3 2018 .


Актёры высшего пилотажа

Гуляем по парку, вечереет, людей совсем мало.
В небе вьются стрижи, ловят свой шустрый ужин - беззаботную комашню, совершают сумасшедшие пируэты непревзойдённых летчиков-асов.
Неожиданно птица с неестественно вывернутым крылом падает у наших ног, буквально в полуметре. Беру её на руки, она не сопротивляется, не пищит и не вырывается! Смотрит доверчиво, простодушно. Тяжело дышит, вздрагивает - наверное, болит сломанное крыло.
Мы спасителями себя почувствовали, оказавшимися так удачно в нужном месте, в нужный час!
Ощущаю себя доктором Айболитом. Дикая птица меня не боится! Будем лечить и выхаживать! Как хорошо, как несказанно повезло птахе, что мы тут проходили, подобрали, а так бы погибла, дикие коты сожрали бы...
Потом малая увидела что-то ярко-бирюзовое под крылом. Какая-то странная бусина, до сантиметра в диаметре. Откуда бусы у птиц?! Я её палочкой отодрала - оказалось, клещ.
А птица на ладони вроде как без сознания, глаза закатила, крылья несколько театрально висят. Потом я увидела второго клеща, вытащила.
После этого стриж неожиданно встрепенулся, ожил телом, взбодрился духом и улетел, даже не попрощавшись, не поцеловавшись! И крыло целое!
Мы сразу растерялись от чудесного исцеления...
Удивительно, но хитрюга абсолютно не был травмирован. Хорошей актерской игрой маленький виртуоз попросил помощи.

Сижу в салоне красоты. Девушка, которая делает мне стрижку, разворачивает на кресле меня к себе лицом и говорит: «Раздвиньте пожалуйста ноги, я челку вам подстригу».

Вывесил как-то зимой кормушку за окном, и кроме всяческих круп ещё для синиц кусок сала положил.
Любят они его очень, но всё время норовят из кормушки к себе в гнездо утащить.

Тогда я его проволокой примотал.

Прилетает обычно целая стайка птичек, кружат вокруг, одна за другой подлетают, планируя к кормушке как маленькие самолетики, кусочек хватают и улетают сразу на безопасное расстояние. Даже если и присядет рядом с салом, то каждую секунду торопливо оглядываются - клюнет, головой повертит, клюнет и снова оглядится.
И страшно и сала вкусного хочется.

А как-то прилетела одна синичка и задержалась у меня на кормушке в гостях, - сидит, сало клюёт, и вдруг залетает к ней воробей, и ну давай клевать с другого конца. Потом воробей с синицей разговорился о чем-то на своем, на птичьем. Голову на бок повернет, черными глазками-бусинками хлопнет, что-то прощебечет, и голову на другой бок, подумает, потом поклюет немного, по сторонам посмотрит, и опять разговоры заводит.
Смотрелось это из окна как постановка во МХАТе, особенно кот любил смотреть.

Всем давно известно, как работает реклама в И-нете. Да и привыкли все. Запросил некий поисковик по слову "Холодильник" - ближайшее неопределенное будущее будут тебе выпадать баннеры про холодильник...
И я привык. Искал жене подарок на рабочем компе - месяц весь экран светился лифчиками и трусами... Поинтересовался у мирового разума гитарой - на тебе на долго.
НО! Сегодня включил комп и увидел баннер: "Квартиры в Калининграде дешево!" (живу в Воронеже, сорри).
Чет я о себе не все знаю...

Давным давно читал историю про клиента одного оператора сотовой связи, которому перестали приходить SMS, а оператор Call-центра радостно предложила отправить SMS с "правильными" настройками.

Вот вторую неделю ощущаю себя героем этого анекдота -- пользуюсь Яндекс.Навигатором (при безлимите в Москве и области очень удобно). Недавно данная программа начала активно виснуть, написал в техподдержку.
Получил ответ: "Проблема подтвердилась. Просьба запустить встроенный сервис обратной связи и отправить нам с его помощью сообщение с информацией о Вашей системе".
Запустил, сформировал отчет и отправил.
Через несколько дней ответ: "Мы ничего не получили".
Отправил повторно со скриншотами каждой операции.
Теперь каждые два-три дня получаю следующие письма от некой Дианы, специалиста центра сервисной поддержки Яндекс: "Проблема с сервисом обратной связи подтвердилась. Для ее решения нам нужна более полная информация о Вашей системе. Просьба запустить встроенный сервис обратной связи и отправить нам с его помощью сообщение...".
Причем каждое новое письмо все более возмущенное -- она же старается, пытается решить проблему, а такой-сякой клиент не хочет помогать...

Иван Андреевич Крылов избегал выезжать куда-нибудь, кроме как на званые обеды. Когда на одном из заседаний Российской Академии предложено было собираться чаще, Крылов согласился со всеми, но тут же прибавил: "За исключением, конечно, почтовых дней".
В столице почта отправлялась ежедневно...

Сельский сортир на яме. Интерьер - подобие унитаза с крышкой.
Хозяйка (хозяину): - Сходишь, закрывай крышку!
Хозяин: - Это ещё зачем?
Хозяйка: - Фэншуй!!!
Хозяин: - Да не боюсь я твоего фэншуя! Он и с открытой крышкой по скользкому оттуда не вылезет!

Его звали Тарзан (в 1975 году было понятно без вариантов, в честь какого персонажа). Не то, чтобы особенно звали – он сам приходил, когда хотел, и уходил, как и подобает тому, кто гуляет сам по себе. Он был старше меня девятилетней на пару лет, а если привести кошачий век в соответствие с человечьим, то был ровесником моей бабушки. Пока папа и мама занимались ремонтом квартиры, мы с бабушкой поселились в пригородном частном доме знакомых, уехавших на все лето, и приняли на себя обязанности по присмотру за небольшим хозяйством (огородик, сторожевой пес, несколько курочек), а кот согласился присматривать за нами.  
Его зеленоглазая мордаха была очень симпатичной (особенно на контрасте с довольно облезлым туловищем), а рваное ухо только добавляло шарма настоящему деревенскому коту с богатым боевым не только прошлым, но и настоящим, судя по свежим шрамам. Тем не менее, при знакомстве он держался дружелюбно, и не будучи уверена, понравится ему это или нет, я все же не смогла удержаться от желания взять котейку на руки. Из двух возможных вариантов: а) свернуться клубочком или как-то иначе уютно устроиться; б) сопротивляться и соскочить с рук, - Тарзан отреагировал неожиданно – он словно одеревенел. Прямые лапы торчали в разные стороны, а обращенный на меня взгляд выражал такое недоумение, что я незамедлительно поставила его обратно на пол, пытаясь осмыслить факт, что, возможно, некоторых котов никто никогда «на ручки» не брал.
Может быть, из-за этого эпизода Тарзан не заподозрил подвоха, когда однажды его подхватила на руки бабушка («у этих городских какая-то странная потребность брать взрослых котов руками»). Вот только у бабушки были на кота конкретные планы: накануне ею была обнаружена «свежепонадкусанная» картошка, и разумность идеи запустить в подвал охотника на мышей не вызывала никаких сомнений. По мере приближения к отрытому люку погреба, доселе индифферентный Тарзан начал проявлять признаки беспокойства, а когда намерения бабушки дошли до его сознания, в одно мгновение продемонстрировал такие чудеса силы и ловкости, которым позавидовал бы его киношный тёзка. Без всяких дурных воплей он вывернулся из бабушкиных рук, без помощи лиан взмыл над «пропастью», по немыслимой траектории сквозанул из кухни и исчез на пару дней.
Тарзан появился с невозмутимым видом, откуда-то уже зная, что никаких фамильярностей с нашей стороны ему больше не грозит. К тому времени мы успели убедиться в том, что бегство его имело веские основания – это когда моя нога провалилась в ямку, глубоко под углом, как показала проверка прутиком, уходящую под фундамент дома, а диаметром – аккурат по размеру упитанной крыски. В погреб больше никто до возвращения хозяев не спускался – фиг с ней, с прошлогодней картошкой.

Навеяло историей про пару в метро с воздушными шариками. В 80-х, будучи студентом, наблюдал в вагоне Ленинградского метрополитена им. В.И. Ленина следующую мизансцену. Поздний час перед закрытием, полупустой вагон, в вагоне пара прилично одетых персон - явно муж и жена, возвращаются, видать, из гостей, он - в дубленке, пыжиковой шапке, ну, чтоб не хуже, чем у людей, она - соответствует муженьку, австрийские сапоги, дубленка с ламой, на пальцах-кольца со свежим красным маникюром ну и т.д. По тем временам - круто, кто понимает... 
Она стоит, слегка нависая над ним, он - маленечко того - отяжелел и осовел, потеет, рожа красная, поводит поросячьими глазками окрест, с трудом, тыкскыть, понимая - где это я? Но едет... Сидя. Мадам держит наманикюренными пальчиками аккуратно свернутый из газеты кулек, зорко следя за спазмами, сжимающими горло дражайшего супруга, периодически заботливо подносит упомянутый кулек муженьку, который с тихим курлыканьем в этот кулек поблевывает. Вот что это, если не любовь, а?
П.с. Я уже тогда гордился тем, что Ленинград - культурная столица...

Наша дача находилась далеко от города (больше ста километров) в живописной деревне (Нижнее село) на берегу Чусовой. Родители купили её в складчину с другими родственниками, когда мне было восемь. Но совместное проживание не заладилось (в доме не должно быть больше одного хозяина) и в течении следующего года мы стали единоличными собственниками. Не отжали – выкупили на честно заработанные. 
Дача: сорок соток в центре села, старый ссутулый дом, сломанная баня и разрушенная конюшня. Баню и конюшню разобрали сразу, чтоб не схлопнулись они самостоятельно на головы нам. Привели в порядок крытый дворик, накопали грядок и… зажили.
Сорок соток - площадь огромная. Сколько помню – с отцом постоянно «городили огород». То в одном месте упадёт целый пролёт (сгниют столбы), то в другом - пьяный тракторист въедет, а ты – чини! Выкопать яму:
- Хватит?
- Ещё столько же, и хватит.
А копаешь нифига не чернозём- суглинок. Лопатой и ломом. Устанавливаешь столб. Сначала- щебня для прочности, потом засыпаешь глиной, землёй. Утрамбовываешь. Поперечины и штакетник – если палисад, горбыль – в огороде. Забивать гвозди я научился с закрытыми глазами. Но не рисковал. Коварный инструмент – молоток. Так и норовит звездануть по пальцам.
Работы на даче - невпроворот: напилить и наколоть дрова, натаскать воду с колонки, вскопать грядки, выполоть сорняки, открыть теплицы, закрыть теплицы, полить теплицы… Дачный отдых, чо.
Огород засаживали картошкой (в общей сложности, наверно тридцать соток). Когда осенью урожай снимали - часть в колхоз продавали. А с картошкой возни – сначала посади, потом два раза окучай, да колорадского жука сними, потом выкопай, высуши, по мешкам собери, да в город перевези. Для перевозки наших объёмов (по пятьдесят мешков) заказывали грузовую машину, грузчики - мы с отцом (неделю потом ходишь на полусогнутых). Зато пережили голодные девяностые (когда отцу на заводе зарплату задерживали по полгода и мать на еду обменяла всё семейное золото).
Своей машины у нас никогда не было, до дачи добирались на транспорте общественном: автобусами (с пересадкой в Первоуральске), либо электричкой до Коуровки, а там – пятнадцать километров пешком или на попутках. На электричке было дешевле – почти никогда не покупали билеты. От контролеров бегали по составу, ну а если попадались, брали билет у них, называя меньшее количество станций. Экономили на каждом километре, так сказать.
А природа какая! Суть красоты уральской, ожившие бажовские сказы: отвесные скалы-бойцы, непроходимый лес, река быстрая, холодная, прозрачная… Воздух ччччистейший, живность всякая, грибы да ягоды. И… изоляция от цивилизации. Из связи с внешним миром - только рейсовый автобус, да радиоточка. Одна рябая программа по телику (Россия, а не ОРТ). Это если есть антенна. Если антенны нет – нет и телика.
А местные! Колоритнейшие персонажи русской глубинки. Безработные. Спивающиеся. Непосредственные в своём невежестве и распутстве. Мера расчета – «твёрдая валюта». Вспахать огород – пузырь, привезти машину дров - пять, перебрать печку – ящик водки. Натуральное хозяйство в виде первозданном. Мясо своё, молоко своё, овощи – тоже свои. Из продуктов покупались хлеб, соль, спички. По именам друг друга (даже при личной встрече) - редко. За глаза и в третьем лице - только клички: Непьющий, Шуба, Кочерга, Кирпич… Дачников обворовывали, приезжих пиздили. Нам в какой-то мере повезло. Кира вышла замуж за местного, и сразу полдеревни – родственники. Красть стали реже (у своих - западло).
Поскольку часть лета (если не на море, то всё лето целиком) мы проводили на даче, для местных ребят я был свой. У нас сложилась большая дружная компания (разношёрстная и разнополая), но в мой «ближний круг» входили лишь трое: Петя Костюков, его двоюродный (и младший) брат Димка и Алексей Васильков (Василёк).
Весной девяносто восьмого Петя отправился отдавать долг родине, так что лишь Василёк с Димкой дожидались моего затянувшегося (в связи с экзаменами) возвращения на дачу. Ждали нетерпеливо, ибо сидели без денег. А без денег – какое веселье? Так – смех один. Даже девчонку на мотоцикле не прокатить, потому что – бензин. У родителей иногда удавалось выпросить лишь на дешёвые папиросы – «Астру» или «Беломорканал».
- Ты где пол-лета пропадал?
- В институт поступал.
- Поступил?
- Да
- Это дело отметить нада!
Димка и Василёк были на первый взгляд антиподами. Первый - сухой глист. В свои шестнадцать героиновый наркоман с ощутимыми перспективами на криминальное будущее. Второй – отличник, красавчик. Голубоглазый блондин, чертами лица - двойник Тома Круза (или Джеймса Франко). Девочки сходили с ума:
- Лёшенька…
«Мы такие разные, но всё таки мы вместе». Их объединяло нечто не признающее внешних, умственных и социальных различий – подростковый алкоголизм. К двадцати годам Василёк заимел цирроз, и жив ли сейчас – большой вопрос… Димка, по слухам, где-то бомжует. Но тогда, летом девяносто восьмого таким страшным не казалось будущее…
Отец на заводе работал сменами по двенадцать часов: день, ночь, два дня отдыха. Постоянно мотался: дача - город. В его отсутствие я хозяйствовал: деньги, что он оставлял на еду спускал на сигареты и алкоголь.
С целью отметить поступление в Универ в магазине купили такой набор: бутылку водки, бутылку вина – «Медвежья кровь» (вино великолепное, сладкое и густое) и пару банок «Балтики 9» – для разгона.
- Будем звать Василька? – Дима боялся, что на троих не хватит.
- Конечно – да!
А Василёк притащил браги. Его бабка гнала самогон, так что ставила регулярно. Конечно, от деда и внука прятала, но по старческому слабоумию прятала в места, хорошо известные и деду и внуку. Те по очереди реквизировали виноматериал (за что от бабки получали).
Василёк делился знанием химических процессов:
- Брага должна стоять в тепле, а лето совершенно не жаркое. И самое тёплое место – куча навозная. Температура в навозе - ого! За три дня брага доходит!
Я не сноб, но брагу пить отказался сразу.
- Пацаны, бухла много. Не хватит – ещё сходим! Водку даже не открыли, хорош моросить!
Но Васильку, наверное, было западло не жахнуть своего (зачем тогда принёс?):
- Я за качество желудком отвечаю!
300 граммовую кружку мутной жижи налил с горкой. Я жалостливо (и брезгливо) смотрел ему в рот.
Василёк в пару глотков опрокинул в себя содержимое кружки. Посидел задумчиво. Срыгнул. Зажал рот руками и рванул из комнаты. Брага, вперемешку с рвотой, фонтанировала изо рта, носа, заляпывая стены и давно не мытый пол.
Вернувшись, Василёк получил тряпку и ведро.
- Ты не размазывай, затирай тщательно!
- Да не размазываю.
- Дай-ка я,- Дима не из тех, кто учится на чужих ошибках.
Налил стакан. Зажал нос, опрокинул… Где стоял – там из него и вылилось.
Василёк пододвинул ведро Диме. Вручил тряпку:
- Командуй парашей!
- Дим, ну как? – я развеселился.- Добавки?
- Не… она тёплая….
- Конечно тёплая, раз из навозной кучи Василёк её вытащил!!
Диму снова вырвало.
- «I'm loving you», - надрывались из кассетника Скорпионы.
– «Every night in my dreams i see you i feel you», - продолжала Селин Дион.
– «U’r in the army now», - и это - Статус кво.
Я включил сборник медляков погромче (а вдруг на огонёк заглянут девчонки?) и деревня моментально поняла (в ночной тишине звук далеко разносится) что у Гаревых младшее поколение гуляет.
Забарабанили во входную дверь. Настойчиво. Не девчонки точно.
- Чё, музыка, орёт, - с трудом разобрал я слова.
Сосед – Дунаев дядя Миша. Дядя Миша – мечта логопеда (целый набор дефектов речи). Он шамкал и жевал слова, словно вату во рту перекатывал. Я его трезвого не всегда понимал, а уж под градусом не помогала и жестикуляция. Хотя в пьяной речи выделялись мат и междометия… не может же его речь состоять исключительно из мата? Так не бывает?
Зашёл, поручкался с каждым.
– Нуэ, жёщь, нах, налиэээ, - что скорее всего означало - Ну что, молодёжь, наливай (мой вольный перевод здесь и далее).
- Не, дядя Миша, мы не пьем, - соврал я.
Вино уже прикончили, водка в морозилке, на столе только Васильковская брага.
- А это что? – дядя Миша указал на початую трёхлитровую банку.
- А это.. Да пейте, пожалуйста!
И полный стакан – Дяде Мише. Он выпил. Срыгнул. Скривился.
- Какое же говно пьёте. Ну вас! Отрава!
Но выпил ещё.
Пацаны ощущали себя слабаками, – я считаю - напрасно. Желудок Дяди Миши полюбому закалённее десятилетиями тренировок.
Потом он завёл старую песню о разнице поколений.
- Вот в наше время…
И что не та молодежь – на уме баловство и никаких подвигов. Ни силушки богатырской, ни мозгов. Страну потеряли и жизни свои бес толку потеряем.
- Дядя Миша, когда ВЫ страну теряли мы ещё ходили пешком под стол. Камень не в наш огород!
Но Дядя Миша уже находился в том чудесном состоянии, когда только свои аргументы весомыми кажутся. С целью доказать правоту по всем вопросам сразу - он предложил бороться на руках. Армреслинг, значит. Василька и Диму, ухмыляясь, заборол «в одну калитку», настала моя очередь. Долго выравнивали локти.
- Дядя Миша, ну неправильный же хват, - возмутился я. – Надо ладонь в ладонь, а вы пальцы в замок хватаете!
- Не ссы в трусы! Я борюсь так.
К своему удивлению, я положил его не напрягаясь: на счёт «три» впечатал в стол. И вскинул победно кулак. Кровь? Откуда кровь? А кровь заливает мою руку по локоть… Из-за хвата «замком» средним пальцем я зацепился за острый неровный край открытой банки со шпротами. Рассёк кожу.
- Дядя Миша, ну ё-моё!
Оценив ситуацию, дядя Миша свинтил, прихватив с собой остатки браги. А мне на всю жизнь в память о том вечере остался кривой шрам на пальце.
После таких посиделок я до приезда отца питался «подножьим кормом» с огорода – зелень и овощи. Такая, разгрузочная диета: морковка, капуста, щавель, ревень, огурцы, кабачки в панировке. Жирные без хлеба. То несолёные, то пересоленные. То подгоревшие. Тяжелы были первые шаги в кулинарии. То что не съедал я – доедал вечно голодный Василёк. Ему моя стрепня нравилась в любом виде.
По вечерам, собравшись большой компанией, на мотоциклах (если мотоцикл с коляской - семь человек помещалось) гоняли в соседнюю деревню - Трёки, к девчонкам. Они каким-то загадочным образом заранее о нашем приезде осведомлённые, ждали на заросшей бурьяном остановке. Благоухали взрослыми духами, наряженные-напомаженные, и в темноте одинаково загадочные. Только огонёк зажигалки иногда вспыхивал, освещая румяные лица. Общение было пристойным, без пошлостей. Девушки на скамейке – мы напротив. Парочками в кустах не уединялись (хотя, конечно, о таком мечтали). Пили разбавленный спирт не закусывая (как вспомню, так вздрогну), пуская бутылку по кругу. Специалисты (доморощенные сомелье) разводили спирт за несколько часов до употребления, что бы успеть охладить полученную смесь. (Спирт плюс вода – химическая реакция, в результате которой тепло выделяется). Прикончив совместными усилиями парочку полторашек, мы расставались. Девочки шли по домам, а мы - на мотоциклы и назад в родные пенаты. С ветерком, если баки заправлены, толкая мотоциклы впереди себя, если бензина на обратную дорогу не хватало.
Продавали спирт в нескольких точках, отлично известных каждому алкоголику. По слухам, кто-то из торгашей добавлял в спирт димедрол (с целью экономии и что бы крепче било в голову), однако слухи фактами не подтверждались. Никто из продавцов «зелья» не признавался, а лабораторные анализы приобретаемой нелегально отравы покупатели не заказывали.
Один раз с Димкой денег насобирали (наскребли остатки по сусекам, буквально), отправились на закуп. Вечерело… Солнце уже ушло, но на улице светло - достаточно чтоб разглядеть человека метров за сто. Вокруг - ни души, лишь вдалеке, на дороге, играют дети (и детский смех за кадром). Атмосфера «Кошмара на улице вязов». И предчувствие нехорошее: случится страшное.
Обычный деревенский дом, с оградой из некрашеного штакетника. Вошли во двор, подцепив крючок. Стучим в окно – тишина. Стучим снова, громче – не отвечают. Димка дергает окно на себя - и оно… открывается. Просунувшись в дом по пояс, кричит:
- Хозяева! – тишина.
Помолчал, всматриваясь в глубину комнаты. Обернулся ко мне:
- Похоже, бухие – спят… Подожди, я быстро, - и в оконный проём проваливается.
- Куда!
- Я быстро, - повторил он уже из дома.
Внутри что-то грохнулось, заухало. Я присел, в ужасе о того, что сейчас проснуться хозяева и застукают нас, грабителей начинающих. Позор! Мало того что отправился покупать спирт, как последний алкач, спалюсь на проникновении со взломом… Без взлома. Какая разница!
Труханул я знатно, а Дима, как ни в чём не бывало, из окна выглядывает:
- Ну ка, подсоби, - и вытаскивает чёрную прорезиненную канистру литров на пятьдесят.
- Ты что! Мы её не упрем!
- Она лишь на половину полная.
Я принял канистру, охнув от напряжения, опустил на землю. В канистре забулькало. Тяжеленая. Широкая. В одиночку не упереть точно, а вдвоём?
Я с одной стороны, Димка - с другой, короткими перебежками… но свернуть – некуда. Плетёмся по улице центральной поспешая неспешно. Если кого встретим…
- Куда её?
- Ко мне ближе.
Каким-то чудом не спалились.
Канистру закопали на Димкином участке, в зарослях картошки, - спрятали надёжно. На какое-то время спиртным обеспечены.
- На какое-то? До конца лета!
Хозяева канистры о её пропаже молчали. Почему? Наверное, о таком в милицию не заявишь... Старый добрый коммунистический лозунг: «грабь награбленное», ну… или незаконно нажитое.

Готично-оптимистичное.

Утром, переезжая на велике железнодорожный переход станции Лигово, я разминулся с немолодой женщиной в темной одежде, идущей по своим важным делам, с достоинством неся на крепком плече триммер.

ИЧО? спросите меня вы.
Кто из нас не встречал с утра пораньше на переходе через Ж/Д пути женщину в тёмном, с косой на плече? Конечно-конечно, соглашусь я.

Но именно сегодня, именно меня, экзальтированную, даже скорее экстатичную, плешивую, инфантильную юношу - накрыло. Точнее НАКРЫЛО. Казалось бы - ну разминулись же – так и радуйся, хороняка! Так нет же, развернулся, прилез и завязал разговор. Приведу его концовку почти дословно:

- А можно я расскажу друзьям про эту встречу?
- Можно, но зачем? будет ли толк? (Улыбается очень неплохими для возраста зубами)
- Скажите, а сколько времени, оно у меня есть?
- есть,.... пауза..... ЕСТЬ у вас время.
- А я успею?
- Так идите вперед, и успеете. Двигайтесь, не стойте.
- А получится? А у меня будет все хорошо?
- У вас ВСЁ будет, и не просто хорошо, а замечательно. У вас лицо светится.

Поцеловал я её, хоть ей и неловко было в первый миг, (думаю не часто к ней с поцелуями встречные лезут). А в следующее мгновение – но даже второй удар сердца еще не случился - она вполне таки тоже поцеловала меня в щеку и я покатил дальше.

Крутил педали, улыбался и думал.
Что какая нафиг разница – не хотела она сказать, сколько именно времени, права не имеет или не знает.…

Предвосхищая вопросы тех, кто дочитал досюдова :
Нет, это её коса. Не похоже, чтобы она её где-то сперла или кому-то несла.
В сильно затертых рабочих перчатках, да и коса профессиональная.

Мне она очень даже понравилась - спокойная, с достоинством, неглупая, в немолодом возрасте, но и не немощная. Глаза темные, внимательные взгляд не сразу отведешь. Улыбка хорошая, чтобы там не рассказывали.

Кто не верит, считает что я выдумал или преувеличиваю - идите сами на жд переход Лигово.
Может встретите её там. Или где-нибудь еще.
Сам же я, пожалуй, не буду форсировать события и торопить нашу следующую рандеву.
Мало ли - поцелуями не разойдемся.

Ну, не знаю я СКОЛЬКО времени, и что теперь? Нужно просто идти вперед, и всё успеешь. А если лицо светится - то и поцелуи будут.
Чего и вам желаю, ЗАИНЬКИ МОИ.
CARPE DIEM !!!

В конце 90х Боря поднялся настолько, что при таком достатке бизнесмен в России был не жилец. Несколько намеков судьбы в виде очередей из калаша, гранат и прочих фейерверков его наконец в этом убедили. Оперативно перебрался с женой в Лондон. Вся родня горевала за Борю - по-английски ни бум-бум, ярко выраженный патриот, жизнь на чужбине была ему невыносима. 

Но был и луч света в горькой судьбе изгнанника - его жена Даша. Выпускница МГУ, филолог, безупречное оксфордское произношение. С детства мечтала уехать на родину любимого языка. Сбыча мечт.

Проблема Даши в том, что она перфекционалистка и вообще больная на всю голову. Она уезжала в мир совершенства - языка, стиля, образа жизни.

Лондона она в конце концов не выдержала. Британская читать дальше

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru