5 2018 .


В детстве я хорошо учился и играл в хоккей. Поэтому при случае мог переебать клюшкой, а мог и дать списать контрольную по математике. За эти положительные качества я, несмотря, на смешную фамилию и достаточно нелепый вид, пользовался заслуженным уважением одноклассников. В связи с загруженностью единственного катка в городе, тренировки моей детско-юношеской команды начинались обычно после первых петухов, а именно часов в 5 утра. Из-за этого в школу я обычно приходил на час раньше, злым, уставшим, невыспатым и с клюшкой наперевес. Как-то раз мой тренер сказал, что мне надо работать над координацией. Таким образом, мне пришлось записаться в секцию по японской борьбе дзюдо. Этими тренировками я начал закрывать час перед школой три раза в неделю. Поэтому в понедельник, среду и пятницу, являлся в школу с опозданием, да еще и сильно помятый. Как у всякого настоящего хоккеиста у меня был устойчивый низ тела, т.е. большая жопа и охуенно сильные ноги. С одной стороны это давало определенные преимущества при катании и бортании, с другой – вся ента хуетень весила немало. Оттого на дзюдо я попал в весовую категорию с парнями, бывшими меня старше на 3-4 года. И если на тренировках мне еще удавалось побороться со своими более легкими одногодками, то на соревнованиях об этом естессно и речи быть не могло. А соревнования эти, блядские, проводились с нехуевой периодичностью. Раз в месяц, а может и чаще. Я уже довольно неплохо овладел арсеналом борцовских приемов, но не мне вам рассказывать, что такое разница в 3-4 года, когда тебе 10. У моих соперников уже вовсю топорщились усы. За них приходили болеть их подружки. И я покорно проигрывал схватку за схваткой. Мои, возможно, менее талантливые друзья, уже наполучали разрядов, а я все ходил без титулов. «Хуй с ним», - успокаивал себя я, - «главное – хоккей. Дзюдо только для координации». Но моя юношеская гордость не позволяла мне смириться с ситуацией. 
Как-то раз тренер позвал меня к себе и сказал:
- Юрок, ты хороший парень, молодец, стараешься…Тут какое дело. Через неделю первенство города. Будут ребята из всех секций. В общем, есть там один в «Трудовых резервах»…Ну, типа тебя…Словом, твоего возраста. Если победишь его – добьюсь второго юношеского тебе.
- Максим Ильич, спасибо, - я был вне себя от накатившего счастья, - не подведу.
- Юрок, вот еще что. Если подведешь…Ну, в общем, проиграешь если этому из «резервов»…Ээээ, сложно сказать, ну ладно. Проиграешь – больше на тренировки не приходи.
- Почему?
- Статистику ты нам портишь. В этой весовой. Понимаешь? Похудей кило на 10, тогда милости просим. Или выиграй.
Бляц! Как я готовился к этим соревнованиям. Ни разу в жизни я так не напрягался. Борол все, что попадалось под руку. А на тренировке даже завалил 13-летнего жлоба-самбиста. (иногда у нас были спарринги с занимавшимися в соседнем зале самбистами). Правда он оказался обидчивым, и дал мне в глаз хуком справа. Но и я ж, бля, не промах. На дзюдо я с тренировки по хоккею шел. Быстренько смотался в раздевалку, взял клюшку, и отхуячил обидчика по спине, ребрам, и другим важным органам. Экзекуцию прервали тренера по самбо, отобравшие у меня клюшку. Они даже хотели отстранить меня от предстоящих соревнований, но Максим Ильич лично отстоял мою кандидатуру. Отхуяченный самбист, кстати, на спарринги больше не ходил.
И вот он пришел. Час Ч. День Д. Главный ДЕНЬ моей жизни. Я, весь торжественный, стоял на татами, пел гимн нашей коммунистической Родины, и ехидно поглядывал на своего вероятного соперника. А надо сказать, что в нашей весовой категории заявилось всего 8 человек. Сразу видно – лучшие из лучших. Поэтому судьи положили хуй на олимпийскую систему, швейцарку или групповой турнир, и решили, что каждый поборется с каждым. Я мысленно приготовился к очередным семи баранкам, и стал внимательно рассматривать свою жертву. Парень явно годился на роль груши. Он был просто жирным. Обычным таким жирдяем, которых пиздят одноклассники, которым впоследствии не дают девочки. В обсчем, типичный объект насмешек. Отпраздновав победу в уме, я пошел разминаться. И надо же, как повезло. Мне выпало драться с этой ошибкой природы в первом же бою.
Мы стояли друг напротив друга. Я улыбался во все свои 28 зубов (зубы мудрости у меня так до сих пор и не выросли, а это о чем-то говорит). Он же, напротив, был собран и сосредоточен, как снайпер перед выстрелом. Судья сказал какую-то хуету по-японски, и схватка началась. Улыбка не успела сойти с моей довольной хари, как я уже покоился на татами, а на мне, злобно дыша, возлежала тушка соперника. Он сделал все быстро и зло. Это сейчас, когда канал «Евроспорт» стал доступен для простых россиян, и каждый желающий может насладиться японской же борьбой сумо, я бы ни в жисть не купился на его внешность, и тем более не пропустил бы его стартового броска. Но тогда…Я лежал на лопатках. Судья вел счет. И единственное, что я видел – горестное выражение лица Максима Ильича. Оно как бы говорило мне: «Сынок, я тебе верил. Надеялся. А ты…» От осознания того, что подвел тренера, силы окончательно покинули мое тело, и я проиграл бой.
Подходить к Ильичу, после всего, что произошло, не хотелось. Оставалось проиграть еще семь схваток, собрать вещи и навсегда покинуть татами. Я грустил. Мысли запинались и путались в извилинах. Что делать дальше? Что я скажу родителям? Что будет на хоккее? Не разладится ли координация? И тут, среди потока говномыслей блеснул лучик надежды. Я, вдруг подумал: «А что, если мне в оставшихся боях использовать тактику этого парня? Резкий, злой бросок на соперника, захват, прием, и дожим. Повалил же я самбиста». Надо сказать, что эта мысль придала мне сил. И я принялся воплощать ее в жизнь. Что ж, оказалось, что 13-летних можно запросто опрокидывать петушиным наскоком. Практически не напрягаясь, я выиграл оставшиеся 7 боев. Стал чемпионом города. А Ильич, входивший в судейский комитет, добился для меня еще и дополнительного приза за самую лучшую техническую оснащенность.
Так я получил хороший урок. Сильнее не тот, кто старше, толще или накачанней, а тот, кто наглее.
А жиртресту из «Трудовых резервов» я после соревнований все-таки, для порядка, переебал клюшкой по спине.

Рассказал друг.
Недавно наш театр был на выезде в области. Возили "Золушку". Отыграли спектакль. Все уставшие, Золушка чего-то нервничает, говорит на повышенных тонах. Мы молчим, чтобы не попасть под раздачу. И тут мачеха спокойно так спрашивает:
- Ты чего орёшь, Золушка? В тыкву хочешь?

Однажды летом, в конце прошлого века, я как обычно приехал в отпуск на Кубань. В курортной станице стоял старый саманный дом, и росло энное количество деревьев, которые радовали меня и гостей неплохими урожаями. В регионах плодородного юга особое значение имеет борьба с грызунами и разными мелкими хищниками. Как только я там появился, ко мне обратились соседи. Они без обиняков заявили, что где-то в пределах моей усадьбы поселилась ласка, которая ворует у них цыплят прямо из курятника. Я впервые услышал здесь про этого хищного зверька и потому, лицо мое выразило недоверие.  Соседи же настойчиво просили разрешения поставить у меня в саду ловушку для ласки. Пришлось разрешить. И вскоре я столкнулся с результатом. 
Раннее летнее утро. Я выхожу в сад и вижу – проходящая по улице девушка знаками призывает мое внимание и показывает рукой куда-то за дом. Конечно, тут же пришлось отправиться смотреть, что происходит. За домом я увидел довольно большой ящик с толстой опускающейся дверкой – это и была соседская ловушка для ласки. В ловушке явно кто-то сидел и издавал басовитые звуки.
Когда я заглянул через мелкую сетку внутрь, то увидел крупного белого кота. У него были выпученные глаза, а вид казался отчаявшимся и он обреченно изредка мяукал. Кот не понимал, что произошло, но не ждал от судьбы ничего хорошего. Он угодил в ловушку, отреагировав на запах приманки – кусочек куриного мяса с парой перьев. Я без раздумий открыл дверку. Кот, рванул с такой скоростью, что едва не врезался в меня. Но потом произошло то, что врезалось мне в память. Отбежав метра на три, просидевший в ловушке и потерявший надежду кот, вдруг остановился, обернулся и посмотрел на меня внимательно. В его глазах и выражении морды «лица» светилась явная БЛАГОДАРНОСТЬ. Если бы он, как сказочный кот в сапогах, умел говорить, красноречивее выразиться бы не смог.

Однажды к Аристотелю явился очень бойкий и развязный молодой человек, который долго объяснял философу, что он хочет научиться у него ораторскому искусству. Когда дело дошло до оплаты, Аристотель сказал, что требует с него двойную оплату. Заметив недоумение новичка, он пояснил, что прежде, чем научить его говорить, придётся потратить много усилий, чтобы научить его молчать.

Устроили с женой генеральную уборку в квартире. А вечером сидим такие, чаёвничаем.
И спрашиваю я жену: "А где, милый друг, конверт рваный, белый, в нём ещё открытка новогодняя засунута была?"
Жена отвечает: "Такой здоровый и что-то на нём карандашом написано? Под столиком который неделю уже валялся?"
- "Ага, он самый!"
"Так я его выбросила," - уверенно говорит жена мне.
И я как-то молча сразу начинаю собираться и искать фонарик. Баба, враз почуяв неладное, спрашивает, чего там, окромя новогодней открытки, было-то?
Сто двадцать тысяч российских рублей, говорю, было! - а сам уже во двор бегу в одних трусах. Жена за мной. Прибегаем как черти бешеные на помойку, разогнали всех бомжей - начали в баки нырять.
Хорошо, что у нас пакеты для мусора голубые были - яркие, заметные. Короче, пока свои нашли - повидали многое. Какие люди грязнули - страшно сказать! Бомжишки наши дворовые стоят в стороне, шуточки отпускают. Мол, надо же, приличные вроде люди, а вона до чего докатились. Мы молчим, злобно глазищами зыркаем и знай, дальше роемся.
Нашли в итоге мы свой пакет, а в нём конверт, а в конверте открытка, а в открытке - смерть кощеева, в смысле сто двадцать тысяч пятитысячными ассигнациями. Помахал я ими пред враз погрустневшими бомжами и, бросив им: "Учитесь, как надо в говне копаться, ребята", пошли мы с женой домой. Отлегло от сердца.

Навеяло школьными билетами. Блестяще! Хочу добавить свои пять копеек.
Перед выпускными экзаменами, утром, иду по школьному коридору и вижу валяющийся на полу билет. № 1. Освежил в памяти ответы, захожу пятым-шестым (неважно), тяну билет, допустим № 17. И говорю: "Первый". Сажусь за парту, а потом с выходящим учеником, уже ответившим, втихаря передаю билет друзьям, толпящимся за дверью. Естественно, тут же штудируется семнадцатый билет, заходит очередник, тянет, условно, № 25. Но вслух говорит: "Семнадцатый". И так далее. Как вы понимаете, после меня посыпались пятёрки, и даже троечники отвечали на твердую четверку. Но это еще не всё.
Воодушевленные редкой удачей, вырабатываем план, согласно которому сын директрисы должен выкрасть у мамани один-единственный билет. За давностью лет не помню уже подробностей, но он сделал ЭТО! Вытащил верхний, опять № 1.
Далее всё повторилось точь-в-точь.
Я захожу в класс, тяну билет, говорю "Первый!", а сам трясусь: вдруг скажут: покажи. Но пронесло. А дальше пошло уже сплошное наваждение. Следующий экзамен - первый! Следующий - первый! Тут у меня строго потребовали показать, не вру ли я. Но поезд уже ушёл. Это было просто наваждение.
К слову, в течение десяти лет я был круглым, можно сказать, отличником. Вот только по поведению перебивался с тройки на двойку. Но в итоге получил серебряную медаль: русичка зарубила сочинение, поставив четверку. Отомстила. Как раз накануне сочинения я обозвал ее базарной бабой, которой нужно не в школе преподавать, а на базаре торговать семечками. Она мне предсказала, что я в молодости умру пьяным под забором. За длинный язык. Ну, я и не выдержал.
Жив. 66 лет. Возглавляю газету. Редакторствую, так сказать...

Остановился на светофоре, смотрю в зеркало заднего вида сзади на разбитой Жигуле, вся в ленточках - мужик неистово крестится и что то там целует.
Стало страшно, хз что он там задумал - может на таран собрался.

Несколько лет назад я перебрался жить в столицу Казахстана из областного центра. Первое время меня переполняли чувства от увиденного и происходящего, казалось, что в столице всё лучше, чем в других городах, всё качественнее, вкуснее, интереснее, волшебнее и т.д. Так как города еще не знал, то перемещался исключительно на такси. 
Однажды вызвал машину, плюхнулся на переднее сиденье. Водитель взял в руки гарнитуру от рации и собрался было отрапортовать диспетчеру, но не успел. Из динамика раздался гневный женский голос диспетчера.
- Тридцать второй, клиент ждет уже полчаса, почему такая задержка?
Далее последовала пауза. Видимо тридцать второй отвечал, а рация в моём такси слышала только диспетчера, голоса других таксистов вещали на другом канале.
- Тридцать второй, проедь несколько метров вперед, к следующему подъезду.
- ***
- Как нет? ты на каком адресе стоишь?
- ***
- Как ты меня уже за"""бал, ну нельзя же быть таким долб"""бом, сколько раз повторять, четные номера на одной стороне улицы, нечетные - на противоположной.
-***
- Да иди ты на"""й, пидо"""с, мне клиенту что сказать пока ты там выруливаешь, люди ждут, мне уже весь мозг вые"""ли. Пи"""дуй на базу, высылаю другую машину.

Мой таксист, красный как редиска всё же вклиниватся в паузу
- Семнадцатый диспетчеру
- Слушаю, семнадцатый
- Клиента забрал, выезжаю
Тот же женский голос, но гораздо нежнее и почти ласково, с любезностью японской гейши:
- Семнадцатый, приняла. Желаю вам и вашим пассажирам приятной поездки

Всю поездку мы с водителем молчали. Не знаю о чем думал он, а я просто пытался переварить произошедшее, улыбался про себя и думал - вот это бLя столичный сервис, куда я на""уй приехал!!!))))

Это я сейчас знаю что такое столичное такси, у них даже навигаторов нету, иногда просят показать дорогу. Но диспетчеры по прежнему ласковы и желают приятной поездки))))

Был в командировке в Москве. Таксист, уроженец Юга, рассказал. 
Его земляк захотел иметь купюру номиналом 2000 рублей, когда они только появились и купил ее за 2500 рублей. Потом немного подумал и решил для лучшей сохранности положить ее на банковскую карточку через банкомат..

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru