4 2017 .


Расскажу эту историю в память о моём недавно ушедшем папе. Он был очень скромным человеком, и при этом большим профессионалом своего дела. В советские времена он занимался разработкой систем водоснабжения волжских городов. Саратов, Куйбышев (Самара), Горький (Нижний Новгород). 
В детстве я особенно переживал, когда он уезжал в Горький. «Мам, а почему папа уехал в горький город? Может он хоть раз съездить в сладкий?» – бывало, спрашивал я.
Однажды он проектировал одну из важных систем водоснабжения. Не то водозабор, не то очистительную станцию в каком-то из этих городов. Врать не буду, за давностью лет не знаю, что именно. И вот, вызывает его начальство. И прямым текстом объявляет, что проект нужно кровь из носу удешевить. Но папа категорически отказался вносить какие-либо изменения в проект, сказав, что всё сделано по нормам и правилам и принципиальные изменения невозможны. Начальство ожидаемо устроило тарарам. Закончилось выяснение отношений на повышенных тонах бессмертной фразой в стиле – «не будете вы, будут другие», столь любимой разного рода руководителями и в наше время. Папа пришёл домой в расстроенных чувствах и сказал, что порвёт все чертежи к чертям собачьим. Но мама отговорила его.
В конечном итоге объект построили по изменённому другими проектировщиками проекту, а папины чертежи мирно пылились дома на антресолях лет пятнадцать. Вдруг его вызывает тот же самый начальник и вкрадчиво спрашивает, не осталось ли у папы его варианта чертежей. Оказалось, что Волга в тот год особенно сильно разлилась и объект в прямом смысле этого слова «поплыл». У папы же этот вариант был предусмотрен в отличие от «удешевлённого» проекта. И вот, в авральном порядке объект стали перестраивать уже по папиному проекту. Потом ему выписали аж тройную премию, что зная прижимистость его начальника можно признать весьма неординарным событием.
Позже, уже в век интернета и спутниковых снимков папа иногда просил меня показать, как выглядят его сооружения со спутника. Которые, надеюсь, и спустя многие годы будут нормально работать для людей.

Давненько это было, во времена моей студенческой юности. Ухаживал я за одной юной девой, все чин-чинарем, погулять - чмокнуть, до дому проводить. И вот как-то проводил (еле на последней трамвай успеваю), сел в лифт, да и застрял в нем. Ну сначала там на вызов диспетчера нажимал, потом кулаком стал стучать в дверь, потом ногой. Ну вылезла какая-то баба, наорала на меня, что мол ночью шумлю, но лифтера вызвала. В общем, часа через 3 вынули меня оттуда. А деваться мне некуда, позвонил своей девушке. Открывает её мамаша: 
- Ой-ой, ну куда вы пойдете, давайте мы вам в гостиной на диванчике постелим...
А из-за плеча мамаши моя симпотяшка выглядывает, в одной рубашёнке и лицо у неё хитрое-прехитрое. Ну уложили, прошло минут 10, тут она и появляется, шмыг ко мне в кровать:
- Здорово ты про лифт придумал...

Когда в Сумгаите начались беспорядки, переходящие в погромы (1988 год был),
поступил приказ перебросить туда батальон. Но не о погромах я хочу рассказать.

Трудность состояла в том, что никакой постоянной казармы там не было.
Нашлось общежитие, один корпус до осени пустовал, и комполка для начала отправил туда только нашу роту. Расквартироваться, и привести в божеский вид отведённое помещение.

Началось со скандала. Сухощавая Зарима, комендант общаги, была вне себя.
Скандалить направилась в Сумгаитский райком. С общежитием - это они решали.
И разбиралась с привлечением своей влиятельной родни из Баку.

А во дворе общежития разворачивалось то, что на флоте называется "аврал":
Капитан скомандовал построение роты и прошёлся вдоль строя:
- 1-ое отделение отскребает от грязи мебель. Мыло у старшины получите.
- Трубников, твои паркет циклюют.
- 3-ее отделение, попросите побелку у местного завхоза. Ваши - потолки и окна.
- 2-ой взвод - вся придомовая территория.
- Никитин, ты со своими - к завхозу. Ему что-то покрасить нужно и свалку вывезти.

Шёл 2-ой месяц моей службы в армии, а я ползал на карачках и циклевал паркет.
А к вечеру мы увидели ту комендантшу. Она шла с широко распахнутыми глазами, не узнавая свою общагу, и время от времени поглядывая на ротного.

Капитан ей доброжелательно рассказывает:
- Батальон здесь будет месяца два максимум, новая казарма уже достраивается.
Тут строгая тётя вдруг остановилась и говорит:
- Вам завхоз не показал ещё наверное - там у нас стену оштукатурить нужно...

Юмора здесь нету, но на следующий день комендант опять отправилась в райком.
Требовала, чтобы батальон оставили в общежитии на хотя бы на пол-годика.

В штаб полка тоже занесли бакшиш наверное, такие парадоксы нашего времени.

-"Нет,неприветлива немецкая полиция",пожаловался друг Вася вернувшись из туристической поездки по Германии.
Недоуменный взгляд и надменное молчание-вот и все что получил мой друг в ответ на его невинный вопрос,заданый патрульному полицейскому на потсдамской площади в центре Берлина.
-"Шпрехен зи дойч?"-поинтересовался любопытный Вася,махнув перед этим с поллитра шнапса.

Однажды меня с друзьями пригласила к себе на день рождения одноклассница, муж которой работает на скорой помощи. Мы с друзьями несколько задержались и приехали к тому моменту, когда ее муж вместе с коллегой уже были весьма веселые и вспоминали различные истории из своей практики. 
И вот нас усадили за стол, предлагают угощаться, однако делать это невозможно под аккомпанемент разговоров про проломленные части тела, как это забавно и прочие подробности веселой жизни тружеников скорой помощи.
И вот мы сидим, голодные, однако к еде не притронулись. И мы не выдерживаем.
- Ребят, а какую профессию вы находите кощунственной?
И тут два медбрата в один голос, через секунду, не сговариваясь:
- Флористы! Больные ублюдки...

История начала двухтысячных.  Зима с 2001 на 2002. Колония особого режима, расположенная в восьмидесяти километрах севернее Соликамска. Морозы для того региона не особо лютые, примерно 30-36 ниже нуля. Сталь, конечно становится хрупковата, но люди наши покрепче будут, не говоря уже о зеках, коих в то время уже было принято называть политкорректно  – осужденные.
Наша, 9-я колония – «особисты», как и большинство исправительных учреждений «Усоллага», плотно занималась лесопереработкой. За лесопокос отвечали «восьмерка» – колония строгого режима и две колонии с поселенцами: 21-я и 22-я, а за вывозку – «четверка», еще одна колония-поселение, расположенная ближе остальных к вольному поселку.
Одним бодрым, декабрьским утром, на «лесобирже» – разновидность нижнего склада, начиналась разгрузка прибывших за ночь лесовозов с хлыстовым лесом. Сам процесс заключался в следующем: Автопоезд подходил бортом к разгрузочной площадке, затем, хлысты, лежащие на нем захлестывались двумя петлями из тросов, после чего откидывались «коники» – устройства, фиксирующие древесные стволы на подвижном составе. С другой стороны площадки петли через блочок с металлическим «пальцем» цеплялись к лебедке трелевочного трактора. Трелевочник упирался щитом и лебедкой стягивал длинномер с лесовозов, при необходимости протягивал его по площадке поближе к транспортеру, для удобства рабочих – все меньше катать бревна вручную.
Ничто в тот день не предвещало неприятностей. Как обычно подошел «Урал» к отбойнику, чокеровщик привычно накинул петли, зафиксировал блочок стальным «пальцем» и отошел подальше. Бригадир разделочной бригады, Киселев, по кличке «Веревка», имевший репутацию балагура и острослова, но при этом пользовавшийся большим авторитетом среди работяг как знающий и опытный во многом арестант пошел проверить преобразователь – устройство, обеспечивающее работу ЭПЧ-шек (электропил). Трактор начал свою часть «Марлезонского Балета». Началась разгрузка. Троса натянулись, хлысты неспешно поползли на площадку. Внезапно, в морозном воздухе прозвучал выстрел и «Веревка» резко, с довольно экзотичным набором ненормативной лексики сначала подпрыгнул, а затем присел. Товарищи по бригаде кинулись к своему бригадиру, который повторял:
– Ой. Ой, бля. Ой, твою же ж мать. На правом полужопии немолодого зэка медленно набухало мокрое темно красное пятно.
Перекаленый «палец» не выдержал нагрузки в сочетании с морозом под сорок градусов и переломился. Один кусок, подобно пуле пробил штаны и подштанники бригадира и вошел в правую ягодицу примерно на пять сантиметров. Не смертельно, но достаточно чувствительно. А «Веревка» все повторял:
– Вот, бля, тюрьма – козел. На ладошку бы левее, и стал бы «производственным петухом»…

P.S. В тот раз все закончилось благополучно. Осужденного доставили в жилую зону, обломок пальца извлекли, рану промыли. Уже через месяц он снова был полностью здоров, даже не прихрамывал.

Лета ждать не стоит
С главой МЧС согласны и синоптики. В воскресенье сотрудник центра погоды "Фобос" Евгений Тишковец рассказал RT, что ждать лета в Центральной России не стоит.
РИА Новости https://ria.ru/society/20170703/1497742702.html

Вот так - МЧС берет на себя ответственность за прогноз погоды, синоптики робко соглашаются. Видимо, надавали им крепко по "ушам" :))

В Киеве на улице Глубочицкой возводится новый жилой комплекс  «Львовский квартал».
Строится он в неглубоком овраге, который десятилетиями был мусорной свалкой для жителей окрестных кварталов.
Совпадение или карма?

Стою в очереди на аттракцион в аквапарке. Ну, знаете наверное, заходишь в капсулу, скрещиваешь руки-ноги, начинается обратный отсчет, затем пол под тобой убирается, и ты падаешь вниз. Потом летишь, летишь, летишь и на большой скорости вылетаешь в резервуар с водой. Кстати, знаете почему ноги надо скрещивать? Думаете, техника безопасности? -
Нет. Просто, если в этот момент твои ноги не скрещены, то, твоя жопа гарантированно съест твои трусы. Короче, адреналина - полные штаны, аттракцион, собсно, так и называется - "Адреналин".
Очередь небольшая, две бабенки, три мужика. Я - четвертый. Ждать мне особо не хочется и тут судьба подкидывает мне шанс. Бабенки очень боятся и начинают между собой спорить, кто будет первый:
- Иди ты первая, я за тобой.
- Нет, я боюсь, давай ты первая!
- Нет, я тоже боюсь, лучше ты первая!
- Нет, ты первая...
... ну и в таком духе.
Мужики замерли, ждут, чем все закончится. Тут я выдаю:
- Девушки, а давайте я буду первая!
Пауза. Обе сверлят меня презрительным взглядом, типа, кто осмелился? Но в их глазах я уже вижу, как из искры разгорается костер надежды на спасение не быть первой. Более сообразительная выдает:
- Давай!
Гордо прохожу без очереди в капсулу и улетаю в темную даль, скрестив предварительно ноги...

Пятилетний Женя держит в руках молоток и рассуждает: 
- Как Дамм по говоле момотьком, дядя спросит - Кто там, а я скажу, это я пришёл тут.

Прочитал историю про вшей и вспомнил смешной случай на похожую тему. Наскоро закинул в качестве коммента, а на него тут же откликнулись несколько человек, которые предложили мне подработать эту историю и послать в основные, пусть еще кто-нибудь посмеется. Выполняю ваши пожелания, читайте на здоровье.
Однажды звонит мне друг и жалуется, мол наградила его в командировке какая-то шаболда лобковыми вшами, в результате чего он уже три дня чешется, не вынимая рук из карманов брюк. Идти в кожвендиспансер ему ну очень не хочется, потому что он, хоть и небольшой, но начальник, и не дай бог его там увидит кто-то из подчиненных. Говорит:
- У тебя же однокласник там работает, поговори с ним, может он меня у себя дома примет?
Позвонил однокласнику, читать дальше

< > <-> <-> <> <>






Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru