ступню.
(я) - Как откусил...!?
- Как сахарную кость.
- А раз был прикол: два мужика перелезали через забор, один спрыгнул и
упал на спину и когда к нему подбежал Матрос, мужик одними мышцами спины
запрыгнул обратно на двухметровый забор.

Вот мы подошли к потайной дырке в заборе, пролезли и пошли к своему
буксиру по утоптанной снежной тропинке. Вокруг тропинки снега по пояс.
Первыми идут моряки, а я за ними. И как только мы отошли от забора
метров на сто, с медвежьим рыком к нам побежал людоед-Матрос.
Моряки, увидев его, сказали: Сука, он не привязан! Но ты не бойся, делай
вид, что ты с нами.
Им хорошо говорить, они его с рождения сахарком кормили, а что делать
мне....?
Вот Матрос поравнялся с головой нашей колонны, все ребята по очереди
таскали его за усы и шли дальше... Но эта сволочь не отрываясь смотрела
только на меня!!!
Бежать обратно к забору нереально, блеять: мужики спасайте - не вариант,
этот медведь меня схрумает, они обернуться не успеют. Когда мимо Матроса
прошел последний морячок, этот крокодил решил "посмотреть, что я за
Сухов", перекрыл мне дорогу как шлагбаум: передние лапы на левой стороне
тропинки, задние - на правой. Таким образом его спина была выше моей
головы. Шаг я решил не сбавлять, за эти три секунды я вспомнил детство,
юность и успел подумать как мало я прожил...
И я, так и не сбавляя скорости, головой тараню его в "бочину". На лице
Матрос появилась мысль: "ну, хрен с тобой, я тебя не знаю, но будем
считать, что ты с ними". И он неспеша побежал по своим людоедским делам.
В эту ночь мне было не до бани, и не до камбуза, но как хорошо жить на
свете.

Петрович руководил одним из ЛПУ МГ ОАО "Газпром". За, исполнившиеся ему,
шестьдесят лет он прошел огни, воды и трубы, причем трубы, перед тем как
пройти, еще и построил в большом количестве, ибо начинал будущий Газпром
в числе первых. Начальником Петрович был от бога: управление свое знал
до последних штуцеров и гаек, как мог обеспечивал подчиненных жильем,
зарплатой, "путевочными" льготами и медобслуживанием, построил в поселке
школу, лучший в республике детский сад и даже роддом. Не на свои же
строил, спросите? Да не на свои. Но "выбивал фонды", организовывал
стройку, смотрел за нами - подлецами-подрядчиками именно Петрович, а это
немало.

Петрович и сейчас мужик жесткий и требовательный, когда на пенсии, а уж
тогда - я уж не знаю как и объяснить. Ненавидел он лентяев и
бездельников лютой ненавистью. Как всякий руководитель советской поры
Петрович их сначала перевоспитывать пытался, а не получалось - шугал и
гнобил по-страшному и боялись они его как огня на своем производстве.
Они даже своих ленивых детей им пугали, рассказывая про Петровича
людоедские истории, а уж новых сотрудников пугать начальником - сам бог
велел.
Запуганная таким образом Ольга, только-только устроившаяся в
строительную группу ЛПУ, совсем не удивилась, когда какой-то "шутник"
заявил ей, что на ЛПУ существует график, по которому все женщины
коллектива ходят к Петровичу домой доить корову. Петрович де корову
недавно купил, а самому доить в лом, жены нет - разведен, вот он барщину
и устроил. Ольга вообще-то девка боевая, себя в обиду не даст, она даже
прорабом на стройке работала, но. Но так сложилась судьба, что ее,
выскочившую в свое время замуж за красавца-танкиста, муж увез служить в
таджикский Ленинабад, а уж из Ленинабада их попросили сразу, как только
советская власть с дружбой народов кончились. Детей еще двое маленьких.
Беженцы в общем. И на трудную судьбину несмотря, Ольга собрала остатки
мужества и отправилась к Петровичу, если не протестовать, то хотя бы
сказать, что коров она доить не умеет.
- Петрович! - начала Ольга с порога кабинета, но фразу не закончила и
неожиданно для себя заплакала.
Петрович, который если что не любит больше лентяев, так это женских
слез, встал из-за своего начальственного стола, Ольгу от двери отвел,
усадил, всучил свой белый накрахмаленный платок, водички в стакан налил.
Самому любопытно, конечно, чего это новая сотрудница к нему поплакаться
пришла, но видит, что толку не будет пока не успокоится.
- Пииитровииич! - говорит, Ольга скворь слезы и вслипывания, - Я не умею
доить корову.
Петрович давно начальником. К нему люди со всякими проблемами приходили.
Он даже и не удивился совсем.
- Ничего, - говорит он, успокаивающе ласково, - дело несложное,
научишься. Не стоит так переживать-то.
- Пииитрович! - продолжает плакать Ольга, понимая, что ей не отвертеться
от дойки и от этого расстраиваясь, - я никогда не научусь доить корову.
Петрович, вспомнив, что у Ольги двое маленьких детей, что они беженцы,
что у нее еще и муж танкист, уже точно решил: Ольга купила корову чтоб
кормить детей и мужа, а доить не умеет и ревет именно по этой причине.
Надо помочь, еще решил Петрович, и успокоить.
- Научишься, научишься, - продолжил он свою речь, - все просто, я
попрошу - тебе помогут, первое время, а потом и сама и привыкнешь.
Ольга, которой совсем не улыбалось "доярочная" работа по
совместительству, постепенно успокаивалась, вытирала слезы, но начинала
злиться.
- Петрович! - заявила она неожиданно твердым голосом, - я повторяю: я
не умею доить корову, я не буду доить корову.
- Оля, - Петрович наконец-то вспомнил, как зовут новую подчиненную, а
заодно кое-что из коровьей анатомии, - если корову не доить, она
умрет.
- Причем в муках, - вспомнив еще животноводческих подробностей и про
большую Ольгину семью, добавил Петрович, - жалко ведь животину, да
и семья без еды останется.
- Как без еды? - удивилась Ольга, - Вы что, меня из-за своей коровы с
работы выгоните?
- Не выгоню, конечно, но выговор я бы тебе за жестокость влепил, если бы
право имел, - Петровичу действительно стало жалко обреченную корову,
но людей он любил больше животных, - но корову ты продай, раз доить не
хочешь.
- Как это я продам вашу корову? - Ольга перешла в наступление,
почувствовав в начальнике слабину, - Вы сами ее продать должны и
сотрудников больше не заставлять за ней ухаживать.
- Постой, каких сотрудников продать и какую корову ухаживать, - опять не
понял Петрович, - толком объяснить можешь?
- Мне сказали, - Ольгины слезы уже совсем высохли, - что завтра моя
очередь доить вашу корову. По графику. А я не умею и не буду. А вам
лучше ее продать и людей не мучать.
- Теперь понятно, - фыркнул Петрович, - у меня нет коровы. Графика тоже
нет. Шутники есть. Кто, говоришь, тебе про график сказал? Хотя,
неважно. Делаем так. - Петрович отошел от Ольги и уселся в свое
кресло, - у тебя сарай же есть? Есть. Я эти проекты с хозпостройками
сам выбирал. Сарай есть, корову с сеном я тебе организую к вечеру. А
ты передай шутникам: Петрович свою корову тебе подарил, график дойки
отменил - теперь шутник ее постоянно доить будет. Передай обязательно
и скажи, что я утром проверять приеду. Можешь идти.
И Петрович, никогда не бросавший слов на ветер, стал звонить директору
ближайшего "колхоза", чтоб договориться о месячной аренде коровы.
Месячной потому, что Ольга корову доить не умела, а больше месяца дойки
- слишком жесткое наказание даже за такую шутку.

Эту штуку я прочитал в спортивном издании за 1992 год. В том году
чемпионом в гонках Формула-1 первый и последний раз стал англичанин
Найджел Мэнселл.
Лондон. Дорога в Хитроу. Изморось. Туман. Скользкий асфальт. Со
скоростью 200 км/ч несется мерседес. Полицейские его естественно
останавливают:
- Парень, ты одурел так гнать? Вообразил, что ты Найджел Мэнселл?
- Нет. Я всего лишь Айртон Сенна...
Показывает права. Трехкратный чемпион Формулы-1.

История невыдуманная, произошла лично со мной. Учился я в 1-м
Ташкентском Государственном мединституте. И вот курсе на 5 или на 6
был у нас цикл под названием ВОП (врач общей практики) - проходил он
в отделении кардиологии, а зав. кафедрой, ну чистый зверь! На минуту
опаздываешь на утреннюю конференцию - все день не засчитывается, надо
отрабатывать, а это смерть: ночное дежурство с докладом всех больных
утром и ответ лично Самому! Ну короче, писец полный, так что все
приходили утром минут за 15 раньше. И вот как-то вечером сидим с
друзьями, пьем водку (много!!!), смеемся и все это продолжается до
глубокой ночи. Домой возвращаюсь на рогах, а завтра к 8:00 на
пятиминутку. Я естественно просыпаю, вскакиваю в 7:35 и понимаю, что у
меня есть маленький шанс успеть (на такси примерно 10 мин. до родного
ВУЗА). Ору жене, чтобы быстро упаковала мне халат, а сам в это время
одеваюсь. Состояние сами понимаете какое - ни петь, ни рисовать... Жена
всучивает мне пакет и я лечу на дорогу ловить мотор. В общем, залетаю в
конференц-зал секунда в секунду. Заведующий косится на меня и кричит,
чтобы я немедленно одел халат. Я, смотря на него как кролик на удава,
начинаю наощупь вытаскивать халат и судорожно его на себя напяливать.
Тут я вижу, что заведующий меняется в лице, а коллектив начинает тихо
подвывать (не смеяться, а именно подвывать), потому что, как я понял,
смеяться просто не было сил! Я опускаю глаза и... с ужасом вижу, что
вместо халата пялю на себя роскошную кружевную ночнушку жены (она тоже
торопилась, как я понял). Зал стонет, заведующий зеленый, я в шоке!
Занавес.

Иду утром от метро домой. На одном из подъездов висит объявление, на
пожелтевшей бумаге неровным почерком:
"Дорогие соседи! Сегодня, примерно в 9-20 у проходной двери были утеряны
120руб. Если кто нашел, занесите пожалуйста в кв. 76, Антонине Петровне.
Пенсия 1640 руб."

Ну а что я? А я что? Ну понятно :) Откладываю 120р в карман, поднимаюсь,
звоню. Открывает древняя бабушка-пенсионерка, прям такой божий одуванчик
в фартуке. Лет под сотню так :) Только увидела меня, протягивающего
деньги - сразу обниматься, причитать, и в слезы счастья :) Рассказала,
как "пошла за мукой, вернувшись вынимала ключи у подъезда - деньги-то
наверно и проронила". НО! Деньги брать отказалась наотрез :))) Я - в
замешательстве :)
Оказалось, за несколько часов, я - уже шестой (!!!) "нашел" бабулины
деньги :))) Люди, я вас люблю за то что вы ТАКИЕ :)))

"Да нет, именно ЭТИ деньги - уж точно ваши!" - сказал я, положил 120р на
тумбочку в прихожей, и собрался было уходить, как бабуля резво сгоняла
на кухню и притащила поднос с пирогами :) "Вот, к приезду родненьких
моих уже наготовила!" Блин %) Взял пару штук и ушел. "Объявление то
сыми, сынок!" - прокричала бабуля из окна, когда я вышел из подъезда,
жуя пирожок. С капустой. Обожаю домашние пирожки. Супер! :)))

Для сомневающихся: Нет, для бабули это не основной вид заработка. Да, я
в этом уверен. :)

Когда-то давным-давно моя мама купила дуршлаг. Очень симпатичный -
эмалированый, белый, дырочки выбиты в виде цветочков...

И наклейка: "Без воды на огонь не ставить".

Дело было в одной небольшой африканской стране, короче говоря - в
Руанде. История вполне реальная.

Преамбула: местные жители называют практически всех белых (исключая
индусов) MUZUNGU. Помимо источника милостыни и предмета для наебок,
музунгу выполняют еще одну общественно полезную функцию. Спрашивал я
одну симпатичную африканку, чем здесь матери пугают детей. Ожидал ответа
про зомби и иже с ними, но девушка, помявшись, ответила: "Да вами и
пугаем". Возможно, это связано с тем, что мертвый африканец существенно
светлее живого, а потому европейцы - вроде как ожившие мертвецы (кстати,
ходячий мертвец на местном языке звучит как "музутси" - похоже,
правда?).

Амбула (как же без этого?). Ира, русская, но жена руандийца, стояла на
автобусной остановке в ожидании минибаса (аналог нашей маршрутки). По
остановке слонялась местная женщина с привязанным к спине ребенком;
ребенок плакал так, что уши резало. Наконец, несчастная мама, исчерпав
все аргументы, прибегла к последнему. Встряхнув ребеночка как следует,
она рявкнула: "Замолчи, а то вон видишь музунгу? Сейчас она тебя съест
нахрен!" Язык киньяруанда очень сложный, и местные в большинстве своем
не допускают мысли, что белый может их понимать, а тем более -
разговаривать. К несчастью для мамаши, Ира могла и была в подходящем для
этого настроении. Хищно улыбаясь во весь рот, она отозвалась: "Ребеночек
еще маленький, а давай-ка я лучше тебя съем!" Бедную маму с глазами
какающей мышки отнесло метра на четыре, а остановка потонула в хохоте и
аплодисментах.

Бабушка моя, покойница, царствие небесное, не раз говорила, что деньги,
не заработанные собственным горбом, в прок не пойдут.
В справедливости бабушкиных слов мне пару раз довелось убедиться на
собственной шкуре.
Первый раз это было в начале восьмидесятых. Ехали мы с приятелем из
Костромы в Ярославль, к нему в гости. Оба только что вернулись из армии,
привыкали к гражданке, и жизнь представлялась в розовом цвете. Лето.
Жара. Междугородний автобус «Икарус», набитый под завязку. Мы пьем пиво,
разговариваем, смеемся. Бабки на нас ворчат. Перед Ярославлем народ
потихоньку стал сходить и задышалось легче. Смотрим - заднее сиденье
совсем пустое. А пойдем-ка мы туда, что б никому не мешать.
А на заднем сиденье, в уголке, сиротливо лежит сумка. Черная, кожаная,
«через плечо», с эмблемой Олимпиады-80. Я себе, помню, такую хотел. Но
уж больно дорого она для меня стоила. Рублей 60-70, что ли. Видимо по
этой причине я и мужика, хозяина сумки, хорошо запомнил. И точно видел,
что мужик сошел.
Ну, надо же глянуть, чего там, в сумке. Открываем… И ох… обалдели! Сумка
набита деньгами в банковских упаковках!
Быстро закрыли. Выходили из автобуса в Ярославле как партизаны,
прикрывая сумку от нескромных взглядов. Ехали в троллейбусе - потели от
волнения. Все - молча!
Дома закрылись на все замки и пересчитали. Сейчас не помню точную цифру,
но семь тысяч без каких-то копеек! Сумма фантастическая по тем временам.
Стоимость Жигулей. И больше в сумке - ничего. Ни бумажки. От
неимоверности суммы вопрос, что делать дальше с деньгами, нам даже в
голову не приходил.
Вечером вернулась с работы мать приятеля, и вникнув в ситуацию, сказала:
«Если бы десять рублей, или сто - понятно. А с такими деньгами, ребята,
не шутят. Идите-ка в милицию от греха. И не в наше, местное отделение, а
в центральное»
Дежурный сначала попытался сбагрить нас в стол находок, но увидев
содержимое сумки и услышав сумму, сделал круглые глаза и вызвал следака.
И понеслось. Протоколы, допросы, дознания… Как выглядел мужик? Где
сошел? Кто еще с ним сошел? Вспомнили все, что и не знали. Полдня нас
мурыжили.
Когда из ментовки вышли, приятель закурил и сказал: «Эх! Надо было хоть
пару червонцев на пиво заныкать» Вздохнули и пошли. И забыли.
А через неделю приходит с почты извещение на посылку. Пошли мы получать.
В посылке кассетный магнитофон «Парус» - чудо советской
радиопромышленности и письмо от мужика с миллионом благодарностей и
историей денег. Пишет мужик, что спасли мы его от смерти и позора.
История простая. Бичевали четверо мужиков на Северах. Один из них стоял
в очереди на машину. Очередь подошла. Сложили мужики средства и решили
их утроить путем перегона и перепродажи новеньких Жигулей. Гонца со
всеми деньгами отправили выправлять машину. Он всю дорогу в самолете,
поезде с нее глаз не спускал. Не спал практически. Несколько суток. А в
автобусе сморило его. Вышел на автопилоте. Ведь говорят же, что чего
больше всего боишься, - то и случается. Чухнулся через пару часов. А
поезд ушел. Ну все - думает мужик. И забухал с горя. А на третий день -
менты. «Ваша сумка? Па-а-алучите, распишитесь! » Все не так, конечно, но
деньги вернули до копейки. Видно, и ментам такой кусок велик показался.
Мы, радостные, затарились пивом, пришли домой, новенький магнитофон
поставили на окно, включили. Окна на распашку, двенадцатый этаж.
Потянулся приятель за бутылкой неудобно, магнитофон задел, и тот, не
доиграв и трех песен - за окно. Вдребезги. Хорошо, никто не шел внизу.

Во второй раз история повторилась до обидного наоборот. Спустя лет
десять. Учился я в институте заочно. Только сессия началась.
По дороге из института на автобусной остановке нашел сто рублей.
Счастье-то какое! Надо быстро потратить. Захожу в магазин. Вижу
замечательную черную кожаную сумку. «Через плечо» А мне как раз в
институт не с чем ездить. Купил. Даже не екнулась нигде десятилетней
давности история.
На следующий день, выходя из вагона метро, я забыл эту сумку на сиденье.
Не пьяный. Не сонный. Вообще не понимаю как. Со всеми документами:
паспорт, зачетка, пропуск, про другие мелочи, типа учебников из
библиотеки я уж и не говорю.

Когда моя бабка говорила про деньги, не нажитые своим трудом, дед обычно
добавлял, что их, если нашел, надо или пропить, или нищим отдать. Потом
косился на бабку и добавлял: «Но лучше, конечно, - пропить…»

Произошла эта история с моим хорошим знакомцем, Сашкой, пару лет тому
назад. Саня окончил РАТИ (в девичестве ГИТИС) и предпочел армии три года
работы в одной ОблДраме, в старинном Уральском городе, ну скажем Спермь.
Каково нынешнее состояние искусства я думаю никому рассказывать не надо.
Вот и тамошний ОблДрамТеатр пребывал в тяжелом, полуобморочном
состоянии. Здание не видевшее ремонта лет двадцать, крохотные зарплаты и
по 5-7 премьер за сезон и изнурительные гастроли по нетопленным клубам
райцентров. Тот год у Сашки был последним в череде обязательной
отработки.
В тот же год случилась в области напасть - выборы в обл Думу. Черный
Пи-Ар, газетная грязь - это все не у нас.
К Главному Режиссеру театра, весьма талантливому человеку по фамилии
Орлов, в один из дней пришел посетитель, лет этак 25 и попросил
поставить про него......... спектакль.
Этот посетитель, местный уважаемый бизнесмен, желает избираться в
депутаты. Газеты, телевидение, листовки это не для него, нужно что-то
оригинальное, не избитое. И вот кто-то из корешей подарил ему идею со
спектаклем. Наш кандидат был весьма колоритен: красный пиджак, бритый
затылок, ломаные уши, на шее гимнаст на якорной цепи - ну вообщем
типичный уральский бизнесмен конца 20-го века. За работу он, кандидат,
обещает отвалить театру целый миллион рублей, из своего избирательного
фонда.
Режиссер хоть и носил фамилию Орлов, но звали-то его Наум Львович,
быстро сообразил, что этот миллион аккурат половина годового бюджета
всего театра, подумал и согласился. Совсем забыл сказать, что кандидата
нашего звали - Тимур.
Вся труппа театра, как один, взялась за постановку внеплановой премьеры,
а Главный пообещал хорошие премиальные. Спектакль назывался "Тимур и
его Команда"! Сделали этот шедевр менее чем за два месяца, непостижимо
короткие для театра сроки! На генеральную репетицию закзчик пришел со
всей своей командой, т.е. доверенными лицами кандидата. От увиденного
на сцене он пришел в такой буйный восторг, что помимо обещанного
миллиона выкупил все билеты на оба спектакля, и дистрибутировал их
(абсолютно бесплатно) среди пенсионеров города. Впервые за много лет
театр был забит до отказа. Особый восторг заказчика вызвало сообщение
Орлова о том, что текст пьесы был специально (!) заказан у "деда
известного российского политика Е. Т. Гайдара, а сам дед Егора
Тимуровича, был членом Союза Писателей еще СССР"! В приступе восторга
кандидат решил немедленно встретиться с автором, на что мудрый Главреж
спокойно сказал: "Потерпи, еще успеешь на встречу! Все там будем". На
афишах спектакля красовалась официальная ннадпись: "Спектакль оплачен из
избирательного фонда кандидата Такого-ТО"
В програмке спектакля про моего друга было написано: М. Квакин, лидер
организованной преступной группировки -- Семушкин А. А.
Текст деда-писателя оказался настолько подходящ для дня сегодняшнего,
что режиссер лишь увеличил возраст героев, а слово "пионер" заменил на
"член команды Тимура". А модное ныне слово "пацаны" у Гайдара вообще на
каждой странице.
Но апофеозом был не сам спектакль, а газетные рецензии на него,
твердившие в один голос про:
- новое прочтение советской классики;
- гениальную находку режиссера;
А одна вечерняя газета назвала это "..видным событием в театральной жизни
страны!"
Голубчик

Моя сестра училась в Москве во французской спецшколе году в 80-м. В ее
классе учился чернокожий сын какого-то дипломата из французской Африки.
Соседом же по парте у него оказался хулиганистый шустрый двоечник, как
это часто бывает, с достаточно живой "соображалкой".
Однажды писали годовое сочинение на некую тему по роману "Евгений
Онегин".
Юный африканец через полстраницы исчерпал все свои познания. Однако на
помощь к нему самоотверженно пришел великодушный сосед по парте,
подсказав некую "ключевую" фразу сочинения.

Через неделю на родительском собрании учительница литературы, не в силах
сдержать слезу, зачитала этот фрагмент:
"... Особенно трагична судьба младшей сестры Онегина, Зухры,
скончавшейся в шестилетнем возрасте от коклюша."

В общежитии нашего института висят правила поведения для проживающих.
Кроме запретов на употребление электронагревательных приборов и предупреждений
о недопустимости поздних приходов, есть и такая нелепая строчка: "В комнатах
общежития запрещается распивать спиртные напитки".
Трудно выкроить хотя бы минуту за целые сутки, чтобы нельзя было найти комнату,
в которой бы такие вот напитки распивались. Администрация изредка гоняет
студентов, если в результате распития происходят события, угрожающие своими
последствиями размеренной жизни ответственных работников. Они указывают
на выписку из правил, грозят выселением и заставляют писать объяснительные,
после чего пытаются привлечь к исправительным работам.
Однажды солнечным осенним утром директор студгородка направлялся привычной
дорогой к своему месту работы, когда вдруг прямо перед его носом в асфальт
встряла кроватная сетка, выброшеная из окна общежития. За ним на расстоянии
десяти шагов следовала комендант этого убежища, и она имела возможность
пронаблюдать сию притчу в действе. Опешевший директор оглянулся по сторонам,
обнаружил коменданта и крикнул, чтобы разобрались и наказали виновных, при этом
правая щека его подергивалась (по словам коменданта).
Первое, что нужно было определить - этаж, с которого вылетела сетка.
Афанасьевна взглянула на пятиэтажное здание, провела в уме вертикальную линию
из возможных точек вылета, сразу отбросила первый и второй этаж, на третьем
живет семейная пара, на четвертом окно открыто, на пятом закрыто.
Вошла в общежитие и поинтересовалась у вахтерши, как прошел вечер.
"Ти хлопци, шо з четвэртого, усю ничь бигалы та бигалы туды-суды, пьяни, оруть.
Я йим говОрыла."
Афанасьевна со своими помощниками зашла в 423 комнату (четвертый этаж).
Разруха там стоит полнейшая: стол перевернут, пустые бутылки разбросаны по всей
комнате, и на трех кроватях спит шесть человек. Всех разбудили.
Предварительный опрос никаких результатов не дал. Заставили всех писать
объяснительные. Основная тема - Кто выбросил сетку из окна, и Как это все
происходило в подробностях, и между делом - Почему такой беспорядок в комнате
и Кто разрешил распивать спиртное в комнате.
Вот приблизительное содержимое нескольких объяснительных:
"Утром кто-то постучал в дверь и после вошел в комнату. Глаза открывать
я не стал. Слышал как что-то упало в комнате, потом еще какой-то шум. После
этого снова уснул. Беспорядок по всей видимости навел пришедший, который принес
с собой бутылки и разбросал их по комнате. А пить в комнате мы и не думали."
"Вчера у моего товарища был день рождения. Мы отмечали праздник в лесу,
а пустые бутылки принесли с собой , чтобы сдать, когда возникнет недостаток
денежных средств. После употребления спиртных напитков спал очень крепко
и ничего утром услышать не смог."
"Проснулась я утром от того, котoрый очень громко вошел в комнату.
Незнакомый молодой человек высокого роста направился к окну, по дороге упал
вместе со столом, а потом встал и выбросил сетку из окна. Я пришла в гости
и ничего про распитие спиртных напитков не знаю."
"К нам в комнату вошел парень, которого я этим утром видел первый раз.
В состоянии аффекта он подошел к окну и выбросил из него сетку. Когда он
осознал свой поступок, он молча повернулся и ушел в неизвестном направлении."
Надо признать, что компанию застали врасплох да еще и не очень-то в трезвом
рассудке, отчего эта жуткая несогласованность объяснений.
Афанасьевна погрозила привлечением к строительным работам за дачу лживых
показаний, уточнила, у кого вчера был праздник и не он ли выбрасывал сетку.
Переглядываясь между собой, жители и гости комнаты пытались сказать "НЕТ".
Тем временем помощники Афанасьевны опросили соседей и сказали "ДА". Афанасьевна
вполне резонно спросила тех двоих, почему же они написали о ком-то незнакомом,
если хорошо знают этого человека. ОНА ответила, что не разглядела со сна,
а он заставил перечитать его опус и подтвердил, что действительно видел первый
раз не вообще, а этим утром. Оставалось найти виновника торжества. Сам виновник
в это время спал под дверью деканата. Понятливый зам.декана помог перебраться
в буфет, откуда виновника повели обратно в общежитие.
После предъявления обвинения в покушении на жизнь директора студгородка,
заставили писать объяснительную
"Вышло упущенье
Выбросил я сетку
Я прошу прощенья
Что не очень метко "
С первого раза не вышло. Отправили спать и наказали после прийти - и все
до мельчайщих подробностей: с кем, фамилии и т.д.
"Проснулся я утром и неожиданно для самого себя вспомнил, что сегодня у меня
день рождения. День выдался солнечным. "Прекрасная погода!" - подумал я. -
"Хорошо было бы выбраться на природу." Пошел прогуляться и обнаружил
на Лесопарке в одном из ларьков вино "Гроно" по 2.20. Это дешево, и на вкус
оно не слишком противное. Прикинул количество приглашенных. На каждого
по бутылочке - в самый раз. Приобрел необходимое количество вина и позвонил
своим товарищам из сельскохозяйственной академии. На празднике не было ни души
из общежития, поскольку я не хотел никого отвлекать от учебы. Когда я дождался
гостей, то оказалось, что присутствующих меньше, чем приглашенных, т.е.
на каждого уже приходится чуть больше вина. С наступлением темноты проводил
гостей и вернулся в общежитие вовремя, не нарушая правил проживания. Оказавшись
в своей комнате, электронагревательными приборами не пользовался, а раздевшись
до нижнего белья, разместился на кровати и уснул. Проснулся рано утром от жажды
и пошел за пивом нa Лесопарк, все еще пребывая в состоянии алкогольного
опьянения. Вернувшись в общежитие, решил зайти к своим товарищам на четвертый
этаж. Постучался, вошел и увидел, что все еще спят. В комнате было душно,
и я решил пробраться к окну и глотнуть свежего воздуха. По ходу движения
я не заметил раскинувшейся между двух кроватей кроватной сетки. По этой причине
я споткнулся о нее и стал падать. Пытаясь сохранить равновесие, я схватился
за край стола, стоявшего поблизости. Стол рухнул, с него посыпалась посуда,
а я продолжал падать. Почему-то не выставил руки вперед, за что поплатился
частью лица, которую после соприкосновения с сеткой можно было назвать
стесанной. Я поднялся и в приступе невыносимой боли выбросил сетку из окна,
предварительно убедившись, что под окнами никто не проходит."
После этого я зимой как-то очищал дорогу от снега, а объяснительную до сих пор
зачитывают старостам первокурсников, показывая с чем приходится сталкиваться
ответственным лицам.

В трамвае едет мама с пятилетней дочерью. Соседка бабулька любуясь
девочкой,спарашивает:"Как тебя зовут?"
Ребенок:"Даша"
Бабушка:"Попроси у своей мамы себе братика или сестренку"
Ребенок:"Прежде чем просить братика или сестренку, надо сначало мужика
завести!"

Такое тоже случается, хотя и редко.
Зазвали меня в один день на вечеринку - не в самом нынешнем смысле
вечеринку, но на что-то наподобие... Публика подобралась завидная:
доктора, профессора, эмигранты, диссиденты, отсиденты. В огромадных
размеров гостиной пахло сладким датским трубочным табаком, вареными
раками и нечищенным чесноком. По телевизору пела Маша Распутина,
по радио передавали последние известия со "Свободы", по кухне
дежурили чьи-то бабы (пардон: дамы) - хотя и с переменным успехом.
"Гвоздями" салонной программы были два дедули-непримиренца, оттянувшие
по году с лишним "за пропаганду буржуазного образа жизни". У первого
коньком была тема Плутарха, у второго - Кьеркегор и его высказывания.
Дедов этих некоторое время умышленно не сводили, дабы не засирать мозги
гостям. Но... Рыбак рыбака чует издалека. Снюхались оба деда-диссидента,
разговорились. А как только разговорились - мигом же и повздорили. Тот,
который горой за Плутарха стоял, начал втемяшивать собеседнику: мол,
нынешняя литература - это артефакт (можно, я не буду переводить?), вся
литература исчерпала себя еще в античные времена, и даже в средневековье
авторы всего лишь пересказывали сюжеты, а не сочиняли новые.
"Кьеркьегоровец" отбрехивался, как умел. Сссылался то на Фрейда, то на
Фромма, то на Корнея Чуковского. Большая половина гостей, для которой
подобного рода разговоры казались дискриминирующими, поспешила выпасть
в осадок. Спустя несколько минут из гостиной послышались звуки половой
случки: "А-ах! Аххх! А-а-ахх!".
Центр нашей компании сместился в сторону кухни. Там можно было пожрать,
покурить, посмеяться всласть и - что самое главное - не встревать
в разговоры "на высокие материи". Спустя несколько минут из гостиной,
в которой оставили обоих дедов-политологов, послышались громкие крики,
перемежаемые самой бесстыдной матерщиной. Хозяйка дома некоторое время
уверяла гостей в том, что именно в эту минуту происходит разговор, от
результата которого зависит судьба России и прилегающих к ней стран.
Правда, на лице ее читалась искренняя неуверенность. В тесной кухне
пили водку, дешевое бренди и курили сигареты среднего класса. Гости
завидовали обоим диссидентам долго и нудно. До тех пор, пока самый
обожравшийся из всей компании не решился войти в "святая святых" и
поинтересоваться предметом дискуссии. Вот и выяснилось: сидели деды
у экрана телевизора, политику в сторону откинули, переключили
телек на Уимблдон - и на самом полном серьезе пробовали решить
один-единственный вопрос: какого, бля, цвета трусы у Габриэлы Сабатини...

Навестил приятеля в больнице. Сел возле кровати, думал о политики поболтаем, а он давай мне жаловаться, что подчиненные на работе его не любят и это еще мягко сказано, хотя он старается, но вот не срослось. И в этом духе бла, бла, бла. А у него смартфон на тумбочке лежит и сообщения туда прям сыпятся. Я ему и говорю:
- Ну как же не любят. Они вон, смотри, забросали твой телефон смешными байками и анекдотами.
Приятель:
- Я им написал, что лечащий врач, чтоб швы не разошлись, запретил мне смеяться.

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru