-
3 2018 .


Подстава от вороны
В станционном буфете взял порцию вермишели с сосиской и устроился за столом возле открытого по летнему времени окна.
С такой же порцией подошел молодой парень, спросил - свободно ли, поставил свою тарелку на стол и отошёл за хлебом.
В окно влетела ворона, приземлилась на столе, схватила с его тарелки сосиску, и улетела.
Я сижу с наколотой на вилку своей сосиской, с разинутым от изумления ртом, смотрю вслед вороне.
Парень возвращается, смотрит на свою тарелку, на мою сосиску на вилке, и на меня с немым вопросом.
Я говорю: «Ворона унесла», и понимаю, что не поверит.
Он молча переставил свою тарелку на другой стол.
А кто бы поверил...

В середине 00-х работал я на скорой санитаром выездной бригады. Зима, эпидемия ОРВИ. Всем бригадам: и линейным, и БИТам, и акушерским – давали педиатрические вызовы. Задержки до 4-х часов. Оры и крики родителей. Не суть.
Приезжаем на вызов: Ребенок. Температура. Не сбивается.
По факту: очень серьезная девочка лет пяти с температурой 39, взволнованные родители.
Доктор пишет карту. Я набираю «тройку». Укол больной до жути. Детей мне априори жалко. Но что делать? Девочка молча (челюсти сжаты) ложится лицом в подушку, приспускает колготки. Попа с кулачок. Мама квохчет. Ставлю укол. Ребенок даже не пикнул. Натягивает девочка колготки, а лицо все еще в подушке. Сидим 15 минут. Ждем (медики поймут чего). Девочка лицом в подушку.
Даем рекомендации. Собираемся уходить. Мама говорит: «Доча, что докторам сказать надо? Они уходят». Тишина секунд пять. Сдавленный голос из подушки: «Суки!!!»
Едем дальше детей лечить.

Грядущему дню медика посвящается.

На одном из врачебных форумов:
"Коллеги из других регионов, в результате последних реформ что-то изменилось в Вашей зарплате? Мы тут на бюджете, если работать только на ставку без подработок и дежурств, зарплата не превышает 10 тыс в месяц..."

- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ
- КОММЕНТАРИЙ УДАЛЕН МОДЕРАТОРОМ

"Спасибо коллеги, ситуация примерно ясна..."

По поводу истории от 02.06.2014 про И.А.Крылова. Говорят, это быль. Баснописца девушки звали на маскарад. Тот отнекивается, мол, меня узнают. Тогда одна искренне говорит: Иван Андреич, да вы просто умойтесь и причешитесь, вас никто и не узнает!

Университет во Франции. Кафедра Литературы, летняя сессия.
В деканат врывается первокурсник.

(дело в том, что здесь, по старой доброй - и тупой - традиции лучшего в мире советского образования студентам помимо профильных предметов дают ещё и левые. Математику, историю, физику, корейский язык - на первом курсе в частности).
Первокурсник, надо заметить, не француз, а гражданин США.
В общем, врывается он в деканат и орет:

- Где этот чудак на букву "м", профессор физики Франсуа ...ль.
Убелёный сединами мудрец, оскорбленный в присутствии коллег аж подпрыгнул:

- Это я м...ак? Ты сам му...к! Вон отсюда!!

Тут вмешивается декан. Спрашивает, мол, что за конфликт.
Профессор объясняет, студент за весь год был только на одном, на первом, занятии. А теперь пришел на экзамен и требует оценку "отлично". Ну профессор и поступил должным образом - поставил "неуд" и велел придти на пересдачу.
Декан спрашивает студента, интересно, товарищ, получается. На лекции не ходил, на семинарах не был, да ещё претензии!?

Студент:

- А что мне было делать? Прихожу я на первое занятие, этот дятел нам говорит, что заниматься будем по учебнику Локера. А учебник этот писал коллектив авторов: Локер, Мастерсон, Лученни и Трауб. Мастерсон - это я.

НЕМАЯ СЦЕНА.

Оказалось, в общем-то всё просто. Парень вундеркинд. В 11 лет закончил школу, в 16 - университет, физмат. Стал в этом университете преподавать, написал учебник. В 20 лет вдруг почувствовал, что физика ему надоела, заинтересовался литературой. Решил обучаться не на родине (где известен в университетских кругах).

Дело в итоге быстренько замяли, поставив студенту "отлично", и уволив своего препода за профнепригодность.
P.S. Имена и фамилии изменены.

Еще в 1970-х мой друг поехал в Грузию в командировку.кончились сигареты и он заходит в ихний магазин.дает 1 рубль просит 1 пачку с фильтром(а они тогда стоили 50 копеек за пачку).продавец дает ему 1 пачку сигарет   и отвернулся а мой товарищ ждет сдачи.потом решил спросить а где моя сдача на что продавец с грузинским акцентом отвечает:- Ты что бедный?
На другой день товарищ заходит в этот же магазин берет с прилавка 1 пачку сигарет и уходит.Обеспокоенный продавец кричит: А кто платить будет?
На что товарищ ему отвечает той же фразой : Ты что бедный чтоли?

АХ, МЕЦЕНАТЫ, МЕЦЕНАТЫ...
На одной из российских художественных выставок появился портрет писателя
Г. И. Успенского, написанный Крамским. Глеба Ивановича кто-то затащил на
выставку. Бродил он по залам скромно, как вдруг его останавливает тучный
господин с массивной золотой цепью, украшенной бриллиантами. Господин
схватил писателя за руку и рассыпался в похвалах:
- Глеб Иванович, я только что купил ваш портрет.
- Что это вам вдруг вздумалось? - спрашивает Успенский.
- Потому что я большой поклонник ваших произведений, - отвечает толстяк.
Узнав от приятеля, что говорил с меценатом, знаменитым водочным
заводчиком Смирновым, Успенский кинулся его искать.
- Я хотел спросить, - обратился он к заводчику, - где я могу купить ваш
портрет?
- Что это вам вдруг вздумалось? - спрашивает польщённый и изумлённый
заводчик.
- Потому что я тоже большой поклонник ваших произведений...

СЮП
Настя вышла замуж по большой-пребольшой любви, и молодая семья сразу
задумалась о продолжении рода. Несколько лет не получалось забеременеть,
но ребята старались, и вот оно счастье - родилась дочка, Олечка.
Сероглазая блондинка, ангелочек Олечка была болезненной худенькой
малышкой - из аллергий скатывалась в простуду, оттуда плавно перетекала
в ветрянку и дисбактериоз, диатез у ребенка начинался даже от взгляда на
фрукты. Настя вилась вокруг дочки и мужа (он оказался замечательным
добытчиком денег, но абсолютно бесталанным в быту), бессонные ночи стали
правилом, на работу она так и не вышла, свободные минуты были
действительно минутами.
Случилось несчастье, когда Олечке было уже пять - неприхотливая Настя за
хлопотами пропустила первые признаки аппендицита, и на скорой ее увезли
с перитонитом. Операция, реанимация, две недели Настю выхаживали и
кормили через капельницу. Как только смогла ходить - удрала из больницы.
Придерживая распотрошенный живот, по стеночкам. К Олечке ненаглядной, к
мужу любимому, неприсмотренным, голодным-холодным-несчастным.
Увидела свою доченьку и обомлела - округлившиеся румяные щечки,
выпирающее пузико.
- Оленька, я что ты кушала на завтрак?
Потупив глазки и ковыряя туфелькой ковер:
- Сюп...
- Зайчик, а что вы с папой на обед ели?
- Сююююп...
- Ну а на ужин что мы с тобой будем готовить?
- Сюп!!!
Папа был бесталанным в быту, но знал - тушонку можно есть даже не
разогревая. И картошка рано или поздно сварится, особенное если ее
почистить и порезать. А морковку с луком надо обжарить на масле, прежде
чем добавлять в блюдо. Каком масле? Конечно сливочном, о существовании
других масел муж не задумывался. Если еще все получившееся водичкой
разбодяжить, то будет жидко, значит - суп. А суп детям есть полезно. И
вот этим супом кормился ребенок с папой на завтрак, обед и ужин.
Как ни странно, Олечку миновали аллергии и несварение, а румяные щечки
говорили в пользу такого "диетического" питания.
Прошло три года с того события, и все у ребят хорошо. По выходным, если
мама не против, папа готовит любимое дочкино блюдо - суп.

Начало 80-х. Монголия. Город Арвай-Хээр (административный центр аймака
Уверхангай). В 10-ти километрах севернее (и чуть восточнее) находилась
военная база ГРУ Генштаба МО СССР. Отец служил, мать работала, я учился
в младших классах. База располагалась у горы Цурцула. Так вот, на горе
был самый настоящий КАЛЕНДАРЬ, который отображал текущий день, месяц и
год! Все цифры были аккуратно выложены большими белыми досками и их
отлично видели с любого места военного городка. Наверное, наибольшую
пользу календарь приносил офицерам, которые «после вчерашнего» забывали,
какой сегодня день. Для нас, пацанов, наибольший интерес представлял
процесс изменения даты. Он проводился каждое утро под руководством
младшего офицера, который по рации отдавал не всегда цензурные команды
солдатам, перекладывающим доски на склоне горы. Анекдот про тетрис и
рядом не валялся!
P.S. Базу расформировали во второй половине 80-х. Но КАЛЕНДАРЬ до сих
пор существует и его отлично видно из космоса!!! Хотите посмотреть?!!
Запустите программу Google Earth и на боковой панели «Поиск» в закладке
«Перелет» наберите 46 21' 54"N, 102 49' 31"E
Ну что, увидели 2007.05.06? И кто его меняет...

ПЕРСОНАЛЬНОЕ ДЕЛО

В далекие времена, когда перестройка уже витала в воздухе, но еще не
началась, я часто ездил в командировки в Донецк по патентным делам.
Иногда меня селили в гостинице Донецкого научного центра. За громким
названием “гостиница” скрывался один этаж девятиэтажного общежития для
аспирантов и научных сотрудников – мрачной бетонной коробки с комнатами
вдоль длинных голых коридоров, выкрашенных унылой грязно-белой краской и
пахнущих хлоркой.

Тем не менее жить там мне нравилось. Здание стояло в нескольких
кварталах от центра города и на краю городского парка. Несколько раз мне
везло с комнатой - она выходила на парк. Тогда с моего балкона были
видны зелень, пруд, который местные называли ставком, колесо обозрения.
На заднике этой симпатичной декорации виднелись старые терриконы. Люди в
общежитии жили в большинстве вежливые и трезвые. Даже вахтерши, сущие
церберы в такого рода местах, здесь отличались приветливостью и
сравнительно мягким нравом.

В тот раз я попал в Донецк поздней осенью, когда зелени уже нет, на
голых ветках кое-где грязными тряпками висят сгнившие листья, а над
городом устойчиво висит вонючий смог, сочащийся липкой влагой. Книгу я
взял с собой скучную, фильмы в кинотеатрах шли все старые, к опере я был
тогда равнодушен и даже мое любимое развлечение в командировках –
бродить по улицам и рассматривать город – было совершенно недоступным.
На третий день я увидел объявление на двери лифта. Администрация
приглашала всех жильцов в Красный уголок для рассмотрения персонального
дела с. н. с. Колодяжного Б. А. Заняться было настолько нечем, что я
решил пойти, не ожидая впрочем чего-либо интересного. Ну, напился
человек, ну, накуролесил... С кем не бывает.

Как ни странно, но это мероприятие заинтересовало не только меня. К
началу в небольшую комнату набилось человек тридцать, некоторым даже не
хватило стульев. Что за Колодяжный такой, подумалось мне, уж не
диссидент ли? А тем временем на трибуну вышел бесцветный блондин в
аккуратном костюме, словом, из тех что всегда открывают собрание.
- Сегодня мы пришли сюда, - сказал он, - чтобы решить вопрос о
дальнейшем проживании старшего научного сотрудника Колодяжного Бориса
Андреевича в академическом общежитии. Будь он шахтером, разговор был бы
другой. Но если старший научный сотрудник, кандидат наук оскорбляет
товарища при исполнениии служебных обязанностей, тут нужно обратить
внимание. Поэтому мы пригласили представителей Донецкого научного центра
и научной общественности. А сейчас я передаю слово коменданту общежития
Василию Гавриловичу.

На сцену поднялся пожилой сухопарый человек с суровым, как бы высеченным
из гранита, лицом. На этом лице было совершенно ясно написано, что его
обладатель является подполковником или даже полковником в отставке и что
всю Великую Отечественную он прослужил в СМЕРШе. Свою речь он начал с
общей оценки положения на театре войны.
- Можно сказать, - заявил комендант, - что правила проживания нарушают
все жильцы поголовно. Приходят после 11 вечера, распивают спиртные
напитки, играют в карты, заводят животных, устанавливают нагревательные
приборы, пользуются электрочайниками и кипятильниками. Вчера я обходил
вверенное мне здание с тыла, так с девятого этажа на меня вылили воду из
чайника. Вылила женщина, а никаких женщин там не прописано. Особенно
нарушают кто отдельные комнаты занимают. Колодяжный, вот, тоже женщину
привел...

Он сделал паузу и перешел к главному пункту повестки дня:
- В прошлый вторник, в 8:15 вечера, звонит мне вахтер. Говорит
Колодяжный из 311-ой пришел с посторонней женщиной. Я, говорит,
попросила паспорт, а он так посмотрел, что я побоялась, что ударит.
Дура, говорю ей и сразу подскочил, я в соседнем доме живу. Поднялся,
стал стучать – не отвечают. Я своим ключом открывать стал – не
открывает. Замок, значит, поменяли. Тогда говорю: Открывай, Колодяжный,
милицию вызывать буду. А он меня матерно послал. Вот и получается:
привел Колодяжный постороннего человека, а у нас люди с допусками живут.
Это раз. Поменял замок, ограничил коменданту доступ. Это два. Послал
меня при исполнении. Это три. Я подал в Научный центр рапорт на
выселение. У меня все.
- Кто желает высказаться? – спросил бесцветный.
- Давайте послушаем самого Колодяжного, - предложил какой-то очень
спокойный человек из зала.

Я ожидал, что сейчас появится крепкий блондин с серыми глазами или
жгучий брюнет с пышными усами и горделивой осанкой. Но на сцену с трудом
вскарабкался немолодой человек с костылем и палочкой. Он буквально
волочил за собой неподатливые ноги в неуклюжей ортопедической обуви.
Представьте себе человека, которого частично парализовало еще в детстве
и вы поймете о чем речь.

- Посмотрите на меня, - начал он глуховатым голосом. - Мне 42 года, я
инвалид. Думаете мне легко познакомиться с женщиной?
- Нет, - прошлось по залу.
- Но я познакомился! - с удовлетворением констатировал оратор и
продолжил, - Думаете мне было легко уговорить женщину прийти в эту
казарму?
- Нет! - стройно подтвердил зал.
- Но она согласилась! Думаете мне было легко купить шоколадные конфеты
и бутылку шампанского после шести вечера?
- Нет! – отчеканил зал как один человек.
- Но я купил их в ресторане, отдал тридцать пять рублей! И вот когда мы
выпили шампанское и началось то, ради чего все затевалось, этот....
э-э... комендант начал ломиться в дверь.

Впалые щеки с. н. с. Колодяжного разрумянились, плечи расправились,
голос зазвучал звонко, костыль в его сильной руке казался
мечом-кладенцем былинного богатыря.
- Да, я послал коменданта на хуй, и я бы послал его еще раз! Неужели
кто-нибудь в этом зале поступил бы на моем месте по-другому?
- Нет! - взревел зал так, что задребезжали стекла и начали мигать
лампочки.

Когда эмоции поутихли, и не без стараний бесцветного наступила тишина,
поднялся тот же спокойный человек:
- Борис Андреевич, - обратился он к герою, - я на Вашем месте не стал бы
ругаться матом, это недостойно образованного человека и вообще нехорошо.
Я бы открыл дверь и дал бы Василию Гавриловичу чем-нибудь, например
бутылкой из-под шампанского, по голове. Потом бы, конечно, жалел.

Публика немного растерялась, затем раздались жидкие аплодисменты. Все
поднялись и пошли к выходу. Мужчины подходили к Колодяжному и жали ему
руку, женщины нарочито смущенно чмокали в небритые щеки. Я спросил у
симпатичной девушки с которой совершенно случайно оказался рядом:
- Кто этот спокойный человек?
Она с удивлением посмотрела на меня:
- Вы не знаете? Академик Суворов, математик. А я – его аспирантка.
- Нестандартный мужик. - сказал я первое что пришло в голову, но быстро
сообразил и продолжил, - Может Вы расскажете мне о нем поподробнее, а я
напишу очерк в свою газету?
Она подумала и вдруг предложила:
- Идемте ко мне, у меня хоть чай есть, краснодарский. Вы будете пить, а
я буду рассказывать.
Черт как всегда дернул меня за язык:
- А как же шампанское и конфеты?
- Не волнуйтесь, до шампанского и конфет дело сегодня, надеюсь, не
дойдет, - услышал я в ответ и понял, что разговор будет длинным.

Но это уже совсем другая история.

Abrp722
http://world.lib.ru/b/b_a/

Нашел в энциклопедии для детей "Страны и народы" из серии "Я познаю
мир", из главы про Боливию:
В Юнгасе много плантаций кустарника коки, из листьев которого получают
наркотик кокаин - вещество, применяемое в медицине в качестве
обезболивателя... Эта смесь [смесь коки с золой]... придает им
[индейцам] силы, снимает усталость, улучшает настроение... Впрочем,
многие знают, что кока вредна так же, как и алкоголь.
Плантации коки дают хороший доход {еще бы! }, и крестьяне старательно
ухаживают за этим растением

Жизнь лучший анекдот http://lenta.ru/news/2006/06/02/fired/
Замечательная последовательность заголовков в наших новостях:
- Устинов приказал покончить с вертикалью криминальной власти -
Lenta.ru, 15.05.2006
- Устинов пообещал России новые коррупционные скандалы - Lenta.ru,
25.05.2006
- Генпрокурор России Владимир Устинов освобожден от должности -
Lenta.ru, 02.06.2006

Слушайте рассказ о победе добра и справедливости над тупостью и злобой.
Рассказано моей знакомой. Поздний вечер, она стоит на платформе
"Текстильщики" и ждет электричку. На платформу заходят четверо ментов.
Трое - нормальные супермыши, толстые, с усами, у одного даже автомат. А
четвертая - мелкая совсем девка, лет 20-22. При этом девку ведет на
буксире ротвейлер класса "супержаба" - толстый, зубастый и улыбающийся.
Мужики уходят куда-то вниз купить пиффка, что ли, а деффка остается на
платформе. Через некоторое время на платформу выкатывает пьяный
агрессивный амбал, выеживается на всех и, наконец, замечает девку с
собачкой. Подваливает к ней и начинает куражиться, размахивать перед
ейным лицом немытыми лапами и материть погаными словами. Девка,
почему-то, ни сама амбала не скрутила, ни "фас" не сказала, стоит так,
испуганно, только на собачку косится. А собачка - ноль эмоций, сидит
себе и улыбается. Может она только для виду ротвейлер, а на самом деле -
консультант по наркотикам или вообще в полиции нравов работает. Ну,
козел покуражился, обматерил девку напоследок и поворачивается, чтобы
уйти. И тут пес плавно, без рывков, поднимается, и, не переставая
улыбаться, деликатно откусывает козлу часть жопы. Натурально, соштанами,
трусами, шкурой и мясом. И снова садится улыбаться, только пасть теперь
как из фильма "Челюсти". Вопли, визги, мгновенно протрезвевший амбал
начинает звать скорую и кричит, что изойдет кровью. Скорая была рядом,
так что его увезли. В этот момент на платформу вернулись супермыши.
Глядя, как деффка с несчастным видом утирает жабе морду, старший
вздохнул и печально спросил: "Что, опять?"

ПУШКИНСКИЙ КОТ

Ко дню рождения Пушкина (6 июня) решил привести в порядок свою
библиотеку. Начал перебирать старые бумаги, наткнулся на папку с
рисунками детишек наших друзей, которую со времени приезда в Америку ни
разу не открыл. Из нее выпала маленькая такая тетрадка, исписанная
четким почерком с карабкающимися вверх строчками. Как попала эта
тетрадка в папку понятия не имею. В памяти забрезжил наш отлет из
Шереметьева: утро после бессонной ночи, очередь на досмотр. Человек
средних лет впереди нас пытается объяснить таможеннику, что «никакая это
не рукопись, а личные заметки. » А таможенник кроет его инструкцией, что
«можно только в отпечатанном виде и с разрешением». Так эта тетрадка и
осталась на стойке, а потом, уж не знаю как, впрыгнула в папку. Эту
папку таможенник попросил раскрыть первой. Увидев детские рисунки,
хмыкнул и сказал волшебное «проходите». И вот теперь я держу тетрадку в
руках. Читать чужие заметки, конечно, нехорошо. Но замечаю слово
«Пушкин», повторенное несколько раз на первой же странице, и не могу
удержаться. Заранее приношу свои извинения автору, но он не оставил ни
имени, ни фамилии, ни даже телефона на полях. Итак...

5 января 199...

У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом;

Интересно, почему Пушкин посадил кота на цепь? Вроде Цявловский об этом
писал. Это, мол, в традициях русского лубка изображать кота забавником,
затейником и песенником. Кот играет, а остальное зверье танцует и поет.
Похоже на правду. Но при чем здесь цепь? Нужно покопаться.

26 февраля 199..
Да, о коте. Вдруг вспомнил, что Юрий Михайлович во время одного из своих
семинаров в Тарту заметил: «В романе “Евгений Онегин” Пушкин выразил
свой идеал женщины, наделив Татьяну такими взаимоисключающими
качествами, как страстность и чувство долга. В поэме «Руслан и Людмила»
Пушкин выразил свой идеал кота, посадив это милое животное на цепь, на
что у поэта могли быть свои особые причины». Может знал Ю. М. чего?

13 марта 199..
Провел целый день в ЦГАЛИ, работал с материалами В. В. Вересаева к
«Пушкин в жизни». Вдруг натыкаюсь на выдержку из дневника Дельвига:
«Заехал к Пушкину в Михайловское, нашел его у Арины Родионовны. Мерзкий
кот в который раз оросил мою туфлю зловонной жидкостью». Через час после
первой удачи вторая - нахожу вариант письма Пушкина Соболевскому:
«Безалаберный! Вчера, направляясь к Вульфам, навестил нянюшку мою, Арину
Родионовну. Известный тебе подлец Семен так обработал мои туфли, что все
гости принюхивались, но, к счастию, так и не догадалась об источнике
сильнейшего амбре. Более всех морщила свой очаровательный носик Анна
Петровна Керн, которую с помощью божьей я на днях выеб».

Теперь все понятно! У Арины Родионовны был кот Семен. Видно тот еще
кадр! Его-то Пушкин и посадил на цепь, чтобы на туфли не мочился.
Пушкинский Кот - это сенсация. Нужно срочно какую заметку написать,
застолбить кота.

14 мая 199..
28 апреля у Агеева была защита, гуляли на банкете. Познакомился там с
его тестем, полковником с Лубянки. Выяснилось, что рассекреченные в этом
году архивы КГБ включали в себя архивы III Отделения собственной Его
имп. величества канцелярии. Я получил пропуск в святая-святых и в первый
же день наткнулся на Пушкинского Кота. Дал заказ на копирование, но на
всякий случай и перепишу.

Из письма графа Бенкендорфа к царю:

Ваше Величество!

Нам была доставлена копия записки, посланной г-ном Соболевским графу
Федору Толстому: «Брат Федор! Всякий раз по возвращении из Михайловского
брат Пушкин положительно дурно пахнет. Как русские дворяне, люди чести
и, что немаловажно, друзья Пушкина, мы должны положить предел этому
гнусному животному не на словах (а их было сказано немало), а на деле».
Ваше Величество, крайне радикальный тон этой записки позволяет
предположить наличие заговора против кого-то из достойных граждан нашего
Отечества. Позволю себе напомнить, что граф Толстой описан г-ном
сочинителем А. Грибоедовым как:
Ночной разбойник, дуэлист.
В Камчатку сослан был,
Вернулся алеутом.
И крепко на руку нечист,
с чем трудно несогласиться. За господами Соболевским и Толстым
установлено круглосуточное наблюдение.

Из донесения агента К. графу Бенкендорфу:

Вчера г-да Соболевский и Толстой, переночевав в Пскове и находясь в
наилучшем расположении духа, отправились на почтовых в Михайловское
имение г-на Пушкина. Не заходя в господский дом, они проследовали к
домику крестьянки Арины Родионовны, поймали после превеликих усилий
кота, принадлежавшего вышеуказанной крестьянке, и посадили его в заранее
приготовленный мешок. Придушив кота, дабы причинял он менее шуму, они
отвезли его обратно на почтовую станцию. На станции смотритель за
небольшую мзду поместил кота в поклажу жида Мордко из местечка Лохвицы,
который сей момент выезжал со станции по направлению к своему дому. Г-да
же Соболевский и Толстой, хохоча и веселяся, отправились обратно в
Санкт-Петербург. При этом г-н Соболевский приговаривал: «Теперь уж
Наталья Николаевна причин отказывать Пушкину не имеет вовсе».

Представляя это донесение царю, граф Бенкендорф пишет: «Не будет ли
угодно Вашему Величеству вернуть кота законному владельцу? » Николай I
наложил высочайшую резолюцию: «Коту и жиду повелеваю отныне и впредь
проживать совместно».

13 ноября 199..
Я в Харькове. Выступал на семинаре в университете. Вечером коллеги
потащили на проводы семьи Лохвицких, которые уезжают в Америку.
Красавец-кот собирается в дорогу вместе с ними.
Разговорился с главой семьи, Марком. Он рассказал, что уже почти два
века в их семье всегда есть кот Семен, и имя это переходит от отца к
сыну:
- Мой пра-пра-прадед как-то повез партию мануфактуры из Лодзи в Псков, а
вернулся домой с котом в мешке, который подсунули ему на почтовой
станции. Прадед приютил кота и полюбил его. В следующей поездке
разговорился со станционным смотрителем. Тот признался, что кота
подложил он по просьбе двух важных господ, друзей поэта Пушкина. Кот,
скорее всего, тоже был Пушкина, потому что михайловские мужики спустя
некоторое время искали кота, но так и не нашли. А имя коту - Семен.
Прадед был поклонником великого поэта и полюбил кота еще больше. В семье
есть предание, что кот несколько раз убегал, а потом, к ужасу всех
евреев местечка, эскадрон конных жандармов привозил его назад, но я в
это не верю. Прадед завел от Семена котят и одного из них оставил,
назвав снова Семеном. Так оно и идет до сих пор. А теперь вот Пушкинский
Кот, можно сказать, национальное достояние, уезжает в Америку...
Подошел Семен и негромко мяукнул. Я спросил:
- А здесь Вы его пристроить не пробовали?
- На Украине сейчас о Пушкине лучше не заикаться, а в заповедник
«Михайловское» я написал. Но они ответили, что кот в бюджете не
предусмотрен. Предложили привезти и выпустить, может кто приютит. А как
его выпустить если он - домашний, и главное, мы его очень любим.
Семен снова мяукнул и потерся о ногу хозяина. Марк нервно повел носом и
пожаловался:
- Метить территорию больно горазд. Только и смотри, как бы туфли не
пометил.
Я принюхался, в доме действительно отчетливо пахло кошачей мочой. Пришел
в гостиницу - там пахнет тоже. Что, думаю, за черт? А это - мои туфли.
Полчаса отмывал «привет от Пушкина» мылом.

После проводов не спал целую ночь. Потомки Пушкина - за границей,
рукописи Пушкина - во Франции. Теперь Пушкинский Кот уезжает в Америку.
Неужели и мне собирать чемоданы?..

На этом оканчивается тетрадка, но не жизнь. Эмигрантский мир тесен. Я не
знаком с Марком Лохвицким, но мой сын дружил с его сыном. Они свели
кошку кого-то из компании с Семеном и через три месяца у нас в доме
появилась Елизавета Семеновна, Лиза, как я теперь знаю - Пушкинская
Кошка. Лохвицкие переехали в Калифорнию и сведений о них у меня нет. Но
думаю, что Семен еще жив, а по дому уже бегает юный Семен. Когда он,
свернувшись калачиком, спит, ему снится деревенская изба, снег и голые
кривые березы за мутным окном. В избу входит человек в бакенбардах, в
руке у него бутылка вина.

Abrp722

Старый анекдот в качестве эпиграфа.
Идет женщина поздно ночью по скверу и вдруг слышит: - Стоять!!! Она
встала. Лежать!!! Она легла. Ползи!!! Ползет и слышит над ухом
участливое: - Женщина, вам плохо? Я тут с собакой занимаюсь, смотрю, -
вы ползете.

Пошел вчера вечером с собакой гулять. Собачка и так-то не мелкая, а тут
разожрался чего-то, двигается мало, ну я и зову его Толстяк. Хотя есть,
конечно, официальная кличка. Ну вот, гуляем мы, смеркается уже. Он
отбежал, шарится по кустам. А возвращаться пора. Я присел так на
корточки и зову его негромко. Слышь, говорю, ты, Толстяк, ну-ка, сюда
иди! Притих, не хочет домой. Я уже погромче так, и железа в голосе
побольше: - Ну, ты! Под дурачка-то не коси. Толстый, жирный, поезд
пассажирный. Тащи сюда свою задницу! Тишина.
И вдруг над ухом: - Ну-у-у??!! Неслышно главное так подошел, меня чуть
кондратий не хватил. Я глаза-то поднимаю, - О, Боже! Прямо надо мной из
сумерек - лицо нашей отечественной национальности кило на полтораста.
И выражение такое свирепо-растерянное. Чего надо!? - говорит лицо.
Н-н-ничего, говорю. А хули дразнишься!? Щас, говорит, по репе наварю, -
будет тебе жирный!
О, блин! И смех и грех! Ведь сейчас точно наварит. А потом мой барбос
ему задницу порвет. Криминал, штраф, анализы в ветлечебнице и травма
репы. И мямлить про собаку - только хуже. Отвернулся я от лица, говорю:
- Толстяк! Ко мне!
Появляется. Клык для авторитета показал, сел. Покурили мы с лицом,
посмеялись. Лицо Толиком оказалось.
Я говорю, тебя в детстве что ли дразнили? Конечно, говорит, дразнили.
Подумал и добавил: - Давно. Пока я мастера в полутяже не получил. Еще
подумал и еще добавил: - Теперь только жена иногда…
Ну что я могу сказать? Смелая женщина. Я бы не рискнул.

Погоды сейчас здесь стоят чудные. А в Питере - белые ночи. Лучшее время.
В Ленинграде еще как раз проводился праздник “Алые паруса”, кажется. Я
тогда ухаживал за своей еще не женой. Встретил ее после работы у
проходной оптического института, на Васильевском острове. Вышла с
дамской сумочкой на длинном ремешке, набитой документами. Пропуск там,
паспорт, потому что часто ездила в их филиал в Сосновом Бору, а там
документы проверяли. В общем, активной девушкой была. Но то, что у нее
такая сумочка ценная, это я позже узнал. Побродили, посидели там-сям, а
ближе к ночи подтянулись на стрелку Васильевского острова.
На гранитных парапетах народу уже гнездилось, как голубей. Все ждали
корабля с парусами и развода мостов. Ну и мы нашли себе местечко между
стрелкой и Дворцовым мостом, ближе к мосту. Пока мы уютно устраивались,
сумку она поставила на парапет, ремешок на плече. Обернулась ко мне,
ласково в глаза глядя, и локотком раз так по сумочке. А у той карабин
ремешка проскальзывает в зазор колечка на сумочке. В общем, ремешок уже
не держит сумочку. Ну, многим это знакомо, когда в самом непотребном
месте сумки отстегиваются, портфели раскрываются, цепочки рвутся. Это
как раз тот случай. Летит сумочка в темные невские воды и качается рядом
с гранитной стеной желтым шариком. “Ой, у меня там пропуск…и паспорт…”.
И взгляд, теперь уже до боли знакомый: “Ты же мужчина, сделай
что-нибудь!!”. Документы, конечно, надо спасать, но даже если бы сумка
была пустой, зто был тот момент, ради чего павлины распускают хвост,
глухари токуют, себя позабыв, а львы…, в общем, это был тот момент. До
ближайшего спуска к воде метров десять, если пытаться сплавать оттуда,
то сумка утонет, или уплывет, а в сумерках и не найдешь. Нет, надо
прыгать, здесь и сейчас! Начинаю раздеваться, становясь объектом
доброжелательного внимания соседей. В голове мелькает: “… хорошо, что
плавки сегодня одел, вот позор был бы, если я бы тут в трусах, тьфу
ты...”. Забираюсь на парапет. Застоявшийся в ожидании парусов с мостами
народ бурно это приветствует. Женский возглас справа: “Ой, хочу такого
джигита!”, слева погрубее, мужской: “Головой ныряй, головой…”. Может, и
правда, головой вперед? Не-е... Я, конечно, герой минуты. … Но не
настолько же. …Шагаю с парапета…
Ох --ë-ëëë!!! Вместо ожидаемого погружения в
холодную, но мягкую воду, такое! Меня ударило, проняло, достало...
Достало по самые яй.., ”в общем, вам по пояс будет”….
Там было мелко, немного выше колен, и очень твердое дно. Там были камни!
В темной воде-то не видно. Голыми пятками, да с такой высоты! Мне
стало ясно, почему среднеазиатские сатрапы так усердно это использовали,
палками по пяткам… Гордый павлин превратился в мокрую курицу. Хорошо, что
сверху, в темноте, это не так заметно. Сумка, слава богу, рядом.
…Помахал победно рукой, не глядя наверх, отдышался, и побрел к спуску в
воду…
Следующий месяц был трудным. Я ходил только на цыпочках, ловя
недоумевающие взгляды прохожих, как на психа, страдающего комплексом
низкого роста. Но все это того стоило, потому что если и были у меня
соперники, а говорят, что были, то их шансы стали ничтожны. И жена гордо
иногда упоминает нашим детям: “А вот папа ради меня в Неву с моста
прыгал. …Ну, почти…”

ВВС

Недавно в Парке Дружбы на Речном вокзале увидел на столбе освещения
следующие объявления:

"НА ПОСТОЯННУЮ РАБОТУ ТРЕБУЮТСЯ РАСКЛЕЙЩИКИ ОБЪЯВЛЕНИЙ"

прямо под ним

"НА ПОСТОЯННУЮ РАБОТУ ТРЕБУЮТСЯ ОБРЫВЩИКИ ОБЪЯВЛЕНИЙ"

Вот так. Без работы наш народ никогда не окажется.

Мне знакомая историю рассказала.
Лежит она в роддоме, рожает. Орет. На соседней каталке тоже
женщина молодая рожает и кричит благим матом естессно.А в коридоре
у родильной палаты две старенькие фельдшерицы чаек попивают. Сидят
они такие чинные, уютные, а в палате вой в два голоса. И одна
старушенция светски так замечает:
- Мы с тобой, Мариванна, сегодня прям как в джунглях.

Этот случай произошел в славном городе Питере, тогда еще Ленинграде,
с ребятами из нашего отдела - техником Витей и мэнээсом Борисычем,
которого звали по отчеству не за возраст, а за солидность и медлительность.
Возили они в ГОИ (гос. оптический ин-т) какой-то прибор на доработку.
Командировка на один день, вечером на поезд. Пошлялись по Невскому,
по Фонтанке, затеялись выпить перед отбытием. Если кто помнит, суточные
тогда платили 2,52 - не та сумма, чтоб по ресторанам. Но "в отделе
здоровья" ближайшего гастронома запаслись чем надо и спустились по
ступенечкам к Фонтанке. Тут и пара ящиков нашлась - место насиженное.
Порезали докторскую, протерли заныканый стаканчик, и по старшинству.
В тот день вода не то чтобы "рвалася к морю против бури", но прибыла
где-то на полметра и была почти вровень с площадкой, на которой они
балдели. Тут со стороны БДТ им.Горького (нынче АБДТ им.Товстоногова)
затарахтел катер.
Витя:
- Борисыч! Он нас замочит (т.е. волной зальет)! Поднимайся!
Борисыч (сидя на ящике и закуривая):
- Фигня! Я все рассчитал! Я ноги подниму!
Вот катер поравнялся с ними, Витя предусмотрительно забежал на несколько
ступенек вверх, а Борисыч высоко задрал свои ноги, подобрав полы пиджака
и сохраняя равновесие на одной точке опоры. Не знаю, чего он не учел,
но волна оказалась на 10 сантиметров выше этой точки.
До поезда оставалось чуть больше получаса. Сушиться некогда.
Не знаю, что думали жители северной Пальмиры при виде толстяка, идущего
по Невскому в брюках с мокрой задницей и сухими штанинами.

Mесто действия - совковый вуз. Время действия - экзамен.
Предмет - что-то про программирование, точно не помню...
впрочем, мне простительно, ибо я препод ;). Сдает славненькая
девочка. Насколько славненькая, настолько и далекая от
компьютеров. Я изо всех сил не замечаю шпоры, торчащие ото
всюду (блин, ну прячешь шпоры под юбку, ну так надень юбку
подлиннее.. или, может, это самая длинная ?.. ой.. ну так вот,
шпоры ей не помогают, ибо не в состоянии она найти нужную
информацию. Я полон решительности удовлетвориться, в смысле
поставить уд., ибо зачем себе лишние заботы создавать? Но
должна она хоть на один вопрос ответить... В конце концов,
не выдерживаю ее бормотания и задаю предельно конкретный
вопрос: сколько бит в байте? И иду курить. А заодно и обедать ;)
Возвращаюсь - красавица вся светится от радости и сообщает:
"восемь!". "Слава Богу", думаю я и собираюсь уже ставить зачет,
как она добавляет: "..а в каждом четвертом - девять!"
- Почему ?!! - я аж кляксу ей в зачетку поставил...
- Потому что каждый четвертый - високосный!
....
Проведенное расследование показало, что девочка выскочила
в коридор, поймала первого попавшегося мальчика и задала
терзавший ее вопрос (зачем еще им, женщинам, мы мужчины нужны?).
Мальчик отзывчивый попался...

P.S. Я тоже в ответ пошутил - поставил ей отл. ;) она, правда,
так ничего и не поняла...

VjR

БЕГУЩИЙ ЧЕЛОВЕК

9-го мая я ехал на дачу. Дороги почти пустые, весь народ сидел по домам и отмечал.
Подмосковье накрыла не майская жара и не проснувшийся от зимней спячки кондиционер изо всех сил спасал меня от забортного пекла.
Внезапно уткнулись в глухую пробку, там где её вообще быть не должно, навигатор показывал, что где-то далеко перекрыта дорога, праздник всё-таки.
Курильщики покинули свои, украшенные красными знамёнами, машины и разбрелись по всей эстакаде подышать горячим асфальтом.
Тогда я увидел его в первый раз.
Это был долговязый, белобрысый сержант, он промчался галопом мимо меня, ловко, как оленёнок, маневрируя между стоячими машинами. Казалось, что где-то рядом, за эстакадой его ждал грузовик с парадными бойцами, вот читать дальше

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru