-
10 2017 .


К вопросу о "смеяться при слове "лопата"

Знаменитый юморист Станислав Ежи Лец дважды бежал из концлагеря. Его ловили. После второго раза ему дали лопату, чтобы он вырыл себе могилу. Этой лопатой он насмерть забил охранника, переоделся в его мундир и сбежал снова, на сей раз - успешно. Впоследствии он говаривал: «Романтик бы нашёл декорации подходящими, и умер. Я юморист. Я убил его лопатой".

Одно время я работал в районной поликлинике и там подружился с невропатологом. Как-то зашел к нему в кабине во время приёма и стал свидетелем такой сцены.
Сидит пациентка, сильно в годах – лет 70-ти – с жалобами на боли неясного генеза. Врач проводит анамнез (опрос пациента, включающий автобиографические детали). Выясняется, что у пациентки 11 детей и она пять раз была замужем. Доктор любопытствует:
- Что так часто меняли мужей, не сходились характерами?
Бабуля:
- Да не в характерах дело, мужики попадались слабоватые - сами сбегали.
- Да, видать, любили вы это дело, мать?
Бабушка непонимающе смотрит на доктора, потом кладет свою ладонь со скрюченными от подагры пальцами на его руку и, заглядывая в глаза, воркует:
- А я и сейчас люблю, сынок.

Не мое,взято с интернета, но за душу взяло.

Сегодня в магазине обратил внимание на бабушку - долго выбирала консервы подешевле. Обратил внимание что в плюс 2 градуса она была в резиновых тапочках... Подошел, встал рядом, помог разобраться с ценниками, потом повел по магазину, кидал в корзину все, что попадалось на глаза)
Купили ей полную корзину продуктов, а она причитала: "Ой, не надо, меня на кассу не пустят, они знают что у меня нет денег". Когда поняла что это не шутка, что я все оплачу и что можно взять все, что ей хочется, взяла сливочное масло и рис. СЛИВОЧНОЕ МАСЛО И РИС!!!
Спросил чего дома нет из продуктов, чтобы понять что еще взять, оказалось, что дома вообще ничего нет. Когда кинул в корзину пару плиток шоколада в глазах появился такая детская радость...у сестренки 3х лет такие же глаза когда шоколадки разрешают есть... Шоколад бабушка очень любит, только вот покупать его накладно уже 6 лет как.
Не знала что делать пока до кассы шли - то отказывалась брать продукты, то говорит "тогда скажите, что Вы мой племянник, а то нас не пропустят на кассе", то благодарила и крестилась. Раз она так боялась кассы мне было очень интересно найти того урода, который, когда – то ее не пропустил на кассе с ее - то покупками: 2 консервы и хлеб. 120 рублей.
Она не выходила из дома месяц. Ела консервы, они закончились пару дней назад .
Такими блестящими глазами мне говорила: "Вы знаете, сынок(так и называла на Вы и "сынок" ) я когда из дома выходила, просила Отца небесного послать мне 100 рублей на еду . Я иногда нахожу деньги на дороге, а Вы мне вон сколько купили".
Я иду и мне стыдно. Отвез домой, поднял продукты.
Живет она в доме бизнес класса - кирпичные башни на пересечении Ленинского и Удальцова. Удивился. Оказалось, что квартиру там получила после сноса пятиэтажки, которая стояла на этом месте. Жила с сыном. Сын умер 6 лет назад, осталась одна.
И вот что интересно - ведь в доме много людей обеспеченных живет, они ж знали ее сына, видят, что бабушка давно живет одна и ходит осенью в тапках, что не ест нормально... Поднял продукты, прошел в квартиру.
На полу картон, на кухне вырвана вся бытовая техника (видно что именно вырвана из кухни и боковины кухни поломаны). Объяснила, что это невестка и сестра бабушки вместе сразу после смерти сына вынесла всю мебель, всю технику и больше не появляются - ждут когда бабушки не станет, чтобы заняться квартирой. Вы бы видели как она живет, что у нее было на столе...
Я понимаю, примерно, почему денег с пенсии не хватает на еду - коммуналка в этом доме, консьерж (попробуй не сдать деньги) и прочее стоит раза в 2 больше, чем в пятиэтажке, а другого жилья у бабушки нет, заниматься обменом квартиры страшно - пожилых то убьют, то обманут, в общем поменять квартиру шансов нет. Да и не важно все это.
Важно то, что эта несчастная корзина продуктов, которой ей на месяц хватит стоит 2000 рублей. 2000 ДОЛБАННЫХ РУБЛЕЙ!
В 19 этажном двух подъездном доме бизнес класса люди не могут скооперироваться и не дать умереть бабушке с голоду.
А бабушка - то какая!))) Работала в ЦНИИ космонавтики(кажется так назывался), научный сотрудник, кандидат наук. Пела в Большом когда-то. Посмотрел на фотографии из далекой молодости - какая была красивая женщина!) И такая старость...
Сестра ее звонит раз в полгода узнать умерла она или нет . И каждый раз когда "родственница" слышит, что бабушка еще жива, проклинает ее и кладет трубку. У нее есть внук, невестка, которая так же ждет когда она нас покинет. В общем, товарищи родственники, хрен дождетесь. Будет у бабушки все хорошо. И еда, и одежда, и в санаторий поедет, и вас, с**и, всех переживет, я постараюсь.
На прощание услышал столько добрых слов...не знала что делать - то ли благодарить, то ли не задерживать, то ли плакать. Сказал что буду иногда заезжать. Вернулся домой, открыл FB, тут же увидел у друга описание похожей ситуации в магазине ,еще раз убедился, что ситуация просто ахтунг.
Одинокий старый человек может умереть от голода в доме, где все соседи в курсе, что человек недоедает и у каждого есть возможность без напрягов для своего бюджета продлить жизнь бабушки.
Всем похер. Даже не так - всем пооооооооохер.
Приедут врачи, оформят как-нибудь и нет человека. На космонавтику человек работал, разрабатывал начинку аппарата на котором Гагарина в космос отправили. Все равно.
Умрет от голода и все - никому не интересно.

Маркиз-Карабас

Знакомство
Как-то зашел я в гости к приятелю и увидел у него очень красивую кошечку сиамского окраса, бело-дымчатую, с темной мордочкой и лапами. Теперь-то я знаю, что она была точно не сиамской породы, те короткошерстные и с большими ушами, но тогда все кошки подобного окраса по умолчанию считались сиамскими. Самое главное – она было очень красивой, мне захотелось такую же, я встал в очередь на котенка и через полгода получил его. Это был чистый ангелочек, белый с намечающимся сиамским окрасом, с голубыми глазами, которые в темноте светились ярко-малиновым светом, с открытым и наивным выражением на мордашке. Назвали мы его Маркизом. Я с ним прожил несколько месяцев, он уже начинал самостоятельно выходить на улицу (уточнение для защитников животных – в то время в Гурьеве, в Казахстане, где я тогда жил, все коты выходили гулять на улицу, исключений я не знал). Мы жили на третьем этаже обычной пятиэтажки, под нами жил здоровенный рыжий кот. Он частенько ждал на лестничной площадке хозяев, и, когда Маркиз пытался спуститься вниз, не пускал его. А потом меня забрали в армию.

Встреча после разлуки
Когда я вернулся из армии, Маркиз встретил меня неприветливо. Когда я зашел в квартиру, он пошел мне навстречу с каким-то негромким, но злобным рычанием, как собака. Мама быстро успокоила его: «Маркиз, это свои, не трогай его, иди отсюда». Потом мне рассказали, что кот вырос настоящим бандитом. Он уже порвал штаны соседу, который имел неосторожность зайти в гости. Когда Маркиз сидел возле двери в ожидании, когда кто-нибудь придет, проходящие боялись даже на метр приблизиться, он начинать рычать и бросаться. Я смотрел на маленького, компактного, очень красивого котика и не верил.
Утром я проснулся поздно, в квартире мы остались одни с котом. Было жарко, я ходил по дому в одних… сейчас бы это назвали шорты… проще говоря – в трусах. Захотелось погладить котика, я быстро подхватил его на руки и посадил на коленки. Котик был легкий, килограмма три – четыре от силы. Начал я его гладить. Первый раз провел рукой по шелковистой шерстке, кот слегка наклонил голову и поджал уши. На второй раз он уже недовольно повернул голову, посмотрел на меня и весь сжался. На третий раз он развернулся и слегка обхватил руку лапами со слегка выпущенными когтями, мешая мне гладить. Но нас-то этим не остановишь! Я вытащил руку и погладил его в четвертый раз. И тут он схватился за руку когтями и довольно больно, но не до крови, укусил ее. Я схватил котика двумя руками и отбросил его метра на три на пол. Любой другой кот тут же отбежал бы подальше и спрятался. Но, как оказалось, я еще плохо знал своего Маркиза. Он приземлился на все четыре лапы, развернулся и медленно пошел в мою сторону. Глаза у него загорелись тем самым малиновым светом, только он совсем не походил на тот фонарик, который был у него в детстве. Почувствовав неладное, я встал с кресла. И тут кот прыгнул прямо на ногу и начал драть ее когтями. Я отбросил его ногой, но он тут же бросился на вторую.
Посреди комнаты стояла новая ванна, приготовленная под замену. Надо было спасаться, недолго думая, я запрыгнул в нее. Кот не стал прыгать следом, он ходил по кругу вокруг нее и совершенно по-собачьи рычал. А я стоял в ванне посреди комнаты, по ногам текла кровь, под руками не было ничего, и ждал, пока он успокоится. Я, командир отделения из шестнадцати человек в самых грозных войсках, позорно прятался в ванне от собственного кота, которого сам же и принес! Месть моя будет страшна! И я высунул ногу из ванны. Кот тут же направился в эту сторону. Нет, пожалуй, месть подождет, еще немножко постоим в ванне, пусть он успокоится. Да и кровь пусть подсохнет, с ванны ее легче убирать, чем с ковра.
Две недели после этого я был объектом шуток всех приятелей:
«Странно, я всегда считал, что женщины спину когтями царапают, а у тебя царапины на ногах.»
«Интересно, от кого это ты так удирал, что тебя, даже цепляясь за ноги, удержать не смогли?»
«Где ты служил, говоришь? В пустыне? Мда, это заметно.»
«Мне тут недавно Камасутру с картинками дали на сутки, так там таких способов, с ногами, не было вроде».

Укрощение строптивого
После того, как я вылез из ванны и заклеил царапины, я одел крепкие широкие штаны, взял пару полотенец потолще и пошел заниматься дрессировкой. Моей задачей было сделать так, чтобы кота можно было гладить. Одной рукой, замотанной в полотенце, я его поймал, другим полотенцем быстро замотал и приступил к обучению. Я начинал его гладить, как только он пытался укусить или высунуть лапу, чтобы царапнуть, получал легкий подзатыльник. Жестоко, не спорю, но это же было не воспитание комнатной собачки, а укрощение боевого зверя чудом выжившей жертвой. Кот оказался весьма неглупым, на второй или третий раз он уже все понял, осознал и смирился. И в дальнейшем я мог его спокойно гладить. Он прижимал уши, отворачивался, всем своим видом показывая, как ему это неприятно, но – терпел.

Как аукнется, так и откликнется
Однажды я зашел подъезд, Маркиз выскочил из подвала и пошел вместе мо мной в квартиру. На площадке второго этажа я увидел рыжего кота, про которого совсем забыл, он давно не попадался на глаза. И тут рыжий увидел Маркиза. Мгновенно и беззвучно он исчез. Я запустил Маркиза домой, вдруг драться начнут, а рыжий почти в два раза больше, и пошел посмотреть, куда он делся. Рыжий забился в самый дальний угол пятого этажа и сидел там тише мыши, боясь дыхнуть лишний раз. Если бы дверь на крышу была открыта, он бы наверняка там среди труб прятался.

Коты
Как-то мы вдвоем с Маркизом сидели дома. Внизу, прямо под балконом, собралась целая куча котов, штук пять-шесть, которые гнусными голосами начали орать друг на друга. Маркиз услышал крики, выскочил на балкон, посмотрел вниз и тут же побежал ко мне, намекая на то, что его надо бы выпустить на улицу. Я тоже сходил на балкон, посмотрел, и решил не выпускать. Котов много, все больше него размером, еще подерут, с его-то характером он явно туда не песни петь собирается. «Сиди дома, в общем.» Маркиз опять выскочил на балкон, посмотрел и побежал обратно. Он подбежал к двери и замяукал возле нее: «Открывай скорее!». Я оставался глух к крикам. Маркиз начал метаться, он то терся об ноги, что для него было совершенно не характерно, потом подбегал к дверям и орал оттуда, подзывая, то опять выскакивал на балкон и тут же выбегал обратно в нетерпении. Всем своим видом он показывал: «Хозяин, выпусти, ну душа же горит!»
Я держался стойко. В очередной раз выскочив на балкон, он посмотрел на орущую внизу гопоту и тут не выдержала душа поэта: «Что за крик, а драки нет?» Не раздумывая долго, он с боевым криком прыгнул вниз с третьего этажа прямо в толпу и тут же начал раздавать всем тумаков. Этакий боксер-легковес против кучки амбалов. Или более наглядно: Костя Дзю разгоняет зарвавшихся хулиганов.
Через несколько секунд площадка опустела, а Маркиз побежал догонять отстающих.

Неразменный рубль
Как-то раз я увидел, что Маркиза поймали местные ребятишки лет десяти-двенадцати и несут куда-то со двора. Надо добавить, что при всей свирепости характера Маркиз никогда не обижал детей, он позволял им то, что никогда бы не позволил взрослым. «Боец ребенка не обидит», в общем.
Догнал я их: «Куда это вы моего котика потащили, интересно?» Оказалось, куда подальше – продавать. Породистых котов тогда в Гурьеве практически не было, а Маркиз был очень красивым котом. Оказалось, что это уже не первый случай, они его уже два раза продавали за червонец, а один раз – аж за целых двадцать пять рублей! «Дяденька, вы не переживайте, он быстро вернется!» Ха, кто бы сомневался! Мне даже стало немного жалко этих покупателей. Хорошо, если он просто сбегал он них!

Кот и пес
Маркиз сидел возле подъезда и занимался собственным туалетом. В данный момент он тщательно и неторопливо облизывал свою правую лапу. Окрестности подъезда по умолчанию тоже считались его территорией.
Из-за угла дома выбежала крупная, размером с овчарку, дворняга. Увидев кота, она радостно залаяла и понесла к нему. В ее беге читалось: «Сейчас развлекусь, погоняю котейку!»
Кот продолжал сидеть спиной к ней и спокойно вылизывать лапку. Собака подбегала все ближе, но было заметно, что она начинает впадать в легкое замешательство. Кот не только не собирался убегать, он вообще и не думал обращать на нее внимания. Собака, все также продолжая лаять, но уже без прежнего энтузиазма, слегка замедлила бег. И вот, когда до кота оставалось метра три-четыре, Маркиз перестал облизывать лапу, расслабленно повернул голову в сторону собаки и слегка наклонил ее. Он даже не пытался напугать собаку, не шипел и не выгибал спину, просто с видом аристократа, услыхавшего шум на конюшне, посмотрел на собаку. В его позе читался немой вопрос: «Тут вроде кто-то шумел, или мне показалось?» И собака сразу затормозила всеми четырьмя лапами. Она остановилась и поджала хвост. На морде и в позе у нее было написано: «Это я тут… гуляю… мимо пробегала просто… не беспокойтесь, не беспокойтесь, уже ухожу…» Она подобострастно завиляла хвостом, развернулась и побежала обратно. Даже сзади было видно, как она облегченно выдыхает: «Уффф,… Пронесло!»
Маркиз отвернулся и продолжил облизывать лапу.

Мамин-Сибиряк (с)

Почему я ушел из школы.
В далеких 1997-2003 гг. я работал в сельской школе заместителем директора по УВР(учебно-воспитательной работе), если проще - завучем. заманили меня на эту расстрельную должность обещанием директорства, но, как это часто бывает, директор школы, а по "счастливому совпадению" еще и жена директора районного департамента образования и до сего дня стоит у руля этой школы. Мои с ней отношения наверное можно назвать своего рода "любовью", поскольку "любила" она меня на каждом совещании и в промежутках между ними. Причина такой "пламенной страсти" - дочь директрисы, шкодливая высокомерная особа, которая пыталась управлять школой вместе, а иногда и вместо мамы. Со мной этот фокус не прокатил, девочку я корректно поправил, но обрел в лице ее мамы "заклятого друга". Теперь сама история.
Школа, как я уже писал, находилась в сельской местности, соответственно многие бытовые заботы лежали на плечах школьников. Одной из наиболее неприятных была обязанность вывозить мусор из контейнеров около школы. Этой мусоркой пользовалась большая часть окрестных жителей, она постоянно была переполнена и проч. Обычно вывоз мусора осуществлялся следующим образом. В начале зимы, когда температура опускалась ниже ноля градусов, чтобы не так сильно воняло, к помойке подгоняли тракторную тележку, вываливали мусор на землю и лопатами закидывали в тележку, потом ее транспортировали на ближайший полигон ТБО. "Почетная" обязанность по мусора всегда возлагалась на учеников выпускного - 11 класса. В этот раз все было как обычно,и, наверное, не было бы никаких последствий, если бы не одно "но". Я шел из учительской и случайно выглянул в окно, там в самой середине мусорной кучи стояла директриса и ее дочка, а вокруг работали одиннадцатиклассники, разгребая мусорные завалы. Дернуло же меня за язык! Мой комментарий: "Наконец-то они нашли свое место в жизни!" облетел всю школу со скоростью света.

На обычной приподъездной скамейке обычного московского дома сидят две
бабушки. Глядя на них, кажется, что так было всегда, но дом и скамейка
появились только в 1978 году. Снесли типовую московскую деревню и на ее
месте выстроили новые, многоэтажные дома. Сейчас бабушкам по девяносто
лет и происходят они из той самой снесенной деревни.

Обычные бабушки на обычной скамейке. Все жильцы подъезда, без всякого
исключения, здороваются со старушками с улыбкой и некоторым пиететом.

Раз в две недели к дому подъезжает большой черный джип, нехарактерно
долго паркуется, так чтоб никому не мешать, из машины выходит высокий
сорокалетний пижон с объемистыми пакетами "Азбуки вкуса" - специального
магазина по продаже съестных понтов. Бабушки называют пижона Толстым,
хотя из лишнего веса у него только пакеты со снедью, пижон же величает
бабушек Павлой Сосипатовной и Марией Ильиничной. Толстый подходит к
старушкам, и они недолго разговаривают. Через полчаса, оставив пакеты на
лавочке, Толстый тепло прощается и уезжает. По праздникам вместе с
пакетами остаются цветы. Обходительного пижона можно было бы принять за
внука одной из бабушек, но почти все жители дома знают, что это не так.
Толстый - продюсер одного из российских телеканалов и родственных связей
с нашими старушками не имеет вообще: никого из родни у бабушек не
осталось и бабушки сидят на скамейке.

Сидят, иногда обсуждают "куда катится этот мир" и зачем сын тетки со
второго этажа уехал в Америку, когда и здесь неплохо работал на заводе.
Они разные. Павла Сосипатовна охотно откликается на "баб Пашу", а на
"баб Машу" Мария Ильинична обиженно поджимает губы. Мария Ильинична,
сидя на скамейке, обычно читает Донцову с Марининой, а баб Паша не
читает ничего, зато так внимательно разглядывает проходящих мимо и так
много о них знает, что любой офицер ЦРУ за такие подробные сведения
заложит свой агентский значок. Если, конечно, офицера заинтересуют
жители обычного дома в спальном районе Москвы.

Они разные, хотя родились в одной деревне. Мария - в семье сельских
учителей, а Паша - в нормальной деревенской семье. В семнадцать лет
Мария собралась в институт и замуж, а бойкая комсомолка Паша никуда не
собиралась, но завербовалась на Колыму и уехала, увезя вместе с собой
жениха Марии Ильиничны. Так получилось. Потом получилось так, что Мария
Ильинична, отучившись в институте, до семидесяти проработала
учительницей литературы, замуж так и не вышла и детей завести не успела.
Как и Паша. Пашин муж и бывший Машин жених, через год после отъезда на
Колыму замерз там по пьяной лавочке, Паша вернулась в деревню и стала
работать в колхозном саду.

Колхоз сделали совхозом и закрыли, колхозный сад частью вырубили,
деревню снесли, построили на ее месте дом и поставили лавочку. В доме
дали квартиры почти всем деревенским. Баб Паше однокомнатную на седьмом,
а Марии Ильиничне как учительнице целую двухкомнатную на пятом.

Прошло некоторое время и они встретились на лавочке. Старость и
одиночество приглушили старые обиды и они подружились. Подружились до
такой степени, что решили жить вместе у Марии Ильиничны, а баб Пашину
квартиру сдавать. Вдвоем жить дешевле, да и от сдачи квартиры неплохая
прибавка к пенсиям вышла. Квартирантка нашлась быстро. Таких
квартиранток в Москве пруд пруди: красивая молодая девушка приехала
покорять телевидение, эстраду и цирк сразу, театр и кино чуть погодя, а
потом и всю Москву целиком, чтоб не размениваться. Жиличку звали Ленкой,
платила она аккуратно, в квартире не безобразила, а что к ней иногда
мужики ходили, так и дело молодое, как сказала баб Паша, и на
телевидение можно попасть только через постель, я читала, как
согласилась с ней Мария Ильинична.

Они, как всегда, сидели на лавочке, когда перед домом появился большой
черный джип. Большие колеса нагло преодолели невысокий бордюр, джип
влез на тротуар и замер в полуметре от старушек, почти перегородив
проход и закрыв бабушкам обзор.

Мария Ильинична хотела было попросить водителя убрать машину подальше и
уже начала литературно-правильную строить фразу, а баб Паша уже открыла
рот, чтоб послать водителя еще дальше, чем Мария Ильинична, как дверь
джипа открылась, из нее выкатился пижонистый толстый мужик, вытащил за
локоток хихикающую Ленку, крикнул старушкам "Привет девчонки" и скрылся
в подъезде.

Девчонки и слова сказать ему не успели. Только чуть погодя баб Паша
выругалась, Мария Ильинична обижено нахохлилась, они обсудили куда
катится мир с черными джипами, телевизионными квартирантками и ейными
толстыми пижонами. И решили попенять Ленке на неправильную парковку
машины ее молодого человека, иначе они на ейного хахаля в милицию
заявят.

Разговор с Ленкой результата не дал. Вообще-то Ленка полностью
согласилась, но через день опять приехал черный джип и запарковался еще
ближе к лавочке.

Не возымели действия и разговоры с толстым пижоном. На все справедливые
претензии Марии Ильиничны и на еще более справедливую ругань баб Паши,
толстяк неизменно отвечал: "не ворчите, старушенции, я не на долго, а
только до утра", - подхватывал Ленку под локоток и скрывался в подъезде.

Целую неделю шел дождь. Бабушки не выходили на улицу, но и из окна им
было прекрасно видно, что большой черный джип продолжил наглеть,
докатился прям до скамейки и индифферентно поблескивает мокрой крышей.
- Так больше нельзя, - заявила Мария Ильинична, - в нашем дворе стало
невозможно жить, надо что-то делать.

- Я ему колеса проткну, - решительно ответила баб Паша, - ножиком. Раз -
и все. А, Марья, ты на шухере постоишь в подъезде.

- Он же вообще отсюда не уедет, если ему колеса проткнуть, - логично, но
робко возразила Мария Ильинична.

- И пусть! - баб Паша не теряла решительности, - пусть не уедет! Зато
когда приедет в следующий раз, будет знать!

Подруги еще немного поспорили, а когда кончился дождь они спустились
вниз, Мария Ильинична заговорила с консьержкой, а баб Паша быстро вышла
из подъезда, и оглянувшись, полоснула ножом по колесу джипа. Колесо не
поддалось. Потыкав в колесо ножиком для убедительности и не добившись
результата, баб Паша вернулась в подъезд, оторвала Марию Ильиничну от
разговора с консьержем и потащила в лифт.

- Не берет твой ножик его резину, - громким шепотом начала она еще в
лифте, - хилый. Надо еще чегонить придумать. Думай, Машка, теперь твоя
очередь, не зря ж тебя в институте учили.

- Можно сахара в бензобак насыпать, - подсказала Мария Ильинична, - я у
Марининой читала, - и, неожиданно для себя продолжила, - а можно
презерватив с водой из окна скинуть, как у Донцовой.

- Чего скинуть?!! - остолбенела баб Паша, - чего?!!

- Презерватив, - повторила Мария Ильинична и покраснела.

- Гондон, значит, - резюмировала баб Паша, - хорошая мысль! И нечего на
него сахар переводить! Шиш ему, а не сахар. У кого, говоришь, читала?

- У Донцовой так написано, - начала оправдываться Мария Ильинична, -
или у Бушкова. Не помню я, Паш.

- Бывает и у твоих Донцовых в книгах нужные вещи, Маша. Надо будет
почитать послезавтра.

- Да я прям сейчас тебе книгу дам, - Мария Ильинична решила отвлечь
подругу чтением, - прям сейчас.

- Не, прям сейчас я устала и спать хочу, - подытожила баб Паша, - только
послезавтра получится. Потому что завтра мы идем за презервативами.
Знаешь, хоть, где их продают-то?

- Конечно знаю: в аптеке? - полувопросительно полуутвердительно ответила
Мария Ильинична и опять покраснела.

- Эх, - вздохнула баб Паша и подбоченилась, - отсталая ты Машка. Их
сейчас в любом магазине продают. Но пойдем мы в аптеку. Она к нашему
дому ближе любого магазина, раньше всех открывается и там аптекаршей
Лидка работает, Серегина дочка. А сейчас давай чай пить и спать
ложиться. Темнеет уже.

Через час баб Паша похрапывала у себя в комнате, а в соседней комнате
ворочалась Мария Ильинична. Она никак не могла заснуть и все пыталась
понять, как правильно построить фразу, чтоб она не звучала наименее
пошло: "Лида, дайте мне, пожалуйста, презерватив" или "Будьте так добры,
Лида, дайте мне, пожалуйста, презерватив". Ничего не придумав, она
все-таки заснула.

Чуть только открылась аптека, бабушки проскользнули во внутрь и
зашептались возле витрины: Мария Ильинична пыталась отговорить подругу
от покупки.

- Представляешь, - шептала она, - вот попросишь ты у Лиды презервативов
и что она о нас подумает?

- А ничего не подумает. У нее работа такая: продавать чего скажут, -
возражала баб Паша, - не хочешь помогать - отойди, я без тебя справлюсь.

Старший провизор Лидия Сергеевна сразу обратила внимание на двух
знакомых старушек.

- Баб Паш, Баб Маш, - окликнула она их, - вам непонятно чего? Вы
спрашивайте, я поясню.

- Все нам понятно, Лид, - баб Паша наконец-то вывернулась от подруги, -
все понятно, ты нам гондонов дай на все!

И ляпнула на прилавок сторублевую купюру.

- Вам какие, гладкие, ребристые, со вкусом клубники, или банана, - на
автомате выпалила Лидия Сергеевна, и тут до нее дошел смысл просьбы, -
Чегооо?!!!

- Презервативов по-вашему, - поправилась баб Паша, - на все давай. А
ребристые они или клубничные нам с Машкой уже похеру. Сама понимать
должна не маленькая чай.

Дома бабушки попробовали наполнить презерватив водой в кухонной мойке.
Изделие растянулось, раздулось, заняло весь объем раковины и начало
выползать наружу.

- Батюшки...- удивилась Павла Сосипатовна, успев закрыть кран, - как же
мы его отсюда достанем-то, чтоб он не лопнул?

Старушки задумались. Наконец у Марии Ильиничны появилась идея.

- Давай воду сольем, положим его в пакет с ручками, а потом воды нальем
и из раковины вынем.

Все было выполнено. Презерватив, наполненный почти пятнадцатью литрами
воды, оказался в полиэтиленовом пакете с ручками, а "горлышко" его
перевязано веревочкой для надежности. Совместными усилиями бабульки
вытащили пакет из мойки и приспособили его на подоконник, надев ручки
пакета на оконную завертку.

Оставалось только дождаться благоприятного момента и скинуть пакет вниз
на джип. Благоприятным моментом старушки сочли тот момент, когда толстый
пижон садился в машину. Целилась баб Паша.

- Поехали! - злорадно сказала она и пакет полетел вниз.

Старушки отпрянули от окна. Внизу сильно хлюпнуло, раздался тихий, но
внятный "памп" - так пробка вылетает из бутылки шампанского и мужской
голос матерно выругался.

- Попали! - обрадовалась Мария Ильинична, - давай посмотрим?

- Убилииии!! - заголосила внизу какая-то женщина, - человека убиииили!
Милиция! Вызовите милицию!

- Я тебе посмотрю! - мгновенно отреагировала баб Паша, - а ну отойди от
окошка. Не в джип мы с тобой попали-то, а в толстого этого. Насмерть
видать. Слышь, как внизу надрывается?

- И что же теперь делать? - растеряно прошептала Мария Ильинична, и
старушки задумались.

- Знаешь, что, Паша, - продолжила Мария Ильинична через полчаса, - я
думаю, что нам надо явиться с повинной. Убитому этим не поможешь, но
совесть наша будет чиста.

- С повинной, так с повинной, - согласилась Павла Сосипатовна, - за
такого вредного мужика много не дадут, а по старости могут и вообще не
посадить. Пошли. Только надо в чистое переодеться и теплое с собой
взять. Вдруг все-таки заберут?

Через полтора часа после запуска пакета по джипу, переодетые в чистое,
старушки спустились вниз и вышли из подъезда. В руках у каждой был
узелок с теплыми вещами.

Большой черный джип стоял там, где и стоял только вокруг были натянуты
красно-белые ленты, а на лавочке сидел милиционер и что-то писал в
блокноте. Невдалеке суетилась еще парочка в милиционеров и стояла машина
скорой помощи с открытыми дверями.

- Кто здесь старшой-то, милок? - заискивающе спросила баб Паша, - не ты
ли?

- Я, - устало ответил милиционер, отрываясь от блокнота, - я здесь
старший, а вы гражданки проходите, здесь посторонним любопытствовать не
положено.

- Так, какие же мы посторонние, - еще более заискивающе удивилась баб
Паша, - мы не посторонние, ведь это ж мы его...

- Что "вы его"? - опять не понял милиционер, несмотря на подполковничьи
погоны, - проходите, бабушки, не мешайте работать бригаде.

- Экий ты непонятливый, - заискивания в тоне баб Паши стало меньше, -
русским языком тебе говорят: это мы его грохнули. Случайно.

- Кого грохнули? - до подполковника никак не доходило.

- Так труп же, господи! - рассердилась на глупого милиционера баб Паша,
- труп мы грохнули.

- Вы грохнули труп? - подполковник все еще ничего не понимал.

- Разрешите я объясню, - вмешалась в разговор Мария Ильинична и не
дожидаясь разрешения продолжила учительским тоном, - вы говорите
глупости молодой человек: труп грохнуть нельзя - он и так уже труп.
Правильно?

- Правильно... - отозвался милиционер

- Вот видите? - продолжила Мария Ильинична, - с трупом мы разобрались. А
мы с Павлой Сосипатовной были очень недовольны тем как паркуется эта
машина, мы неоднократно делали замечания водителю, он нам нагрубил, мы
решили отомстить и скинули на машину презерватив, наполненный водой.
Хотели в машину, а попали в водителя. Случайно. Вам теперь все понятно?
И я хотела спросить: он сильно мучился прежде чем умереть?

- Теперь все понятно, - в глазах непонятливого подполковника запрыгали
веселые чертики, - кроме одного: мне непонятно где вы взяли презерватив.

- Где взяли, там больше нет, - отрезала баб Паша, - ты нас или сажай,
или отпускай, нечего время тянуть.

- Ладно, бабушки, - смилостивился подполковник, - сажать вас я не буду
потому что не за что.

- Эй, Колесников, - крикнул он в сторону скорой, ну-ка давай сюда этого
пострадавшего! Хватит ему валерьянку пить. Тут его дожидаются.

Дверь кареты скорой помощи немного приоткрылась, и на асфальт мягко
выпрыгнул омоновец - большой человек в камуфляжной форме и бронежилете.
У бабушек похолодело внутри.

- Милиционера уделали, - подумала баб Паша и закрыла собой Марию
Ильиничну, - а может и обойдется, ишь здоровущий какой, такого одним
гондоном не пришибешь…

- Прям сейчас и посадят, - мысленно отозвалась Мария Ильинична, вылезая
вперед баб Паши, - а может и расстреляют.

Омоновец, чертовски напоминающий трехстворчатый гардероб, доставшийся
баб Паше от родителей, пошарил в машине правой рукой, ухватил там,
что-то невидимое бабушкам, извлек оттуда небольшого роста мужичка в
мокрой черной одежде и повел его к лавочке.

Голова черного мелко тряслась, из уголка рта бежала слюна.

- Вот, граждане бабушки, любуйтесь на дело рук, - ухмыльнулся
подполковник. Бабушки удивленно разглядывали черного.

- Ну что, мокрушник, - взгляд милиционера уперся в мокрого насквозь
мужчину, - рассказывай, кто такой, кто заказчик, где взял оружие.

Мужчина тряс головой, пускал слюни и молчал. На последних словах
подполковника глаза его закатились, он пошатнулся и упал бы, но был
ловко подхвачен омоновцем.

- Дааа, - протянул подполковник, - увози его, Колесников, все равно
толку не будет. За всю свою практику первый раз вижу, чтоб контрацептивы
так на людях сказывались. Увози. И это, сильно не пинайте в дороге, а то
совсем ухайдакаете убивца.

- Посмотрели? – подполковник повернулся к ошарашенным бабушкам, - все
понятно?

- Все! – соврала баб Паша, - только я не поняла, где наш Толстый-то?

- Вашего толстого я до магазина и обратно отпустил. Очень он хотел свое
спасение обмыть и спасителей отблагодарить. Вон он, кстати, тащится, -
подполковник кивнул в сторону дороги.

По дороге действительно приближался Толстый. В одной руке он держал
объемистый пакет, в другой…

- Гиря-то тебе зачем? – Брови подполковника взлетели вверх, -
двухпудовая еще.

- А! – Толстый поставил гирю на асфальт, пакет на скамейку и отчаянно
махнул рукой, - такую жизнь надо в корне менять, раз в меня стрелять
начали. Вот и купил по дороге. Хотите шампанского, подполковник? Или
коньяку? – Толстый зашуршал пакетом, - я ж как второй раз родился
получается.

- Коньяк ты мне в машину положи, - качнул головой подполковник, - я при
исполнении не употребляю при посторонних. А шампанское… Шампанское вот
им, спасительницам твоим. Увидели старушки из окна, что нехорошее
затевается и вмешались, удачно применив средство контрацепции, похожее
на презерватив. Так было, бабушки?

Старушки закивали, а подполковник улыбнулся:
- Такие вот у нас пожилые люди сознательные. Геройские, прямо скажем, у
нас люди.

Эту историю в доме знают все жители от мала до велика. Именно поэтому
все очень вежливо и даже с пиететом здороваются с бабушками на лавочке.
Своим пакетом они спасли толстого пижона и предотвратили заказное
убийство.
Так получилось, что толстый продюсер разозлил не только бабушек, но и
гораздо более влиятельных людей. Гораздо более влиятельные люди
продюсера "заказали".

Киллер дожидался благоприятного момента, прячась за открытой дверью
мусоросборной камеры. Когда толстяк вышел из дома и открыл дверь
большого черного джипа, киллер сделал несколько быстрых шагов вперед и
поднят пистолет с глушителем. И даже успел выстрелить. Но не попал.
Потому что за долю секунду до выстрела ему на голову приземлились
пятнадцать килограмм воды в презервативе и полиэтиленовом пакете с
рекламой магазина Копейка.

Почти сразу после событий характер Толстого изменился. Он похудел, стал
обращать внимание на окружающих его людей и даже женился на Ленке. С
купленной гирей он теперь не расстается. Может это произошло потому, что
"гораздо более влиятельных людей" не нашли, как ни искали и он решил
сменить стиль поведения, не знаю. Но во всяком случае спасших его
старушек Толстый не забывает до сих пор.

Вряд ли многие знают, что такое условно-рефлекторная терапия
алкоголизма. Краткая справка. Это советское ноу-хау 60-х годов
разработанное с наивной, но благородной целью привить отечественному
алкоголику стойкое отвращение к спиртному. Технически все осуществлялось
предельно просто. Человек десять вступивших на путь исправления бойцов
рассаживали вокруг большого тазика, давали выпить по соточке, и тут же
вкалывали пол-кубика апоморфина (рвотное, в отличие от своего бархатного
родственника, морфина). Минут через десять тазик заполнялся до краев, и
все расползались по палатам. После пяти таких экзекуций у немногих особо
впечатлительных пациентов действительно возникало нечто близкое к
отвращению к водке, которое будучи неподкрепленным дальнейшими сеансами,
замечательно самоизлечивалось за пару недель.
Короче метод не прижился. Самую блестящую критику условно-рефлекторной
терапии я услышал от своего пациента, Юрия Петровича. Когда его на
лекции перед группой студентов я спросил застал ли он такую методику, он
поморщился, справедливо заметил, что человек не павловская собачка, и
что пьющий денатурат не станет заморачиваться по поводу того противная
водка или нет. И вообще, метод непредсказуем и может привести к
совершенно неожиданным побочным эффектам. На предложение уточнить, что
именно он имеет в виду, Юрий Петрович рассказал, как много лет назад
замечательно скоротал вечерок с приятелем за четырьмя бутылками водки и
своеобразной закуской, состоящей из луковицы, двух кусочков черного
хлеба и десяти банок шпрот. Наш герой в то время служил офицером на
военном корабле, так что собрав волю в кулак нетрезвый, но прямоходячий,
к пол-второму вернулся на корабль и отключился у себя в каюте с чувством
выполненного долга. А еще через час случилась учебная тревога. В
шестибальный шторм корабль вышел в откртый океан.
Юрий Петрович – замечательный рассказчик. За три минуты своего монолога
он провел затаившую дыхание аудиторию через все круги Ада. Скупыми, но
абсолютно точными штихами он нарисовал монументальное полотно под
названием «Я хочу умереть, только чтобы это все кончилось». Поднявшись
до максимального эмоционального накала, до самого крещендо, рассказчик
неожиданно замолчал, снял очки и принялся перематывать синию изоленту
скрепляющую поломанные дужки.
Я осторожно спросил: «А причем здесь условно-рефлекторная терапия?»
Юрий Петрович, худющий долговязый русский интеллигент, проживший полную
унижений жизнь советского алкоголика, но не растерявший чего-то того,
что либо есть, либо нет, посмотрел на меня с сожалением и сказал: «После
этого случая я на шпроты лет десять смотреть не мог».

Училась я тогда в седьмом классе, ещё советской школы. Осенью у нас были
субботники с собиранием листьев и с сжиганием их на костре. Весь наш
класс разбрёлся по территории школы. Так получилось, что я оказалась
рядом с девочкой, страдающей сильным косоглазием. Значит гребём мы с ней
листья возле забора, а забор у нас был из железных трубок. Подходит к
нам с обратной стороны забора дяденька и говорит: "Девочки, хотите пойти
со мной? Я куплю вам всё, что вы захотите". Я в недоумении, с чего такая
щедрость, а девочка как бы глядя на дяденьку, а на самом деле в сторону,
спрашивает: "Мужчина, а у вас писька длинная?" Дяденька оживился, стал
рассказывать про длину своего хозяйства. Когда он закончил, девочка
сказала: "Ну так трахни себя в жопу. Чего ты к нам пристаёшь?" Дяденька
в шоке быстро ушёл. Наверное, решил попробовать.

Нашла мужа на помойке.
Реальная история моих знакомых.
Обычная мамочка-одиночка. Единственный сын, очень болезненный, при родах
была травма, что-то повредили, долго выхаживали, что-то не в порядке с
нервной системой. Врачи предупредили, что ребенка нельзя волновать,
только положительные эмоции. Сын растет, спрашивает про папу. Мама
придумала историю, что папа разведчик, сейчас на задании. Сын требует
подробностей, и мама придумывает, так что получается многосерийный
рассказ. Сын не позволяет выбросить старый костюм бывшего мужа, так что
костюм стал частью легенды. И вот сыну уже 5 лет. Однажды он гуляет
возле дома, мама приглядывает за ним из окна, дело к вечеру. Вдруг сын
ненадолго исчезает из поля зрения, а потом забегает домой и возбужденно
кричит: "Мама, я папу нашел." Мама успокаивает его, но он не слушает,
кричит: "Папа ранен, он там лежит, надо скорее его забрать," - и тянет
маму на улицу. Мама не может его успокоить, идет с ним на улицу. Сын
тянет ее на близлежащую помойку - там обычное дело: лежит пьяный грязный
бомж, физиономия побитая, но живой, шевелится. Мама пытается увести
ребенка, но тот близок к истерике: "Это раненый папа." А ребенка
волновать нельзя. Мама решает завести бомжа домой, может быть покормить,
пока ребенок успокоится да ляжет спать, потом бомжа спровадить, а утром
сыну сказать, что папа снова ушел на задание. Они вдвоем поднимают
бомжа, он смирный, что-то мычит, но потихоньку идет. Завели его домой.
Мама говорит сыну: "Сейчас папа помоется, потом поужинает, но ему мешать
нельзя, так что ложись пока спать." Но сын все еще близок к истерике:
"Нет, я буду только с папой." Вместе заводят его в ванную, мама кое-как
раздевает бомжа, заталкивает его в ванну, включает холодный душ. Бомж
ничего не понимает, но под холодным душем немного приходит в себя,
что-то бормочет. Мама приказывает ему: "Мойся, потом поговоришь." В это
время сынишка тащит в ванную костюм бывшего мужа: "Папа, одевайся." Бомж
слегка приходит в себя, ничего не понимает. Мама жестко говорит бомжу:
"Переодевайся, и ничего не спрашивай." Сынишка тащит бомжа на кухню:
"Мама, папа хочет кушать." Мама вынуждена выставить еду. Сын восторженно
подкладывает бомжу кусочки. Бомж ест, постепенно приходит в себя. Мама
пытается уложить сына спать, но он требует, чтобы папа спал рядом. Мама
вынуждена постелить на полу, сама в полудреме сторожит, как бы чего бомж
не выкинул. Утром та же история: сын ведет гостя в ванную, дает мамину
бритву, потом кормит его завтраком. Но теперь уже гость не выглядит
бомжом: выспавшийся, вымытый, бритый, в хорошем костюме - вид довольно
приличный. Улучив момент гость пытается выяснить, в дело. Мама
объясняет. Потом гость уходит, дав честное слово сыну, что ему надо
выполнить небольшое поручение, и он к вечеру обязательно вернеться. И
действительно вернулься. Но приехал на машине, с цветами для мамы.
История оказалась довольно обычной. Он зам. директора довольно крупного
завода, развелся, стал крепко пить. После очередной пьянки отстал от
собутыльников, не помнит, как оказался на помойке побитым.
Теперь они живут хорошей семьей, родился второй сын. Первый сын окреп,
сейчас ему 8 лет, рассказывает всем, что его папа раньше работал в
разведке, а теперь после ранения работает на заводе.

История реально была несколько лет назад.
Итак, новогодняя ночь, время ноль часов пятьдесят минут.
Гаишник останавливает легковушку. Из-за руля, широко улыбаясь, выходит
немаленький мужик (рост 175, вес 130, 28 лет) в костюме зайчика - белый
комбинезон с хвостиком, чепец с ушами, все как положено.
Гаишник(Г): - Ты чего это в таком виде?
Наш "зайчик" (З): - А чего? Несу вот радость людям, праздник, все-таки.
Г: - Пил?
З: - Не пил.
Дыхнул.
Г: - Ну... а документики есть?
З: - Брат, да ты не поверишь!
И еще шире улыбаясь, "зайчик" предъявил удостоверение офицера милиции.

Очень позитивную историю на днях рассказала мне коллега.

Есть у нее подруга, работающая в фармацевтической фирме. Поскольку по
одному из образований эта подруга - дизайнер, то различные стенды на
выставки оформляет она сама. А поскольку она еще и большой спец в
области фармакологии - то, как правило, около стендов она присутствует,
дабы объяснить блуждающему народу, что к чему.

У подруги есть сын лет шести-семи. Иногда его не с кем оставить дома, и
на выставки он ходит с мамой. Вот и в этот раз сынуля был с ней. Сидят,
скучно, людей практически нет, потому что выходной день, все за городом.
Тут звонит ей водитель, говорит, что привез какие-то буклеты и что надо
их на проходной забрать, потому что у него пропуска нет. Она уходит и
строго-настрого наказывает сыну сидеть на месте, никуда не ходить,
ничего не трогать.

Побежала дама на проходную. Пока водителя нашла, пока буклеты
получила-расписалась, пока коробки до проходной доволокла, пока нашла
тележку, чтобы все это добро довезти до стенда - прошло прилично
времени. И вот идет она к стенду и видит, что народу там - тьма, причем
все смеются, а некоторые даже фотографируют. Бежит. Сына - нет! Зато в
середине стенда висит лист А4, на которым красным маркером написано

"Я КАКУЮ, СКОРО БУДУ"

По ее словам, еще никогда она не принимала столько поздравлений с
облегчением :)

Продолжая истории об общагах и кастрюлях (но не про "сп%$%##ли").

Наш одногрупник Владик был известен своими художественными и
скульптурными талантами. И как-то раз, коротая время в ожидании гонца с
пывом, лепил он из "пластики" чего-то (была тогда такая мотота в продаже
- типа пластилина, но если потом нагреть то отвердеет). Так вот, лепил
он значит и вылепил член - обычный член и надо сказать, еще и с яйцами.

Скульптуру теперь полагалось подвергнуть термической обработке для
затвердевания, что и было проделано путем опускания ее в кастрюлю с
водой и водружения на плиту в общажной кухне. Надо добавить, что
материал для лепки был на этот раз противно-красно-розового цвета...

Прошло совсем немного времени когда мы услышали пронзительный крик на
очень высоких тонах и побежали на кухню. Там стояла группа арабских
студентов и взволнованно обсуждало что-то, тыча пальцами в направлении
Владиковой кастрюли (крышка была уже снята и ее держал один из
перепуганных). Так мы узнали куда пропадают продукты из кастрюль.

Вот знакомая расказала.

Сдает она своее чадо в детский сад. Первый раз и для нее и для него.
Идут, по дороге даются различные указания по поводу подчинения старшим,
ни с кем не ругаться, всех слушаться ну и т. д. Приходят, она быстренько
отбегает в сторону чтобы полюбезничать с воспитательницей и возвращаясь
к ребенку передает его в руки воспитателя (или нянечки?) А сама отходит
в сторону и смотрит вытирая скупую слезу. Няня берет ребенка под руку и
подводит к рядам раздевалочных шкафчиков:
- "Ну",- говорит, - "Выбирай себе шкафчик, который больше нравится".
У ребенка на лице кризис, легкое помешательство, потом бросает тоскливый
взгляд на мамку и протягивает ручку к шкафчику "с грушей". Дальше все
офигели: Он залазиет в шкафчик, робко прикрывает за собой дверку и
говорит - "Прощай, мама..."
Няня в шоке, мама в ужасе, а занавес медленно опускается...

Шорох

Израильское посольство в Киеве. Толпа евреев в очереди. Рассказывает
дама, приехавшая в посольство из другого города.
- Мне посоветовали, когда буду брать с вокзала такси до посольства,
называть таксисту не "Израильское посольство", а "Суворовское училище"
(которое находиться напротив). Сажусь в такси, говорю - мне к
Сувровскому училищу.
таксист: - 20 гривен !
я(грозно): - 15 !
таксист(догадливо): - А, вам, наверно, напротив !

Любимая

Место действия: поляна на некоем еродроме с дропзоной (где людей с
самолетов за деньги спинывают).

Там живет такой пес - овчар немецкий. Очень положительный деятель,
исключительно приятный в общении.
Так вот.

Привезли туда коккера американского, мелкого довольно.
Был он важен немало, очень высокомерно обозревал окрестности и вообще.

Картина маслом. Стоит коккер, брезгливо смотрит на людей, сзади на
цыпочках подкрадывается овчар, аккуратно кусает/трокает за круп
(задницу). Коккер подскакивает и с лаем бросается на обидчика, тот
кубарем катится прочь, поджав хвост и всячески изображая смятение.
Метров через семь коккер успокаивается и гордый возвращается, овчар
крадется следом и повторяет процедуру....

Прошло минут десять-пятнадцать.
Результат: коккер в мыле, подскакивает от любого шороха, лает, на всех
бросается, по окрестностям бегает овчар, виляя хвостом, с офигительно
довольной рожей.

Занавес.

Навеяло историей № 4 от 04 июля - про театральный прикол с участием
Николая Караченцева. Почему-то вспомнился мне по этому поводу один
случай, который произошел в неком украинском музыкально-драматическом
театре еще в 70-е годы. Правда, тут главная хохма произошла не на сцене,
а за сценой. В общем, слушайте.

Игралась в этом театре некая героическая музыкальная драма - с любовью,
смертями и прочей патетикой. И вот за несколько часов до спектакля
обнаруживается, что местная прима объелась мороженого и заглавную партию
петь никак не может. Голос сел. Как говорится, всерьез и надолго.

Режиссер - в панике: билетов, как на грех, раскупили много. И тут...
в общем, совсем как в голливудском сюжете на тему "Так становятся
звездами". Является к режиссеру одна молоденькая хористочка и заявляет,
что она всю жизнь мечтала об этой роли, что она знает все арии, что она
готова без единой репетиции все отпеть и отыграть, и т.д. , и т.п.

Ну, режиссеру, в общем-то, деваться особо некуда. Он машет рукой и
выпускает юное дарование на сцену. Но как только занавес поднялся и
дарование открыло свой прелестный ротик, тут же обнаружилось, что
голливудский сценарий в степях Украины ну никак не проходит. Поет юное
создание прескверно, играет еще хуже. Режиссер за сценой мучается.
Но не останавливать же спектакль, раз начали!

Доходит дело до второго акта. Кульминация: героиня встречается со своим
бывшим возлюбленным и в самый патетический момент призывает его: "Вбий
мене!" (т.е. "убей меня!" - спектакль идет по-украински). И герой
должен совершить свое черное дело. Ну, юное дарование на сцене, как
положено, раскидывает руки и восклицает: "вбий мене!". Герой бросается
на нее с бутафорским ножом и тут...

Надо полагать, что лицо у артиста и вправду было зверское - намучился с
партнершей за спектакль! Но так или иначе, а юная хористочка испугалась
всерьез. И в последний момент отскочила в сторону. А стало быть, и не
дала себя заколоть - как по роли положено.

Оба стоят. Что делать - никто не знает. В конце концов хористочка решает
продолжить с той же точки. Опять раскидывает руки и кричит: "вбий мене!".

Герой - на нее. А она, с перепугу - опять в сторону!

В общем, повторилась история и в третий раз. Но тут уже герой
изловчился, отловил-таки девицу и, как положено по роли, "убил".

В этот момент за сценой должен был грянуть патетический хор. Но хор
не грянул. Не грянул он потому, что все хористы и хористки стояли,
согнувшись пополам, или катались по сцене (за задником) в припадке
неудержимого хохота. А хохотали они потому, что режиссер спектакля,
стоя рядом с ними и видя, что творится на сцене, стал биться головой
о ближайшую трубу и приговаривать: "Поймай ее, суку, и убей! Поймай ее,
суку, и убей!".

Вот до чего доводит людей искусство.

Дело это было году в 94. Мы с моим однокласником отдыхали в Ялте.
Студенчество одним словом отдыхает. День проходит одинаково - похмельное
позднее пробуждение - поход на море, которое хорошо оттягивает - вечером
бутылка водки для разгона и потом ночь удовольствий, девушки, вино, дискотека.
Как-то валяясь на пляже, случайно познакомились с земляком из Москвы.
Звали его Руслан, или как он просто представился - "Руслик". Был он человеком
денежным, не новый русский, а где-то рядом. Была у него в Москве сеть
коммерческих палаток. Так вот, Руслик предложил нам: давайте, говорит, мужики
на славную гору Ай-Петри поедем. Мы ему: Руслик, все ночь гудим, а утром рано
на автобус лень вставать. Он нам: "Говно вопрос, братишки, я тут машину
напрокат взял". Ну машина так машина, заебись, думаем. И вот на следующий
день едем на Ай-Петри. А надо сказать, что Руслик не пил. Траву курил, а пить
не пил. Приехали на Ай-Петри, то да се. Мы с Вовчиком (дружбан мой) сразу
в кафе, шашлычки, водочка, вино. Короче, ехали обратно прилично нагрузившись.
А Руслик косяка 3 выкурил. И его вставило. И вот, съезжая с горы, мы натыкаемся
на гаишника (и на хрена он стоит на горном серпантине?). А поскольку Руслик
с обкура тормозил, то скорость нашего движения была примерно 15 км в час.
Подозрительно? Подозрительно. Нас тормозят. И вот на глазах у инспектора
из машины буквально вываливается 2 пьяных тела, которые решили помочь Руслику
объясниться с инспектором. Следом выходит Руслик. Гаишник смотрит на водителя
и понимает что он "прибитый", но запаха алкоголя нет. Диалог:
- Дыхни!
- Хых...
- Странно...не пахнет...странно.
На лице инспектора отражается напряженная работа мысли. Рядом два пьянющих
парня, водила не адекватен, но запаха нет. Придя к решению, он говорит Руслику
следующее:
- Пойдем, парень, дунем. (Намекая на то, что Руслику придется дуть в трубку).
На это Руслик отвечает фразой, которая свалила с ног меня и Вовчика.
- Командир, у меня хэш кончился. Но если у тебя есть, то пойдем дунем...

Это дело было лет восемь назад в Варшаве, когда я там работал на
cтройке здоровенного 30-этажного жилого дома в центре города. Русских
на этой стройке было человек 20-25, конечно, не начальство – сварщики,
каменщики, и т.д. И там было много всевозможных приколов, постепенно
расскажу самые запомнившиеся. Как-то раз пришли мы все рано утром на
работу, и выясняется, что польского кранового (оператора башенного
крана) не будет – он по дороге на работу попал в аварию. А работать-то
надо, и поляками среди наших был брошен клич – не умеет ли кто... Я
удивляюсь, как это вообще могло им в голову прийти. Ну, короче, нашелся
у нас перец-крановщик. Мы его отговаривали, но ему очень захотелось, да
и поляки пообещали накинуть... В общем, полез он в кран, наверх. А
надобно отметить, что днем ранее был у нас в общаге сабантуй.
Безалкогольный, конечно. И у всех нас головоньки бо-бо и вообще... Этот
высотник забрался в кран и кричит оттуда по рации, что все ОК'. И какое-
то время он даже успешно тягал всяческие предметы с земли наверх. Но
потом что-то случилось. Видать, от горного воздуха (другой причины я не
вижу) закружилась у мастера-кранового голова, или же залюбовался он
окружающими красотами, а только схватил он с земли поддон с 3 штуками
3 000) кирпича красного, поднял на угрожающей скорости наверх, хотел
опустить на крышу, но задел краем поддона край крыши. И вот видит он,
что цепляет, и с размаху стрелу крана уводит в сторону от крыши. Поддон
в полном соответствии с законом маятника улетает в сторону, но потом-то
возвращается. А реакция у кранового и так не шибко быстрая, а тут он
еще разнервничался... И не догадался повыше поддон поднять. И тот со
всего маху шарахнул по углу здания. От удара один из четырех угловых
тросов поддона лопнул, и поддон наклонился на трех оставшихся тросах на
градусов 20. Но размах стрелы сохранился, и поддон плавно понесся над
внутренним двором нашего П-образного здания, роняя поток кирпичей не
хуже заправского бомбардировщика. Все, кто был внизу на площадке, с
криками и воплями бросились кто куда. Мы наблюдали за этим
растревоженным муравейником с крыши противоположного крыла, и видели
лицо нашего собрата в крановой кабине. С нами был поляк с рацией, и мы
видели и слышали, как этот «шутник» в кране причитал с непередаваемой
интонацией, глядя вниз на расширяющийся район бомбардировки и удирающих
строителей:
- Ребята... Клянусь... Мужики... Да что же это... Вы хоть быстрее
скачите, чтоль... Эх, %% вашу мать, что ж за кран мне дали... И почему
я вчера так мало выпил...
После того, как все затихло и его, рыдающего, сняли с крана, один из нас
спросил его:
- Почему жалеешь, что мало выпил вчера? Вроде, неслабо выпил, судя
по сегодняшнему дню...
На что тот с неподдельной мукой на лице ответил:
- ЕСЛИ БЫ ПОБОЛЬШЕ ВЫПИЛ, НА РАБОТУ БЫ СЕГОДНЯ НЕ ПОШЕЛ!!!
Ура нашей логике...

Как-то я работал слесарем...(история2)...
Работал у нас сварщик. Различных историй он знал уйму. Во время одной из
пьянок, он рассказал следующее....
Во время одной из монтажных работ бригада работала в каком-то
одноэтажном здании. То ли молокозавод, то ли еще чего, точно не помню,
но это и не важно. Главное - это то, что там лежала масса резиновых шлангов,
трубок и т.д. различного размера, цвета и диаметра. Часть работы
происходила внутри помещения часть у входа. Рядом строился девятиэтажный
дом.. (старые добрые застойные времена ...когда что-то строилось и
не зависело от рынка ценных бумаг..). Дом этот уже достроился и шли
отделочные работы, а это значит, что дом был полон молодых штукатурщиц
(чуть не написал натурщиц ... ;-)) ).., маляров и т.д. Теперь каждый,
наверное, представил себе окружающую обстановку... Полно всяких маленьких
домиков, вагончиков, заборов и все это равномерно перемешано с огромными
кучами мусора, досок и т.д.
Женщины, работающие в таком доме, имеют привычку часами торчать в окнах,
оживленно обсуждая окружающую среду, примешивая к этому свои проблемы
и истории...(женщины...).. Кто хоть раз бывал в таком доме, знает, какой
живописный вид открывается из коридора в пустые проемы дверей. Комната
с брошенными орудиями труда и окно с торчащими женскими задницами разного
калибра.
До бригады, работавшей внизу, постоянно доносился сверху женский смех.
Когда они работали в нижних этажах, еще можно было обменяться двусмысленными
репликами. Но когда прекрасный пол перебрался в верхние этажи ....
Традиционно, как и всякая другая бригада, эта бригада имела своего главного
приколиста. Молодой человек, поглядывая вверх и почесывая разные места,
размышлял о бренности жизни. В какой-то момент он бросился к шлангам,
выбрал красного цвета, диаметром около 5 см и, отрезав кусок чуть меньше
полуметра, запихнул себе в штаны. Читатель, конечно, догадался, для чего ...
Но как это происходило.....
Работяга стал околачиваться внизу вокруг заборов и ограждений. Время от
времени он воровато оглядывался и придерживал шланг в штанах. Вид со
стороны понятно какой... Человеку приспичило отлить и позарез нужен туалет
или приличный, скромненький такой угол...
Короче, он ходил до тех пор (незаметно поглядывая вверх), пока наверху
не обратили на него внимание и не набралась приличная толпа (в предвкушении
цирка..). Заметив наверху оживление и услышав доносившийся сверху едва
сдерживающийся смех, он, беспрестанно оглядывась, согнувшись и зажимаясь,
нашел "наконец-то" себе угол. Естественно, угол этот отлично просматривался
сверху (что и требовалась....)....
Дорогой читатель!... Надеюсь, ты представляешь себе, что происходило
наверху, когда он вытащил из штанин свое орудие... Цвет и размер не
оставляли сомнений...
Судя по гробовой тишине наверху, у женщин снесло крышу начисто... Передние
висели гроздьями на окнах. Задние, придерживая передних за ноги, не знали
плакать или смеяться.... Ступор полный....
В полной тишине, сделав неспеша (чтобы все успели увидеть..) свое дело,
он еще раз оглянулся и внимательно осмотрев окрестности (не видит ли кто...)
он основательно постучал своим "этим ...самым..." об угол ...(!!!)....
После такого стряхивания последних капель, он, подпрыгивая, запихнул свое
сокровище обратно и засунув руки в карманы посвистывая направился к себе
на рабочее место.
Что было дальше, не знаю. Рассказ сварщика к этому времени мы уже слушали
на полу, в слезах, бесшумно дергаясь в конвульсиях, так как смеяться уже
не могли. Видимо, сварщик решил, что это опасно для нашей жизни и прервал
свой рассказ.
Это реальная история.

Не секрет, что заправщики недоливают бензин, однако вчерашний случай меня одновременно и возмутил и порадовал.
Вчера мой папа заезжал на знаменитую в наших краях заправку, заказал 40 л бензина, а на станции что-то перепутали и запустили 60 л, в связи с этой ошибкой попросили оплатить разницу, всё бы ничего, только бак в машине 50 л.

< > <-> < > <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru