-
11 2017 .


Первые десять лет жизни он был просто Кот. Сильная, наглая тварь серо-коричневого окраса, с плотной длинной шерстью, сбившейся на боках в вечные колтуны. Непроходящие глубокие царапины на морде и изодранные в лохмотья уши придавали ему совершенно бандитский вид. На просторах нашей старой и запущенной квартиры он, как гордый и свободный нохча, жил грабежом и разбоем. За ее пределами не брезговал и насилием. Требовал соблюдения прав и клал свой маленький, но изрядно натруженный %уй, на все обязанности. Будучи центровым по району, он немилосердно пи%дил всех окрестных котов, совершенно неадекватно отвечая на малейшие поползновения в свою сторону. Порой казалось, что в него вселился несгибаемый дух великого каратиста Масутацы Оямы, именно с таким неистово-киокушиновским напором бросался он на всех соперников, сметая их, разметая в пух и прах даже мысли о каком-то сопротивлении.
Имя у него появилось лишь тогда, когда подросла дочь, и назвала его для унификации Тима, так же как и тещиного домашнего засюсюканного уйобка, вечно ссущего под диваном. Кот же был суров. Принимая меня за равного, жену и дочь он определенно ставил ниже себя в семейной иерархии и относился к ним со снисходительным презрением. Малая, подрастая приняла такой расклад как есть , жена же, получив в руки штурвал управления мною, попыталась было с наскока подмять под себя и Кота. Однако, %уй.
Натыкаясь в финальной стадии бурного медовомесячного соития на угрюмо насупленный, как у седьмой бэхи, полуприщур, сквозь который Кот брезгливо наблюдал за хозяйской потной возней, она каждый раз смущалась, и прервавшись на полуфрикции запахивалась в простыню, требуя убрать это наглое животное . Добившись нужного результата Кот задрав хвост уходил сам.
Гордость никогда не позволяла ему просить, он всегда или требовал или брал с боем. Заботливо положенная женой в чистую мисочку еда заветривалась и пропадала. Голодный и злой, он снисходил до участия в семейном обеде: усевшись перед столом на свободный табурет клал голову на стол и закрывал глаза, демонстрируя полное безразличие к происходящему. Но стоило отвлечься лишь на секунду – из под стола стремительным хуком вылетала растопыренная, с выпущенными когтями, лапа и неуловимым движением выхватывала с ближайшей тарелки котлету или сосиску. Такую же точно, как в его миске. Заслуженно получив от меня увесистого пинка, он не выпуская добычу пролетал юзом кухню и прихожую и с грохотом врезавшись в дверь ванны как ни в чем не бывало поднимался и гордо задрав хвост шел обратно, чтобы у моих ног спокойно съесть честно заработанный кусок. Мы, несмотря ни на что, уважали друг друга, но и правила тоже надо было соблюдать. Закон есть закон.
Он был из первого помета соседской кошки. Первый помет как говорят всегда самый сильный. Три серых дымчатых и один грязно-коричневый. Наглым он был с рождения – в то время как другие котята ,найдя свободную сиську затихали и насыщались, он возмущенно пищА ползал вокруг мамаши, игнорируя свободные соски, до тех пор, пока не отгонял кого-нибудь из братьев и не занимал его место.
Рыба была его страстью. Любая: жареная, вареная, соленая, мороженная, протухшая. Но особенно живая. Еду он добывал виртуозно. Как опытный футболист при подаче углового, сломя голову летел на звук открываемого холодильника и путаясь под ногами пытался в суматохе реализовать розыгрыш стандарта. Ни один факт изъятия чего-либо съестного не приходил мимо его нарочито безразличного взора. Все забытое или оставленное хоть на минуту становилось его законной добычей. Поэтому мясо и рыба путешествовали по дому в короткий пас, как шарик у базарного наперсточника, не оставаясь неприкрытыми ни минуты.
Рыба же его чуть не сгубила. Спи%див как-то ночью у соседей через открытую форточку отрезанный хвост здоровенного, килограмма на три чебака, он припер его конечно же домой, и попытался съесть на ковре в гостиной. Банкет закончился тем, что одна из костей, застряв в горле, проткнула ему пищевод и трахею. Я нашел его около шести утра в забившимся под кухонный уголок. Изо рта шла пена, и сам он был похож на рыбу-шар. Часть выдыхаемого воздуха через дырку поступала под кожу, и Кот надувался буквально на глазах.
Было утро субботы. Ветеринарка в этот день работала с 12-ти. Нужно было срочно принимать меры.
Роль спасителя была возложена на соседку – 75 летнюю еврейку, гинеколога в отставке. Разбуженное ни свет ни заря, бабушко-божий одуванчик с голубыми волосами немного поворчало, но отказать не смогло. Тщательно, по Спасокукоцкому-Кочергину , вымыв желтые костлявые ручонки, и надев резиновые перчатки, потухшее светило отечественной гинекологии уверенным шагом победителя вошло на кухню.
-Котик, открой-ка ротик.
В руке ее в лучах восходящего солнца блистало полированной нержавейкой нечто, напоминающее формой одновременно утиный клюв, большую прищепку и мужской уд.
Врожденная сметливость подсказала мне, что данный прибор можно смело назвать пи%доскопом. Мои подозрения косвенно подтвердила жена, которая ойкнула, покраснела и стыдливо спряталась в ванну. Удивленный подобной ретирадой Кот небезосновательно решил, что сейчас это устройство, видевшее пи%д больше чем интернет-эксплорер, будут совать ему в рот, и перешел к активной обороне, нанеся несколько глубоких царапин своей потенциальной спасительнице. Бой завершился техническим нокаутом и за явным преимуществом одной из сторон. Пока бабулька, желая Коту различных долгих и мучительных смертей, залечивала боевые раны, я через трипи%дыприятеля нашел таки телефон девченки – ветеринарши. Договорились на девять.
Ветеринарка в нашем городе представляет собой большой кирпичный ангар дореволюционной постройки с бетонным полом. Посреди помещения вмонтирован станок для садомазохистских игрищ с крупным рогатым скотом. За хлипкой ширмочкой стоит обитый металлом стол. Это операционная. Очередная спасительница являет собой полненькую молодую перепуганную девицу, к тому же из моей школы, но лет на пять помладше.
- Меня зовут Лена, и ты мне будешь помогать - заявляет она –Крови не боишься?
- Боюсь конечно, а что делать то…
К этому моменту Кот заполнил собой всю спортивную сумку , в которую был посажен для транспортировки и ее пришлось разрезать. Вколов ему во внутреннюю поверхность бедра какую-то хрень, Лена убежала готовить «операционную».
- Он сейчас отрубится, и заноси.
Кот не отрубался . Через пять минут укол повторили. Потом еще. Наконец через полчаса, когда Лена, по ее словам вкатила уже дозу для теленка, страдалец отправился таки в царство Морфея.
Меня начало подташнивать сразу, как только она стала привязывать кошачьи лапы к столу. Ненавижу медицинские запахи. Распластав кота пузом кверху она заставила меня держать его голову , а зама засунув глубоко в пасть пинцет вытащила оттуда здоровенную зазубренную костомаху.
- Этого мало. Нужно его сдуть и обязательно зашить трахею. Я буду резать, а ты держи шею. Можешь не смотреть.
Легко сказать держи шею – Кот к тому времени стал похожим на надутую резиновую перчатку, и понятие шеи было у него столь же относительно, как понятие талии у Лены. Пфииииить – легонько раздалось из кота в тот момент , когда она сделала первый надрез. Я почувствтовал дующую снизу в лицо тоненькую струю воздуха, почему-то пахнущего свежей рыбой. В тот же миг я добавил к нему густой аромат вчерашнего борща и утренних котлет, веером расплескав их вокруг операционного стола.
-Все? Как ни в чем не бывало поинтересовалась Лена – а теперь сдуваем.
И мы стали в четыре руки сгонять воздух к разрезу на горле, так как будто сдували матрас на пляже. После того, как Кот стал похожим на сдувшийся шарик (или гондон - кому как нравится), началось самое интересное – ОПЕРАЦЫЯ!
По моим ощущениям, когда на преддипломной практике резали котов - у Лены были месячные, ну или там аборт. Тему эту она пропустила. В общем, поиски трахеи превратились в поиски клитора у экипажа подводной лодки. Если б не моя смекалка- искали бы до сих пор. Мылом,- говорю,- помажь! Где пузыри будут, там и дырка.
И блеванул еще раз. Но уже в лоток с инструментами, по культурному. А потом вдруг вспомнил, как у Булгакова про трахеотомию читал. Режь, говорю глубже.
Нашла…
Кот в этот момент не знаю с чего начал приходить в себя и метаться на операционном столе, укусил Лену, умудрился освободить задние лапы и снес ими на пол все инструменты. Затем изодрал мне все руки и попытался встать. Несгибаемая русская женщина, оттолкнув меня, грудью придавила к столу беснующегося и всадила ему еще дури. Или святой воды, не помню, потому что мне стало плохо…
Той же ночью, Кот получил от жены погоняло Черч – в честь приснопамятного котика из кладбища домашних животных Кинга. Часа в три ночи, несущаяся сломя голову и ноги в туалет, супружница была встречена ковыляющим, пошатываясь, на негнущихся ногах шарообразным существом , издающим булькающее- каркающие звуки.
Начался отходняк и кота пробило на хавчик. Пожрав, он забрался к нам на кровать и принялся вылизывать мне руки. Впервые за всю новейшую историю. Подозреваю, что это было проявление благодарности. Немигающие глаза его при этом были широко открыты и на них были видны прилипшие волоски и кусочки мусора. «Каждый человек сеет, что умеет и пожинает плоды»(с)
Надуваться Кот потом конечно постепенно перестал, но мяукать так не научился. А злополучный тот рыбий хвост он на следующий день таки нашел и доел, для него это было делом принципа. Ибо путь воина – это путь смерти.

Случилась эта детективная история за несколько дней до Нового года. Вечерело. Я сидел в кресле и читал, рядом на подлокотнике в позе сфинкса возлежал кот и вполглаза контролировал текущую обстановку. Короче, ничто не предвещало в этот зимний предновогодний вечер никаких приключений. Когда зазвонил домашний телефон, я вежливо и честно информировал трубку, что, мол, я Их слушаю. И вот тут-то и началось: незнакомец в трубке встревоженным голосом поведал мне, что он майор милиции Трофимов, и что мой сын попал в страшную аварию, второй участник которой сейчас в реанимации на волоске от смерти. Спасти сына можно только если имеющиеся два очевидца изменят свои показания, а ежели протокол останется без изменений, то ему грозит от 10 до 15 лет. Мне было рекомендовано сыну не звонить потому, что сам он в КПЗ, а телефон его, равно как и документы, в сейфе у Трофимова Сергея Ивановича. 
Здесь нелишне будет уточнить, что я понял, о чём речь, с первых же секунд, так как мой сын в данный момент никоим образом не мог попасть в аварию и не мог находиться в КПЗ. Можно было бы конечно послать «доброжелателя» куда подальше, но тогда он наберёт наугад другой номер и рано или поздно найдёт жертву.
От делать нечего и, следуя позывам гражданской ответственности, было принято решение «включить дурака», что мне совсем не трудно, а именно: изобразить испуг, панику, растерянность и готовность пойти на любые жертвы ради вызволения из беды нашкодившего отрока, в стиле одного мавританского композитора: «Меня обманывать не надо, я сам обманываться рад».
И, судя по всему, у меня неплохо получилось, т.к. заглотив наживку, Трофимов спросил, сколько средств я готов вложить в спасательную операцию и, узнав, что наличными у меня только 30 тысяч, заявил, что этого недостаточно. Тогда я пообещал взять в долг у соседа ещё 20. Совокуплённая цифра майора устроила и он, поинтересовавшись моим именем, попросил номер мобильного телефона. Я дал ему номер старого мобильника, которым не пользуюсь – он лежит просто так и время от времени просит подпитать его от Мосэнерго. Получив номер, мне велели никуда не звонить, никуда не уходить, и что мне сейчас перезвонят. А сам, тем временем, с другого мобильного связался с приятелем, в двух словах описал ему ситуацию и он пообещал, что мне сейчас перезвонят.
Две трубки зазвонили практически одновременно: в антикварной Нокиа 6230 был майор Трофимов, радеющий о будущем моих детей, а в действующей, как потом выяснилось, начальник уголовного розыска моего УВД. В такой ситуации не было никакой возможности ответить на второй звонок, поэтому я просто держал обе включённые трубки так, чтобы обоим собеседникам было слышно, что я говорю, и умышленно обсуждал, переспрашивал, повторял условия передачи денег и освобождения сына таким образом, чтобы «подслушивающему» было известно как можно больше деталей. От предложения встретиться на нейтральной территории, т.е. в ближайшем кафе или магазине, я отказался, сославшись на травму ноги, и мы с моим спасителем, после долгих переговоров, договорились, что я спущусь к соседу за деньгами, потом положу всю сумму в пакет, туда же брошу картофелину для придания посылке большей силы гравитации, и когда его помощник подъедет, я сброшу пакет из окна. При этом мне запрещалось класть трубку, т.к. майор сильно рисковал и боялся потерять погоны. Якобы отправившись к соседу, я закрыл пальцем микрофон на одном телефоне, и условился по второму с реальным сыскарём, что его парни подъедут и будут в машине во дворе, а когда я подойду к окну, они мне моргнут фарами. Нельзя забывать, что всё это время я на трубке с вымогателем, и он уверен, что контролирует ситуацию. Несколько раз звонил домашний: «Алло, это ваш участковый. Вы уже вызвали милицию?». Предполагая, что это проверка, я отвечал: «Какой участковый? Никого я не вызывал. О чём вы вообще?» и бросал трубку. Через некоторое время мне моргнул снизу Гелендваген, а ещё минут через 10 во двор заехала чёрная «девятка», и мне по мобиле было сказано, что помощник на месте, и велено бросать пакет. Я заявил, что никого не вижу из людей и не могу бросать такие деньги в никуда. Тогда из девятки вышел человек с телефоном у уха в одной руке и помахал мне другой. Я бросил пакет, в который кроме 50-ти тысяч, вместо картофелины была вложена мандаринка (ну, извините, не оказалось картофелины под рукой). Но бросил с таким расчётом, чтобы он повис на нижних ветках дерева. В этот момент Гелендваген заблокировал «девятку», из него выскочили крепкие ребята, вытащили двоих из машины, сшибли с ног и начали щедро одаривать пиздюлями, по-видимому, проводя предварительную работу по написанию чистосердечного признания и оказанию всестороннего и всеобъемлющего содействия следствию. Третий, под покровом сумерек, сбежал как нигерийский спринтер и исчез в декабрьской тьме. Минут через пять, вся честная компания честно перестала шуметь в столь поздний час и так же честно удалилась, захватив и «девятку» и, самое главное, мой пакетик. Ни хрена себе, честно?! Деньги, бог с ними, я себе, в случае необходимости, ещё сколько хошь таких нарежу из старых журналов, а вот фирменный пакетик и мандаринку кто компенсирует? А кот как лежал, сука, все эти сорок минут, пока я проводил операцию по задержанию преступного элемента, так и лежит – вот кто настоящий похуист! Ему даже, сука, мандаринку не жалко!© serge tardif ™

Отправила меня жена с сынулей погулять на улицу. Он тогда только ходить научился, а из слов знал только "угу" и "ага". Конец осени на дворе. Мы спускаемся с 5-го этажа в комбинезоне взятом "на вырост". Сынуля весь путь вниз на папу посматривает с удивлением в глазах, волнуется отчего-то. Но с детьми всегда так, мало ли в таком скафандре что-то жмёт или трёт. Но выйдя на снежок во дворе, он совсем забеспокоился и стал пальцем указывать на свои ноги и говорить что-то из своего небогатого словарного запаса. Я поднял штанину комбинезона и увидел ногу в носке. Оказалось, я забыл ему одеть ботинки.
Вот так. Иногда даже маленькие дети умнее своих родителей.

АПЛОДИСМЕНТЫ

Уже второй месяц мы большой компанией сидели на хорошо прогретой, противоположной стороне земного шара и безумно тосковали по дому.
Маленькая панамская деревенька, со всех сторон море, два магазина и три бара.
Второй месяц одни и те же виды, а главное запахи: прелого мусора, горячего асфальта и еще чего-то сладенького и глубоко нерусского.

В тот день съемок не было, выдался редкий выходной и мы с оператором Андрюхой отправились бродить по деревне. Заглянули в магазинчик, я купил сок, а Андрей мороженое. Погуляли, вернулись, поменялись ролями – на этот раз, я взял мороженое, а Андрюха сок. Так нехитро и бездарно мы и коротали свой законный выходной, шляясь по раскаленным улочкам и отвечая на приветствия незнакомых людей:
- Буэнас диас
- Ола
- Буэнос тардес. Ке таль?
- Муй вьен.

И тут, среди огромных, во всю стену реклам «Coca–cola» и «Texaco» мы случайно наткнулись на скромную табличку «Internet club» и не сговариваясь решили заглянуть.
По хилой, почти бамбуковой лестнице поднялись на второй этаж и дзенькнув колокольчиком оказались внутри.
Внутри был кондиционированный рай.
Компьютеров штук десять и вокруг них примерно столько же панамских индейцев. Они, перешептываясь, собирали пасьянсы и рассматривали картинки с красивыми машинами и девушками. Тишина как в библиотеке.
Мы отсыпали кассиру на блюдечко пару Бальбоа и тот указал на пустующий компьютер у окна.
Устроились.
Вначале заглянули в свои почты, потом почитали бессмысленные, но такие родные политические новости из далекой России и тут Андрей – светлая голова, предложил посмотреть какой-нибудь наш телеканал.
Подключились, а там как раз начинался фильм «Брат–2», так мы на нем и «залипли».
Хоть и видели его уже не раз, но все равно смотрели не отрываясь, как будто дома оказались.
Андрюха раз в минуту, плавненько, чуть заметно прибавлял на колонках звук и уже даже можно было разобрать слова.
Панамцы поглядывали на нас, морщились, но не решались сделать замечание, да и мы не особо наглели, слушали совсем тихонечко.
Но вдруг, минут через пятнадцать, меня кто-то аккуратно потрогал за плечо, я обернулся и с удивлением заметил, что практически все панамцы подкатились к нам на своих стульях, встали в полукруг и тоже внимательно смотрели «нашего» «Брата–2».
А потрогали за плечо, чтобы попросить сделать чуть-чуть погромче.
Вначале мы с Андрюхой очень удивились – ну, зачем им смотреть какое-то там кино, не только не понимая языка, но даже не понимая – что это за язык?
А потом до нас дошло - кино, ведь, оно и в Панаме кино, когда это действительно настоящее кино и если внимательно приглядеться, то и без слов можно понять, полюбить и начать переживать за героя-одиночку Данилу Багрова, тем более, что он совсем мало говорит, а все больше делает…

Фильм плавно заворачивал к концу, индейцы громко реагировали, обсуждая между собой понятное и не совсем, и тут я на секунду отвлекся от монитора, глянул в окно и увидел как мимо нас, по пыльной дороге шел Серега, видимо в магазин за сигаретами.
Я открыл окно и закричал:
- Серега! Зайди к нам!
- Зачем?
- Давай поднимайся, увидишь!
- Ладно. По этой лестнице!?
- Да, давай, быстрей, не пожалеешь!

Андрей сообразил чуточку быстрее меня и выключил звук в колонках.
Панамцы недовольно зашикали, а он заговорщицки приставил палец к губам и показал на дверь.
Дзенькнул колокольчик, дверь открылась, вошел Серега и... как в стену уперся во взгляды пораженных индейцев.
Немая сцена.
Кто-то из панамцев стал осторожно показывать пальцем на вошедшего, кто-то перекрестился, как будто увидел существо из другого мира (к сожалению – это было совсем не далеко от истины), кто-то просто сидел как загипнотизированный.
Сергей тоже опешил от этого странного внимания индейцев к своей скромной персоне, он недоверчиво оглядел свои шорты, резиновые шлепки, посмотрел на нас с Андрюхой и растеряно спросил:
- Что?
И тут кто-то из индейцев пришел в себя и робко зааплодировал, все остальные тут же подхватили, тогда уж и Андрюха не выдержал - развернул монитор в сторону дверей и врубил звук.
Серега сразу понял что к чему, заулыбался своей коронной, чуть стеснительной улыбкой, махнул на нас рукой, буркнул что-то типа: - «Да ну вас, идиоты» и под аплодисменты вышел из дверей…

...С тех пор прошло много лет, но каждый раз, когда я вспоминаю Сергея Бодрова, я вспоминаю тот самый миг, когда он удивленно смотрел на потрясенных панамских индейцев, а они на него…

Приезжает Монсеррат Кабалье, по городу развешаны афиши.
Это, конечно, очень круто. Но на афишах поставлен значок 16+.
Кто-нибудь в состоянии внятно объяснить, что такого поёт 79-летняя тётка, чего нельзя слушать 15-летним детям???

В нашу программистскую фирму прислали базу данных немецкого клиента для
тестирования. Чтобы убедиться, что программа работает хорошо с реальными
данными.
Тестировщики - люди весёлые, сразу нашли в базе некоего Шварцкопфа и
уволили, внеся комментарий "за крашеные волосы".

Дальше - больше.

Некоего Альберта Шпеера отстранили от работы в ночную смену, указав в
комментарии "подозревается в связях с Гитлером".

Работа спорилась, геноцид рос.

Целый отдел был уволен с комментарием "В газенваген" (естественно на
немецком языке).

Апогеем стало разжалование директора в завхозы, и введение должности
"оберштурмбанфюрер" и принятие на неё (как вы уже наверняка догадались)
Макса фон Штирлица.

Элемент реальности в игру тестировщиков внёс туповатый чувачок, который
хотел проверить как работает почтовый сервер. В итоге, всем
вышеозначенным персонажам а также их менеджерам были отправлены по базе
данных на их реальные е-мейл-адреса вышеуказанные комментарии.

Осенью, в городском зоопарке, обезьянок из теплого закрытого вольера
выгоняли в открытый, чтоб те на публике торчали. Приматам промозглая
осенняя сырость не нравилась, но дверь, ведущая обратно, на весь день
запиралась. То ли от избытка гормонов, то ли чтоб согреться, но одна
обезьянка начала регулярно мастурбировать.
Человек считает себя единственным разумным существом. И вот одно из этих
разумных существ, в лице главного за всех приматов зоопарка, велело на
публику из теплого вольера эту обезьяну не выпускать. На следующий день
мастурбировали уже все обезьяны.

Электропоезд подъезжает к платформе Ленинградская.
Из вагона в тамбур выходит дядечка лет сорока, а за ним следуют бабушка
(60+), дедушка (60+) и, по всей видимости, их внучка (около 6).
Дядечка встает лицом к двери и тут же закуривает. Бабушка моментально
реагирует (очень спокойно и вполне интеллигентно): "Молодой человек, ну
что же вы чуть-чуть потерпеть не могли? Ведь станция сейчас - там и
покурите. А тут же маленькие дети едут".
Дядечка не реагирует вовсе. Бабушка выжидает пару секунд, кажется, что
хочет что-то добавить, но тут дедушка кладет ей на плечо руку и очень
интеллигентно произносит: "Ну зачем ты, милая, к нему обращаешься. Твои
слова никак не изменят этого человека. Таких как он - миллионы сегодня.
И несмотря ни на какие слова они так и будут курить при малых детях,
материться при малых детях, плевать прямо на пол, бить своих жен и детей
и голосовать за Путина".

Казалось бы, занавес можно опускать, ан нет - дядечка оборачивается,
выпускает дым и удивленно спрашивает: "А Путин-то вас чем не
устраивает?"

С русскоязычного канадского форума:
"Уважаемые форумчане, я скоро присоединюсь к полку русских канадцев. То
есть приеду в Канаду, если кто не понял моей аллегории. Так вот, я уже
начала искать работу в Канаде (я инженер). Я нашла координаты крупных
канадских компаний и начала рассылать свои резюме. Я всегда была очень
активной. Пока, к сожалению, нет ответов.
Так вот мой вопрос: как вы думаете, может стоит перевести резюме на
английский?"

Человек, рассказавший мне эту историю, утверждал, что все истинная
правда, учитывая безупречную репутацию этого человека, поверим ему на
слово и продолжим.
Жил на свете Капитан, для определенности назовем его дядя Саша. Мужик
был очень хороший, работу свою знал и любил. В один, далеко не
прекрасный день, с ним произошел несчастный случай и он получил жестокую
травму, после таких травм работа в море, как правило, заканчивается.
Оклемался он быстро, но к жизни на берегу не мог приспособиться никак.
В конце концов, потыкался, помыкался по начальству и так как авторитет
он наработал себе очень высокий, ему в виде исключения разрешили работать
на должности.
Определили его капитаном, на небольшой пароходец, по которому ему
несложно было перемещаться. Судно свое он любил больше себя и держал его
в идеальнейшем состоянии, команду подобрал под стать себе.
Как-то раз в порт, к которому было приписано судно, приехала какая-то
комиссия, из какого-то центра. Пока капитан порта разводил комиссию и
рассказывал ей, как хорошо в стране советской жить, дядя Саша
швартовался на одном из причалов.
Когда швартовка подходила к концу, вся эта банда "совершенно случайно"
оказалась рядом, а капитан порта продолжал свой рассказ – "А вот
швартуется один из наших лучших работников – дядя Саша. У него очень
интересная судьба..."
В этот момент дядя Саша увидел, что сейчас его судно е... сильно
ударится бортом о металлическую балку причала, причем кранца* на балке
нет. Он, как мог быстро, подлетел к тому месту, перекинул ногу через
борт, при этом нога попала между бортом и балкой, судно всей своей
массой навалило на нее. Раздался страшный хруст...
Капитану порта пришлось прервать свой рассказ о дяде Саше, чтобы
привести в чувство женщин из комиссии, а дядя Саше пришлось прервать
руководство швартовкой, чтобы заменить протез.
Благо, для таких случаев у него имелась пара-тройка запасных и иногда,
при необходимости, он их использовал как кранец.

*Кранец – чаще всего резиновая подушка, которую вывешивают, чтобы судно
не билось о причал.

(с)Конь в шляпе

Эта история была рассказана мне лично лидером (вокалистом) одной
достаточно известной отечественной группы, за бесчисленными чашечками
кофе, плавно переходящими в не менее бесчисленные стаканы водки.

Играли они в каком-то провинциальном городе. Массовики и звуковики
местного ДК решили не ударить в грязь лицом перед питерскими гостями и
все настроили и оформили на достаточно высоком уровне, правда не
удержались от театральщины, коя выразилась в тяжелых черных кулисах,
открывающих музыкантов и плавно опускающийся с потолка прямо в руки
вокалисту микрофон. Этот микрофон, собственно, и есть главный герой
истории. Если кто не знает, то обычно для спуска микрофона используют
маленькую лебедку, дабы этот самый спуск был плавный и красивый. Здесь
же его опускал местный техник дядя Вася. Вася даже был сравнительно
трезв, поэтому за дело он пустился с энтузазмом, то бишь стал вытравлять
шнур как якорный канат.
Если сложно представить как это, попробуйте представить, что вы
опускаете полное ведро воды на веревке в глубокий колодец. Микрофон был
легче чем ведро, соответственно болтался как сопля из стороны в сторону.
Вокалист уже начал прикидывать, как бы его сподручнее поймать, но тут
случилась непредвиденное: звуковик немножечко не рассчитал длину кабеля,
который, напомню, идет от микшера, через потолок и на сцену. В
результате микрофон повис буквально в метре от вокалиста. Тот (на
совершеннейшем автомате) стал прыгать, пытаясь его достать, ибо он уже
настроился, приготовился, связки сняты с предохранителя, взведены и
готовы петь. А прибор-то, вон он, от башки совсем чуть-чуть.
В зале смешки, вызваные спуском микрофона, стали плавно перерастать в
вялотекущуюю истерику. Особо остроумные кричали "че тут думать, прыгать
сильнее надо", сердобольные просили принести стремянку, кое-кто
рекомендовал запустить "фанеру" и не париться. Звукореж в панике бежит в
подсобку, хватает самый длинный шнур, бежит наверх, материт Васю, быстро
вытягивает микрофон и заменяет кабель. Другой конец дядя Вася бежит
подключать к микшеру, а звукореж начинает плавно, как в бровеевском
мьюзикле, спускать микрофон вниз, стараясь попасть в вокалиста.
Который, тем временем, повернулся к музыкантам спросить, кто виноват и
что делать. Барабанщик указывает палочкой на спускающий микрофон, певец
поднимает голову, и... ПРАВИЛЬНО! Получает качественным железным
Shure'ом пятьдесят восьмым прямо в лобешник!
Теперь истерика началась не только у зала, но и музыкантов. Вокалист с
ненавистью смотрит вверх, грозит кулаком и идет поднимать упавший
микрофон. Звукорежиссер, которому уже очень стыдно и неудобно
(осрамились, таки), решает исправить ситуацию известным киношным приемом
"дубль два": вытравливает прибор наверх с желанием повторить спуск.
ТО ЕСТЬ У ВОКАЛИСТА ОН БУКВАЛЬНО ВЫРЫВАЕТСЯ ИЗ РУК И ИСЧЕЗАЕТ В РАЙОНЕ
ПОТОЛКА!
И у зала, и у музыкантов уже не то что бы истерика, а натуральное
помешательство, хлипкие стены дрожат от хохота, музыканты побросали
инструменты и со слезами уползают за кулисы. Которые администратор, не в
силах больше переносить это безобразие, распоряжается закрыть. Вокалист,
жутко матерясь, тоже уходит.

На пустую сцену плавно и неспешно опускается микрофон.

Дом отдыха "Верхняя Писаревка" под Харьковом. В лесу со мной собирает
грибы мальчик лет 8, сын одного из отдыхающих. Он обращает внимание на
обилие следов траншей и окопов. Менторским тоном объясняю, что во время
войны под Харьковом велись тяжелые бои и город 5 раз переходил из рук в
руки. "Не может быть, дядя." -парирует малец, - "Или 4, или 6. Иначе он
остался бы у немцев."

История - хоть в Плейбой посылай. Под заголовком "пирсинг интимных мест
и его последствия". Пирсинг, как вы понимаете, не у меня, колечки носила
школьная подруга жены, назовем ее Надя, а я к ним никакого касательства
не имел ни в прямом, ни в переносном смысле. Но все по порядку.

Лежим мы как-то с женкой в постели усталые и умиротворенные, отъехав,
говоря словами Бокаччо, версты четыре по дороге любви. Лежим и
рассуждаем, не купить ли нам женушке за хорошее поведение чего-нибудь
золотое с камнем. Решаем, что купить, и начинаем обсуждать, куда именно:
в ушки, на пальчик или на шейку. Я в шутку предлагаю украсить ту часть
тела, которая больше всего этого заслужила. Жена говорит: не надо, а то
будеть как с Надькой. А что было с Надькой, спрашиваю. И тут жена
начинает дико ржать. Я даже испугался, не случилось ли с ней чего.
По-моему, она от смеха пятый огразм получила. А потом рассказала эту
историю. Я ее попробую тут пересказать со всеми подробностями, думаю,
оно того стоит.

Надя эта родилась шатенкой, но это чистое недоразумение. По уму и образу
жизни - стопроцентная блондинка. Ни работы, ни семьи у нее нет, а есть
два любимых человека, которые в свободное от жен время дарят ей свои
ласки. Друг о друге, естественно, не знают. А поскольку оба из породы
новых русских, то их суммарной благодарности хватает на безбедное
существование. По-моему, это уже в двух шагах от блядства, но, как
говорится, не судите и не судимы будете.

Как-то Надя прочитала в "Космополитене" о новых веяниях моды и решила
украсить свой рабочий инструмент, который приличными словами обычно не
называют, двумя парами колечек. Украсила и некоторое время успешно
эксплуатировала. А потом это случилось.

У одного из любимых жена уехала на выходные на дачу, и он на радостях
пригласил Надю домой. Дядя он не хилый, по девушке соскучился, так что
повеселились они на славу. Фирменный немецкий матрац двухметровой ширины
умяли так, что из него полезли пружины. Наутро любимый перелез через
спящую Надю, оставил на тумбочке пару зеленых бумажек и умотал по своим
новорусским делам. Жена должна была вернуться только вечером, Наде ничто
не грозило. Ага, как же.

Ближе к полудню сработал будильник Кашпировского. Надя попыталась слезть
с кровати, но поняла, что не может. Что-то держало ее за самую
сердцевинку, крепко и больно. Матрацная пружина загнута на конце в такую
петельку, чтобы острие не торчало. Простынка сбилась во время ночных
утех, Надя спала голым лобком на голом матраце. Когда любимый, перелезая
утром через нее, своей стопятидесятикилограммовой тушей вдавил ее в
матрац, пружина вылезла, петелька вошла в зацепление с одним из Надиных
колечек, и Наденька оказалась на крючке без всякой возможности
освободиться самостоятельно. Чтобы расцепить зацепившееся, нужно то же
стопятидесятикилограммовой усилие, пружина сделана из закаленной
проволоки - не разогнешь, а колечко запаяно. Я раньше думал, что такие
штучки можно снимать каждый день, как серьги - оказывается нет, есть и
несъемные варианты. В общем, Надя, точно как Винни-Пух, пошла в гости, а
попала в безвыходное положение.

Но выход выходом, а пока Наде отчаянно хотелось пи-пи. Она, собственно,
за этим и проснулась. Перспектива намочить матрац и потом лежать
неизвестно сколько времени в вонючей луже девушку радовала мало, поэтому
она подгребла под себя обе простыни - и ту, на которой спала, и ту,
которой укрывалась, обильно их обмочила и с отвращением выкинула в угол
комнаты, как можно дальше. Все, проблема номер один решена, можно
подумать и о спасении. Например, позвонить любимому.

Телефон - вот он, на тумбочке около кровати. Вытянувшись изо всех сил,
Надя обнаружила, что не достает до него примерно полметра. Можно было
бы подтянуть его, сделав импровизированное лассо... например, из
простыни... если бы обе простыни не были так бездарно использованы в
качестве памперсов. В отчаянии Надя бросила в телефон подушкой.
Результат предсказуем - до аппарата уже шестьдесят сантиметров. Вторую
подушку Надя кинула в стенку в безумной надежде, что она как-нибудь
срикошетит и подтолкнет телефон. Но подлая подушка, в отличие от Нади,
помнила законы физики и тихо осела вдоль стенки.

Следующие полчаса Надя бездарно проплакала, все-таки намочив матрац,
хотя и с другой стороны. Потом тщательно осмотрела место заточнения и
обнаружила на нем, кроме себя самой, еще один предмет - собственные
трусики-стринги. Отчаянным усилием зацепила их большим пальцем ноги,
подтащила к себе, разгрызла, завязала на конце петлю - получилось что-то
вроде лассо.

Вообще-то между Надей и американским ковбоем на удивление мало общего.
Но нужда - хороший учитель. После примерно трехсотого броска ей удалось
зацепить телефонную трубку. Ура! - но любимый мотался где-то за
пределами зоны сервиса, его сотовый не отвечал. А другие нужные телефоны
находились в памяти Надиного сотового на столике в прихожей и были
совершенно недоступны. Из тех немногих номеров, которые Наде удалось
наскрести на дне своей хорошенькой головки, отозвался только один -
любимый номер два. Но сказать ему, что она сейчас лежит голая в постели
другого мужчины, и дать адрес этого мужчины... нет, лучше умереть. Надя
прощебетала что-то о парикмахерской, в которой она якобы сидит, и
положила трубку.

Что дальше? Телефон спасения - 911. Но это в Америке. В Москве тоже есть
служба спасения, и ее телефон тоже кончается на 911, но перед этим идут
еще четыре цифры. Вы их помните? И Надя не помнила. Ладно, есть
советские 01, 02 и 03. Из этого набора Надя выбрала, как самую
безопасную, скорую помощь. Та отозвалась довольно быстро. Ой,
запричитала Надя, приезжайте скорей, мне так больно, так больно. Что
болит? - поинтересовалась скорая. Живот, ответила Надя, инстинктивно
стараясь врать поближе к правде. Скорая задала несколько вопросов о
характере боли, на которые Надя отвечала наобум лазаря, и в результате
был поставлен предварительный диагноз - аппендицит. Не волнуйтесь,
сейчас приедем, сказала скорая. Только там дверь заперта, предупредила
Надя, взломайте чем-нибудь. Мы вам что - слесаря? - возмутилась скорая.
Сами встанете и откроете. У меня такие боли, я не могу встать,
взмолилась Надя. Не валяйте дурака, оборвала скорая, с аппендицитом
можно выползти в коридор и открыть дверь. Все, выезжаем. Постойте, не
надо, закричала Надя, я пошутила. Скорая пригрозила штрафом за ложный
вызов и отключилась.

Звонить в милицию Надя побоялась. Ей представились сухие строки
протокола («обнаружена в беспомощном состоянии зацепления полового
органа с матрацной пружиной... ») и реакция жены любимого, которая
наверняка успеет придти до окончания разбирательства. Почему Надя не
стала звонить пожарникам, я не знаю и придумывать не буду. Может,
решила, что первым делом ее обольют из огнетушителя.

Еще полчаса отчаяния. Ей впомнились истории про лис и волков,
перегрызающих себе лапу, чтобы уйти из капкана. Лапу грызть не
требовалось, надо было разорвать всего-то полсантиметра плоти. Пустяк
для существа, которое когда-то рассталось с девственностью и регулярно
эпилирует себе все что можно. Надя зажмурилась и дернула тазом...
Фигушки. Зря ее обвиняли в слабости на передок. Передок оказался
чересчур крепок, а вот нервы - чересчур слабы. Лисицы из Нади не вышло,
все рывки вылились в пять минут визга и маленькую капельку крови.

И тут, когда уже казалось, что выхода никакого нет и придется смиренно
ждать прихода жены любимого (ох, какой ей будет подарок - не надо
гоняться за разлучницей, вот она лежит готовая, хочешь фотографируй,
хочешь патлы рви) - так вот, в этот отчаянный момент в Надином умишке
всплыл еще один телефон. 04 - Мосгаз. Старушечьим голосом она прошамкала
в трубку, что воть, у соседей пахнет запахом, а двери не открывають, а
сама она сейчас уходить, так что хотите ломайте, хотите как.

На Надино счастье, подъехавшие газовщики действительно что-то унюхали,
видимо вонючие простыни, и решились на взлом. Можете представить их
реакцию, когда в пустой квартире они сначала услышали вопль «помогите»,
а потом обнаружили поперек голого матраца голую девицу, протягивающую к
ним руки с видом Робинзона, наконец-то увидевшего корабль. Кусачки в их
чемоданчике, конечно, были, так что собственно спасение заняло всего
пару минут. Впрочем, весьма волнительных, особенно для того газовщика,
который помоложе. У меня нет знакомых в Мосгазе, но думаю, что Надину
историю там знают все и будут рассказывать новичкам еще очень долго.

Возможно, читатели будут разочарованы, но со спасителями Надя
расплатилась не тем местом, которое они так самоотверженно спасли, а
обыкновенными долларами с тумбочки. Хотя, если вспомнить, чем она эти
доллары заработала, то разница не так велика. Оказавшись на свободе, она
первым делом отправилась в салон пирсинга и сняла оставшиеся кольца. О
случившемся, несмотря на свою болтливось, старается не рапространяться,
так что знают эту историю только моя жена и я. Ну, и вы теперь тоже.

Ну уж коли история про немца - рыболова понравилась, расскажу
продолжение.
Минуло с той памятной рыбалки два года.
Курт у себя на родине является членом рыболовного клуба, и когда он там
показал фотографии и видеозапись улова, как и бывает в таких случаях,
сразу нашлись и завистники, и скептики, и просто желающие тоже поймать
такую же рыбку. Ну хотеть не вредно, и возможность осуществить мечту
выпала только через годы. В общем снова звонок, поездка к деду,
традиционный пузырек и дедово согласие. Прибывают трое. Курт как опытная
устрица порожняком, а еще двое фрицев в полной походной выкладке.. Мне
как назло в эти несколько дней было некогда, поэтому отвез я их к деду,
а все остальное уж извините, рассказываю от его лица, так как сам
непосредственным свидетелем не являлся.
Итак.
Ну привез ты фрицев, уехал, мы как водится за знакомство приняли, стали
снасти готовить. И надрал же меня хрен кровать в доме передвинуть, чтобы
место для ночлега гостям подготовить. Радикулит, мать его за ногу так
прихватил, хоть вой. Ну Курта то я уж знаю, наказал ему что делать, а
сам отлеживаться пошел. Он все приготовил, пришли они все в избу, на
посошок приняли и пошли на реку. Курт то вроде как более трезвый был, а
энти двое ну прям в лоскуты. И приняли то вроде немного, пару литров на
четверых, а их то уж вон как развезло. Ждать их возвращения не стал, лег
спать. Утром просыпаюсь, Курт на полу храпит мокрый насквозь, двоих нет.
Ну я встревожился, стал Курта будить. Куда там, дрыхнет как сурок.
Наплевал на радикулит и покостылял к реке. Выхожу на берег, глядь -
ЭсТешка (речное судно, предназначенное для перевозки сыпучих грузов,
серия СТ) Михалыча на банке (мель на реке) сидит. На борту никого не
видно. Покричал-покричал, в соседову лодку взгромоздился, и к ЭсТэшке
правлю. На борт поднялся - никого. Что думаю за мистика, куда все
делись. Зашел в рубку и по УКВ диспетчеру говорю, что мол судно на банке
сидит, а экипажа нет на борту. Диспетчер в ответ: Знаю, туда два РБТ
(речной буксир-толкач) пошли, а экипаж весь в дурке, у них у всех
“белочка”. Ну думаю, дело не чисто. Михалыч на борту никогда в рот
спиртного не берет, а уж чтобы до белочки всей командой допиться……
Надо, думаю, Михалыча разыскивать, а до райцентра 30 верст, самому не
одолеть. Пошел к соседу на поклон. Завели его Ниву, поехали в дурку в
райцентр. Нашел врача, тот мне и говорит; Диагноз ‘белая горячка ’ не
подтвердился, рассматриваем ‘массовый психоз’. Что, как, ничего не
понимаю.
Трясу врача, оказывается они всей командой ( 4 человека) видели
говорящий буй на реке. Причем буй разговаривал на ненашем языке, по их
словам. Соображаю, что дело нечисто, метемся с соседом обратно. Бужу
Курта. Тот немного приходит в себя и начинает рассказ. Оказывается, они
угнездились в лодку, причем двое свежих фрицев были что называется на
рогах. Курт, как наиболее трезвый (сказывается прошлый опыт) ухватил
шест и решил последовать примеру деда (я описывал способ). Раза три он
удачно пробежал по лодке, они вышли почти на середину, ход уже хороший у
лодки, и тут решил Курт еще раз подтолкнуться. Всадил шест в дно,
добежал до кормы, шест надо выдернуть, а он гад застрял, и следуя
законам физики вынул Курта из лодки.
Лодка с приличной скоростью стала удаляться, а Курт остался висеть на
шесте .
Глубина в этом месте метра полтора, настоящая глубина чуть дальще
начинается, но все равно купаться не хочется, поэтому Курт ухватился за
шест поосновательнее и стал с тоской смотреть по сторонам. Стемнело
довольно быстро. В этот момент появились на горизонте ходовые огни
вышеописанной ЭсТешки. Немецкий умишко Курта вообразил, что плывут
спасатели. Он не долго думая, достает фонарик, и начинает моргать
светом.
Я не силен в судоходстве, но по-моему судно, идущее вниз по течению
должно оставлять буй или бакен, как его называют, моргающий белым светом
справа по борту. Рулевой добросовестно берет чуть левее и судно так же
добросовестно взгромождается на мель. Курт, думая что судно притормозило
из-за него, начинает орать. В минуту опасности ВСЕ люди орут на родном
языке, что и сделал Курт. В этот момент с борта судна стаей полетели
ебуки капитана, почувствовавшего сильный удар судна. До Курта стало
доходить, что он сделал что-то не то и его сейчас будут бить. Поэтому он
наплевал на все, отцепился от шеста и бросился к берегу, добрался до
дома, вылакал остатки шнапса и лег спать. Оставшиеся на судне пришли в
себя, включили прожектор, осветили все вокруг и не обнаружили бакена.
Сообщили диспетчеру. Тот выслушал историю про то, что белый бакен
сначала моргал, потом стал орать по -ненашему, а потом вдруг прыгнул в
воду и уплыл к берегу, и тут же вызвал ‘скорую’. В это время остальные
два немца проснулись в зарослях камыша, куда лодку прибило течением,
Курта не обнаружили и решив что он где-то поблизости, решили
самостоятельно ловить рыбу. Снасти для ловли БОЛЬШОЙ РЫБЫ я описывал в
прошлый раз. Немцы их тоже видели, знали для чего они, но не знали КАК.
Поэтому они, следуя немецкой логике, для ТАКОЙ лески подобрали на берегу
ТАКИЕ ЖЕ удилища (представили, да), в каждом из которых было как
минимум по пол-куба дров и забросили снасти в воду. Назначение камер они
понять не смогли и просто надели их на себя, вообразив что это
спасательные средства. Вот в ТАКОМ виде и застал их на реке патруль
рыбнадзора. А теперь представьте; крупная водная магистраль, посреди нее
в лодке два хмурых типа, ни хрена не рубящих по-русски, увешанные фото и
видеоаппаратурой и держащих в руках ТАКОЕ. А вы бы что подумали?
В общем, когда все разъяснилось, пароходство, больница и остальные
непосредственные участники в лежку лежали от хохота, к деду прилипла
кличка ШТАНДАРТЕНФЮРЕР, Курт оплатил все расходы и штрафы, немцы
получили обратно всю аппаратуру и завели много новых знакомств. Людьми
они оказались с юмором, ко всему произошедшему тоже отнеслись с
пониманием, в общем международного скандала не было, а Курт в
задумчивости спрашивал, разрешат ли ему снять здесь фильм.

Рыболов-любитель.

Прихожу в гости к друзьям. В железной двери подьезда всем знакомая
картина - вместо домофона страшная рваная рана. Между разговорами
спрашиваю - всегда у вас так? Дочка приятелей - очаровательная девушка
18-ти лет рассказывает:
- Это пьяный мужик с топором хотел кого-то порешить. Я в этот момент
выходила из дому. Слышу удары в железную дверь - думаю, что-то чинят,
но на всякий случай открываю чуть-чуть и выглядываю - вижу
окровавленного пьяного с топором и быстро захлопывая дверь обратно.
Слышу голос - "Девочка, открой! Я НЕ К ТЕБЕ!!"

История из форума yandex.pivo:

Сидели мы как-то летом с друзьями на набережной у моря под зонтиками.
Пили пиво, ели вареные креветки. Дело было во Владивостоке. Ветерок,
соленый воздух, чайки... Романтика.
Подходят очень молодые ребята, один с профессиональной видеокамерой,
второй с микрофоном. Говорят, вы, мол, не против, если мы вам пару
вопросов о пиве зададим?.. Очевидно студенты-журналисты... Валяйте,
говорю, предмет интересный.
Вопросы были совершенно дурацкие. Спросили, не пугает ли меня
перспектива большого живота и ранней импотенции. Не, говорю, не пугает.
На том пареньки и удалились.
Посидели мы еще с часок, потом стали расходиться. Иду я, не торопясь,
вдоль набережной и вижу такую картину: по бережку очень быстро бегут
студенты-журналисты, а за ними вприпрыжку в одних трусах загорающий
мужик лет сорока пяти с красной рожей, ОГРОМНЫМ животом и с кружкой пива
в руке: "Я ттте, ссука, дам, б&%#ь, раннюю импотенцию!!!"

Вспомнилась хохма со времен моей военной карьеры.
Будучи дипломированным переводчиком, был сослан после родного университета
на два года офицером. Для тех, кто не в курсе: все офицеры (и кадровые
и некадровые), по сути, сами себе переводчики. То есть, должны сами уметь
толково и правильно допросить взятого накануне шпиона, и правильно осмыслить
произнесенное неприятелем. За знание иностранного языка в мирное время умному
офицеру полагается небольшой, но приятный бонус в размере +10% к окладу
(за общечеловеческий язык типа английского или немецкого) или +20% (за язык
предполагаемого противника местного пошиба). И знание языка любому офицеру
необходимо подтверждать раз в два года. На сем лирика заканчивается и начинается
угрюмая проза.
Ни один уважающий себя офицер никакого иностранного языка не знает. Потолком
лингвистической его активности считается вытолкнутый пополам с вечерним портвешком
стон "Май нэйм мэйор Хабибуллин!". Вопрос о зачете решается, как правило,
полюбовно путем небольшого банкета с денежными призами в почтовых конвертах,
которые вручаются принимающим. Тем не менее, никому из сидящих в классе майоров
и подполковников не хочется блеять на виду у их подчиненных лейтенантов,
и посему выхода здесь два:
Первый - пропустить молодняк вперед себя и самим похихикать над их мудрыми,
но короткими фразами. Второй - и самый оптимальный - найти кого-нить типа меня,
сесть рядом, дать мне перевести текст, составить пять к нему вопросов, перевести
грамматику и набросать план допроса военнопленного.

Все места рядом со мной были распределены за две недели до сдачи. Рядом со мной
должен был сидеть заместитель командира. Сзади - тыловик и главный автомобилист.
Спереди - я уже не помню кто. Мой постоянный собутыльник, начальник клуба,
здоровенный воронежский мужик по имени майор Семен Смирнофф в заветный круг
не попал по причине недостаточно высокой должности. Начальник клуба - должность
в армии не ключевая.
Смирнов - человек легендарный. Он не знает ни одного языка, включая русский.
Объясняемся мы исключительно мимикой и жестами, а иногда и телепатически.
Неделю он меня исправно поил, а я его за это натаскивал на всякие английские
хиты типа "фазер-мазер, шуд-вуд". Стоя за десять минут до входа в проклятое
здание майор Смирнофф трясущимися от волнения и от вчерашней водки руками мял
большую бумажку с богомерзкими числительными и местоимениями, бормотал что-то
про "доктора, за которым уже послали вчера"...

Вошли в помещение, разбились по аудиториям согласно сдаваемому языку. Сема
остался курить третью сигарету на улице. Взяли билеты, прочитали задание,
положили билеты передо мной, я их перевел - словом, все, как я представлял
себе раньше. Смирнова почему-то нет. Я потихоньку начинаю свою миссию всеобщего
спасителя, укладываюсь со всеми билетами где-то в часа полтора. Поднимаю голову -
Смирнова нет. Все ясно, думаю, очко сыграло у доблестного майора не пошел
на зачет. Сажусь перед принимающей старушкой, отвечаю, получаю свой
(заслуженный !!!) зачет, выхожу в коридор насладиться славой.
И что я там вижу:...
В центре коридора посреди рукоплещущей толпы возвышается довольная смирновская
харя. Человек года! Он ошибся дверью и сдал китайский язык (+20% к окладу вместо
ожидаемых +10%).

Недавно сидели у меня на кухне с другом (переводчик-китаист, служили вместе.
Ему посчастливилось стать непосредственным свидетелем лингвистического триумфа
юного дарования Смирнова). Я спросил, что его больше всего поразило в армии.
Он сказал: "Когда пришел Смирнов, взял билет и, практически без подготовки,
заговорил по-китайски..."

Сия история произошла года три назад.
В то время, будучи студентом, я частенько ездил на междугороднем
автобусе из Минска домой и соответственно обратно. Расстояние 150км.
И вот однажды я еду на ентом автобусе в Минск. Свободных мест нет.
Несколько человек едут стоя. Среди них присутствует весьма нетрезвый
мужичок. Через полчаса после отправления он спрашивает у меня:
"А куда мы едем?". Под дружный хохот салона я ему обьясняю
что мы едем в Минск.
Но следующий его вопрос добил нас окончательно.
Он спросил:"А откуда?"

Все мы когда-то учились в школе. И все прекрасно знаем это страшное слово -
ЗАВУЧ. Не знаю как у вас, но унас в шк.882 завуч Тамара Григорьевна
отрабатывала свою должность на все 200%.
Теперь сама сказка: Как-то раз заболела училка по географии. Внезапно.
Никого не предупредив. Ну, мы, было, обрадовались - урока нет, заменить
географичку некем... Ага, сейчас! Смотрим по коридору в нашу сторону чешет
на всех парах маленькая и злобная Тамара. Ну, думаем, ...
В классе ти-и-ихо. Даже мухи не летают - тоже боятся. Над партами
вещает тихий ровный голос совершенно без интонаций. Только с самой
последней парты, где сидел наш молодой Вундеркинд, любимец учительницы
по алгебре и геометрии, доказавший 33 способами теорему Пифагора (не вру),
спортсмен-лыжник, упавший как-то головой вниз с ледяной горки, после чего
и ставший Вундеркиндом и заодно Парнем со странностями..уфф короче -
Петя Корпусов, раздавалось какое-то трудолюбивое сопение. Мы все давно
привыкли, что Пете совершенно по барабану что и как там говорит училка,
впрочем к этому привыкли и сами училки потому как если Петю вызывали
отвечать, то потом его никак не могли остановить.
Еще маленькая подробность. Все задние парты, кто сидел там - знает,
сплошь исписаны всяческими словечками и варажениями, вобщем фольклер, блин.
Для Пети это была просто Книга жизни, т.к. он был абсолютно от нее оторван,
и изучал эту ее сторону с величайшим усердием, пока его не оборвал гневный
окрик Тамары:
- Корпусов! Ты что там пишешь на парте ?
- Я не пишу, Тамара Григорьевна, я читаю - оправдывается Петя, не очень
убедительно.
- И что там интересного написано ? - с издевкой и еще более грозно
вопрошает завуч.
- ЗА-ЛУ-ПА !!! - по слогам читает Петя, и поднимает на Тамару невинные
глаза.
Тут надо описать реакцию класса. Все,как по команде, зажали рот руками,
что-бы не дай Бог не засмеятся, и сидят ватаращив глаза друг на друга,
понимая, что первый издавший хоть какой звук отправится на эшафот.
С Тамарой происходили удивительные метаморфозы: она постепенно наливалась
кровью, пдбородок ее стал мелко подрагивать, глаза постепенно вылезали
из орбит, короче вот-вот взорвется. Когда праведный гнев завуча достиг
наивысшей точки кипения, и все втянули головы в плечи в ожидание конца
света Тамара взревела:
- Я тебе сейчас такую ЗАЛУПУ покажу !!!
- Покажите... - с любопытством в голосе ответствовал невозмутимый Петя.
Больше терпеть мы не смогли.

Было мне лет 35. Стою на улице, жду кого-то. Невдалеке идет мамашка с мальчишкой годиков двух. Вдруг малой срывается и бежит ко мне с криками:
- Папа! Папа!
Мама его останавливает со словами:
- Это не папа, это дядя.
и чуть помолчав
- Не пугай дядю.

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru