-
10 2017 .


Ремонтирую компьютеры на дому. Отзвонился клиенту, сказал, что проблема решена и он может приехать забрать системный блок. На вопрос в какую сумму ответил, что 750 рублей. Через 3 часа он приехал. Даёт деньги и говорит: "Тут 700 рублей, больше нету, 50 рублей завезу потом." -Ну ладно, только не забудь,- говорю. Деньги пересчитывать не стал, да и темно уже было. Дома сосчитал, оказалось 1100 он мне дал - вместо 100 случайно 500 положил. Мне чужого не нужно, всё равно 50 рублей должен, думаю, когда отдаст - верну ему лишнее. Однако прошло полгода уже, до сих пор не отдаёт полтинник. Скупой оказался.

История сия произошла со мной и моей женой.
Купили мы аквариум, большой, красивый, запустили рыбок. И вот среди этих рыбок были скалярии. 3 штуки. Как потом оказалось, 2 мальчика и 1 девочка. Заметили мы, что 2 мальчика периодически дерутся между собой, девочка такая наглая стоит посредине, а 2 самца мочатся у неё на глазах. Один мальчик большой, другой поменьше, размер имеет значение, мелкий дохляк в результате горевал в углу аквариума, а победитель охаживал довольную самочку.
Так вот жена моя взяла наглость каждый раз при их битвах тыкать мне о законах природы и мужской конкуренции в отношениях.
Мне стало жалко горемыку-дохляка, пошёл я в тот же магазин и купил 2-х самочек, не иначе. Отношения в прайде резко изменились, самочка стала резко недовольна пополнением, за моего дохляка участились даже драки среди самок. Жена молчала. Но когда за дохляком уже бегали самочки, а он уже не знал куда и с кем, я сказал жене:
- Милая, то были твои женские мечты, а это - статистическая реальность.
Мораль сей басни такова - иногда чтоб тебя уважали как мущщину достаточно и 300 рублей.

В маршрутку вваливается семейка: осоловевшие папа-мама с бутылками пива и два детёныша, шпыняющие друг друга локтями. Папаша водителю: "Сколько за проезд?" Водитель: "Ну, посчитай сам: четыре билета по 45 рублей". Тот, еле держась на ногах: "Не знаю! Я в школе был двоечником". Водитель: "Какая встреча! А я был троечником. С вас 280 рублей".

ТУШИ СВЕТ!

Эта забавная история произошла лет десять назад. Я тогда жил еще со своей первой женой — Катей. Почему развелись, и кто жена у меня сейчас — расскажу как-нибудь в другой раз, а тогда Катина подруга пригласила нас на свой день рождения. Народу было не много: все молодые пары, а само празднование проходило в небольшом, но уютном кафе. В разгар вечера, в перерывах между тостами, мужская половина гостей вышла в коридор — покурить-поболтать. А уровень алкоголя в крови у собравшихся уже достиг определённых величин, когда повышается двигательная активность, но снижается адекватное восприятие реальности. И вот один молодой парень поведал нам о том, что занимается он в свободное время тхэквондо, и в подтверждение этого факта начал усердно махать ногами по воздуху. Видя, что его спортивные навыки не производят сильного впечатления на собравшихся, он проделал следующий трюк: ловким взмахом ноги ударил по расположенному довольно высоко выключателю, от чего свет в коридоре погас. И тут дернул меня черт сказать — Да так кто угодно может! Даже вон — жена моя, например! Взглянув на стоящую в зале мою супругу, ростом 158 сантиметров, и на висящий на стене выключатель, тхэквондист сильно усомнился в моих словах. Поспорили, как водится, на бутылку коньяка.
Скажу по секрету, я тогда мало чем рисковал. Дело в том, что моя Катя была в прошлом КМС по прыжкам на батуте — ну там растяжка, прыгучесть и координация всё на уровне было, не смотря на то что она уж полнеть начала. Главное не в этом. Я знал то, чего не знали собравшиеся: её бывший тренер был большим поклонником карате, и даже вёл параллельно занятия по этому единоборству, а главное, что он и девчатам - батутисткам поставил удары ногами. Говорил - мол, учитесь, девчонки, пригодится в жизни! У них это дело шло легко: акробатическая база сказывалась. И я знал, как она умеет ножкой махать, поэтому и поспорил. Ударили по рукам. Я позвал Катю — надо, говорю, свет ногой выключить, а то тут есть люди не верующие — указывая рукой на тхэквондиста — не верят, что для тебя это плёвое дело! Вы что, мальчишки, чокнулись, что ли? - возмутилась моя жена. Давай, давай, я на бутылку коньяка поспорил! - подстегнул я её. Услышав про спор, моя Катя видимо представила, какую брешь в семейном бюджете пробьет покупка коньяка малознакомому парню, поэтому тут же сняла с ног туфельки и чуть ли не до трусов подтянула подол и без того не длинного платья. Её не остановило даже то, что придется ей сверкнуть этими самыми трусиками ( кружевные, красненькие — мой подарок ко дню святого Валентина!) в сугубо мужской компании...
Это был классический удар «маваши гери». Только вот изящная ножка моей супруги, после красивой дуги опустилась не на выключатель, а на челюсть тхэквондиста! Удар был столь резок, что тот даже рук поднять не успел. Ноги у парня подломились как сухие ветки, и он, словно тряпичная кукла завалился на пол. Все ахнули. После того как бедолагу подняли и усадили на стул, а на голову положили мокрое полотенце, он пришел в себя. Тут все взоры обратились к моей перепуганной насмерть жене: как же так? За что ты его? Да вы что! Сами же просили ему «свет выключить»! - чуть не плача оправдывалась она. Оказывается, тренер, когда учил их бить ногами, не вдавался в японские названия ударов, а заменил их более понятными и забавными аналогами, типа «Туши свет» и «Привет врачам». Ну а раз попросили Катю свет потушить парню — она это и сделала, совершенно не подумав о настенном выключателе. Стоит ли говорить о том, что многие знакомые после этого случая так и называли мою супругу: «Катя — Туши свет»...

Посвящается М.Л.

МОНАШКА ЯДВИГА

Рассказала эмигрантка о своей маме. С её согласия привожу эту историю как бы от первого лица - её мамы. Правда, моим суровым языком плаката....

Почти в конце Великой Отечественной войны я закончила мединститут и в новенькой форме лейтенанта медицинской службы прибыла по назначению в дивизионный госпиталь. Госпиталь расположился в женском католическом монастыре только что освобождённого польского городка.

Командир госпиталя, полковник медицинской службы, он же и главный хирург, установил добрые и доверительные отношения с аббатисой монастыря. По уговору с ней, часть главного зала для богослужений и боковые приделы костёла отделили деревяннной отгородкой для госпиталя. Правда, вовсе не до высокого свода костёла, а высотой всего-ничего метра в два с половиной. У раненых появилась возможность слушать игру органа, мессы и пение хора, зато верующие могли услаждать слух стонами и матюгами соседей.

Монахини стали вольнонаёмными санитарками и сиделками. Госпиталь временно принял их в штат и поставил на довольствие. Если возникала нужда, им оказывали медицинскую помощь да оделяли лекарствами. И - немаловажно - своим присутствием советские военные охраняли монастырь от мародёров и бандюганов, этих шакалов войны - территорию только освободили от немцев, фронт ушел километров на 60-80. Выздоравливающие бойцы помогали и в монастырском хозяйстве, выполняли всякие мужские работы. Увы, кроме главной: с этим у нашего полковника было строго. Женский персонал госпиталя разместился в кельях, когда выделенных, а когда и совместно с монашками.

А вообще полковник наш был человек замкнутый, суровый, с красными глазами от недосыпа - за хирургическим столом выстаивал по две смены, а если было много раненых, то и все три. Да в отличие от остального командного состава не завёл себе ППЖ - полевую походную жену, хотя мужчина был вовсе не старый, видный из себя, да при том всем нам отец, бог и воинский начальник. Многие врачихи и сёстры клали на него глаз, раскатывали губу и откровенно к нему мылились, но он на это положил и сделался для всех неприступным утёсом.

Говорили, что у него пропала без вести семья - мама и жена с двумя детками. В составленных с немецкой педантичностью списках уничтоженных в концлагерях их пока не обнаружили. У него ещё оставалась надежда, в одном из откровений наседавшей на него даме он обмолвился - верит в примету, если ни с кем не свяжется, семья найдётся.

Вообще-то окружающие меня считали красавицей, при моём появлении у молодых мужчинок начинали блестеть глаза, и они начинали козликами прыгать вокруг. Более пожилые подтягивали животы и становились мягче, добрее и где-то даже романтичней. Когда же я предстала под красны очи моего начальника, в новёхонькой форме лейтенанта медицинской службы для её прохождения, полковник лишь мельком глянул моё направление, сухо пожелал успеха.

Меня такой приём даже немного покоробил, а пока я коробилась, мой начальник без всяких там сантиментов приставил меня к доктору-терапевту, опытному - как профессионал, но молодому по возрасту симпатичному капитану медицинской службы. Нашей задачей была предварительная сортировка раненых и послеоперационное выхаживание. Я рьяно приступила к выполнению медицинских обязанностей, сбылась мечта, которую лелеяла все годы ускоренного обучения в эвакуированном на Урал московском мединституте.

А жить меня поселили в келье с молодой монашкой Ядвигой, работавшей санитаркой под моим началом. Через несколько дней я заметила странности в её поведении: она, проверив заснула ли я, складывала в котомку харчи и ускользала. А ещё просила, если у меня оставались продукты, отдавать ей. Через несколько дней у нас сложились доверительные отношения.

В конце концов, мы были ровесницами, вместе работали да и питали друг к дружке определённую симпатию. Если я таки была комсомолкой, спортсменкой, красавицей, то Ядвига, за спорт и комсомол не знаю, но уж красавицей была точно. Да в монастырь, как оказалось, ушла не для того, чтобы ближе к Богу, а подальше от гестапо, заподозрившего её в связях с подпольщиками.

Гестапо же заподозрило её не зря - она была связной между городскими подпольщиками и сельскими партизанами. Ей удалось ускользнуть из-под самого носа гестаповских менеджеров по сыску да исчезнуть от мира сего. Ядвига взяла с меня клятву на распятии, хотя и знала, что я еврейка, и поделилась своей тайной: она прятала в запущенном склепе на отшибе кладбища костёла еврейскую семью.

Семье удалось сбежать, когда партизанами был пущен под откос эшелон, отвозивший живое топливо для газовых печей в концлагерь. Их подобрали добрые люди и свели с подпольщиками. Мать и деток какое-то время перепрятывали по подвалам да чердакам, пока подпольщики не поручили их Ядвиге, осевшей в монастыре. И вот уже почти два года она, да и другие монашки, посвящённые в тайну, прячут и поддерживают эту несчастную семью.

У меня сразу возник вопрос - а почему Ядзя сразу не известила о своих подопечных наших, освободителей. Она призналась - из страха, вдруг немцы вернутся, война такое дело - сегодня побеждают одни, завтра - другие. И припомнят ей укрывательство опасных врагов рейха и фюрера.. Ну, не верила в возросшую мощь уже победоносной Советской армии, но по этой теме, особенно как для монашки, Бог ей судья.

И тут у меня сверкнуло какое-то озарение-предчувствие - уж не разыскиваемая ли по всему фронту семья нашего полковника? Я напросилась к Ядвиге взять меня с собой - и, о, чудо: это были вроде они, хотя фамилия была другая, но ничего больше выяснить не удалось, мать, предполагаемая жена полковника, потеряла речь и слух из-за сильной контузии при крушении эшелона, а мальчик годов шести и примерно трёхлетняя девочка, ошарашенные появлением женщины в форме, внятно ответить не смогли, внешнего же сходства с полковником в полумраке склепа я не увидала. К тому в семью, которую он разыскивал, входила и его мама, и эта не подходила по составу - другая комплектация.

И всё-таки я уговорила Ядвигу на встречу с полковником. По-любому, заключенные в склепе выбрались бы на волю, он бы помог им вернуться на родину. Ядзя пугливо согласилась, но попросила сохранить всё в полной тайне, мало ли что. Утром я рвалась то ли обрадовать, то ли разочаровать полковника, всё робела к нему подойти: а вдруг это не они?

Да и кто я такая тревожить начальство, обращаться полагалось по команде по команде, согласно уставу, но просьба была очень личная. Короче, я всё-таки решилась и, как певалось в известной песенке знаменитой тогда Клавдии Шульженко, "волнуясь и бледнея", осмелилась:
- Товарищ полковник, разрешите обратиться по личному вопросу!
- Замуж собралась, быстро вы снюхались с Николаем? (Начальство знает всё и про всех - по долгу службы, стук в госпитале, как в образцовом советском учреждении, был налажен превосходно). И он продолжил:
- Неймётся потерпеть несколько месяцев до конца войны? Ладно, что там у тебя, давай покороче!
- Нет, товарищ полковник, у меня не про снюхались - и изложила ему суть дела, да передала просьбу Ядвиги о конспирации.

Он тут же сорвался с места:
- Веди!!! - Однако просьбу о соблюдении всех предосторожностей уважил - задами да огородами, обрядившись в маскхалат, устремился к склепу. А вот тут вся наша конспирация чуть не полетела в тартарары: семья оказалась таки его, и какие неслись из склепа вопли радости, визги истерики,- словами не передать. И слёзы - судьба матери полковника осталась неизвестной, но, скорее всего, она погибла - при подрыве эшелона или уже в концлагере.

Затем подогнали санитарный фургон, спрятали в него семейство с полковником и, сделав крюк, чтобы изобразить явку с вокзала, прибыли в госпиталь, якобы родные полковника отыскались по официальным каналам.

Что и говорить, как счастлив был командир, повеселел, сиял от радости, окружающий пипл даже не удивился метаморфозе. Правда, меня и Ядвигу он попервах пожурил - почему не открылись сразу? Но простил и воздал сторицей: меня через несколько месяцев произвёл во внеочередные старлеи медицинской службы и приказал выйти замуж за Николая.

Я охотно подчинилась приказу, в Николая влюбилась с первого взгляда, с ним произошло тоже, и во мне уже зрел его ребёнок. Благодаря же командиру, случилось то, что должно было случиться рано или поздно.

... Нас сочетали в костёле по красивому и торжественному католическому обряду - Николай был православным атеистом, я - такой же иудейской. Обряд был классным, и нам было пофигу, кто освятил наш брак. В конце концов Бог един, просто разные религии представляют его в выгодных им форматах. А брачное свидетельство командира на казённом бланке госпиталя да последующая примерно комсомольская свадьба отпустили нам религиозный грех перед атеизмом.

... И через положенные 9 месяцев, уже после Победы, родила я мальчишку. Увы, плод был крупный - в высокого Николая. Чтобы не рисковать, решили делать кесарево сечение. Есссно, операцию провёл сам начальник госпиталя, больше никому меня не доверил. Да уже в добротной немецкой клинике, где разместился наш госпиталь перед отправкой на родину и расформированием.

А как сложилась судьба наших героев? Ядвига вышла замуж за сержанта-водителя того самого санитарного фургона поляка Збышека, он как бы оказался посвящённым в её тайну, вроде с этой тайны у них и началось. Я отработала лекарем больше полувека, выросла до главврача крупной киевской клиники. Мой Николай Иваныч стал доктором медицинских наук, профессором. У нас двое деток, старший кандидат медицинских наук, доцент, закончил докторскую, работает в Киевском Охматдете, где папа заведовал отделением. В медицине такая семейственность приветствуется.

Для Ядвиги мы добились звания праведницы народов мира, её фамилия, правда, девичья, в списках знаментого музея Холокоста Яд-Вашем, она получила аттестат праведницы и пенсию от Израиля. У неё прекрасная семья со Збышеком, трое деток, внуки. У жены полковника после многолетнего упорного лечения речь и слух почти восстановились. Спасённые детки тоже подросли, завели свои семьи и стали классными хирургами.

Наша младшая дочка по программе обмена студентами окончила медицинский факультет Сан-Францисского университета. Вышла замуж за однокурсника, американца-католика, но ради неё он принял иудаизм. Свадебный обряд провели в синагоге - в какой-то мере маленький религиозный реванш состоялся. Хотя, конечно, ортодоксальным иудеем наш американский зять так и не стал, лишь пополнил ряды иудеев парадоксальных.

А мы все иммирировали к дочке в Окленд, город-спутник Сан-Франциско. Здесь у неё с мужем небольшая частная клиника, занимающая нижний этаж их большого собственного дома. Мы с мужем уже на пенсии - в нашем очень уж преклонном возрасте сдать на лайсенс американского врача нереально, да и давно уже пора на покой, сколько там нам осталось!

Несколько раз посещали ставший родным монастырь в Польше, не жлобясь на пожертвования...Увы, несмотря на место главных событий в нашей жизни - монастырь, в Бога никто из нас так и не поверил, зато поверили в справедливость случайности, которая свела стольких хороших людей и сполна наделила их счастьем .

Перебирали сейчас с женой старые фотки. На некоторых, нашим с ней дедам
лет на пять меньше, чем нам сейчас. Погоны, ордена, победители...
Короче, вспомнилось... Мой покойный дед прошел всю войну в бронетанковых
войсках, был в звании капитана, имел много орденов и медалей. Когда я
был маленький, мои родители развелись, и дед с бабушкой забрали меня к
себе. С ними я и жил до конца их дней. Дед меня фактически воспитал, и
его рассказы о войне я помню, и могу пересказать до сих пор. Теперь
суть: Семь лет назад я познакомился с очаровательной армяночкой Олей.
Она старше меня на шесть лет, но выглядела (и выглядит) ровесницей.
Буквально, на пятый день знакомства она дала отставку своему солидному
жениху и переехала ко мне, известному на всю округу раздолбаю Лехе-мигу.
Мои родители опешили, а вот её родичи были в шоке. В ШОКЕ, как Сергей
Зверев. Папа отставной подпол, хотел набить мне морду, но это не так
просто, поскольку я все же служил в ВДВ, и будущий тесть ретировался
чтобы не быть посмешищем. Мама-главбух устраивала истерики с паданьем
на колени и завыванием на весь наш двор. Но тут уже и с дочкой было
справиться непросто, так как она все это слышала много раз. Короче
жесть. В общем 1) Моложе на 6 лет, 2) Еврей по национальности, 3) Без
высшего образования 4) Был условно судим 5) Оля хочет взять его фамилию,
и т. д. Дело шло к свадьбе, и мои будущие тесть с тёщей пустили в ход
тяжелую артиллерию: дедушку Армена. Несмотря на свои 92 года (ровесник
моего деда, но тот 10 лет как умер) он сохранял полную ясность ума.
Подходило 9 мая, и неожиданно вежливо пригласили к деду, где собиралась
вся большая армянская семья. Типа, или тебе есть чего стесняться? Ладно.
Оля меня заранее напугала, как её дед умеет давить молодых ребят.
Ничего, говорю, заодно твоей родне объявим, что у тебя уже 2-ой месяц
пошел... Ты моего деда не знала...
Сидим, общаемся, выпили. Меня после ...цатой рюмки понесло рассказывать
про моего дедушку. Дед Армен, до этого вполне (вопреки опасениям)
доброжелательно смотревший на меня и куривший прямо за столом вдруг
помрачнел. Опираясь на палку встал, проходя хлопнул меня по плечу,
пойдем на кухню, покурим. Все очень удивились. С кухни дед шуганул
нескольких, куривших там родственников, и началось...
- Повтори-ка номер бригады где твой дед служил?
- №№№№ Ордена такого-то и такого-то отдельная гвардейская танковая
бригада. - с детства наизусть знаю.
- А где войну закончили?
- Под Прагой, а потом, в 1946 году их на Украину перебросили, подо
Львов.
- Говоришь твой дед ремонтником был?
- Почему? Он до октября 1944 командиром танковой роты был, а потом его
танк подбили, его контузило, и его списали на СПАМ. (Ремонтная часть,
кто не знает)
- А его фамилия М.....ч, - называет фамилию деда... я мягко говоря
охренел.
- Дд-да... А откуда вы...- на меня напало заикание.
- А почему твоя фамилия Т...й?
- Потому что он мой дед по матери, а у меня по отцу.
- Я его видел как тебя сейчас... - дед ругнулся по армянски, - я командиром
роты связи был, при их бригаде... Вряд ли он тебе про меня мог
рассказывать, друзьями мы не были, но по службе общались периодически.
Я перечислил несколько фамилий однополчан своего дедушки, и дедушке
Армену, все кроме одной или двух были знакомы. Я начинал рассказывать
про этих людей, и он подхватывал мой рассказ, иногда поправлял. На
глазах старого армянина стояли слезы.
- Ты её любишь? - спросил дед.
- А разве вы это не поняли?
- Такой же еврей, как и твой дед, вопросом на вопрос говоришь! - сказал
он.
Больше мы виделись. До нашей свадьбы он не дожил. Тесть (про которого я
уже писал) и теща любят меня как родного сына. Они о сыне и мечтали. У
нас Олей двое детей. Дед Рудольф и дед Армен! Спасибо Вам, что Вы
были!!! Постараюсь чтобы правнуки Вас не разочаровали.

Подозрительная личность.
Первый день моей армейской жизни. Нас, новоприбывших, только накормили,
помыли в бане и переодели. После всего мы, 40 человек, оказались в
ленинской комнате. Сидим, молча смотрим на удава с погонами майора,
который неспеша жрет глазами каждого из нас по очереди. Через минут
пять он начал:
- Поздравляю вас, товарищи, с прибытием в нашу прославленную бла, бла,
бла, вам предстоит преодолевать трудности бла, бла, рубежи, бла, бла,
бла.
А теперь к делу. Баня у вас будет раз в неделю. После бани солдату
положена по выбору - либо бутылка пива - 500 млл, либо шоколадка - 100
гр. по выбору военнослужащих.
Лысая аудитория заметно оживилась.
- Отставить разговоры! Встать, смирно! вольно садись. Итак, я продолжу.
Вот передо мной продатестат вашей третьей роты, на довольствие пивом и
шоколадом. Сержант Ватрушкин!
В комнату вошел сержант.
- Принеси-ка из каптерки послебанное довольствие.
Через минуту, сержант припер ящик пива, на нем картонная коробка
шоколада "Аленка". Все мы радостно закричали одними глазами.
- Итак, я буду называть фамилию, вы говорите "Я" и называете, что вы
желаете получать в банный день: пиво или шоколадку.
Пока очередь шла к моей фамилии, я задумался - что выбрать: С одной
стороны, я никогда в жизни не пил спиртного, ни до, ни после, поэтому
пиво мне было даром не нужно, но с другой стороны, я смогу с барского
плеча, отдать свою бутылку товарищам, за ту же шоколадку из чайной.
Пиво-то в чайной не купишь... А с третьей стороны, сегодня они мне купят
шоколадку, а завтра не успеют, я же не буду жлобиться и все равно отдам
им свое пиво, но останусь без "Аленки". Но с четвертой стор...
Майор назвал мою фамилию.
- Я! Выбираю Шоколад!
В комнате стало тихо, как будто я сказал что-то неприличное.
- Товарищ солдат, если вы выбрали шоколадку, то пива вы не получите, вам
это ясно?
- Так точно.
По окончанию списка, майор подошел ко мне вплотную, внимательно
посмотрел, отошел и заорал: Вы все скоты, лентяи и как выяснилось -
алкоголики! Я из вас выбью эту дурь! Пива они захотели! А может вам баб
приводить после бани!!!? Всем встать, выходи строиться! сержант
Ватрушкин, командуйте по распорядку дня.
А вас Штирлиц, я попрошу остаться. Садитесь. (Я сел на место) Майор
посмотрел на меня в упор.
- Я начальник особого отдела.
(В дальнейшем, я научился безошибочно определять особистов, по рыбьему
взгляду) За три года моей службы в этой учебной части, я показывал этот
ящик с пивными бутылками и шоколадками из чайной, уже десятку тысяч
солдат. Но никто из них, НИКТО, не выбрал шоколадку. Пока вы для меня
загадка, но у меня работа, разгадывать загадки.
Вот вам бумага, пишите автобиографию. Очень подробно, на десяти
страницах.
Он долго выспрашивал о родителях, знакомых иностранцах, не служили ли
друзья в нашей части? Даже зачем-то пугал тюрьмой и т. д. (Черт знает,
зачем ему эти фокусы с пивом, скорее всего он был просто садистом). У
нашей роты начался учебный процесс, и только у меня одного не было
допуска и я вместо занятий в секретном классе, спокойно сидел в казарме
и писал письма маме. Целых два месяца, пока майорские секретные запросы
обо мне, летали по секретным адресам, я кайфовал, а служба шла.
Трезвый образ жизни, это иногда не так уж и плохо...

Случилось, это когда мне было годика полтора, со слов папы: мама училась
заочно в институте в Елабуге, ну а меня совсем маленькую оставляла с
папой. Жили мы тогда в деревне, а 1983 году телефоны, естественнно,
устанавливали только фельдшеру да председателю колхоза. Мы с папой
каждую неделю ходили на местный телеграф звонить маме. Ну и в условный
час, созвонились, папа с мамой наговориться не могут, я в сторонке.
Настала моя очередь, на вопросы мамочки поотвечала, мама мне и говорит:
Танюшка, я тебе пальтишко купила... Ну купила и купила, я довольная и
радостная... После переговоров идем с папой домой, и тут он решил
уточнить что мама спрашивала, что говорила.. И тут я выдала:-) Мама
сказала, что она мне БРАТИШКУ купила. Смутно помню саму историю, но как
бежали обратно на телеграф - отлично помню.

Давка перед окошечками в ГАИ. Солидного вида мужичок зажат со всех
сторон. Ему постоянно названивают на мобильный, он перекрикивая толпу
раздает какие-то указания по работе. В один из таких звонков:
- Что? У тебя этого документа нет в компьютере? Ну войди в мой перетащи!
Входишь, пользователь Круглов, пароль...
Тут он замешкался, прикрыл трубку рукой и громким шепотом:
- Трусики стринги!
Оторвал ладошку от трубки и дальше:
- Маленькими буквами, без пробела!

На исдохе советской власти я работал в вычислительном центре одного
ведомства, которое за давностью лет называть не буду. И случилось мне
лечиться в ведомственной больнице. Обстановка там была почти домашняя,
сестры и нянечки относились к больным, особенно к лежавшим не в первый
раз и подолгу, как к близким родственникам. Не удивительно в общем-то:
работой они дорожили, у нас и зарплата была повыше, чем в городских
больницах, и публика почище. Больные отвечали взаимностью.

Если с утра из коридора доносилось звонкое: "Мальчики, готовим
попочки!", обитатели палаты радостно переглядывались: Лиза дежурит! У
нее была легкая рука, уколы в ее исполнении выходили не такими болючими,
как у других, а клизмы - не столь унизительными.

Несмотря на общую романтическую обстановку, приударить за ней никто не
пытался: Лиза, чуть ли не единственная в отделении, была счастлива в
браке и не упускала случая об этом напомнить. Любой разговор она так или
иначе сводила к своему Коле: что он ест, и какие передачи смотрит, и не
пьет почти, и руки золотые, и с детьми возится (у них было два мальчика,
лет пяти и совсем маленький), и с утра, пока все спят, натрет картошки
для дерунов, и даже полы моет.

Вскоре, правда, выяснилось, что работает ее сокровище вахтером на нашем
же ведомственном заводе, и еще четверть своей невеликой зарплаты платит
в виде алиментов первой жене. Так что Лиде приходилось брать
дополнительные дежурства, и "готовим попочки" звучало в отделении куда
чаще, чем сутки через трое.

Однажды к нам поступил новый больной, Сергеич. Начальник средней руки,
страшно словоохотливый, заговорил всех до полусмерти. Когда Лиза в
очередной раз похвасталась мужем (на сей раз он починил соседке утюг),
Сергеич ее перебил:

- Расскажи лучше, Лизавета, где ты с ним познакомилась. Поделись, где
таких берут. Вот все говорят, что перевелись настоящие мужики, а ничего
они не перевелись, просто места надо знать.

- Да здесь же, в больнице. Я в травме работала. А они с дружком на дачу
ехали, пьяные оба. Ну, дружок на ногах не устоял и сковырнул его с
платформы. А там поезд.

- Вот повезло человеку! - засмеялся Сергеич. - Напился, под поезд попал,
а тут такая красавица. Вот выпишусь и тоже сигану на рельсы.

- Не советую - сухо, почти без интонации ответила Лиза. - Ему обе ноги
отрезало. Под корень.

В палате стало тихо. Новички, впервые слышавшие эту историю, молчали,
потрясенные, а старожилы с осуждением смотрели на Сергеича. Тот
встрепенулся:

- Лизавета, да как же ты так? Ты что же, получается, за безногого вышла?
Да ты у нас, оказывается, герой, Лизавета! Маресьев! Про тебя в газетах
надо писать. Только ты что же? Пожалела его, убогого? Или что?

- Пожалела, да. Только не сразу. Это когда к нему жена пришла. Один раз
только и навестила. Заявление принесла на развод. Он подписал, а вечером
смотрю - плачет. Ну как так можно с человеком? Вот тогда и пожалела. А
потом еще раз пожалела, и еще. У нас там перевязочная на ключ
запиралась, удобно жалеть. А потом думаю - куда его выписывать? Не к
матери же в деревню. Директор его обратно на завод взял. Денег только
мало. И только устроился - приходит от этой исполнительный лист. Вот вы
скажите, Иван Сергеич, зачем ей наша тридцатка? Они с новым мужем на
север уехали, тыщи зашибают. Нет, говорит, пускай платит, раз по закону
положено.

- Это кем же положено? - возмутился Сергеич. - Нет такого закона, чтобы
с безногого инвалида алименты брать. Лизавета, пиши письмо в
прокуратуру, мы поддержим. Тем более, что у вас свои дети есть, тоже
небось есть просят.

- Гамбургеры они просят, - слабо улыбнулась Лиза, - только где ж их
укупишь. Поокрывали кооперативов на нашу голову. Писала я, отвечают -
все правильно, по закону. Да пусть она подавится. Коля вон утюги чинит,
я на две ставки работаю. Проживем.

- Лиза, - не удержался я, - а ты говорила, он полы моет. Это как?

- А так и моет. Ползком. Смеется еще. Мне, говорит, удобнее, нагибаться
не надо. Ладно, мальчики, мне еще лекарства разносить.

Мы еще долго обсуждали и Лизу, и Колю, и стерву-жену, а больше всего -
дебильные советские законы. Возмущались, что ничего нельзя сделать.
Только последнее оказалось не совсем правдой, потому что среди
возмущавшихся затесался скромный автор этих строк.

Зарплату и Колиному заводу, и Лизиной больнице начисляли у нас на ВЦ, но
это же бухгалтерия, строгая отчетность, просто так 30 рублей не спишешь,
все должно сходиться до копейки. Однако программиста, возжелавшего
справедливости, такие пустяки остановить не могут. Нашелся вариант, не
нарушавший бухгалтерского баланса.

Пришлось изменить всего несколько строк кода. Алименты с Коли
удерживались в прежнем объеме, и в ведомости по-прежнему указывалось,
что они отправлены почтовым переводом в Норильск бывшей жене. Вот только
на бланке перевода (а их тоже печатала наша программа) имя и адрес жены
подменялись именем и адресом Лизы. То есть несправедливо удержанные
деньги семья тут же получала обратно.

Алиментщиков на заводе было больше сотни, вероятность, что подлог
случайно вскроется, равнялась нулю. Предполагаю, что жена через какое-то
время обнаружила отсутствие переводов и обратилась на завод, только мало
чего добилась. Вот ведомость, вот корешок перевода. На корешке адреса
получателя не было, только фамилия, а фамилии первой и второй Колиных
жен естественным образом совпадали. С нашей стороны все чисто,
разбирайтесь с почтой. А разобраться с московской почтой, находясь при
этом в Норильске, тоже задача нетривиальная.

Конечно, рано или поздно все должно было выясниться. Но это улита едет,
когда-то будет. Те два года, что я после этого проработал на ВЦ,
переводы исправно уходили туда, куда я их направил. А там вскоре
подоспели гайдаровские реформы, и я сильно надеюсь, что к тому времени,
когда улита наконец доехала и Колина бывшая жена получила причитающиеся
ей деньги, на них как раз можно было купить один гамбургер.

Давным - давно эта фраза у нас ходила...
В электричке сидят два парня. Один "клеит" девиц, сидящих напротив,
другой тупо смотрит в окно. Первый расписывает: они моряки дальнего
плавания, всюду побывали, все-то повидали. Правда, Вася? - Да отвяжись
ты... Тот дальше гонит: и денег-то у них немерено, и шмоток-то всяких
полно. Правда, Вася? - Отстань, сказал! Ну тот понес уже совсем
несусветное, девицы не верят, смеются...
- Ну вот хоть у Васи спросите!
- Да отвяжись наконец! ЕЩЕ В ТЮРЬМЕ НАДОЕЛ!!!

В Москве полно ресторанов с религиозной кухней. Есть мусульманские,
православные, кришнаитские и иудейские рестораны.
И вот в одном еврейском ресторане есть правило. Если еврей отмечает день
рождения в этом заведении, ему положена скидка при оплате заказа.
Процент дисконта равен числу прожитых лет. Если вам, к примеру,
полтинник, то получаете 50 % скидки.
И вот пришла недавно компания отметить день рождения своей престарелой
бабушки. Возраст ее - 102 года. Как вы думаете, доплатил ли ресторан 2%
столь ушлым заказчикам?

Пил вчера с русскими солдатами, нет, блин, с подводниками-атомщиками.
Очень опытные ребята. Употребляют исключительно спирт, ласково называя
его шилом.
Далее - история, расказанная одним из них.
Утро. N-ный день автономки начался для меня вызовом к капитану. На
лодке я отвечаю за всякое снабжение, вроде наличия воды в трубах или ее
нужной солености (на лодках опресненную воду подсаливают, чтобы не
нарушался солевой баланс в организмах подводников). Но я спокоен, вроде
у меня все в порядке. Капитан встречает меня подозрительно ласково,
достает стакан 8-), банку шила 8-0 и добрым голосом говорит - Наливай.
Ничего себе денек начинается... Наливаю соточку, на что капитан еще более
добрым голосом - Нет, по полной. Ну что делать, наполняю стакан, после
чего капитан командует - Пей! Стакан шила все-таки немало, но приказ
есть приказ. Пью, глаза на лоб (стакан как-никак), рук судорожно ищут,
чем бы запить, а воды нигде нету. Подбегаю к крану, а оттуда воздух -
пшшш... Воды нет!
А капитан ехидно - Вот и у меня так же денек начался.
Я с перекошеной мордой лица пошел подчиненных строить - Уроды! Капитану
воду перекрыли!
© yanval

история про братано-подобного романтика навеяла.
Когда в америке в командировке сидел, был там у нас некто Витя.
Трудности у него еще на границе начались, когда блок беломора, что он
провозил, отнесли проверить на предмет наркотиков. Ну так внешность у
него - Карелин в молодости, тельняшка и трехдневная небритость. При этом
кандидат наук и обращается к людям исключительно на "вы". Но на это "вы"
флегматичным прокуренным басом у меня складывалось впечатление - ща
кончит издеваться и придушит(хотя понимал что это не так).

Ну дык- возвращается он из прогулки по лос-ангелосу и говорит
- я тут по улице шел, на меня куча каких-то 15-летних негритянских
пацанов выбежала.... лопочут чего-то... ножик показывают...
- и что ?
- я улыбнулся, сказал хелло...
- ну?!!!
- а они убежали....
............
честно говоря, я б тоже убежал...

Всем привет! Вот случай вспомнил.
Ехал я как-то из Владивостока к себе в Хасанский район. Останавливает
девушка, лет 16-17 навскидку, просит подвезти. Отчего же не подвезти,
если по пути...
Едем, разговариваем. Живет в п. Барабаш - это в 50 км. от моря и,
соответственно, Славянки. Спрашивает:
- Кем работаете, если не секрет?
- Водолазом.
- А у вас в море акулы есть?
- Есть, конечно, какое же настоящее море без акул?
- А они большие?
- Да нет, колючая метра полтора будет, а серо-голубая до двух с
половиной, но они редко к нам заходят.
- Опасные?
- Ну любая акула больше 20 см. считается потенциально опасной.
- А вы зимой ныряете?
- Зимой холодно, стараемся не нырять, хлопот много со сборами, да и
навигацию для маломерного флота закрывают с 1-го ноября...

B тут девушка задает вопрос, после которого мне пришлось остановиться,
потому что дальше я машину минут 20 вести не мог:

- А ЧТО АКУЛЫ ЕДЯТ, КОГДА ВЫ ЗИМОЙ НЕ НЫРЯЕТЕ?

©Виталий Ершов

Дело было в Сирии - стране, как известно, арабской, а потому крайне
малопьющей.
Есть у сирийцев своя национальная водка - АРАК. Это можжевеловая
настойка крепостью аж за 50 градусов. Запах у нее отвратительный,
а вкус еще хуже. Поэтому пьют ее обычно разбавленной и со льдом.
Но есть у сирийцев, кроме арака, еще и наши специалисты, работающие в
разных отраслях народного хозяйства по контрактам. Надо ли говорить, что
русские и арак гармонично дополняют друг друга.
Но это, так сказать, вводная. Далее со слов знакомого араба, свободно
говорящего по-нашему.

Подошел к нему один из недавно прибывших русских с просьбой показать, где
этот самый арак можно купить (это у нас спиртное на каждом шагу, а там
места надо знать). Ну он, будучи дружественно настроенным к русским
вообще и к новому сотруднику в частности, решил помочь. Отвез в
христианский район, в известный ему магазин. Приходят они и радостно
заявляют, что дескать им нужно-то всего 2 бутылки арака (емкость 0,4л -
меньше чебурашки). Но продавец на ломаном русском языке их огорчил.
Объявил, что ничего у них не получится, так как в свете случившегося
"cтеклянного кризиса" введено правило - 2 полных бутылки дают только в
обмен на одну пустую.
И спрашивает - "ЕСТЬ ЛИ У ВАС ПУСТАЯ?". Стосковавшийся по наличию спирта
в крови русский смотрит на вожделенный напиток так, что всем понятно -
уйти он не сможет уже физически, организм не послушается.
После долгой паузы он зло, через зубы выдавливает - "ЕСТЬ. ДАВАЙ!".
Продавец в нерешительности берет деньги, протягивает ему бутылки и
пристально осматривает - пытается угадать, откуда он вытащит такой
габаритный предмет.

Наш взяв бутылки, засовывает одну в карман.
Другую открывает и к ужасу окружающих ЗАЛПОМ ВЫПИВАЕТ.
После чего протягивает пустую бутылку продавцу со словами:
"НА, ПОДАВИСЬ!"

.. до того момента как они вышли, в магазине не раздалось ни звука.

Сижу вечером дома, смотрю телевизор. Новости по первому каналу идут, хорошего
ничего н намечается. Скучно. И вдруг слышу выступление нашего доблестного
генерала. Рассказывает он о том, что у боевиков aгония, они мечутся, "потому что
понимают, что зарабатывать деньги грабежами и разбоями в Чечне им больше
не удастся. ДЛЯ ЭТОГО здесь находится армия."

Настроение поднялось на весь вечер:))

Свиньи.

В МВД РФ есть замечательный приказ №220 "О закреплении территории
по подразделениям"...
Итак, в один из отделов линейной милиции на транспорте приходит
заявление, что из вагона поезда пропало полсотни живых свиней.
Поскольку пропажа обнаружилась через несколько дней на конечной
станции, а операм очередной "глухарь" ну совсем не нужен, "в результате
проведенных оперативно-розыскных мероприятий было установлено, что,
согласно справке ветеринара, свиньи прыгали с вагона на длину,
превышающую 2 метра", а посему, согласно вышеупомянутому приказу,
материал был направлен по территориальности "ребятам на земле".
В свою очередь, "ребята", немало удивившись нахальству линейщиков,
нашли 2-х "очевидцев", которые видели, как свиньи "клином" вошли
в воды Финского залива и поплыли в сторону Кронштадта. Материал
переправили в Кронштадт, где, в результате очередных "мероприятий",
было установлено, что свиньи в Кронштадт не приплывали. Материал
передали в водную милицию... Несчастные водники, осознав, что их
сделали "крайними", нашли ... яхту, экипаж которой "видел", как косяк
свиней, сменив курс, поплыл в сторону Финляндии. Воспоследовал запрос
в консульство Финляндии: "не приплывали ли к Вам наши свиньи?"
Обалдевшие финны официально заявляют, что никакие свиньи на территорию
Финляндии не прибывали... Измучившиеся водники пишут в отказном
материале: "В связи с наблюдавшимся **.**.98 волнением на Финском
заливе, оцениваемым в 2 балла, СВИНЕЙ ПРИЗНАТЬ ПОГИБШИМИ В БОРЬБЕ
СО СТИХИЕЙ"... Материал был сдан в архив...

О медведях на клюкве
Как многие здесь эта история - реальна.
В эти выходные мой отец со своей конторой ездил за ягодами.
Решили они в этом году поехать в один из отдаленных районов
нашей необъятной Вологодской обл., куда только вертолетом,
либо пароходом можно добраться.
Надо сказать, что работает он в управлении пароходства и
коллектив сплошь женский (бухгалтерия :-). Запрягли они
под это дело пароходик и через 2-4 часа прибывают на место:
глухое болото, пышный мох, редкий лесок на десятки километров
и местный лесник-егерь-встречающий.
Крепкий дед с окладистой бородой инструктирует теток -
как вести себя на болоте: "Места здесь глухие...
Людей не бывает...
Зверь здесь непуганый... Медведи водятся.
Если вдруг сзади подойдет любопытный зверь, не пугайтесь,
не кричите и не бегите!"
( примечание: Надо видеть теток, слушают открыв рты, чуть ли
не конспектируют)
Дед: -Вы просто повернитесь к нему лицом,
и спокойно, не делая резких движений - руку назад и мажьте ему
морду, руку назад и мажьте!
Все понимающе кивают наморщенными лбами..., кроме одной:
- Извините, а чем морду-то медведю мазать?
- Когда он подойдет, вы сразу почувствуете ЧЕМ...

2008 год, глубокая осень. Надо мне было попасть в дебри Карелии, поэтому поехал не на БМВ, а на УАЗе, в простонародии-козелок. На обратном пути спустило колесо, не беда-есть запаска, ставлю и еду дальше. Через десяток километров спускает и запаска, качать дырявое камерное колесо- без толку. До ближайшего городка Олонца,где есть шиномонтаж ещё километров 20, пытаюсь медленно ехать на спущенном колесе, но резина сильно шлёпает по арке и крылу. Ножом по боковой окружности срезаю покрышку, и еду дальше на диске.  в Олонце обе "шинки" закрыты так-как время уже далеко за полночь. Сижу в машине у закрытого шиномонтажа в полном расстройстве, мимо идут какие-то парни, и тут меня осеняет мысль! Спрашиваю- Ребят, а где тут у вас отдел милиции? читать дальше 

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru