-
1 2017 .


Мой муж лунатик. Однажды спим и ночью я просыпаюсь от того, что он за попу меня нежно трогает, то за одну половинку, то за другую, пошлепывая нежно. Я радостная в предвкушении секса разворачиваюсь к нему лицом и он выдаёт: "Давайте этот арбуз, он звонче".

ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО

Пятидесятилетний Борис – наш постоянный художник декоратор. Да он и выглядит как художник декоратор: высокий, худющий очкарик в цветастом пальто, да еще и с серьгой в ухе. Теперь от его хитрой прически остался один только крысиный хвостик, но раньше, до того как Боря полысел, было на что полюбоваться.
А сегодня в курилке он рассказывал, как встретился со своей будущей женой Ларисой:
- Познакомились мы в театре, я ей свою очередь в буфете уступил. Слово за слово, после спектакля вызвался проводить до дома.
Оказалось что Лариса жила в такой отдаленной заднице, что без взвода автоматчиков соваться туда было опасновато, к тому же, на дворе самое начало 90-х. Зима, ночь.
Нормальные, человеческие прохожие давно уже рассосались по домам.
Наш путь лежал через «трубу» - низкий и мрачный пешеходный переход под железной дорогой, но там, в темноте, под мостом, засела какая-то компания. Сколько человек – неизвестно, только слышен был «гур-гур» и сигаретные огоньки виднелись.
Как только Лариса почуяла компанию, сразу резко остановилась, грустно вздохнула и стала рассказывать, как нам обойти это место: полтора километра до станции, потом через мост и столько же обратно.
А куда деваться? Не соваться же прямо в волчье логово?
А я ей и говорю:

- Ларочка, может быть без меня вы и ходили вокруг - да около, но теперь вы с мужчиной, и я вас никому в обиду не дам, не бойтесь.
- Как так - не бойтесь? Борис, вы ведь даже не знаете – сколько там человек?
- Дайте вашу руку, Лариса, а теперь пойдемте вместе, как раз всех и пересчитаем.

Включил я вальяжную походку Бельмондо, и мы смело нырнули в трубу. Компания под мостом оказалась совсем не маленькая, человек восемь, а может и больше. Они пили вино, курили, я даже сигаретку у них стрельнул. Для понта. Пожелал всем удачи и мы спокойно пошли дальше.
Лариса была поражена, ведь она думала, что я простой «ботан» - очкарик, не более того, а я оказался настоящим Бельмондо…

Я не выдержал и прервал Бориса:

- Молодец, Боря, мужик, уважаю. Я, если честно, не пошел бы. Могли бы так накостылять, тем более что и место подходящее. Как это ты не забоялся?
- Очень правильный вопрос. Я и сам в жизни бы не пошел. Что я, самоубийца, что ли? Просто одно волшебное слово услышал. Зрение у меня не очень, зато слух хороший.
- Какое волшебное слово?
- Пока Лариса объясняла мне схему обхода, я, среди смешков и мата, из под моста, тихо, но отчетливо услышал, случайно сказанное, волшебное слово - «Мейерхольд»…

В городе Нью Йорк, как и в других городах соединённых штатов, каждый год проводят олимпиаду по науке и технике среди учеников старших классов. Во время олимпиады старшеклассники города Нью Йорк соревнуются в сотни разных конкурсов по физике, химии, биологии, а также технике: запускают самодельные самолёты, парашюты, машины, ракеты, антигравитационных роботов, и многое другое.

В городе Нью Йорк есть школа Стайвесон. В школу Стайвесон принимают на основании экзаменов и собеседований. В школе Стайвесон есть специально оборудованный стеклянный корпус набитый лабораториями и мастерскими в которых есть всё, то есть вообще всё. Если вы хотите собрать орбитальную станцию, то именно в школе Стайвесон вы найдёте всё необходимое оборудование. В этих лабораториях есть переманенные из силиконовой долины учителя, которые посвящают всё своё время для подготовки команды для городской олимпиады. Ученики школы Стайвесон всегда занимают первое место в городской олимпиаде по науке и технике.

Ещё в городе Нью Йорк, на самой его окраине, есть школа с оригинальным названием 153. В этой школе есть подвал в самом конце которого есть небольшая мастерская набитая ржавыми пилами, стёртой наждачной бумагой и прочим хламом. В этом подвале есть я, не совсем двуязычный сын не совсем русских родителей. Ещё там есть Крис -- сын корейских иммигрантов которые дали ему "хорошее английское имя" и Доркас, которой корейские родители тоже хотели дать "хорошее английское имя" но у них это не совсем получилось. Мы и есть олимпийская команда школы 153. Конечно есть и другие члены команды, тоже дети корейских иммигрантов, но к этому рассказу они имеют только косвенное отношение. Есть и мистер Браун, учитель физики на которого администрация школы навесила нашу олимпийскую команду. Он зевает, нервно отхлёбывает из фляжки, и ровно в 5 выгоняет нас всех из мастерской, потому что ему домой пора.

К последней олимпиаде мы с Крисом готовили самолёт. Вернее не самолёт, а планер. Какой мы сконструировали планер! Мы выпилили его из тонкой фанеры и он должен был продержаться в воздухе дольше всех других планеров и главное дольше планера школы Стайвесон. Главным в этом планере были крылья. Крис вытачивал их на протяжении трёх месяцев. Последние две недели он шлифовал эти крылья тончайшей наждачной бумагой. Они весили одинаково с точностью до миллиграмма. В сечении эти крылья имели форму плавной дуги которая должна была придать подъёмную силу нашему самолёту.

За неделю до соревнований мы стали проводить испытания. Наш планер красиво парил в воздухе, но в зависимости от угла запуска мог продержался в воздухе от 30и секунд до нескольких минут. Поэтому Крис запускал его снова и снова, пытаясь подобрать идеальный угол запуска. За три дня до олимпиады случилась катастрофа. Крис попробовал особо острый угол атаки и планер неуклюже нырнув врезался в пол и распался на куски; крыло дало трещину.

На Криса было страшно смотреть. Впервые в жизни я увидел как меняется лицо человека у которого всё рухнуло. Склеить было нельзя-- перевес дал бы крен. Заменить? У нас была ещё одна заготовка планера, совсем необработанная и другого размера, а до соревнования оставалось три дня. "Это соревнование вы просрали," резюмировал мистер Браун,-"не майтесь дурью, помогите лучше ребятам с антигравитационной машиной," и нервно отхлебнул из фляжки.

Крис конечно помочь никому и ни с чем не мог. Он сидел сгорбившись на табуретке и тупо смотрел перед собой. У него тряслись руки. Я поискал глазами Доркас и обнаружил её в самом конце мастерской, склонённой над нашей второй заготовкой. Она упрямо шлифовала крыло. Я не буду описывать как мы доделывали второй планер за два с половиной дня, как вышел из ступора Крис и присоединился к нам с Доркас, как мы провели мистера Брауна и остались в мастерской на ночь. К субботе у нас был новый планер. С крыльями примотанными липкой лентой ему было далеко до нашего предыдущего красавца и на первое место рассчитывать не приходилось, но он летал.

По дороге на соревнования я понял что Крис всё-таки надеется войти в верхнюю десятку с нашим планером. Мне это казалось безумием, ведь соревнуются сотни школ, но мечтать не запретишь. На соревновании у нас было три попытки и результат усредняли. Наш не совсем эстетичный планер парил весьма не плохо. В конце соревнования объявляли результаты, зачитывая имена учеников и названия школ вошедших в верхнюю десятку начиная с конца: 10, 9, 8, 7... когда дошли до пятого места Крис совсем сник, в верхнюю пятёрку наш планер никак не мог попасть. Когда объявили "второе место: Стайвесон," Крис уже направлялся к дверям. Когда объявили "первое место: Крис Ли, 153я школа" Крис взмыл не хуже своего самолёта.

Мечты детства

Когда я был маленьким, то очень увлекался историей. Книжки в доступе были и я в свободное время и во время каникул на даче читал запоем, при этом тщательно запоминая даты и факты. В общем, годам к 12 мое образование было на уровне 1 курса исторического факультета как минимум. Времена были непростые, на дворе 94 год, и вместо сегодняшних курортов мы с мамой на каникулы едем к родственникам в Питер.
Благо, дешево и есть где «окультуриться». В нашей программе, кроме досконально изученных музеев из «первой пятерки», был Артиллерийский музей. Экспозиция его была очень обширной, но в отличие от своих более известных массовым посетителям собратьев он общенародной любовью в те годы не пользовался. Иными словами, собрать экскурсионную группу «не представлялось возможности». Но я не просто увлекался военной историей – ваш покорный слуга к 12 годам изучил множество книг и даже несколько серьезных научных работ по вопросам артиллерийского дела в России и мог поспорить со студентом инженерных курсов, если таковые были на тот момент в России.
В общем, моя мама сделала ход конем по прямой – пошла в экскурсионное бюро и рассказала все как есть. Что, дескать, хочет оплатить мне индивидуальную экскурсию по музею. В бюро ей объяснили, что правили есть правила, и экскурсия возможна только для группы не менее 10 человек. На вопрос, можно ли сделать индивидуальную, так как других желающих нет, глава экскурсионного бюро оценивающе посмотрела на нас – мы явно не тянули на жену «нового русского» с сыном, которым батя строго-настрого наказал «позырить какие стволы были у братвы в прошлом». Иными словами, начала маму всячески убеждать, что индивидуальная экскурсия есть буржуазное проявление и все тому подобное. В общем, мама не выдержала. Она прямо рассказала, как я интересуюсь историей и перечислила книги, которые я читал. Мои глаза дополнили картину – лицо женщины изменилось и она сказала «Ждите», уйдя куда-то наверх по мраморной лестнице.
Через 5 минут она спустилась и повторила «Ждите», но как-то торжественно. Я искренне стал ждать. И не ошибся. По лестнице раздались громкие и звонкие «цоки» каблуков офицерских ботинок. И вдруг… да, передо мной появился ОН – Генерал–Лейтенант, директор музея, который лично спустился, чтобы провести мне индивидуальную экскурсию по своему музею. Свои чувства я описать не смогу – у меня просто не хватит слов. На прощание он подарил мне пачку календариков, которые я иногда перебираю до сих пор. И понимаю, что это те чувства, которые сейчас не купишь ни за какие деньги.

КОШКА С ПОНЯТИЕМ
Моя кошка научилась лапой включать свет. Включает его независимо от времени суток и сидит с довольной мордой на спинке дивана. В воспитательных целях ткнул её носом в выключатель, затем больно щёлкнул пальцем по уху: "Больше так никогда не делай!".
Теперь она, включив свет, прячется под диван...

Не мое.
Несколько лет назад, сразу после Нового года я прилетел в Германию и
взял напрокат маленькую тачку. Но - вместо обычной хлюпающей
погоды ударил морозец градусов в 10. Дорожные службы сработали с
немецкой аккуратностью и залили автобаны своим гнусным жидким реагентом.
Шоссе стало чистым и мокрым. Стекло основательно засиралось уже через
пару километров.
А по закону подлости в бачок омывателя была залита жидкость для
температуры до -5 градусов, которая, естественно, замерзла. Ехать надо и
ехать нельзя. На каждой заправке пытался отчистить стекло, но этого
хватало ненадолго. Отогреть же трубки, чтобы залить морозоустойчивую
жидкость, горячей водой на заправках не удавалось. Решил, что приходит
п...ц. Но вдруг у дороги увидал самодельный плакат с корявой
надписью - оттаивание омывателей стекол на стоянке через два
километра.
Подъезжаю и вижу очередь товарищей по несчастью, таких же рас...ев
с замерзшими омывателями. Смотрю технологию - примитив страшный,
до которого может додуматься только прошедший армию российский человек!
Трое ребят где-то взяли большие куски широкой полиэтиленовой пленки и
просто плотно, мешком, закрывали капот и переднюю часть машины, и велели
запускать мотор на холостых.
Через 10-15 минут температура в радиаторе поднималась до 100 градусов,
включался вентилятор, все оттаивало, старая жидкость выгонялась и
заливалась свежая морозоустойчивая.
У них было три поста и стояла очередь.
Услуга стоила 50 марок, платили все очень охотно и уезжали страшно
довольные.
Русских я узнал сразу. Потом спросил - полицаи не цеплялись? Ведь
у них и реклама запрещена вдоль дорог и работали они без разрешения, по
германским законам страшное преступление.
А ребята ответили, что полицейские просили их ни в коем случае не
прекращать работу и даже предложили сами съездить за жидкостью.

Про политкорректность

Леха, который Токамак в Шатуре строил, а с 92-го года математику в
Германии развивает и преподает, рассказал:
- У нас в городке 30 тысяч человек всего, и у меня реноме такого
странного русского.
А надо вам сказать, что внешний вид у Лехи - Ванек-Ваньком - только
глаза выдают уникальный ум.
Так вот:
- И собирали,- рассказывает,- у нас в рамках какой-то евроакции
гуманитарную помощь для албанских беженцев.
"Вы,- спрашивают,- Алексей, по всей видимости участия принимать не
будете?"
"Нет",- говорю.
Многие губы поджали, чуть заметно головами... чуть-чуть. Недосказанность
какая-то возникла.
Ну я и решил объясниться. У немцев-то - комплекс вины перед евреями. А
я-то - не немец, я - русский, нам евреи революцию помогали делать, а мы
их из печей немецких спасали. Так что, я считаю, могу говорить то, что
думаю. Я и говорю:

- Вот если бы собирали на патроны для сербов, то я бы поучаствовал...
Кстати, это заодно решило бы и проблему ваших албанских беженцев.

И повисла мертвая тишина.

Родственники городские завели кошку, а она давай им котят родить каждые
полгода.. не успевают по знакомым распихивать. Замучившись, решили кошку
в деревню отдать, нам, то есть. Взяли мы животинку. А она, кроме как с
котами путаться, ни к чему не приучена. Мышей, например, пугается. А в
качестве пищи их совсем не рассматривала.
И что придумал мой благоверный. Обругав дармоедку, стал ловить ей мышей
сам. Та их внимательно расссматривала, трогала лапкой, удивлялась. Но
кушать просила Вискас. Тогда следующая мыша была богато намазана маслом.
Вот под масло мышка пошла хорошо!! следующая тоже была съедена с маслом.
Началось невероятное, кошка требовала мышей с маслом! муж задолбался их
ловить, а я возмущалась странным воспитанием кошки.
Когда масло в доме кончилось, кошка поймала сама свою первую мышку!

Про психиатрию.
В мед. институте учился в нашей группе парень, который еще на втором
курсе нацелился в психиатры и к цели своей шел решительно. А именно:
посещал различные конференции и семинары, а также СНО на кафедре, и,
особенно не наглея, забивал на все, что к психиатрии не относится.
Соответственно, и характер у него постепенно менялся в сторону глубокой
профессиональной деформации. В том числе появилось некое созерцательное
спокойствие в сочетании с глубоким знанием человеческой сущности.
Так вот, сидим мы как-то группой, треплемся о всякой всячине. В том
числе зашел разговор об особо буйных пьянках с привлечением милиции для
усмирения. Юноши, отчаянно привирая, хвастались своими подвигами,
прозрачно намекая на то, как лихо они могут сделать занюханных стражей
порядка, отстоять свое гражданское право не снимать носки в вытрезвителе
и т. п. Будущий психиатр, вяло улыбаясь, разглядывал нас с
полупрофессиональным интересом. И тут единственная среди нас замужняя
барышня (такая трахнутая - во всех смыслах этого слова - курочка в
очках) вспыхнув, нервно зачастила, что милиция устраивает беспредел,
хватает людей прямо на улице, и ее мужа тоже
забрали-задержали-обесчестили, и ах, какие были проблемы! Все в легком
шоке переглянулись, ибо муж данной барышни больше всего напоминал
хомяка-переростка и помимо незначительного интеллекта отличался только
тем, что с дивана его в голодный год тазиком пельмешек не сманишь.
Группа, нехорошо оживившись, стала допытываться, чего же такого сделал
муж, что его в отделение забрали? Барышня, красная, потная и
взъерошенная, наотрез отказывалась признаваться, истерически вскрикивая
что-то несвязное о диких проблемах, знакомых в высших эшелонах власти,
а то бы ужас что. Постепенно все обескураженно затихли, поскольку
создалось четкое ощущение, что мужика замели с пакетом наркоты или
малолетней проституткой, и все действительно ОЧЕНЬ серьезно. Кое-кто
начал робко успокаивать нервную супругу арестанта в том смысле, что от
сумы, да от тюрьмы, и вроде как амнистию обещали... Будущий психиатр
меланхолично нас успокоил из своего угла: "Да за что этого мудака
забирать? Ссал, поди, в подъезде..." "Ну, не в подъезде..." -
возмутилась барышня и быстренько заткнулась в общем хохоте.

Помните анек про собаку, которая гонялась за запорожцами, ловила их и
закапывала на огороде?
Так вот, кобелю 15 лет. Я знаю, кавказцы так долго не живут, но он
живет... Физически еще вполне, но крыша в старости поехала, особенно на
почве еды - стал красть. Причем даже не крадет, а просто берет со стола,
и смотрит так печально - "дайте мне умереть спокойно"... Короче, стал
проситься на улицу - пустила его погулять. Обычно возвращается через 5
минут сам, а тут - полчаса нету. Стала волноваться - он ведь еще и глухой
к тому же, мало ли... Смотрю - идет. Довольный, молодой походкой и что-то
несет в зубах. Положил на крыльцо и вошел в дом.
Птичья кормушка из металлической сетки с куском хлеба внутри.
Типа "я - добытчик, принес, вы уж сами вынимайте и делите".

"Тормоза" встречались среди всех.

Но самым выдающимся, о ком впоследствии слагались легенды, был тихий,
щупленький и неприметный паренек из Орловской области Андрюша Торопов.
Пожалуй, ему пришлось в карантине тяжелее всех.
Пять часов ежедневных индивидуальных строевых занятий способны из кого
угодно сделать идиота с оловянными глазами, четко и тупо, на одних
рефлексах, выполняющего получаемые команды.
Но только не Андрюшу Торопова. Применительно к нему поговорка про зайца,
которого можно научить курить, давала сбой.
Для понятий "лево", "право" в его голове места не находилось. Текст
присяги дальше слов "вступая в ряды" объем его памяти усвоить не
позволял.
Сержанты работали с ним испытанным, казалось бы, ежовско-бериевским
методом — конвейером, сменяя друг друга каждый час. Капитан Щеглов
приказал любым способом подготовить бойца к присяге.

Зуб фломастером нарисовал Андрюше на кистях рук буквы "Л" и "П". Этакие
"сено-солома" на современный лад. При команде, например, "Нале-во! "
предполагалось, что боец посмотрит на свои руки, увидит, на какой из них
буква"Л", соответствующая понятию "лево" и повернется в требуемую
сторону.
Андрюша же угрюмо рассматривал свои руки и затравленно двигал губами.
Потом поворачивался кругом.

Роман на второй уже день отказался его бить, сославшись на бесполезность
метода и полученную травму руки.

Последним сдалась даже такая глыба, как сержант Рыцк.
Занимаясь как-то с Андрюшей поворотами на месте в ленинской комнате
(снаружи шел сильный дождь), Рыцк заявил, что у него поседели на заднице
волосы, сплюнул на пол, и уже выходя, в сердцах бросил, указывая на
огромный гипсовый бюст Ленина в углу:
— Если ты, Торопов, такой мудак, подойди и стукнись головой о Лысого!
Может, поумнеешь хоть чуть-чуть после этого.
И, собираясь хлопнуть дверью, в ужасе обернулся.
Чеканным строевым шагом рядовой Торопов подошел к гипсовой голове вождя,
отклонился чуть назад...
Два лба — мирового вождя и орловского паренька, соединились.
Удар был такой силы, что вождь развалился на две половины, каждая из
которых разбилась потом об пол на более мелкие части.

Рыцк перепугался тогда не на шутку.
Замполит полка, подполковник Алексеев, долго выискивал подоплеку
антисоветского поступка солдата. Вел с ним задушевные разговоры. Угощал
чаем. Потом кричал и даже замахивался.

Андрюша хлопал глазами. Обещал, что больше не повторится.
Самые нехорошие слова замполит уже произносил не в его адрес, а врачей
призывной комиссии.

На стрельбище, зная успехи Андрюши в изучении матчасти, народ ждал
зрелища.
Андрюша не подвел.

Автомат ему зарядил лично начальник полигона, заявив, что до пенсии ему
год, и поэтому "ну его на уй! ".
Бойца под белы рученьки уложили на позицию, и с опаской подали оружие.
С двух сторон над ним нависли Щеглов и Цейс. Помогли справиться с
предохранителем.
Тах! Тах! Тах!
Тремя одиночными Торопов отстрелялся успешно, запулив их куда-то в
сторону пулеулавливающих холмов.
Дитя даже улыбнулось счастливо.
Следующее упражнение — стрельба очередью по три патрона. Всего их в
магазине оставалось девять. Три по три. Все просто.

Потом Щеглов и Цейс долго еще спорили до хрипоты, кто из них прозевал.

Андрюша решил не размениваться. Выпустил одну длинную. Все девять.
Причем при стрельбе он умудрился задрать приклад к уху, а ствол,
соответственно, почти упереть в землю.
Земля перед ним вздыбилась пылью.
Народ оторопел.
Упасть догадался лишь начальник полигона. Остальные тоже потом попадали,
но когда все уже закончилось.
Чудом рикошет не задел никого.
Визгливо так, истерично посмеивались.
Сдержанный ариец Цейс оттаскивал от Андрюши капитана Щеглова.
Тот страшно разевал зубастый рот и выкрикивал разные слова. Слово "уй"
звучало особенно часто.

Где бы еще, как не в армии, благодаря рядовому Андрюше Торопову я понял
истинное значение глагола "оторопеть"?

Когда на присягу к Андрюше приехал отец, совершенно нормальный, кстати,
мужик, к нему сбежалось чуть ли не все командование части. Главный
вопрос задал наслышанный о новом подчиненном командир части — полковник
Павлов. Что же нам, блин, теперь делать. "Подлянку вы нам сделали,
уважаемый папаша, большую", — добавил Щелкунчик.
Андрюшин отец виновато вздохнул и изрек:
— Я с ним 18 лет мучился. Теперь вы два года помучьтесь. А я отдохнуть
имею право.
И уехал.

(c) Вадим Чекунов
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=85527

Начало восьмидесятых. Иркутск. Общежитие университета им. А. А. Жданова.
На втором этаже в тот год среди девчоночьего контингента жили несколько
десятков студентов геологического факультета, в-основном, мужиков, на
3-4 математики - вперемежку девичьи и мужские комнаты, а вот пятый этаж
как-то так получился чисто женским. Там даже мужского туалета, по-моему,
не было, а девчонки по вечерам ходили друг к другу в гости в ночнушках.
Это описание антуража, теперь - атмосфера. До перестройки еще пять лет,
у власти Андропов, все студенты - комсомольцы, у каждого личный
комплексный план и соцобязательства, между факультетами, группами и
этажами общежития - соревнования по любому поводу.

И вот студсовет общаги объявил конкурс политического плаката между
этажами (стимул - дискотека). Плакат пятого девичьего этажа произвел
фурор. На нем был изображен силуэт, отдаленно напоминающий ядерный гриб,
и очень сильно - фаллический символ. Над ним большими буквами краснела
надпись, цитата из песни: "Встанем как один, скажем: НЕ ДАДИМ". На
остаток цитаты места не осталось, поэтому слова "вновь войну разжечь"
были написаны мелко и убористо в самом низу плаката. Впрочем, до них
никто уже не мог дочитать. Все валялись и стонали.

В США осудили подростка на 2 года за издевательство над животными. Он
купил стопку разноцветной бумаги, посадил на нее хамелеона и стал
выдергивать по листу. Хамелеон успел поменять цвет 19 раз, после чего
позеленел и умер.

Большая станция метро в Кельне. Огромная толпа людей. Все торопятся на
работу. Проход к эскалатору загорожен. Недовольные пассажиры читают
плакат: «Из-за ремонтных работ этот эскалатор временно не работает.
Пожалуйста, используйте другой путь к поездам. Для этого вам нужно на
эскалаторе вернуться на улицу. Затем дойти до перекрестка, перейти
улицу. Пройти еще пятьдесят метров направо, спуститься вниз на
эскалаторе, пройти подземный переход и спуститься на нижний уровень на
левом эскалаторе. Благодарим за понимание».
Ниже на плакате фломастером написано на русском языке: «Совсем охуели?»

Если кто не знает, Зимняя гавань в Либаве, место стоянки ОВРа (Охрана
Водного Района), примыкает вплотную к жилым кварталам. В 70-80 годы
слово «стеклопакет» было совершенно неизвестно аборигенам и поэтому
жители окрестных домов всегда были в курсе перипетий швартовки МПКашек
(Малых Противолодочных Кораблей)в любое время дня и ночи благодаря
отличной работе громкоговорящей связи. А надо сказать, что обстановка
там весьма нервенная. Для того, чтобы проникнуть в акваторию, кораблю
приходилось сперва идти носом прямехонько на бетонную стенку с
переменными глубинами (из-за наносного песка) и буквально в нескольких
метрах от нее поворачивать на 90о влево для прохода собственно в ЗГ.
Бессмысленно упоминать, что если ДГ (дизель - генератор) вдруг
вырубался, начисто обесточивая корабль, то происходило это всегда за
считанные мгновения до поворота. Правда, нет худа без добра - на всех
кораблях умели переходить на ручное управление так быстро и ловко, что
Акопян просто отдыхает. Понятно, что кэпы к заключительному этапу
швартовки подходили в несколько взвинченном состоянии и за лексикой не
следили. Городские власти не успевали переправлять в штаб Лиепайской
базы многочисленные жалобы аборигенов с подробным перечислением слов и
выражений, значения которых они не могут объяснить ни женам, ни детям.
Естественно, флотоводцы адекватно реагировали. По установившейся доброй
традиции каждый разбор похода завершался вставлением комдивского
пистона, вернее вазелиновой свечки (как более мягкий вариант) в
соответствующее отверстие на теле командира за неумение сдерживаться в
выражениях.
Я тогда только вылупился из училища и был еще синим, как пятирублевка
(полагаю, что зеленые как трехрублевка новички бывают только в пехоте).
В конце первого же выхода в море(а ОВРу гоняют как собак по всякому
поводу), меня вызвал на мостик Женя, командир, сунул в руки микрофон
громкоговорящей связи и сказал: «Держи, лейтенант, будешь мои команды на
русский переводить». Ну и пошло: «! »№;%:? *())(*? :%;№» - «Подать
носовой», «Мама……. бабушка………. тетка………» - «Подать кормовой», «…. асы…….
ец………. дуи……на……» - «Обтянуть носовой» и пр. И пришвартовались. На
разборе все смотрели на моего кэпа с нескрываемым уважением: «Женя, как
тебе удается швартоваться так, что ни одного слова на французском не
слышно? » «Ну, ребята,- отвечал степенно Женя,- мы же командиры, должны
быть сдержанными, надо подчиненным пример подавать»
OldSalt

Дело происходило на Кавказе в советские времена в военкомате. Майор по
фамилии Курочкин беседует с будущими защитниками Родины. Заходит
очередной призывник, представляется: призывник Мэлсик Джапаров.
Майор Курочкин задает вопрс:
- Где желаете служить, товарищ призывник?
Как будто от ответа призывника действительно зависело место его службы.
Но, купившись на дружеский тон майора, Мэлсик Джапаров искренне ответил:
- Конечно, дома хочу!
Курочкин хищно улыбнулся и спрашивает:
- А что у тебя за имя такое странное - Мэлсик?
- А это очень просто, товарищ майор. М - Маркс, Э - Энгельс, Л - Ленин.
- А ИК что означает? - спросил любопытный майор Курочкин.
Остроумный горец ответил:
- И Курочкин.
Парень остался служить дома.

Кузя.

Свадьба закончилась, разъехались гости и дочь переехала к мужу. В квартире
опустело. Неделю промаявшись в тишине, мы с женой решили купить животное.
Предполагалось, что оно станет достойной заменой дочери и не даст угаснуть
родительским рефлексам - кормить, дрессировать, выводить погулять и убирать
нагаженное. Но, в отличие от дочери, животное не будет огрызаться, воровать
мои сигареты и шуршать по ночам в холодильнике.
Кого будем покупать, еще не решили, и планировали определиться по месту.
В воскресенье мы с женой поехали на Птичий рынок. Возле входа продавались
симпатичные морские свинки. Я вопросительно взглянул на жену. - Не пойдет, -
отрезала она. Наша была сухопутная. Рыбки отпадали из-за своей молчаливости.
Попугаи, похожие раскраской и болтливостью, вызывали у жены аллергию
на птичий пух. Мне понравилась мартышка. Ее ужимки напоминали дочь в период
полового созревания. Но жена обещала лечь между нами трупом. Пришлось, как
обычно, уступить. Ну и ладно. В конце концов, с этой обезьяной мы знакомы
едва ли пять минут, а к жене я уже привык. Оставались собаки и кошки.
Но с собаками надо по утрам гулять. А кошек я отсек сразу. Что-то я себя плохо
представляю в роли продавца котят у метро. Да и ведут себя кошки отвратительно,
когда им кота хочется, а хотят они его непрерывно. Итак, коты.
Нашего Кота мы узнали сразу. В плексигласовом аквариуме лежал средних размеров
комок серого меха. Его облепили несмышленые котята и тыкались носом в брюхо.
Кот спал. Наверное он был очень добрым и не прогонял котят. На аквариуме висела
табличка - «Кузя». Продавец рассказала трогательную историю, что кота продают
из-за того, что в доме подросла собака и не дает ему житья. Внешне наш избранник
казался породистым персом. Но документов, подтверждающих, что сплющенный нос
не родовая травма, а признак породы, не было. То ли сгорели бумаги при наводнении,
то ли утонули при пожаре. По пропавшим документам кота официально величали Кайзер,
но он легко отзывался на «Кузю». И мы его купили.
Поднимаясь в подъезде по лестнице, жена ехидно поинтересовалась: - А ты уверен,
что он не кастрированный? Я напрягся. Не то, чтобы я плохо отношусь к сексуальным
меньшинствам, просто кот должен быть Котом. И при каждом удобном случае обязан
делать котят. А кастрировать животное, по-моему, вообще последнее дело.
Я распластал Кузю прямо на лестнице и, не взирая на его протесты, провел первичный
урологический осмотр. В полумраке подъезда закрытые мехом кошачьи гениталии
визуально не просматривались. Все толстенькое пушистое брюхо было в свалявшихся
комках шерсти и казалось, что яйца росли по всему животу. Тщетно пытаясь вызвать
в себе чувства зоофила, я провел рукой по кошачьей промежности. Кот взвыл, но яйца
я кажется, нащупал.
В этот день с ревизией холодильника к нам в гости заявилась дочь. Увидев Кузю,
она оставила в покое изрядно обглоданный тортик и напала на зверя. Вдвоем
с мамашей они засунули его в ванну и отмыли детским шампунем. Кот противно
помявкивал. Потом его спеленали и, растерев моим полотенцем, высушили феном.
Принявшего достойный вид Кузю жена стала расчесывать, выстригая свалявшиеся
комки шерсти.
Идиллия раскололась душераздирающим мявом и грохотом. Прозвенели стеклянные
брызги и раздался вой. Я отставил пиво и не спеша прошел в комнату. Жена сидела
на диване и в такт своим подвываниям покачивалась, вытянув на коленях руки
с набухавшими кровью царапинами. Рядом валялись ножницы и клочья кошачьей шерсти.
Мы с дочерью столпились у тела пострадавшей.
- И что случилось?
Жена посмотрела на нас тоскливыми глазами и снова взвыла:
- Я-а-а-й-ц-а-а.
- Что яйца?
- Оторва-а-а-ались.
- Откуда?
- От кота-а-а-а.
Я далек от медицины, но у меня есть стойкое подозрение, что яйца просто так
не отрываются. Даже у котов. Даже если за них дернуть. Долго и безуспешно сквозь
рыдания я пытался понять, что произошло. По натуре я добрый человек, поэтому
мне ужасно хотелось придушить любимую. Мне всегда хочется убить рыдающую женщину.
Из чувства сострадания. Как тяжелораненого бойца, чтобы она не мучалась сама
и не рвала стонами душу окружающим.
Наконец жена раскрыла крепко сжатые до этого кулаки. На окровавленных и мокрых
от слез ладонях, лежали два пушистых комочка. Серая шерстка на них поблескивала
капельками крови. Оказалось, что когда жена выстригала колтуны между задними
лапами, кот дернулся. Она же, ранее нацелившись ножницами на свалявшийся комок
шерсти, по инерции состригла то, что туда попало. А попали, с ее слов, туда именно
яйца. Сквозь слезы и непрерывно текущие сопли удалось разобрать, что кот взревел
от боли и спрятался под диваном, предварительно расцарапав в кровь руки жены.
И, естественно, по пути разбил вазочку. Если честно, то на его месте за отрезанные
яйца я откусил бы голову и разгромил всю квартиру. О чем и сообщил жене, вызвав
новый всплеск истеричного воя.
Мы с дочерью вооружились шваброй и залегли на полу. Под диваном, в самом
дальнем и пыльном углу янтарем светились глаза новоявленного кастрата. Кот недобро
урчал. Как мужик мужика я его понимал. На ласковые призывы, подкрепленные
сосисками, он не реагировал. Дочь осторожно подпихивала Кузю шваброй к внешнему
краю дивана, а я пытался прихватить жертву доморощенного хирурга за выступающие
конечности. Котяра оказался на редкость сметливым и не расслаблялся. Он непрерывно
огрызался и стучал лапами по деревянной ручке, оставляя на ней глубокие царапины.
Наконец, он удачно вцепился когтями в швабру и подъехал на ней поближе. Боже,
в каком он был виде! Сумасшедшие ярко желтые глаза. На морде и усах паутина,
на хвосте столетняя поддиванная пыль. За полчаса общения с моей женой из красавца
перса он превратился в бомжеватого кастрата. Мне взгрустнулось от пришедшей
в голову аналогии.
Я прижал к себе настороженно затихшего зверюгу и успокаивающе почесывал за ухом.
Понемногу Кузя успокоился, напружиненные лапы расслабились... и он хрипло замурчал!
Мурлыкал он громко, слегка прикрыв глаза. Похоже жена что-то напутала - надо быть
последним идиотом, чтобы мурлыкать после кастрации. Дражайшая встала на цыпочки,
и пытаясь разглядеть увечья, как обычно, несла чушь:
- Ему плохо? Он хрипит? Я вызову скорую!
Кот открыл мутный глаз и, разглядев мучительницу, напряженно затих. Похоже, он
и впрямь собирался захрипеть. Я разогнал женщин и отнес кота на кухню.
Мы пили с ним пиво и снимали стресс. Я рассказывал ему, как тяжело живется
мужику, когда в доме одни бабы. Кузя понимающе взмуркивал. Казалось, что мы нашли
общий язык. Минут через десять котяра валялся кверху брюхом у меня на коленях.
Его мурлыканье согревало душу. Взаимное доверие подошло к стадии выяснения
интимных подробностей. Меня волновало, не повредила ли жена мужское достоинство.
Кот распростер лапы и я углубился в осмотр. Яиц не было. Я еще хлебнул пивка
и снова разгреб шерсть. Яйца не появились. И, судя по всему, их никогда и не было.
У меня на коленях лежала кошка. Достаточно крупная для женского пола, симпатичная
персидская кошка. С округлившимся животиком. И то, что жена отрезала, очевидно
было клочками свалявшейся шерсти с кровью от царапин.
Мы не пошли бить морду продавщице за подлый обман. Общие с кошкой переживания
нас сроднили. И зовут ее теперь не Кузя.
А вчера у Козы родилось четыре пушистых котенка. У нас в доме снова дети.

Михаил.

Реальный случай в аптеке.

Часов 8 утра... Очередь из бабулек и дедулек в ручной отдел.
Заходит парочка (парень с девушкой, лет 18 каждый).
Девушка (бодреньким голоском):
- У вас презервативы есть?
Аптекарша ей показывает витрину, где лежат все образцы.
Пока девушка занимается выбором нужного изделия, к той же аптекарше
подходит парень и тихо так с надеждой в голосе:
- А снотворное?

Давно это было...
Электричка. У схемы остановок стоят, покачиваясь, два изрядно пьяненьких
мужичка, один с поднятой головой, другой - с опущенной. Первый громко
читает схему, второй комментирует:
- Пушкино!
- Хуюшкино!
- Фрязино!
- Хуязино!
- Загорск!
- Хуерск!
- Красноармейск!
-... Х... Ик... (голова поднимается, изумленный взгляд) - А на хуя нам
туда ехать?!!

Мистер Эндорфин.
Однажды во время дальнего автопутешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе. Приятель заказал хот–дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот–доги тут понимают буквально и подают разогретых собак.
"Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?”
«Мистера Эндорфина на тебя нет», — ответил приятель.
«Кого — кого?» — переспросил я.
Так я узнал про Мистера Эндорфина.
Приятелю готовили его хот–дог, а он рассказывал. Хот–дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все–таки пришлось ловить собаку.
"У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — читать дальше

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru