-
4 2018 .


Архангельский зимник
Товарищ рассказал историю.
В начале девяностых ехал он на «Москвиче» по Архангельской области. Узкая дорога, по обочинам высокие сугробы.
Машин практически нет, но случилось так, что он уперся в «Жигуль», и такая же классика за ним шла.
Шли друг за другом, потому что не обогнать, и скорость, видимо, всех устраивала.
На обочине стоял мужик «голосовал». Первая машина прошла, а товарищ мой остановился, подобрал человека.
А жигуль, что за ним ехал, заблокировал его, водитель вышел, спрашивает: «Ты подобрал мужика, а передний не остановился, что ли?»
Потом этот, который спрашивал, запрыгивает за руль и с пробуксовкой рвет с места вдогонку за первым. Догоняет, притирает к сугробу, выходит, вытаскивает того первого водителя из машины, и мудохает его в кровь.
Товарищ-то мой остановился, спрашивает – что, мол, случилось? Тот отвечает: «А ты представь, - мороз за сорок, ты на обочине стоишь, а машина мимо проехала? У нас так нельзя!»

Don't give up.

Что я все о бандитах и жуликах-то? Пора рассказать и о порядочных людях. Врачах, например.
С Максом я познакомился в Крыму-куда сдернул сразу после дембеля. Ну почти сразу.
Сначала продал наворованное в Армаде вероятному противнику(писал уже об этом)- а потом уже поехал отдыхать от трудов праведных.
Вообще первую неделю не помню. Оно и понятно: дембель с деньгами в крымском пансионате, набитом под завязку скучающим бабьем-это просто гимн плодородию. Памятник приапизму. Совавшийся с цепи кобель рядом со мной был бы примером целомудрия. Днем я зычно созывал самок криком молодого аморала, вечерами на дискотеках куролесил на выгнутых пальцах, выплясывая с ножом в зубах замысловатый танец полового влечения, а ночами не спал вообще. То есть совсем.
Отсыпался поутру на пляже-по три часа в день. Я купался в лучах славы некрупного злодея с замашками нравственного дегенерата.
Администрация поначалу боролась с развратом, потом испуганно притихла перед масштабом чреслобесия, затем начала мной гордиться.
Сам слышал,как директор "Украины", пожилой мужичок, рассказывал обо мне смущенным курортникам:
-Не, ну этож я чего за 20 лет не повидал-но ТАКОГО! Я ночью иду-гляжу, он по балконам лезет с пятого этажа на третий. А сам на втором живет! То есть у него ночью-пересменка! Из одной койки вылез-в другую полез! Это ж не человек, это бордель-терьер какой то!
-Это когда это он меня засек-размышлял я-в 12? Или в 3? А может под утро?
Через неделю я начал хоть более-менее различать партнерш. А то до того как-то смазано все. Крыл площадями. Квадратно-гнездовым методом. Запомнилась только знатная доярка полной пастью золотых зубов. Ее челюсти в ночи так зажиточно мерцали... Я ее звал "пещерой Алладина".
На исходе первых десяти дней я более-менее успокоился и перешел на щадящий режим-курортить не более двух отдыхающих в день. А не то копыта отбросишь с такого отдыха. Приехал-то -двадцать раз выход на две делал, а после такого угара и пары раз подтянуться не смог.
Тут-то мы с Максом и познакомились. Максу тогда было уже под тридцатник, но мы сдружились. Опять же на блядском поприще. Так-то Макс смущался знакомиться, для меня же этого слова "смущение" просто не существовало. В нашей спарке ему доставались подруги мною сбитых баб-то есть он выполнял при мне, акуле разврата, функцию рыбы-прилипалы. Впрочем, довольно часто на его долю выпадали довольно сочные ломти.
Но я не об этом.
Как то Макс сдуру признался-что по профессии он врач. Ну как признался- ночью пьяный орал на пляже, перекрикивая шум прибоя "Балладой о гонорее"
"Сядьте дети в круг скорее,
Речь пойдет о гонорее.
Отчего бывает вдруг
Этот горестный недуг? "
Это было очень опрометчиво. К эскулапу тут же потянулись толпы страждущих всякой хуйней. Особенно донимали климактерические курортницы. Макс бегал от них неделю, потом сказался патологоанатомом-по моему совету.
И всех страждущих диагноза встречал сентенциями "Как помрете-приходите" и "Вскрытие покажет"
Под конец смены мы как-то разговорились.
-Слушай, дитя люберецких помоек, я никак в толк не возьму-это из тебя армия такую скотину сделала? Вроде из приличной семьи...
-Отчим-академик...
-Аналогично. Но я вот до тебя думал, что я циник, а тут...Зачем ты директору в пиджак гондоны и женские трусы подсунул? Его же жена из дому выгнала!
-А нехуй бодаться так истово с зовом природы. Пущай хлебнет нашей кобелиной участи. А то задолбал уже нотации читать. А теперь я ему всякий раз эдак, по-свойски подмигиваю и пальчиком грожу, мол -ишь, Семеныч, каков ты блудодей, оказывается! А туда же-нравоучать лез, козел похотливый! Святошу строил! Он теперь от меня шарахается. А то все писать грозился.
-Куда?
-То ли в институт, то ли в комсомол, не знаю. У него ж инстинкт: увидел безобразие-напиши. Сигнал, так сказать, подай. А здоровый коллектив вставит моральному разложенцу пистон. А теперь писать некуда-перестройка же, вот стукачи в растерянности.
-Вот ты скотина!
-Угу. Это врожденное. Семья тут ни при чем. Вот у тебя...
-У меня вся родня-уроды.
-?!
-Конченые.
-Поясни. Ты ж говорил-академики, профессура...
-Одно другому не мешает.
-Рассказывай.
-Изволь: Что бы ты понимал-у меня в роду все врачи. Папа академик, мама профессор, деды , бабки, дядья, племянники, пращуры и далекие предки-все без исключения. Мне кажется, мы от Асклепия род ведем. Поэтому я думал, что мне одна дорога.
Не ну а куда? Я с пеленок только разговоры о диагнозах и слышу. Я пизду-то первый раз в "Гинекологии" Штеккеля увидел. И тут...заканчиваю 10 класс. Прихожу домой-а там вся родня собралась. На консилиум. Начали издалека. Мол, как учеба?- Золотая медаль будет. Угу. А олимпиады? Три по химии-первое место по Москве.А поступать куда собрался?
Как куда? В Первый мед, разумеется. Ну тут вся эта шобла так головами многомудрыми неодобрительно закачала. Я напрягся. И не зря. Мы, говорят, Максим, против. Я опешил. Чего -это, мол, спрашиваю? А вот мы все подумали и решили, что из тебя хорошего врача не выйдет. Я затупил-почему ? Ну ты этого не поймешь, ты молодой, себя со стороны не видишь, а вот мы врачей нагляделись-в общем, не твое это. И способствовать твоему поступлению семья не будет. Я хмыкнул-мол, больно надо. Сам поступлю. Дверью хлопнул и ушел.
Ну и поступил.
Прихожу домой-на меня как на врага народа смотрят. Ну, раз так, раз мнение семьи для тебя ничего не значит, то езжай живи один. От бабки комната осталась в коммуналке-туда меня и сгрузили. И зарабатывай на жизнь сам. Мне, профессорскому сынку, поначалу туговато пришлось. От сытого-то корыта... Подрабатывал на Скорой. Спал урывками. Одно хорошо-преподы не лютовали. Они ж врачи. Передо мной девочка-зубрила отвечает -все все выучила, а ей четверку. А со мной поговорят, я всего и не помню, но синие подглазья за себя говорят. У меня ж практика. Случись с пациентом анафилактический шок- от той девочки ученой с ее латынью толку ноль будет. А я справлюсь. Потому мне пятерки ставили. Еще удивлялись-чего это я надрываюсь-то. Фамилия-то известная. Мол-ишь какой подвижник! А я не подвижник, я жрать хотел. А на стипендию не пожируешь.
Много раз хотел бросить-но злость спасала. На родню. Отучился на красный диплом. Хоть бы хны. Не быть тебе врачом-и все тут. Интернатура, с красным распределение по желанию-я и попросился участковым к дому поближе. Центр обслуживал. Тут вызов. Прихожу, огромная квартира, тьма народу, говорят шепотом. Мол, отходит уже. Толпа врачей, на меня шикнули-я назад, но тут жена трупова меня остановила. Мол, раз диагноз поставить не можете, может хоть участковый что скажет.
-Да чего там ставить-то? -я удивился- мне для этого и разуваться не надо. Диабет это!
-Как это ты так определил?
-Запах кислых яблок от больного.
-Круто. Ну и?
-Ну там все забегали-загомонили, не до меня стало. Потом проходит недели две, меня к Министру Здравоохранения вызывают. Простую клистирную трубку-к министру! Ну я напрягся, думаю-где ж я так накосячил-то. Бабки ж ЦКшные вечно жалобы строчат, мол, не нежен ты с ними в соответствии с их заслугами. Одна дочь Буденного из меня ведро крови выцедила. Здоровая как кобыла-и вечно "болеет". Мы ее так и звали- "дочь Буденного от его любимой кобылы"
-Не растекайся мыслию...
-Ну вот. Прихожу, нервничаю, кадыком над галстуком дергаю, в уме все грехи свои перебираю. Евгений Ивановича то я знаю-он у нас дома не раз гостил. Захожу в кабинет, Чазов на меня поглядел-узнал. Удивился.
-Максим,так это вы наш участковый?!
-Ну да, Евгений Иванович. Азмъ есьмь.
-Подождите. А почему не в клинике? Вы плохо учились?
-Красный диплом 1 лечфак, Первый мед.
-Ничего не понимаю. А семья что?
-А семья, Евгений Иванович, считает , что из меня врач никакой.
-М-да. Мне мои замы-академики диагноз поставить не могли, а вы из прихожей...жена рассказала. И вы, с их точки зрения-плохой врач?
-Так это вы были?!
-Я. К-хм. В некотором роде, я вам, Максим Евгеньевич, жизнью обязан. Ну что ж. У вас специализация какая?
-Гинекология.
-Отлично. Как кстати. Сейчас как раз новую клинику сдают в сентябре. Идите в отпуск, придете- принимайте клинику.
-Но я...
-Мне виднее. Родителям кланяйтесь. Скажите, Чазов за сына благодарит. Впрочем, я сам им позвоню.
Выходил не чуя ног. В голове одна мысль-отец главврачом в 50 стал, дед в 45, мать в 55а я ...30 нет...Ну я им скажу!
Приезжаю домой ,думаю ща я вам все выскажу...
А там... Как в 10 м классе. Все. Сидят-выпивают. Стол накрыли. Пришел, объятья, поздравления, как будто меня 10 лет не гнобили.
Мне и приятно и зло берет-я говорю, а как там с вашим глазом-алмазом дела? Кому быть врачом-кому не быть?
-Видишь ли, Максим, говорит мне дядя- всем было понятно, что врач ты от Б-га. Но. Мы долго думали. Ты же к 10 му классу знал то, что не все третьекурсники проходили. То есть первые три курса тебе и в институт ходить-то было не надо особо. Вероятнее всего, ты б привык пинать балду, а потом из тебя черти-чего бы вышло. Вот мы и решили так поступить. Для твоего же блага. Как видишь-все получилось.
Стоял только рот открывал-закрывал. Вот ведь...су...педагоги...И понимаю,что они правы и злость берет...Я десять лет, как проклятый...по 16 часов в день ,а они,эх! -Макс махнул рукой . Выскочил за дверь и...
-И?
-И сюда.
-М-да. Судьба играет человеком,а человек играет на трубе. Ну за родителей!
-Прозит!
-Погодь, а что эти замы действительно диабет найти не смогли?
-А я знаю? Может-не смогли, может, не захотели. Чазов помрет-место свободно. Меня ж жена вызвала-она одна в мемориальной доске на стене была не заинтересована.
Сейчас Макс в Америке. Своя клиника. Не бедствует от слова "совсем" . интересно, простил ли он родню?
Не знаю.

Пы сы. История записана со слов пьяного приятеля в 1988году. Так что детали я явно потерял-просьба не придираться особо.

ГОРДЫНЯ

Вагон метро.
Людей немного, но сидячие места все были заняты, я сидел в обнимку со своим верным самокатом и мечтал.
На станции вошел поп, обычный такой поп, лет тридцать на вид, никак не больше: с головы до пят черная ряса, борода, большой тяжелый крест.
Следом за ним вошла женщина с грудным ребенком на руках (поп ее не видел)
Я естественно вскочил, сказал: «Садитесь пожалуйста», сделал шаг вперед и через попа потянулся, чтобы дотронуться женщине до локотка и указать на свое свободное место. Но вдруг, поп вальяжно и властно отвел мою руку в сторону и специальным церковным басом громко и назидательно изрек на весь вагон:

- Ну что вы? Не надо этого, я вполне и постоять могу. Ну-ка, сядьте назад!

Люди вокруг захихикали.
Я, не смотря на приступ смеха, все же дотянулся до женщины и усадил ее на свое место.

Через несколько остановок мы с батюшкой встретились глазами и улыбнулись друг другу.
Он подошел поближе и своим специальным церковным басом тихо сказал мне в ухо:

- Простите, нехорошо получилось. Если бы я был в гражданском платье, то даже и не подумал, что вы обращаетесь ко мне, а так. И спасибо вам.
- А мне-то за что?
- За то, что помогли узреть гордыню в себе самом. Да, гордыню, она всему виной.
- Ну ладно, вам, зато мы людям настроение подняли.
- И то верно.

Священник собрался выходить и на прощание протянул мне руку, я протянул в ответ и сказал:

- Раз вы так печетесь о гордыне, то целовать я вам руку, пожалуй, не буду, ограничусь рукопожатием.

В ответ, специальным церковным басом, грянул обычный человеческий смех…

Суд по гражданскому делу, покупатель новой квартиры (истец, И) утверждает, что строители не доделали работы. Строительная компания клянется и божится, что работы были сделаны и в доказательство приводит к судье (С) в заседание живого бригадира (Б), который, якобы, эти работы выполнял.
С: Бригадир, Вы выполняли работы?
Б: Да, выполнял.
С: Точно выполняли?
Б: Да, точно
С: Когда выполняли?
Б: 3 апреля
С: Кто дал Вам ключи от квартиры?
Б: Строительная компания
С: Как они могли Вам дать ключи, если квартира была сдана заказчику с полным комплектом ключей 1 февраля?
Б: Мне дал ключи истец
С(истцу): Вы давали ключи бригадиру?
И: Нет, не давал, я его впервые вижу
С(бригадиру): То есть вы 3 апреля были в квартире истца и выполняли работы?
Б: Да.
С: Значит, Вы незаконно проникли в жилое помещение. Нужно возбуждать уголовное дело.
Б: Я не выполнял работы. Я никуда не проникал. Я вообще их всех впервые вижу.

Эту историю рассказал мне один хороший приятель. Верю я ему на все 100%

Произошла это в начале 2000-х на Волге. В то в время мой приятель начал увлекаться дайвингом и подводной охотой. Было начало лета, и понырять с аквалангом в Волге, поглазеть на живность и поохотиться можно было легко, т.к. вода была еще чистой и не цвела. Довелось тогда моему приятелю дружить на почве дайвинговой мании с Андреем Макаревичем, да-да, тем самым Макаревичем. Они взяли напрокат небольшой пароходик, взяли все снаряжение и отправились в небольшое путешествие по многочисленным протокам и островкам. Благо, что в Саратовской области Волга в разливе в ширину где то 12-15 километров и есть сотни островком и небольших проток, где можно легко затеряться и наслаждаться рыбалкой вдали от цивилизации.
Пройдя долгий путь до заветного места, поныряв, поохотившись с удовольствием и подстрелив немного крупных щук они собрались обратно в путь. Время подходило к вечеру. Сидя на корме и любуясь природой они вдруг заметили на соседнем островке у воды несколько палаток и компанию рыбаков, которые что-то варили в котелке, рядом стоял небольшой раскладной столик, на котором кроме слегка поблёскивающих в закатном свете стаканов и бутылок водки из еды ничего и не было. Видно давно ребята отдыхали. Андрея Макаревича, доброй души человека, вдруг посетила идея:
- Слушай, а давай я сейчас доплыву до мужиков. подкину им нашу улов, все равно мне его девать некуда, да и поболтаю с ними немного.
На что мой приятель окинул еще раз взглядом всю эту рыбацкую компанию и сказал:
- Андрюша, вот представь себе такую картину. Мужики третий день на острове, вдали от людей, сидят и беспробудно пьют. Да они кроме своих опухших синих лиц больше ничего не видели. Как думаешь, что будет, когда из воды перед ними внезапно выйдет Андрей Макаревич в акваланге и скажет: "Привет мужики, как рыбалка?". Пожалей бедных рыбаков, пожалуйста.

К вопросу о похудании.
Была у нас в институте девочка. Не просто худая, а ОЧЕНЬ ХУДАЯ. И вот она рассказывала. Ехала она как-то в автобусе, в мини-юбке, автобус битком, кое-как примостилась у дверей. И тут на остановке втискивается мужик и... хватает её за ногу.
Ну она, понятно, офигела, девочка интеллигентная, вылупилась изумлённо на него, ножкой брыкнула, дескать, мужчина, вы чё?! А мужик смутился, руку отдёрнул и выдал: "Простите, я думал, это ПОРУЧЕНЬ!" Мы рыдали, она, правда, тоже. Вот и не знаю, говорит, плакать или смеяться...

Книжный магазин в Киеве.
Покупательница: - У вас есть "Кобзарь" Тараса Шевченко?
Продавщица: - На мове - сорок гривень; на русском - восемьдесят.
- Мне на русском, пожалуйста.
- На мове же дешевле!
- Да, но я привыкла читать Шевченко в оригинале.

Про маршрутку, если чё.

Короче, связь у меня на даче хреновая. Сотовая которая. Вышка-то рядом,
но профиль местности такой, что нормально, без хрюканья в трубке,
поговорить можно только на втором этаже или пройдя метров сто в горку.

Вот когда мне это надоело, нашёл я стационарную мобилу в интернете.
Знаете такую? Вот и я не знал до этого. На вид как обычный домашний
телефон: кнопки, экранчик, трубка на шнуре, маленькая антенка, как у
базы радиотелефона, да ещё плюсом охранные возможности – цепляются
датчики, и в случае чего агрегат шлёт СМСки и звонит на номера хозяев.
(Здесь могла бы быть ваша реклама :) Для дачи это нелишнее. Берём!
Обещали что чувствительность у неё повыше, но если проблемы останутся –
к ней и антенну потом прикупить можно. Нашёл фирму, где продают это чудо
техники, приехал, тут же взял симку новую, вставил, чтобы проверить
качество связи. Сделал пару звонков – красотища! Сунул всё это дело в
коробку – и обратно на работу.

Сажусь в маршрутку – звонок из конторы: «Проблема... Тыры-пыры... ».
Труба дохнет. Ну я лезу в пакет, вытягиваю из коробки аппарат,
раскладываю на коленях, набираю номер, продолжаю разговор, следя в окно
чтобы не проехать остановку.

Проходит несколько минут, разговор окончен, убираю «мобилу» в пакет... И
чую... Что-то не то... Вокруг тишина какая-то ненормальная... Поднимаю
глаза – народ молчит и смотрит на меня так странно-странно.

Блин! А как бы вы смотрели на человека, разговаривающего в маршрутке по
городскому телефону?

Задаю ребёнку известную загадку:
"То толстеет, то худеет, на всю хату голосит" (ответ - гармошка).
Ребёнок 5 лет на эту загадку, не задумываясь, отвечает - "Мама"

Дети ходят в детский сад.
Вчера вызвали в бухгалтерию детского сада.
Оказывается у нас задолженность по оплате: Добровольных взносов.
как правильно поступить не знаю.

Вы слыхали как поют дрозды - нет, не те дрозды, не полевые...
А вы видали как бегут менты? Нет, не те менты, не... в общем - не те
совсем...
Славный подмосковный город. Поставив коня в гараж, иду домой транзитом
через магазин. Взял пива, выхожу, открывая банку - скверик зеленый,
солнышко ласковое - и пара мордатых опездолов на лавочке хлещут мочу
старого мельника.
Увидев меня - сделали стойку, один подорвался - и почапал ко мне. А мне
что - пью пиво, про себя думаю - наверняка будет стрелять на продолжение
банкета... Все так и произошло.
- Старший сержант Артюхин! Предъявите документы! Нарушаете! Почему
распиваете спиртные в общественном месте?
Сует удостоверение - действительно фамилия соответствует.
Наглость явная. С другой стороны - червонцем не отделаешься - это же не
бомжы - это МЕНТЫ!
А вот теперь берите ручку и пишите - номер и алгоритм.
Говорю:
- Одну минуту, товарищ старший сержант.
Достаю трубу - и нажимаю запись. УСБ МВД - 200 26 17.
Далее говорю в трубочку:
- Сегодня рядом с ... называю место... ко мне обратился человек,
предъявивший удостоверение сотрудника милиции, старшего сержанта
Артюхина. Перед этим субъект распивал на лавочке рядом с ... называю
место... спиртные напитки с другим человеком...
На том конце провода иногда отвечают, но чаще включается автоответчик.
Как и в тот раз. Пока я наговаривал текст - сержант краснел, белел, а
после упоминания о его "другане" и показал ему куда звоню - он ...
побежал. Его товарищ, видимо также - "голубых" кровей тип, пару сек
подумал - и рванул следом.
Бежали они красиво - тюлень в роли страуса это мощно, а я не
Станиславский - я верю и наслаждаюсь:)
Так что, дорогие товарищи - берегите милицию! Добивайтесь очищения ее
рядов через удаление моральных уродов! А когда останутся только
нормальные парни - мы их будем защищать. Обоих.

Разговор сегодня в автосервисе (автосервис специализируется по Опелям)
по телефону (я слышу только мастера, что ему говорят - не слышу):
- Какая машина?
...
- Ну модель какая?
...
- Я понял, что Опель. Модель какая? Корса Б, Астра Джи, Омега Б, Зафира,
какая?
...
- Про Опель я уже понял, Вы мне модель скажите.
...
- Какая?! Синяя?! Это - цвет, а мне название модели нужно. Ну вот,
например, у Вас какая-нибудь другая машина раньше была?
...
- Отлично! А как называлась?
...
- Крошка-лапочка?! (больше он говорить от смеха не мог)
:-)

История о том, что не все менты - сволочи.

Съезжаю с третьего кольца на Бутырский вал. Там надо проехать под
мостом, потом вдоль Савеловского вокзала и поворачивать на Бутырку.
Естественно, вдоль вокзала стоит куча машин, там же троллейбусы,
автобусы, маршрутки... Плюс поток разделяется на две части - одна уходит
на разворот (на третье кольцо) а вторая - на бутырку. Короче, движение
довольно плотненькое. Двигаюсь я себе в этом потоке и замечаю скорую,
которая пытается как-то там развернуться в этой толчее. Естественно,
никто ее не пропускает.
А у меня, надо сказать, после того, как меня скорая везла в больницу
(даже с мигалкой) и никто ее не пропускал, принцип на дороге такой -
сдохну, но скорую пропущу.
Ну, я останавливаюсь, перекрывая своей тушей проезд, скорая начинает
радостно там разворачиваться. Ну и сзади, что характерно, мне начинает
мигать ВАЗ "шестерка". Стою. Тогда он начинает еще и сигналить.
И тут... У тонированной "семерки" с ментовскими номерами, которая стоит
позади этого чудика на букву "М", открывается окно, на крышу выставляют
синюю мигалку и голос по матюгальнику говорит: "Сейчас досигналишься,
урод, не видишь - он "скорую" пропускает!".
Народ в окружающих машинах просто откровенно ржал :)

Так что экипажу-спасителю - большое спасибо! :)

С уважением, Дракон, владелец серебристого 21903.

В тысяча каком-то лохматом году я и мой друг пришли работать в одну
контору, которая разрабатывала игрушки для американских заказчиков. Их
идея, движок и маркетинг, а остальное наше. В качестве первого задания
нам дали рисовать к игре графику, текстурки, здания, и так далее.
Пейзажи включали городские улицы, дороги, небо, сельских животных и
прочий антураж виртуального мира. В игре был трехмерный движок, многие
объекты двигались и взаимодействовали, а на фоне неба даже летал
маленький спортивный самолетик. После краткого курса молодого бойца, наш
новый босс печально на нас посмотрел и добавил "А самое главное, не
рисуйте хуев". На наши недоуменные вопросы он, немного помявшись,
рассказал, что объем работы большой и дизайнерам с тоски часто приходит
в голову пороть отсебятину и оставлять так сказать приколы на память.
Народ у нас простой, так что самое популярное это написать где-нибудь на
укромном заборе слово "хуй". Игрушка без ограничений по возрасту, а
клиенты, тем более покупатели, совсем не идиоты и подобные приколы
вообще чреваты судами, неустойками и тому подобной буржуазной херней.
На сем он закончил и послал нас на хер, то есть работать. После такой
оригинальной вводной у меня на сердце остался тяжелый осадок. Почему-то
этот злосчастный хуй не давал мне покоя, я целыми днями прикидывал где
бы его разместить. На ум приходили узоры обоев, неоновые вывески на
крышах небоскребов в стиле "Слава КПСС" и цветочные клумбы, выложенные в
форме искомого слова. Где-то через месяц я поделился этим бредом с
приятелем. Как ни странно, оказалось, что я не одинок. Похоже, та же
тема застряла и в его мозгу. Однако, так получилось что вскоре я перешел
в другой отдел и об этом проекте забыл до самого дня его сдачи.
Финальная стадия проекта перед передачей бета-тестерам включала часовой
прогон игрушки на большом экране в присутствии заказчика и всех
сотрудников фирмы. За те полгода, что я не видел проект, в нем многое
изменилось. Герои стали еще героичнее, травка зеленее, деревья красивее,
здание обросли деталями и пристройками, на далеком лугу паслись
симпатичные коровки. Даже самолетик не просто мельтешил в небе, а
выделывал сложные фигуры, оставляя тающий инверсионный след, причем в
разных квадрантах неба, так что был виден только с правильных ракурсов.
Как ни странно, никаких глюков не было, сдача прошла на ура, все были
рады и довольны. Один лишь я, как дурак, вторые полчаса сидел и давился
от смеха. Первого получаса мне как раз хватило на то, чтобы понять, что
с помощью фигур высшего пилотажа самолетик своим полупрозрачным выхлопом
на полнеба пишет слово ХУЙ

Давненько это было. В те времена, когда народ получил свободу выбора,
где им сажать картошку, и москвичи рванули скупать по дешевке брошенные
дома в деревнях Тверской, Рязанской, Калужской и других ближних
областях.
Купили и мы домик в Тверской губернии. На машину денег не осталось,
поэтому добираться приходилось ЖД транспортом. В основном электричками.
Ох, что творилось на вокзалах! Не знаю, как сейчас, давно не был.
Ну вот, суббота. Ленинградский вокзал. Народу в ожидании электрички
11.40 на Тверь как комаров на болоте. Огородники, рыбаки, байдарочники,
студенты, бомжи, мама не горюй! Мне до Твери, там пересадка и дальше.
Затарился я капитально. Велосипед, рюкзак и собака. Не болонка. Дог.
Стою я и грустно размышляю, как буду со всем этим хозяйством
пробиваться в вагон. А ведь еще и посидеть хочется. Ехать-то три с
лишним часа только до Твери.
Смотрю, рядом молодая симпатичная мамаша с двумя детьми лет примерно
пяти и семи, с чемоданами. Явно не москвичка. Потому что глаза у нее
заклинило в распахнутом положении навсегда от впечатлений. Детки
трескают мороженое, а мамаша, чувствую, терзается той же мыслью, что и
я. Как сесть с этим табором? Ну, я и подкатил к ней с предложением
объединить усилия. Я, говорю, возьму рюкзак и мальчика вашего, сяду,
место займу, а потом мы с вами уже затащим все остальное. Сказано -
сделано. Сели мы удачно. Занял я крайнее «купе». Народу битком, но
желающих нас потеснить особо нет ввиду лежащей в проходе догини Даши без
намордника. Коммуникабельные дети за «погладить собаку» быстренько
выложили, что едут они в Калашниково (часа полтора от Твери в сторону
Питера) к бабушке. Едут из Тюмени, где их доблестный папка продолжает
повышать благосостояние семьи добычей нефти и подтянется позже. Ну и
зашибись! Мне еще дальше этого Алкашникова, значит, в Твери будем
действовать по отработанной схеме. Уже хорошо.
Девочка, младшенькая, по странному совпадению тоже Даша, захотела
писать. Мама ей - потерпи. А чего терпеть? Лучше не будет. Идите,
говорю, на перрон, и не стесняйтесь. Здесь сейчас как на передовой.
Сходили они удачно, возвращаются. Минуты три до отправления осталось.
Слышу - рев. Даша споткнулась и уронила сандалик между перроном и
вагоном. Мама говорит - наплевать. А Даша сопли по щекам размазывает:
новенькие сандалики, только купили! Ну, ее можно понять. Выскочила
маманя посмотреть, нельзя ли как нибудь сандалик достать, тут-то двери и
закрылись.
Я в окошко вижу проплывающее мимо изумленное лицо. До-о-олго помнить
буду.
Про стоп-кран я даже не думал. Какой смысл? Пока доберешься до него,
пока народу объяснишь, - руки оторвут.
Едем. Прокачиваю в мозге варианты. Сойти где-нибудь? А смысл? Сойти и
вернуться? И чего? Сдать детей и багаж ментам? Вариант. Но сколько из
меня менты душу будут вынимать? И через сколько мама с детьми
встретятся? Еще бы знать, что в голове у этой курицы. Так, про эту
ворону без вещей, денег и документов, которая осталась на перроне в
Москве, вообще не думать! Сама пусть выпутывается! Доехать до Твери и
оставить детей там? Хорошая мысль. Но где Тверь, там и Калашниково. Я
знаю пункт их назначения. И она знает, что я знаю. Если у нее в голове
не совсем труха - определится. Решено! Едем до Калашниково!
Так! Теперь дети. Даша орет. Это нормально. Надо бы их как-то различить,
а то откликаются обе. Значит, собака останется Дашей, а эта будет
Дарьей. Очень хорошо! Публика окружающая косится и шушукается. Насрать
на публику! А вот парнишка, Коля, мне не нравится. Очень спокойный
какой-то. Не ревет, не требует повернуть поезд. Не суетится. Смотрит мне
в глаза и говорит: "Дядя! Вы ведь нас не бросите?" О, Боже! Чуть слезу
из меня не вышиб.
Много хорошего я про этого пацана про себя потом сказал. Такой сибирский
мужичок. Семь лет. Успокоил сестру. Без сюсюканья. Сказал: хватит
реветь, та и притихла. Да, серьезно в этой семье поставлен вопрос
непререкаемости мужского авторитета. Накормил всех нас, четверых,
булочками, напоил минералкой. Достал из кармана сумки билеты, документы,
деньги, отложенные видимо на дорогу от основной суммы, отдал это все мне
и уж окончательно расслабился.
Один раз за всю дорогу я чуть было не смалодушничал. Идет по вагону
милицейский патруль. И смотрю, бабка ряда через три от нас тормозит их и
начинает чего-то втирать. На нас косятся. Ну и ладно, думаю. Значит,
судьба. А Коля это дело просек и говорит: я в милицию не хочу. Так. Ваши
документы! Вот наши документы. Куда следуем? В Калашниково. Это ваши
дети? Мент, ты же видишь, что это не мои дети. Я их сопровождаю. А вот
нам гражданка сказала, что у них мать отстала от электрички. Да нет,
мать их (иху мать!) нас провожала. (Хорошо, что я не стал дергаться и
орать, когда электричка тронулась). Сама осталась в Москве. Будет позже.
Ты чего хочешь-то, мент? С вами пройти? Хорошо. Тогда вот бери
велосипед, рюкзак, два чемодана, собаку, девочку (не дай Бог разбудишь)
и пошли. А сам про себя вспоминаю, есть у нас в УК уже статья о
кинднеппинге или нет еще? И тут Коля говорит: "Дядя Андрей, я писать
хочу!" Это произвело на ментов впечатление. Почесали они тыквы и
свалили.
Повел я мальца в тамбур. Чего ж, говорю, ты дяденек милиционеров не
любишь? А от них, говорит, пахнет всегда плохо - водкой и носками.
Так. Тверь. Конечная. Чемодан раз, мамина сумка, Даша, чемодан два,
Дарья, велосипед, рюкзак, Коля замыкающим. Е-мое! Дарья в одном
сандалике. Нехорошо по чужим вещам лазить, а что делать? Коля, ищем
обувку. Нашли. Люди добрыи-и-и-и! Сами мы не местныи-и-и-и! Помогитя,
кто чем моге-е-ет! А именно - перебраться на другой перрон, где
электричка на Бологое. Ну, людьми добрыми наше отечество не оскудеет.
Лишь бы чемоданы не спиздили. Но я не представляю, кто тут может бегать
быстрее Даши. С чемоданом. Помогли нам три солдата - срочника. Мы
отблагодарились сигаретами и пивом. Все довольны. Ура! Едем дальше!!!
Калашниково. Хорошо, что мы озаботились сесть в первый вагон. Так! Коля,
вперед! Тормози локомотив, что б нам сгрузиться успеть. Ну, до чего
толковый пацан! Дарья, мамина сумка, велосипед, рюкзак, чемодан раз,
чемодан два, Даша последней, у нее, если отстанет, телефон и адрес на
медальоне выбит, а в обиду она себя не даст. Все!!! Коля! Отпускай
паровоз!
Сели на травке. Чувствую, устали все. Я и сам бы прилег и задремал.
Часов шесть уже в дороге. А сколько они еще от своей Тюмени ехали? Так!
Не ныть! Я капитан этого непотопляемого судна. Коля - боцман. Дарья
будет штурманом. Даша - лоцманом. Понюхает Дарьину ножку и приведет нас
прямо к бабушке. Всем молчать! Капитан думать будет.
А чего думать? Два варианта. Сидеть и ждать маму-ворону. Раз. И
попробовать найти бабку. Два. А как? Двинуться со всем скарбом и
спрашивать у каждого, не живут ли внуки в Тюмени? Не такое уж и большое
это Калашниково. Тыщь пять населения. За неделю управимся.
Так! Экипаж, слушай мою команду! Боцман пойдет и найдет мне кусок мела,
известки, или на худой конец кирпича. Штурман завязывает лоцману бантики
на всех местах. Лоцман это терпит и бдительно охраняет такелаж. Капитан
уходит в разведку.
Через пятнадцать минут я знал, где живет бабушка. А так же с кем, какую
держит скотину, что сегодня с утра топила баню, а Пашке ейному на
прошлой неделе набили рожу. И правильно.
Вечером, когда мы сидели в летней кухне и уплетали клубнику с молоком,
прижимая к груди сандалик появилась мама-ворона. От нее за версту пахло
валидолом, корвалолом и настойкой валерианы.
Потом она сказала, что нисколечко не волновалась. Почему-то сразу
решила, что я порядочный человек, детей никуда не сдам и довезу их до
Калашниково. И заплакала один раз всего только. Когда, подъезжая к
Калашниково, увидела огромную надпись во весь перрон кирпичом по
асфальту: "МАМА!!! МЫ УШЛИ ИСКАТЬ БАБУШКУ!!!"

Навеяно историей про Гайца, проверявшего тех. паспорт на собаку.

Приятель мой и однокашник, поднявшись в конце 80-х на мутной волне
кооперативного движения, вложил деньги. Причем не в МММ-ы и банки, а в
вполне осязаемые вещи в виде:
1. Дачный участок для строительства загородного дома.
2. Машину - престарелую иномарку
3. СОБАКУ (именно так, со всеми заглавными буквами), для охраны
намечающегося на даче строительства.

Но случилось так, что он здорово привязался к ПСИНЕ, напоминавшей скорее
медведя белого окраса с собачей мордой. Псина, чьи родители впрочем не
отличались заботой о чистоте породы, но обладали немерянным энтузиазмом,
платила приятелю ответной любовью.
Одним из проявлений этой любви было то, что она ВСЮДУ следовала за ним,
и даже стояла за него в очереди, коих в то время было немало. Ну и
разумеется, она не могла допустить и мысли, что должна ехать в машине
где либо, кроме как рядом с хозяином на переднем сиденье. Димка даже
пристегивал ее ремнем безопасности, а ПСИНА горделиво сидела, высунув
лохматую башку в приоткрытое окошко.
Однажды пришлось приятелю возвращаться поздно с дачи. Была уже глубокая
ночь, темнота, моросил мелкий противный дождик.
И вот на въезде в Москву, как водится, продавец полосатых палочек решил
подзаработать на одиноком (а машин тогда было ночами куда меньше, чем
сейчас) путнике. Гаец лениво выплыл на дорогу и так же лениво дал
отмашку "к обочине"... Чертыхаясь, приятель затормозил, прикидывая,
какое нарушение ему придумают.
Гаец же вразвалочку подошел к водительской двери, и бормоча
"стршийинспктр малопузов вшидкментыпжалста..." наклонился к окну...
Вы уже догадались, наверно.
Машиной моего приятеля была старая, скрипящая на ходу Тойота Блуберд.
ПРАВОРУЛЬНАЯ "японка"! :))) С воплем "Уууйййоооооооптттт!!!!" гаец
отшатнулся от мохнатой слюнявой ОГРОМНОЙ морды, высунувшейся на него в
окно из темноты салона.... Споткнулся, упал, снова вскочил и исчез в
будке.
Приятель из вежливости постоял еще минут 5, но гаец так больше и не
появился. Видимо, менял штаны.

PS Прошло много лет, ПСИНА (кобель, кстати, зовут - Ринат) постарела. Но
все так же ездит рядом с хозяином на Тойоте, правда уже справа. Да и
Тойота уже не Блуберд, а Лендкрузер. Но все равно, при остановках по
"просьбе" гайцов Ринат норовит перегнуться через хозяина и высунуть
морду в окно. Видимо, ему понравилось.

Дело было году в 92-ом, что ли. У брата моего друга ногу медики оттяпали
вместе с коленкой (ну, те еще мастера - нога начала темнеть в районе
стопы, бедбратья дождались, когда дело дошло до коленки и тогда
завопили: «Надо резать!!! »).
Друг ко мне - нет знакомого с III-ей группой крови?
Есть, говорю, - я.
Надо, мол, костный мозг перелить для восстановления крови.
Давай.
Поехали в Москву на операцию. Братану ногу отсекли и меня положили, в
вену наркоз и я отключился. Просыпаюсь - ощущение такое, что я - половая
тряпка, которую крепко выжали и со всего размаха об пол. И тут заходят
студенты медучилища, а я глаза даже раскрыть не могу. Ну, экскурсовод
ихний - вот, мол, донор костный мозг сдал, таперича у него отходняк -
я все слышу. Те пошушукались и пошли. И остались те, которые всегда
последние ходят, интересующиеся всем. И вот эти парни подходят ко мне
и как будто в пропасть, тихонько так:
- Э-эй, как там без мозгов-то?

P.S. Во мне затеплился лучик юмора, я внутренне согрелся и заснул.

Был я с сыном в зоопарке. Хороший воскресный день, тепло, солнце, молодые
мамы с детьми. Все как у людей. История приключилась у вольера очкового
медведя, он весь черный и только два белых круга вокруг глаз. И вот этот
медведь садится на задницу, как человек, а спину чешет о стену вольера.
И становится видно у него между задних лап .... большой, красный и
возбужденный. Все родители делают вид, что не замечают этого, мол так
и должно быть. Вдруг на одно мгновение воцаряется тишина и маленький
мальчик лет четырех спрашивает маму:
- Мама. А что у него такое красное?
Родители напрягаются и ждут ответа. Наступает почти полная тишина. Мама
начинает краснеть, т.к. оказалась в центре внимания. И тут ее выручает
другой мальчик лет восьми:
- Так это ж ХУЙ!!!
Немая сцена - 2 секунды. Дикий хохот.

Дмитрий.

Hаиболее интеpесный отдых связан с походами. Хохмы начинаются еще до
начала пyтешествия. Этy истоpию мне поведали стyдентки истфака, так
что 100%-ной гаpантии того, что она была на самом деле дать не могy.
Один студент собрался в поход. Для этого ему пришлось купить резиновую
лодку. Жил он в общежитии, поэтому свою покупку туда и притащил, накачал
для проверки - не пропускает ли она воздух. Ему понадобилась большая
кастрюля для приготовления ужина. В ней студент обнаружил борщ, надо было
освободить ее, и ради прикола он решил "обмыть" лодку, налив в нее борщ.
В общежитии у них жил один перезанимавшийся мехматянин, у которого съехала
крыша. В этот день он окончательно достал соседей своими выходками. Один
из них вызвал скорую психиатрическую помощь. Приехавшие санитары, проходя
по коридору, случайно увидели следующую картину: сидит студент и половником
хлебает борщ из резиновой лодки. Они подумали, что это и есть их клиент,
схватили его за руки и поволокли к машине. Им кричат: "Вы ошиблись!
Hе того тащите!". Hа что они отвечают: "Hичего, этот тоже созрел".

От приятеля:
Еду я как-то в нашем родном Нью-Йоркском метро. Вдруг поезд
резко тормозит, и я лечу вперед. При этом срабатывают инстинкты,
и я 1) выставляю вперед руки и 2) говорю, ессно, "блядь!".
В результате короткого перелета, я остановился об какую-то даму.
Восстановив равновесие, я, как и полагается бруклинскому кавалеру,
сказал ей: "Excuse me".
Дама по-дружески так положила мне руку на плечо и говорит:
- Так все-таки, "блядь" или "excuse me"?

Много нас, много.

Работаю в такси. Клиентка села в машину.
Я: Пожалуйста, пристегнитесь.
К: А чтo? Впереди ГАИ?
Я: При чём тyт ГАИ? Этo ради вашей безопасности.
К: А вы чтo, плохой водитель?! Я с вами не поеду!
Вышла из машины и отменила заказ.

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru