-
3 2018 .


На запрос «первый ледяной дождь в Москве» любая поисковая система ответит, что это случилось в декабре 2010 года. Но это не совсем так. Первый такой дождь прошёл намного раньше, в холоднющую зиму 2005-06 годов, но был локален, поэтому и замечен не всеми.
Описываемые события начались ещё летом 2005 года, когда умерла (по естественным причинам) соседка моего сослуживца, человека, поведавшего мне эту историю. Проживала она на первом этаже, была скромной спокойной старушкой. Сослуживец мой жил в квартире над ней в тишине и покое.
Наследники квартиру решили продать, но, до улаживания всех связанных с наследованием формальностей, сдали её выходцу из ближнего зарубежья, то ли с Кавказа, то ли из Средней Азии. Южный человек (ЮЧ) имел жену, троих малолетних детей и держал несколько продуктовых палаток.
Палатки требовали товара. Товар требовал доставки. Для этого у ЮЧ был автомобиль.
Описание этого автомобиля длинно и горестно, но без этого никак.
ВАЗовская «двойка» годов семидесятых. Пробег (судя по состоянию) – до Луны и обратно. Голубая, но голубыми, правда, были только кузов и водительская дверь. Правые двери были зелёными, левая задняя – жёлтой. Капот просто грунтованный. В единственной «родной» двери зияла проржавевшая дыра, через которую был виден коврик и немного педали, обивка двери отсутствовала. Когда пришла зима, ЮЧ стал затыкать дыру газетой. Двери и капот открывались не всегда с первого раза и никогда с первого раза не закрывались.
Колёса стояли от разных производителей, причём одно из них – зимнее шипованое новое (!), резина направленная – стояло «против шерсти». Остальные были бы похожи на слики Формулы -1, но «грыжи» портили всю картину.
Система выпуска представляла собой одну большую дыру, можно сказать, глушителя у автомобиля не было. Радиатор тёк.
Двигатель был тоже не в лучшем состоянии. Заводился раза с десятого. Дымил.
О том, что у автомобиля было с рулевым управлением и тормозами, думать было страшно. Талон техосмотра присутствовал на лобовом стекле, естественно битом.
Каждое утро для всего двора начиналось теперь часа в четыре, в лучшем случае в пять.
Сначала заливалась вода в радиатор, т.к. за ночь она вытекала. Чтобы не носить воду далеко, ЮЧ парковал голубенький автокошмар на газоне под своим окном, под балконом моего сослуживца.
ЮЧ выходил к машине, а его жена подавала ему ведро с водой из окна. Если она не успевала открыть окно и появиться в нём с ведром, ЮЧ пытался докричаться до неё через закрытое окно и спросить, чего она копается. Потом следовали попытки открыть капот. Потом – попытки его закрыть. Пока было тепло, двигатель ещё как-то заводился, и автомобиль покидал двор.
С приходом поздней осени стало хуже. Теперь каждое возвращение ЮЧ с работы сопровождалось дополнительно сливом воды из системы охлаждения (на травку) и съёмом аккумулятора – то ли генератор был убитым, то ли аккумулятор.
Утром и аккумулятор, и воду надо было возвращать на место. Несколько раз, прикручивая клемму к аккумулятору, ЮЧ ронял ключ в моторный отсек со всеми вытекающими последствиями – воплями и криками. Иногда ЮЧ забывал завернуть сливную пробку и вся вода выливалась на землю. Тогда через уже закрытое окно он кричал жене, что ему нужно ещё воды… Потом орала его жена, ставя под сомнение умственные способности человека, забывшего закрутить пробку. Вода подавалась горячей, и когда при передаче ведра через окно случались неприятные неожиданности в виде незапланированного мытья головы ЮЧ снова поднимался крик на весь двор.
Запуск двигателя превратился в увлекательное шоу, сопровождающееся многократным хлопаньем капота, двери, воем стартёра и чиханием мотора. В итоге двигатель заводился, но на это уходило до получаса, нередко с заменой аккумулятора на другой, такой же убитый. Вот тогда становилось плохо по-настоящему - весь двор заволакивало сизым дымом под адский грохот троящего движка без глушителя. Причём дым пёр и из-под кузова, и из-под капота, навевая мысли о надвигающемся пожаре.
Всё это сопровождалось гортанными криками на незнакомом языке и русским матом. Вспоминалось нетленное: «Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!»
Я забыл сказать, что у моего сослуживца был своеобразный график работы. Он приходил к обеденному перерыву, а уходил иногда и после нулей, будя и пугая охрану. Ложился глубокой ночью, вставал поздним утром. С таким соседом его существование стало невыносимым, весь его жизненный цикл был сломан.
Сослуживец пытался поговорить с ЮЧ, объяснить недопустимость подобного поведения при проживании в многоквартирном доме. Но все переговоры и его, и других соседей проходили по одному сценарию. ЮЧ забывал русский язык и что-то кричал на своём, размахивая руками. Говорить спокойно он не умел. Потом на лестничной площадке появлялась жена и тоже начинала орать. Потом выходили дети. Они думали, что мать кричит на них, и начинали плакать. Жильцы жаловались участковому, но на того так же наорали не по-русски, он плюнул и ушёл, проверив регистрацию. Регистрация была в порядке.
Пришла зима. Становилось ясно, что в скором времени как минимум один подъезд пятиэтажки поедет в дурдом в полном составе, и мой сослуживец решил действовать. Тут как раз и ударили особенно сильные морозы.
Ночью он надел двое штанов, два свитера, куртку и меховую шапку. Замотал шарфом лицо. Натянул толстые шерстяные перчатки, а на них – резиновые. Подключил к крану длинный шланг, приготовленный на дачу, включил воду и вышел с ним на балкон. Было минус 35 по Цельсию…
Часа через полтора всё было кончено. Самодвижущаяся повозка покоилась под десятисантиметровым слоем льда, намертво примёрзнув к планете Земля. Не то, что бы открыть двери, подойти к ней, не упав, было нельзя – вокруг был залит каток.
А утром всех разбудил «крик брачующегося марала» (c), горестный от безысходности.
Конец истории был несколько странен и, я бы сказал, пресен. ЮЧ разборок ни с кем не устраивал, никого не зарЭзал. Стал тих и незаметен, а потом так же тихо съехал. Ближе к весне забрал машину. Когда оттаяла.

Алкономика. 
Наука, объяснившая все экономические кризисы.

Мария является владелицей бара. В один прекрасный день она понимает, что практически все её клиенты – безработные алкоголики, поэтому она больше не может содержать бар – просто разорится.
Чтобы решить эту проблему, она придумывает новый маркетинговый план, в соответствии с которым её клиенты могут пить сейчас, а платить позже. Она записывает количество выпитого в специальные книги (тем самым предоставляя клиентам кредит).
О стратегии Марии «пей сейчас – плати потом» начинает ходить слава, и в результате в баре Марии увеличивается поток клиентов. Вскоре её бар показывает самые большие объёмы продаж в её городе – перспективы выглядят радужными. Предоставляя своим клиентам свободу от немедленного требования оплаты, Мария не встречает никакого сопротивления, когда, через регулярные промежутки времени, она существенно увеличивает цены на самые популярные напитки – вино и пиво. Следовательно, увеличивается и объём продаж бара Марии.
Молодой президент местного банка понимает, что эти долги клиентов представляют собой ценный будущий актив, и увеличивает для Марии кредитование. Он не видит никаких причин для беспокойства, поскольку в качестве залога у него есть долги алкоголиков.
В штаб-квартире банка трейдеры-эксперты придумывают способ заработать огромные комиссионные, трансформировав эти долги клиентов в Бухалооблигации и Алкооблигации. Затем эти активы начинают торговаться на международных рынках ценных бумаг. Новые инвесторы не до конца понимают, что эти ценные бумаги, которые были проданы им в качестве ценных бумаг с наивысшим рейтингом «ААА», в действительности являются долгами безработных алкоголиков. Цены на бумаги продолжают расти, и активы скоро становятся самыми быстро раскупаемыми позициями у ведущих брокеров страны.
Как-то раз, даже при том, что цены на облигации продолжают расти, менеджер по рискам того местного банка решает, что пришло время требовать платежи по долгам, накопившимся у алкоголиков в баре Марии. Об этом он сообщает ей. Мария начинает требовать деньги у своих алкоголиков, но, будучи безработными, алкоголики не могут вернуть кредиты. Поскольку Мария не может выполнять свои кредитные обязательства, она вынуждена объявить дефолт. Теперь она банкрот. Бар закрывается, и 11 сотрудников теряют работу.
За одну ночь Бухало- и Алкооблигации теряют в цене 90% стоимости. Объём обрушившейся стоимости этих активов уничтожает банковскую ликвидность, и препятствует выпуску новых займов, тем самым замораживая кредитование и всю экономическую активность.
Поставщики для бара Марии, предоставлявшие ей расширенные условия оплаты, инвестировали пенсионные фонды своих фирм в различные ценные бумаги. Они обнаруживают, что в данный момент столкнулись с необходимостью списания безнадёжных долгов и что потеряли свыше 90% от предполагаемой стоимости облигаций. Её поставщики вина так же объявляют банкротство, закрывая семейный бизнес, который кормил три поколения. Её поставщика пива выкупает конкурент, который немедленно закрывает местную фабрику и увольняет 150 рабочих.
К счастью, банк, брокерские фирмы и их руководство спасены многомиллиардным пакетом от своих дружков в правительстве. Средства на этот спасательный пакет были найдены путём обложения налогами работающего среднего класса, который ни разу не заглядывал в бар к Марии.

МЕСЯЦ

Отцам посвящается…

Сейчас уже невозможно вспомнить с чего все началось, да и не важно это.
И так понятно: я, самый взрослый и самый мудрый человек на свете. Двадцать один год - шутка ли? Даже в армии отслужил.
Естественно, как-нибудь там взбрыкнул, не стал слушать советы своего допотопного старика, ответил ему что-то умное и дерзкое, отец обиделся, развернулся и вышел из комнаты.
Так мы перестали разговаривать. Совсем.
Жили в одной квартире и ходили мимо как пассажиры в метро.
Мама шепотом увещевала меня: «Попроси прощения, помирись с папой. Ведь ты же ему нахамил. Вы же оба от этого страдаете»
Я любил папу и очень по нему скучал, но я был глуп, а потому категоричен: - «Ему надо? Пусть сам и мирится. Я и без него проживу, тем более, что скоро поступать уеду, всем будет легче…»
Так прошли три недели гнетущей тишины и вот, наконец, мама проводила меня на вокзал.
Здравствуй новая жизнь!

Я отправлялся в Питер, поступать в институт.
Питер встретил меня прекрасной погодой и на редкость радушными горожанами.
Когда я только сошел с поезда, добрался до метро и менял в автомате белые монетки на пятаки, ко мне неожиданно подошла пожилая женщина и сказала:

– Молодой человек, я вижу, вы приезжий. Вот возьмите карту Ленинграда, тут и схема метро есть. Мне она не нужна, а вам наверняка поможет.
- Спасибо, конечно, но… давайте я вам за нее заплачу.
- Нет, нет - это подарок. Всего хорошего.

И удивительная женщина быстро «поцокала» дальше по своим ленинградским делам.
Ее карта мне и вправду очень пригодилась. Я без труда нашел дорогу в свой институт, а потом и в общагу на другом конце света.
Прошла неделя веселой и суматошной абитуриентской жизни: собрания, консультации, списки литературы, новые друзья.
И вот однажды, после очередного заседания, я вышел в институтский дворик подышать воздухом.
Вдруг вижу: на самой дальней, шумной лавочке, скромно сидит с газеткой мой папа и слегка морщится от надвигающихся на него клубов сигаретного дыма.
Я подошел и ошарашено спросил:
- Папа, а ты что тут делаешь?

Он оторвался от чтения с легкой досадой от того, что его рассекретили:

- Что делаю? Вот, газету читаю.
- Но, зачем ты здесь?
- Приехал тебя поддержать. Поступление - штука серьезная.
- Подожди, а где ты живешь?
- Да, тут гостиниц ни хрена не было, первые четыре ночи на вокзале, а потом догадался, сходил в здешнюю профильную контору, коллеги помогли, ведомственную гостиницу организовали, так что теперь все нормально. Сынок, ты на все консультации ходишь?
- Папа, ты зачем ночевал на вокзале? Ну, чем ты мне можешь здесь помочь?
- Ну, мало ли «чем»? Тебе ведь пригодилась карта города?

И тут я лопнул как мыльный пузырь, попросил у отца прощения и сказал что очень скучал без него весь этот последний месяц.
Отец чуть заметно улыбнулся, засунул мне в нагрудный карман носовой платочек и застегнул его пуговкой.
Моему мудрому старику было тогда сорок восемь лет и жить ему оставалось чуть меньше трех…

…С тех пор прошла почти вечность - четверть века, но я до сих пор жалею, что сам у себя украл целый месяц общения с отцом…

…Иногда, когда я в машине один, на пассажирском сидении я «катаю» своего папу. Еду и вслух ему рассказываю новости о себе.
Папа сосредоточенно смотрит на дорогу, но в глубине души я чувствую, что он доволен…

Друг рассказал:
В конце 90-х он учился в очень крутой школе. 10 класс. Контингент - дети политиков, бизнесменов и пр. Простых детей нет в принципе. Каждый старается показать что он круче всех и все остальные по сравнению с ним - пустое место. Одежда, ручки, прически и пр. набор понтов - у каждого. Кроме мальчика Дениса. Он единственный из 12 человек в классе содержался родителями в "черном теле" - простая одежда, простой портфель и никаких понтов.
И с утра укладку волос тоже никто не делает. И главное - Денис единственный ходит в школу сам - его не привозят с водителем. У Дениса нет звучной фамилии и его родители не приходят на родительские собрания.
В общем, Денису училось нелегко. И это мягко скажем. Но Денис был молчаливым и замкнутым парнем, а беспредела в школе не допускали. Посему его никто не бил, а просто стебали и не общались.
В те годы был дан приказ проверить прописку всех школьников. Занимались этим рядовые милиционеры.
В их школе это была женщина - сержант, работавшая в милиции явно не по собственной инициативе, а по причине под названием "жизнь приперла". Шел 99-й год, разгар кризиса и для многих это был способ остаться на плаву.

От общения с вышеобозначенным контингентом школьников у неё на лице нарисовалось не просто неприязнь, а просто натуральное чувство социальной несправедливости.
Проверив документы у всего класса, она остановил свой взгляд на Денисе. Напряженное лицо несколько расслабилось, и она взяла его паспорт. Быстро пролистав до нужной страницы, она внимательно посмотрела на прописку. Почему-то её взгляд завис, хотя операция обычно занимала не более 2-3 секунд. Затем внимательно посмотрела на первую страницу паспорта, затем на Дениса. Затем снова открыла прописку, и посмотрев на Дениса, спросила:
"Ты живешь по адресу Новоникольский переулок, 15?" "Да", - удивленно и даже испуганно ответил Денис. "А почему в паспортном столе номер квартиры не указали?" - грозно спросила женщина-милиционер. С соседних рядов, наблюдавших за процессом, сразу зазвучали шутки про проживание в подъезде, бомжей и пр.
"Так там нет квартир" - ответил Денис.
"Как это нет квартир?!"
"Ну так, нет квартир. Это наш дом" - спокойно ответил Денис.
"В смысле ваш дом? Это же адрес внутри Садового кольца! Что ты мне голову морочишь?!"
"Папа купил этот особняк с государственного аукциона. Мы всей семьей там прописаны. Это теперь наш дом."
Женщина-милиционер молча отдала Денису паспорт и быстро вышла из класса. Вид у неё был дикий, а лицо было переполнено социальной ненавистью.
С тех пор над Денисом больше не смеялись - мерседесы и версаче рядом с частным особняком в двух шагах от Кремля смотрелись как-то убого и серо.

Ювенальная юстиция.
У лепшего кореша две дочки близняшки. Воспитывает он их один,жена сбежала к молодому любовнику.На момент описываемых событий дочкам было лет по 13.Внешность уже фотомодельная,менталитет то же.Сидим у него дома на кухне,курим,пьем кофе,размеренно беседуем.Стремительно распахивается входная дверь,и на пороге появляются обе наследницы,бухтят о чем то о своем,на нас ноль внимания.
Сам папа довольно миролюбиво,попыхивая сигаретой,интересуется.
-Девки,ни хрена ни могу понять,в комнатах бардачина,кровати не заправлены,посуда не вымыта.За приборку,мухами,и что бы жужжало.
На что обе вертихвостки,синхронно скрестив руки и наклонив головы,выдали.
-Ты не имеешь права нас заставлять что то делать.Нам в школе сказали что есть закон о защите прав детей,там это написано.
Повисла пауза.Миролюбивое настроение папы куда то пропало.Он требовательно постучал по краю стола.
-Так,прошмандовки,положили сюда ваши дорогие мобильники,живо положили,я сказал.Нет в этом законе такого что бы я по пятнашке вам телефоны покупал. И интернета у вас не будет.Да и незачем он вам,компы я тоже отберу.Ни хрена точно в законе этом долбаном,про компьютеры нет.Иш ты юристы,выучили их на свою голову.Про шмотки ваши забудте,в валенках походите. В фуфайки перелезете.
Впрочем уже на интернете одна из девиц насупившись, и злобно оглядываясь мыла посуду,а со стороны комнат доносился деловой топот.
В конце монолога суровый папаша улыбнулся.
-Растут дети.И в пол голоса поинтересовался не знаю ли я продаются ли еще фуфайки.

Обязан предупредить – история эта, прям скажем, не к столу.
Дело было в начале 80-х годов. Многим знакома автотрасса от Краснодара
на побережье Чёрного моря, именно на Джубгу. Сразу за плотиной через
р. Кубань, территория республики Адыгея (ранее автономной области).
Несколько километров и перекрёсток – поворот налево на аул. Понежукай.
В народе называли «Понижешукай». И вот на этом перекрёстке располагался
пост ГАИ. Простое кирпичное здание с большими окнами на три стороны.
Почти сразу за постом начинался стихийный овощной рынок, который тянулся
вдоль обочины пару километров.
Работали менты на этом посту очень рьяно. Видимо, знали немало пунктов
из правил дорожного движения, потому как претензий к водителям
выдумывали всегда по несколько штук сразу. С запасом. Драли нещадно не
только беззащитных транзитных водителей, но и своих, местных. Уж такая
бодрая команда собралась.
Однажды, в выходной отправились семьёй на море. Подъезжаю к злосчастному
перекрёстку. Как и все, сбавляю скорость но, оказалось, совершенно
напрасно – началась такая вонь, что пришлось быстренько поднимать
стёкла. Плохо всем. Из некоторых машин высовываются рыгающие головы.
Лето, жара и так смачно несёт фекалиями, что к желанию порыгать не
остаётся равнодушных. На посту никто не дежурит и это вполне понятно.
Базарчика нет. Верней он разместился через несколько километров вперёд.
Домой возвращались ночью. Как только подъехали к этому месту, опять
почувствовали вонь. Подняли стёкла и пулей пролетели мимо.
Что там произошло скоро знали все местные жители.
Однажды, заступая на дежурство, первый, прибывший на службу, милиционер
открыл дверь в домик, и ему навстречу хлынуло самое настоящее цунами из
чистого говна.
Это как надо было «достать» какого-то водилу, что тот не поленился, не
побоялся ночью приехать на свей ассенизаторской машине! Разбил в окне
небольшое стёклышко, вставил рабочий рукав и слил в проклятое помещение
тонны три-четыре самых свежих фекалий.
Гигантская лужа, выплеснувшаяся из домика сохла все лето. Через год
здание снесли бульдозером под самый корешок. Лет десять никакого поста
там не было вообще.
Сейчас там большая дорожная развязка. Новое сооружение. По новым
стандартам, окна расположены так высоко, что для повторения подобной
акции без вертолёта и не управиться.
P.S. Если я хоть слово соврал, готов лечь под тот самый говновоз.

ГАСТРОЛЕРЫ
Бывший кагэбэшник Юрий Тарасович, на днях порадовал старой историей о
войне, которую услышал на дачных посиделках от друга Максима.
Дед Максим умудрился всю войну отвоевать снайпером и при этом выжить,
хотя за ним числится целое немецкое кладбище, разбросанное от
Сталинграда до Праги... Он, кстати, всегда, когда ездил с ветеранскими
делегациями в ГДР, любил вставить при случае: «Я добровольцем пошел на
войну, уничтожил немецкую роту в полном составе и вернулся домой к
маме... »
«Немецкие друзья» в ответ кисло улыбались и эта кислая улыбка всякий раз
очень радовала Деда Максима...
Но история не об этом.
Сидя у Тарасыча в огороде, деды заспорили: у какой страны оружие было
все-таки лучше?
Спорили долго, ругались даже, так ни к чему не пришли и решили, что
каждый скажет про свое, в котором понимает. Летчиков среди них не было,
потому и решили не спорить о самолетах. Начали с деда Максима: "Чья
снайперская винтовка была самая-самая?"
Дед прокашлялся и доложил:
- Я работал и с немецкими, и английскими и конечно с трехлинейками, но
так сходу не скажу какая лучше.
У каждой есть своя «слабинка».

Все разочарованно загудели:
- Максим, ну ты ляпнул... эдак и мы можем. Ты еще скажи, что все зависит
от человека...
Дед Максим:
- И скажу. Конечно от человека. Вот нашим какой мячик не подсунь, а в
футбол они так и не сыграют...
И наоборот – люди могут творить такие чудеса с трехлинейкой, которых и
быть не может.
Когда я был уже бывалым снайпером, до меня стали доходить нелепые слухи
про какого-то хохла – снайпера, который валит выглянувших из окопа
немцев с расстояния 1000 метров!
Я то понимал, что пятьсот–шестьсот метров – это уже предел, а на
расстоянии в километр, столько нужно предусмотреть: и температуру
воздуха, и влажность, и уход пули вправо из-за вращения, я уж не говорю
про скорость и направление ветра... и это при идеальном оружии и
патронах.
Конечно я не поверил.
Но Хохол-снайпер обрастал все новыми легендами, они приходили от тех
людей, не верить которым я не мог, тут пришлось призадуматься, как же он
это делает?
А представьте, каково было немцам: вначале они думали, что у русского
снайпера шапка-невидимка, он всегда попадает, а его самого нет нигде и
судя по рельефу местности и быть не может... Потом когда они поняли, что
снайпер сидит в километре от них, заволновались еще больше... Видно у
русских появилась секретная винтовка, которая изменит всю тактику войны.
Наши целые полковники, выпрашивали друг у друга хохла-снайпера, хоть на
денек.
Снайпер приезжал на «гастроли», выщелкивал с километра пару офицеров и
уезжал на другой участок фронта.
После этого еще неделю можно было смело ходить вдоль линии фронта в
полный рост и собирать грибы, немцы воспринимали это как заманку и еще
больше вжимали головы в землю.
Наконец я и сам встретил легендарного снайпера, когда он прибыл на
«гастроли» к нашим соседям. Мне пришлось десять километров по лесу
прошкандыбать, но не познакомиться я не мог. Фамилия его Кравченко.
Секрет конечно у него был...
Оказалось что этот Кравченко не человек... а целая семья: дядька и трое
племянников и все Кравченки.
Ну конечно, доложу я вам они, и правда были настоящими артистами: возили
с собой чуть ли не «полуторку» с оружием и инструментами. Тут тебе и
вертушки - мерить скорость ветра и телескопы и стереотрубы и всякие
штопанные-перештопанные куклы на веревочках. Я даже позавидовал.
Доходило до того, что у них была кукла, которая «дергала» за веревочки
другую куклу.
К оружию они относились как к фарфоровым сервизам - винтовки переносили
только в ящиках, с патронами чуть ли не спали, чтоб не отсырел порох.
Но самое главное - их "фирменный" стиль: занимали позицию вчетвером
рядышком друг к дружке, дядька мерил, высчитывал и всем давал разные
поправки – одному «щелчок» правее, другому левее, третьему, так держать,
себе еще как-то...
И такая у них выработалась слаженность, что, почти не сговариваясь, все
четверо «лепили» одним залпом, поэтому немцы воспринимали их, как одного
снайпера и какой бы не был разброс пуль, всегда одна из четырех, да
попадала в цель.
Личный счет убитых немцев, Кравченки пополняли строго по очереди, ведь
не известно, чья пуля у немца в голове...
Самый удивительный случай из их работы был, когда они убили старшего
немецкого офицера сквозь стальную баржу...
Деды зашевелились:
- Максим, не бреши, как сквозь баржу? Ну, перестань, не может быть...
Дед Максим продолжал:
- Так ведь немец тоже, как и вы подумал, что не может, потому и был
убит...
Представьте себе: линия фронта шла по реке, с одной стороны окопались
немцы и они знали, что с другой, их караулят наши снайперы, а расстояние
порядочное – метров 800 – 900, кругом равнина.
Кравченки убили нескольких солдат и целый день пасли торчащую офицерскую
стереотрубу, но так ни разу не стрельнули, чтоб себя не выдать. Ждали
голову.
Но офицер тоже был не дурак, так и не выглянул. Хоть плачь.
Вдруг видят: тащится по реке длиннющая, ржавая, обгоревшая,
полузатопленная баржа и вот когда она проплывая, полностью перекрыла
офицера от снайперов, немец «не подвел» - решил размять затекшие за день
ручки и ножки, и выпрямился в полный рост.
Кравченки его тут же и убили, хоть и не видели сквозь баржу, но
чувствовали, что должен выглянуть из окопа.
Просто немец, как и вы не был снайпером и не знал, что на таком
расстоянии пуля описывает такую высокую дугу, что под ней поместится
даже баржа, метра полтора, два высотой...

Отрывки из реальных переговоров авиадипетчеров (Д), руководителей
полётов (РП) и пилотов (П):

Красноярец: Где-то над бескрайними просторами Красноярского края...
Штурман, перепутав кнопки, выдаёт в эфир: «Кто спи...ил мою линейку!?»
Спустя несколько секунд: «65615 линейку не брал!» «85672 линейку не
брал!»

Вот ещё один радиоразговор. Основных полётов нет, выполняются ежегодные
прыжки с парашютом л/с местного полка. РП сам бывший летчик, и отношение
у него к данному мероприятию, как и у большинства его коллег,
сочувственное. Какой-то пролетающий борт (Ан-24 или 26) запрашивает
разрешение на пролёт над точкой.
РП отвечает: Разрешаю. Вам на 4500 будет нормально? А то у нас тут ЛЮДЕЙ
сейчас сбрасывают.
С борта: Вас понял, 4500, не вклинюсь. Моими до конечной оплачено.

МиГ-25, экипаж запрашивает: (позывной аэродрома):
- «Разрешите проход вашей точки на 20 000 метров?»
- «Одну минуточку... »
- «Да вы знаете, где я буду через минуточку...?»

Англоязычный пилот после долгого ожидания выруливает, наконец, на
взлетную полосу и тут обнаруживает, что на ней стоят две собаки.
П (злясь): "Вышка, мля, у меня здесь две е**чие собаки прямо посреди
полосы."
Д (не слишком хорошо владеющий английским): "Сэр, подтвердите ваше
сообщение: две собаки е**тся посреди полосы?"

В прошлом году 9-го мая в МВЗ.
П: Москва-Подход, аэрофлот ХХХ, в наборе 3900, подписано 10100, на
Берлин.
Д: Аэрофлот ХХХ, Москва-Подход, набирайте 10100 и возвращайтесь с
победой!

Не анекдот (сама наблюдала), но очень похоже.

Аптека.

Посетительница: - Мне, пожалуйста, что-нибудь для улучшения памяти.
Провизор: - В таблетках или каплях? Слабого действия или посильнее?
Посетительница: - Ну не знаю, я у вас покупала какие-то таблетки…
Провизор: - Название не помните?
Посетительница: - Издеваетесь?!
Провизор: - Понятно… Посильнее…

Логично…

Маленький внук гостил у бабушки в деревне. Дома задает вопрос:
- А правда, яйца растут на грядках?
- Кто тебе сказал?!
- Бабушка сказала: не бегай по грядкам - вырву яйца с корнем...

Эх, дороги!

- Нет, командир, я же с самого утра чувствовал, не наш сегодня день, -
разочарованно бубнил огромного роста прапорщик отряда милиции особого
назначения. - С утра саперы проспали. Затем машина сломалась. Теперь вот
борт на Москву без нас улетел. Так и придется Новый год в Моздоке
встречать! Всем героическим взводом!

Командир отряда, худощавый майор с седыми волосами, молча курил, по
привычке пряча сигарету в ладонь и наблюдая за летящим в вышине
самолетом.

— Чего грустим, родная милиция? — поинтересовался у бойцов подошедший со
стороны КП авиации подполковник Николай Парасюк, так же опоздавший на
улетевший борт.

— Да на самолет опоздали, а на поезд билетов нет. Думаем, где будем
Новый год встречать, — поделился печалью командир отряда.

— Новый год — семейный праздник, надо как-то домой добираться, — здраво
рассудил Парасюк. — Сколько вас человек? А снаряжения? Сейчас
разберемся.

Достав сотовый телефон, Парасюк дозвонился до знакомого офицера,
проживающего в Моздоке. Получив необходимую информацию и номера
телефонов, офицер начал деловые переговоры. Вскоре после нескольких
горячих разговоров с частными перевозчиками и не менее шумного торга с
одним из них на аэродром приехал гражданский “пазик”, водитель которого
за соответствующее денежное вознаграждение взялся доставить милиционеров
в родную столицу до Нового года!

Заскочив за сменщиком, автобус рванул по шоссе. Закусив опостылевшим
сухим пайком, уставшие бойцы расположились на отдых.

В кромешной тьме Ростовской области на большой скорости по пустынному
шоссе летел автобус с затемненными стеклами. В салоне, привычно держа
оружие в руках, дружно храпели более двух десятков крепких мужиков,
спешащих домой после шестимесячной командировки в Чечню.

В это же время на обочине дороги в просторном джипе сидели четверо
“крутых” молодых людей, занимавшихся рэкетом на большой дороге. Суть их
криминальных операций была проста. До поста ГАИ далеко. В происходящее
никто не вмешивается. Своя шкура ближе к телу. Останавливай транспорт и
стриги “бабки” с проезжающих “лохов” и “челноков” за проезд. По “штуке”
с носа, как правило, всегда платили. А как не отдашь? Ребята крепкие. У
одного бейсбольная бита — оружие американского пролетариата. У второго
газовый пистолет — копия револьвера. У третьего “макарыч”, стреляющий
резиновыми пулями.

Увидев вдалеке свет фар подъезжающего автобуса, приготовились к активным
действиям. Расстояние неумолимо сокращалось.

Водитель автобуса начал громко ругаться на осетинском языке.

— В чем дело? — поинтересовался командир отряда.

Водитель на большой скорости объехал махавших оружием отморозков.

— Да это местные бандиты, деньги с проезжающих вытрясают, — пояснил
шофер. — На прошлой неделе меня тормознули, у всех, кто с Москвы с
вещами ехал, по тысяче рублей отобрали. Оружием угрожали, сказали, в
милицию пожалуетесь — убьем! Автобус сожжем! Беспредел, да?

Тем временем началась погоня. Джип быстро догнал непокорный автобус, из
салона машины гулко хлопнул пистолетный выстрел в воздух. Милиционеры
проснулись и с удивлением начали крутить головами. Надо же, вроде не в
Чечне, а стрельба такая же. Майор скомандовал водителю:

— Давай тормози и гаси свет. Сейчас мы с ними по-свойски поговорим.

Автобус замедлил бег, моргнул правым “поворотником” и, съехав на
обочину, остановился. Джип заскочил вперед, перегородив дорогу к
спасительной трассе.
Из автомобиля вышли трое парней и неторопливой походкой двинулись к
покорно открывшейся двери.

Главарь начал сразу.

— Значит, так! Ты, водила, за то, что сразу не остановился, платишь нам
три “штуки” на бензин. Остальные, — обратился он к темному салону, —
быстро достали по тысяче мне на новогодние подарки. Кому что не ясно,
выходите по одному, я все вам тут же поясню, — продолжил бандюган,
поигрывая “макарычем”.

Парасюк из темноты поинтересовался:

— Простите, а тысячу чего? Рублей, долларов или фунтов стерлингов, а то
у меня все сбережения в монгольских тугриках! Вы не знаете курса
иностранных валют на сегодняшнее число? А то как бы не переплатить.

— Глянь, — удивился отморозок, вооруженный бейсбольной битой, — да тут
разговорчивые есть. Ты нам сейчас все свои “бабки” отдашь и еще песни
будешь до утра петь привязанный к дереву. Как там? “В лесу родилась
елочка, в лесу она росла”, — неожиданно приятным тенором пропел
нахальный подонок.

Главарь поинтересовался у молчащего салона:

— Вопросы есть? Если нет, то, водила, давай включай свет, я буду “бабло”
собирать, да дверь прикрой, мне в спину дует.

— Как скажешь, начальник, — покорно произнес водитель, закрывая дверь и
включая свет.

Поморгав глазами от яркого света ламп, бандиты начали моргать уже от
удивления. Такого количества вооруженных бородатых милиционеров они не
видели никогда. Огромный прапорщик, сидевший спереди, ткнул стволом
автомата в живот бандюгана с битой, и тот, громко выпустив воздух, с
тихим стоном улегся на грязном полу.

— Прошу передать мне оружие, — скомандовал майор испуганным бандитам. —
Побыстрее, а то у меня народ горячий, перестреляют всех быстро, стекла в
автобусе изрешетят, а нам еще ехать далеко, дуть будет.

Отморозки сдали оружие и задрали руки вверх. Через минуту вся троица
была связана, а затем рассажена на грязном полу в проходе между
креслами. Автобус двинулся дальше.

— Так что вы хотели? — вновь поинтересовался командир отряда у главаря
арестованной банды.

— Да, товарищ начальник, мы хотели над вами подшутить, — попытался
разрядить обстановку связанный хулиган. — Глядим, едут геройские парни,
думаем, давай развеселим пацанов, остановим, подарков новогодних купим.

— Это правильно, — согласился огромный прапорщик, давайте на рынок
заедем, а этот “дед мороз” нам нормальной еды купит. Надоел сухпай!

Сказано — сделано. Остановившись утром в городке, милиционеры развязали
разбойников и повели их на центральный рынок. Там молодые люди закупили
милиционерам шашлыков, напитков, зелени и лавашей. Автобус тронулся
дальше.

— Слушай, командир, — взмолился главарь банды, — отпустите вы нас ради
бога, мы вам все деньги отдадим, а грабежами больше заниматься не будем,
вот тебе истинный крест!

Командир отряда, закончив доедать аппетитный шашлык, вытер руки о
бумажное полотенце и поинтересовался.

— А сколько у вас денег? Очень много? Это хорошо! А то у нас вся
экипировка в Чечне попортилась. Шеф, тормозни у магазина, торгующего
военным снаряжением.
Кредитной карточки главаря впритык хватило на оплату покупок взвода.
Довольные бойцы забили новой амуницией и снаряжением заднюю часть
автобуса. “Пазик” покатил дальше.

— Ну что, командир, теперь нас отпустите? — поинтересовался у майора
бывший владелец бейсбольной биты.

— Как “отпустите”? — возмутился Парасюк. — А кто хотел меня заставить
“В лесу родилась елочка” петь? Ты давай, не канючь, а песню затягивай.
Лично мне “Ой, то не вечер, то не вечер...” нравится.

Прокашлявшийся бандит хорошо поставленным голосом затянул заказанную
песню. Концерт по заявкам омоновцев шел пять часов. В Московскую область
ребята въехали под известный шлягер группы “Любэ” “Прорвемся, опера”.

— Где это ты так петь выучился? — поинтересовался Парасюк.

— В юности в церковном хоре пел. Наш батюшка мне предлагал поступать в
духовную семинарию. А я вот в грабители попал.

— Знаешь, — задумался Парасюк, — покаяться никогда не поздно. Мы сейчас
монастырь проезжать будем. Я у командира поинтересуюсь, может, сходим в
храм, свечки за счастливое возвращение поставим.

Омоновцы идею с храмом поддержали. После службы милиционеры подвели
бандитов к ящику для пожертвований.

— Значит, так, — обратился к грабителям командир отряда, — все наличные
деньги отдать в пользу обители. Возражений нет? Я тоже так считаю.
Молчание — знак согласия. Сейчас мы вас до ближайшей станции метро
довезем, а там отпустим на все четыре стороны. Но если вы нам второй раз
попадетесь, то пощады не будет.

Набив стеклянные коробки для пожертвований тысячными купюрами, бандиты
молча сели в автобус, доехали до станции метро и, вежливо попрощавшись,
вышли.
Автобус с омоновцами поехал дальше.

— Ну, козлы вонючие, менты позорные, — громко заорал главарь банды вслед
удаляющемуся “пазику”. — Только попадитесь мне теперь, я вас всех на
кусочки порежу!!!

— Вы у меня, ментяры драные, на коленях будете “Мурку” петь! — вторил
главарю осипшим голосом бывший хоровой тенор, забыв, что находятся они
не на пустынной Ростовской трассе, а в Москве.

Все эти излияния прервал резкий автомобильный сигнал. Хулиганы,
недоуменно обернувшись, увидели милицейский “луноход” (патрульный
“уазик”) с гостеприимно раскрытыми дверцами.

— Прошу предъявить ваши документы! — потребовал старший наряда. — Откуда
прибыли в столицу, где зарегистрированы?

— Понимаете, товарищ милиционер, мы сюда случайно попали, — начал уже
привычно скулить главарь банды.

— Конечно, понимаю, — согласился милиционер, — я все слышал, что вы в
адрес милиции кричали. Лично мне особенно про “Мурку” понравилось.
Сейчас в отделение приедем — будете хором петь! А то Новый год скоро, а
у нас с культурным досугом беда!

В одной многопрофильной больничке молоденькую мед. сестру посадили в
регистратуру кого-то замещать. Девочка остервенеть еще не успела,
поэтому честно старается всем помочь и жутко боиться что-нибудь
перепутать или с кем-нибудь поскандалить. Народ прет: кто с
направлением, кто с истерикой, кто - так, поссать в тепле, короче,
начинающий регистратор начинает потихоньку офигевать под грузом
впечатлений. И тут к ней шкандыбает дедок с орденскими планками, узелком
и бумажкой (как позже выяснилось - направлением на госпитализацию в
урологическое отделение на предмет удаления аденомы простаты). Дед сует
бумажку в окошко:
- ДочкА, мне бы к врачу...
- К какому?
Дед на секунду задумывается и бодро рапортует:
- К х#вому!
Девочка - чуть растерянно, но вполне искренне:
- А у нас все такие...

В продолжение темы от 31 января про мужиков и гинекологию.

У одного мужика образовались камни в почках. И доктор принял решение
дробить их ультразвуком. Вообщем мужику сильно повезло, что можно было
обойтись без хирургического вмешательства. Процесс дробления довольно
простой: кладут пациента на стол и лупят по камням из специальной
ультразвуковой пушки. Говорят, это даже не больно.

Вот пришел мужик на процедуру. Велели ему переодеться в какую-то хламиду
и сидеть ждать. Сидит он в предбаннике и весь трясется от страха. Не
хирургия, конечно. Но все равно боязно – а вдруг вместо камней по почкам
лупанут или даже по яйцам. Фиг его знает, чего может получиться, если из
пушки, пусть даже и ультразвуковой, по яйцам захреначить.

Тут выходит из комнаты медсестра. Рожа кислая такая. Работу свою явно не
любит. Да и чего любить то?! Зарплата маленькая, пациенты занудные, муж
импотент, дети дебилы, жизнь не удалась…

Подходит она к мужику и тоном экскурсовода тянуче так говорит:
“Мущиина-а, па-айдемте за мной”. И ведет его в камнедробильню или как
она там у них называется. В центре комнаты стоит стол, над которым
свешиваются всякие приборы похожие на гиперболоиды инженера Гарина.

И сестра ему говорит:
- Ложитесь на стол, мущина. Руки положите за голову. Ноги согните в
коленях и расставьте.

А сама в это время на него не смотрит, руки моет. Мужик лежит на
холодном столе в какой-то хламиде, надетой на голое тело, руки за
головой, ноги раздвинуты по самое никуда. Ему холодно и страшно.

Медсестра в это время закончила руки мыть, оборачивается и видит, что
мужик не так лежит. И говорит она:
- Мущи-ина, ну че Вы как маленький. Ноги то пошире раздвиньте и
расставьте. Ну как у гинеколога.

И тут у мужика нервы не выдержали. Губы затряслись. И он чуть не плача
ей отвечает:
- Не был я, не был я никогда у гинеколога…

Игорь (igor@levitski.com)

Утро в Питере. Еду в метро, традиционная утренняя мясорубка на
«Пионерской». Какой-то бодрый старикан начинает выступать и лягаться,
громко высказывая свою точку зрения на окружающих. И вдруг метрошный
заоблачный голос раздается: «Граждане пассажиры, в последнее время в
метрополитене участились случаи травм, большинство пострадавших - люди
пожилого возраста…» и т.п. И кто-то из соседей этого старикана внятно
так ему говорит: «Эй, дедуля, ну, ты все понял, да? »

Жила была булочная. Просто булочная. Все так ее и называли "булочная"
напротив "Пятого" магазина. Тот, к слову сказать, пятым никогда не был,
ну да ладно...
Грянула перестройка, хозрасчет и т.д., и булочная приобрела название
"Гея-2". Броское, знаете ли, название. Вот только вывеска у булочной
выглядела следующим образом: "2 - Гея - 2". Через неделю, правда,
последняя цифра 2 погасла. Так родилось новое народное название
булочной: два гея.
Все бы было хорошо, но тут случилась приватизация и акционирование.
Новые владельцы ни в какую не хотели называться двумя гомиками и сделали
более удачный ход - "Колобок". Пик маркетинговой мысли! У пика через
неделю погасли две первые буквы и еще через неделю булочная иначе как
"лобок" не позиционировалась.
Теперь у "лобка" новое название "Гурман". Все только и ждут, какие буквы
погаснут.

А вы говорите, Филипп Котлер.

Недавно рассказали мне человеки, которым можно доверять (хотя и с
оглядкой, так что за истинность не ручаюсь):
(заранее сорри за ненормативную лексику)
Есть в МАИ (или уже "был" - не знаю) один препод - Вестяк.
Про него ходит огромное количество историй: там есть и про лампочки, и
про объем линейной алгебры как предмета... в общем, "валит" - не дай Боже
каждому :) Так вот: много (ОЧЕНЬ много) студентов сдают ему по
пять-десять раз, ну и некоторые все-таки вылетают из института в конце
концов.
Так вот: как Вестяк получил инфаркт?
Судя по рассказанному мне - очень просто...
Смотрит он как-то новости - репортаж из Чечни, корреспондент
распинается, а там вдруг мельком где-то на заднем плане проезжает БТР
с надписью белой краской огромными буквами во весь борт - "Вестяк -
мудак!!!"...
У человека инфаркт...

Вчера подруга рассказала. Едет она, уставшая и замученная, с работы
домой, вся в мыслях о том, что дома предстоит долго и мучительно
готовить обед, кормить мужа, мыть посуду и т.п. Наконец, доходит
до родной квартиры, любимый муж открывает ей дверь, помогает снять
пальто и при этом загадочно улыбается. "Чувствуешь, - говорит, - какой
приятный запах?". Она принюхивается и, действительно, чует аж в коридоре
чудный запах Еды. "Блинчики!!" - с улыбкой говорит муж. Жена, счастливая
от того, что такой заботливый и умелый муж уже все сделал сам, радостно
спешит на кухню. Там - погром и грязная посуда, но что это по сравнению
с его подвигом! Она ищет глазами еду, но не видит ее. "А где же
блинчики?" На что муж отвечает: "А! Так это на лестнице пахнет. Соседи,
видно..."

Дальний Восток. Сопки. Вертолет геологоразведки, три человека внутри,
и аппаратуры на стоимость вертолета. Вдруг отказывает компас. Сопки
сверху все одинаковые, облачность дикая, где север-юг и, тем более,
база, непонятно. Летят. Вдруг внизу мужик аборигенского вида с винтовкой.
вертолет подлетает, зависает над ним. Мужику кричат, мол, где какая
сторона. Мужик не слышит, так как винт шумит. Спускаются чуть ниже -
мужик не слышит. Скидывают веревочную лестницу и делают знак залезть
наверх. Мужик залезает и уже заносит ногу, чтобы вскарабкаться в салон,
как один из геологов видит, что тяжелый кирзовый сапог готовится раздавить
какой-то супердорогой и необходимый прибор. На вопли даже с близкого
расстояния мужик не отреагировал, тогда было принято командирское решение
и геолог дал мужику в морду, отчего тот свалился на мох с высоты метров 15.
Вертолет поднял лестницу и быстро смылся - не звать же этого мужика
обратно. Не знаю, каким образом добрался вертолет на базу, но вот
интересно, каковы были чувства охотника...

Сидел как-то у друга дома в его, собственно, ожидании, развлекая жену
этого друга, которая в это время занималась стиркой одежды своего мужа.
Так вот, в процессе обыскивания карманов любимого своего (дабы
не постирать ничего лишнего) ей в руки попадает презерватив.
Жена начинает поносить отсутствующего мужа на чем свет стоит
(а это она делать умеет), через некоторое время запал ее несколько
потух, и она начала придумывать всякие козни своему благоверному
(делая это, естественно, вслух). Я, слушая это, понял, что в лучшем
случае моему другу грозит развод, а в худшем..... Тут раздается
звонок в дверь, друг явился, ничего не подозревая, он чмокает
супругу в щеку (она еле-еле сдерживается, чтобы не закатить скандал),
и идет переодеваться (мы собирались по магазинам покататься).
Его чудная женушка глаз от меня не отводит - как бы я другу
не сказал про находку. Но дружба вещь такая, короче улучил
я момент и сообщил на ушко эту чудную новость. Настроение ему
это не прибавило. Так вот, выходим мы из дома, садимся в машину -
друг пытается завести свой волшебный автомобиль (ВАЗ-21099i),
но тот не заводится. Друг, ругая отечественных автомобилестроителей,
лезет в бардачок, достает оттуда очередное изделие 1, (глаза
у жены....), распаковывает его (вот это Г Л А З И Щ И) и отправляется
под капот, куда-то прилаживает эту незаменимую штуку, садится
за руль и - о, чудо! - автомобиль завелся. И со словами:
"Как без презерватива и на девятке?" друг нажимает на газ.
Надо было видеть глаза его жены, и выражение ее лица.

Из жизни оператора пейджинговой компании:
Звонок.Клиент спрашивает:
- Алло! Вы конфиденциальность сообщений соблюдаете?
- Конечно!
- Тогда передайте сообщение абоненту номер (такой-то):
"Женя, забери труп из машины"

В 2017 году Россия завоевала 17 олимпийских медалей, большая часть которых - золотые.

Декабрь 2017. Международная естественнонаучная олимпиада юниоров в Амстердаме. 6 участников от России. 6 золотых медалей.
Июль 2017. Международная физическая олимпиада в Цюрихе. 5 участников от России. 5 золотых медалей.
Июль 2017. Международная математическая олимпиада школьников в Рио-де-Жанейро. 6 участников от России. 6 медалей, одна из которых золотая.
География школ, которые представляли олимпионики, - вся Россия, от края до края. При этом абсолютное большинство медалистов живут далеко за пределами Садового кольца.
И что? И ничего... Новость прошла почти незамеченной. Не было верениц дорогих подарочных авто для чемпионов и их наставников. читать дальше

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru