Ретро-истории
за 9 ноября 2010 г.


Пили как-то в общаге. Спонтанно совершенно, так просто, без повода.
Хотя, с другой стороны, если позади тяжелая неделя, впереди два
выходных, и есть водка – какой ещё нужен повод? Причем так случилось,
что водки было хоть залейся, а закусить – ну хоть шаром покати. Как ни
странно, эта нелепая диспропорция случалась у нас значительно чаще, чем
наоборот. Даже во времена тотальной борьбы с пьянством, о которых и идёт
речь. Ну вот. Ночь с пятницы на субботу, общага, море водки, шесть
молодых голодных мужиков, и две ириски. А есть-то хочется! Где взять
еды? Ну хоть хлеба? Последний гастроном в городе закрылся в десять. Если
бы, к примеру, за водкой, то можно и в ресторан слетать. Но за едой?
Даже в голову не придёт.

Меж тем хорошая, добротная еда находилась совсем рядом, даже в пределах
видимости, на балконе этажом ниже. Там хранила пельмени, которые делала
на продажу, Люба Самогон.

Первые шесть этажей нашей фабричной общаги, типовой девятиэтажки,
заселяли «семейные», те, кто годами ждал очередь на квартиру. А три
верхних – молодёжь, вроде нас. При этом кроме работников фабрики в
общаге каким-то образом ютился и самый разнообразный прочий сброд.
Например, комнату на третьем этаже занимал участковый, Витя Луноход.
Кличку Луноход он получил за то, что страдал нарушением сна, и от
бессонницы еженощно совершал обходы своего участка. В связи с чем,
кстати, уличная преступность на его участке была мизерной, и Витя
числился на хорошем счету у начальства.
Серёга Григорян по кличке Атавизм жил с женой на пятом. Он был
единственным женатиком из нашей компании, никогда нигде не работал,
промышлял фарцой, и без проблем выручал нас в трудные минуты тотального
безденежья. Мы в свою очередь частенько прятали его у себя в шкафу от
тяжелой руки супруги Вали, у нас он хранил заначку и кой какие вещи.
Ну а на шестом, прямо под нами, жила молодая баба, вдова с малолетними
близняшками, Люба Самогон.

Любу знал весь район. Когда она осталась одна с двумя грудными детьми
без мужа, свёкор, который жил в деревне, придумал ей бизнес для
выживания. Гнал у себя в деревне самогон в промышленных масштабах,
привозил флягами, а Люба разливала в тару и торговала. Поскольку других
источников существования у неё не было, Витя Луноход смотрел на это дело
сквозь пальцы. Однако вскоре времена настали суровые, торговлю самогоном
пришлось свернуть, а кличка прилипла и осталась. Оборотистый свёкор без
затей придумал Любе новый бизнес. Привозил из деревни мясо и муку, а
Люба вертела пельмени на продажу. Пельмени, универсальная общежитская
еда, да ещё домашние, из нормального мяса, по цене магазинных из не
пойми чего, разлетались у Любы только дай. Близняшки, едва подросли,
стали Любе активно помогать, отчего покупатели то и дело натыкались в
пельменях то на монетку, то на гаечку, то на пуговицу, то на мелкие
детали детского конструктора. Но не жаловались, а смеялись и говорили
«На счастье!» Зимой, когда с хранением проблем не было, Люба делала
пельмени с большим запасом, фасовала по килограмму в целлофановые
пакеты, морозила и складировала на общем балконе.

Мы были у Любани постоянными и доверенными покупателями, и если её не
было дома, свободно могли брать товар без спроса, в долг. Для этого
достаточно было попасть в общий холл семейной секции, откуда вела дверь
на балкон. В любое время, но только не ночью. Постучав ночью в семейную
секцию с такой просьбой, можно было рассчитывать только на удар
сковородкой по башке. Мы это знали, но после каждой стопки, выходя
покурить, всё равно невольно упирались голодным взглядом в залежи
продукта этажом ниже.
- Эх, блин! Видит око да зуб неймёт!
- Как бы достать? Близко же, зацепить только как-то...
- Спиннинг бы… Или хоть «кошку»
И тут Олег сказал.
- Ёпть! Так Муська же!

Молодая кошка Муська появилась у нас в комнате неизвестно откуда с
полгода назад. Просто однажды вошла в открытую настежь дверь,
осмотрелась, принюхалась, и осталась жить. Почему она нас выбрала? Фиг
знает. С едой у нас был вечный напряг, никто с ней особо не тетёхался,
могли и шугнуть, если путалась под ногами. Непонятно, короче. Но
прижилась и прижилась. Она любила спать свернувшись клубочком на
чьей-нибудь подушке, при попытке снять имела скверную привычку
цепляться за наволочку всеми четверьмя лапами и отделить её
окончательно можно было только крепко уперевшись в подушку ногой.
Видимо про это её свойство и вспомнил Олег.
- А чё? Подушка же всяко побольше пельменей весит!

Связали два шарфа. (Тогда, помните, как раз в моде были такие
трехкилометровые шарфы, которые обматывались восемнадцать раз вокруг шеи
и всё равно волочились по земле?) К одному концу аккуратно под живот
подвязали Муську. Провели испытания на подушке. Подушку кошка цепляла
сразу и надёжно. А вот сумеет ли она пронести килограмм пельменей над
пропастью, можно было установить только по месту. И шестеро лоботрясов с
одной кошкой подмышкой вышли в ночь. Оператором подъёмного механизма был
назначен Олег. Мы стояли на подстраховке и сопели, перевесившись через
перила. Конечно, никто всерьёз не рассчитывал на результат. Так, дикое
развлекалово пьяных великовозрастных придурков. Олег осторожно опустил
кошку наружу, стравил до уровня шестого этажа, и, слегка качнув, опустил
точно на упаковки пельменей!

Муська, почувствовав опору под ногами, не обманула ожиданий и
дисциплинированно запустила когти в пакет, цепляясь за скользкую
поверхность как за жизнь. Олег слегка поддернул шарф, заставляя кошку
ухватиться крепче, и начал осторожно выбирать. Мы запыхтели! Кошка
скользнула по ограждению, и зависла легко покачиваясь вместе с пакетом
над бездной. Мы затаили дыхание. Так нам хотелось пельменей, что аж
слюна с балкона капала. Олегу оставалось только осторожно и быстро
вытравить конец, когда случилось непредвиденное.

Кто-то прошипел «Шухер! Луноход!», но все и так уже увидели, как из-за
угла дома появился участковый. Он традиционно завершал ночной дозор
обходом по периметру общаги. Все замерли. Витя неспешно шел под
балконами, и вверх, к счастью, не смотрел. Но в тот момент, когда мы уже
решили, что пронесло, в тот момент, когда Витя как раз поравнялся с
нами, Муська отпустила пакет. Испугалась уголовного преследования?
Решила нам отомстить? Фиг знает этих кошек. Так или иначе килограмм
пельменей в ночной тишине шурша плавно полетел вниз.

Он рухнул точно перед носом участкового, взбодрив воздух приятным
морозным стуком. Пакет взорвался, и пельмени брызнули Вите под ноги. Тот
замер от неожиданности. Мы отпрянули и тоже застыли. Однако вместо того,
чтобы посмотреть вверх, Луноход нагнулся и стал изучать содержимое под
ногами. Это нас и спасло. Кто-то крикнул шепотом «Атас!» и ломанулся к
выходу с балкона. И тут Олег, то ли избавляясь от улики, то ли
поддавшись общей панике, взял и отпустил шарф.

Участковый находился как раз в положении полунизкого старта, когда ему
на спину в сопровождении длинного фала мягко рухнула наша кошка.
Участковый крякнул и просел. Кошка подпрыгнула, и ловко перескочив через
голову Лунохода, метнулась прочь, разматывая клубок из шарфов. Что
чувствовал участковый, наблюдая, как в снежной кутерьме от него
стремительно уползает разноцветная лента, мы так и не узнали. Но ровно
через десять минут он стоял на пороге нашей комнаты с налётом
задумчивости на лице. Мы напряглись.
- Пацаны, не спите? Выпить есть чего?
- Товарищ капитан, выпивки море! – обрадовано доложил Олег. – Другая
  беда, закусить у нас совсем-совсем нечем! Даже хлеба нема!
- Ну, это мы поправим! – сказал Луноход, оценив количество непочатых
  бутылок и потерев руки. – Пельмени будете? Пельмени у меня в
  холодильнике, домашние, у Любки брал.

Пока Луноход ходил за пельменями, пока кто-то метнулся на кухню ставить
воду, я спустился вниз, вышел на улицу, и тихонько позвал Муську. Она
тут же выскочила из-за угла и с ходу запрыгнула на руки, подёргивая
хвостом. Никаких шарфов, понятно, при ней уже не было.

Потом мы сидели за столом, галдели, пили водку и заедали, прихлюпывая и
обжигаясь, наваристыми горячими пельменями из общей большущей миски.
Витя, загрузив в себя стакан, все так же задумчиво сидел чуть в стороне.
И тут Муська, которая уже оправилась от стресса и привычно вертелась под
ногами, подошла к нему, потерлась о штаны с лампасами, мяукнула,
запрыгнула на колени, свернулась клубочком и замурлыкала.
- Хм! К плохому человеку кошка не пойдёт! – польстил кто-то из нас Вите.
- Да уж! Странные животные эти кошки. – задумчиво протянул участковый,
  провел широкой ладошкой Муське по спине, и вдруг сказал. – Пацаны,
  зачем вам кошка? У вас же все равно жрать нечего. Давайте я её заберу?
Это было неожиданно. С одной стороны, кошка нам вроде действительно была
ни к чему. С другой, как же мы могли её отдать, если это была вовсе и не
наша кошка? Просто вот пришла и живёт. Сама по себе. И тогда Олег, как
самый старший, прожевал пельмень и весело сказал:
- Знаешь, капитан, давай так. Ты когда пойдёшь, позови её с собой. Если
  пойдёт – забирай. А если нет – она ж так и так от тебя убежит и к нам
  вернется.
- Ну, тогда на посошок! А то поздно уже.
Витя посмотрел на часы, аккуратно опрокинул налитую стопку, занюхал
корочкой, осторожно опустил кошку на пол, и пошел к двери.

Он её даже не звал. Муська постояла чуток, зевнула, и потрусила следом.
Только у порога оглянулась, окинула нас равнодушным взглядом, чихнула, и
выскользнула за дверь.
- Да уж! Странные животные эти кошки! - задумчиво протянул Серёга
  Григорян.
- Да ничего странного, – слегка удивленно посмотрел на него Олег. – Бабы
  как бабы. Тебе ли не знать. О! Кстати! Не забудь с утра Любке деньги
  за пельмени отнести.
И разлил по новой. Сегодня всё равно была уже суббота.

В Орле на 50 тыс. рублей оштрафованы студенты, продавшие ФСКН чай вместо
марихуаны 

Заводской районный суд Орла сегодня вынес решение в отношении двух 
18-летних студентов. Они понесли наказание в виде штрафа по 50 тыс.
рублей каждый, сообщила представитель областной прокуратуры Ольга
Берникова.
По ее словам, в ходе спецоперации, которую проводила местная УФСКН, под
видом марихуаны будущие магистры продали сотруднику наркоконтроля
лекарственный «Крапивный чай для мочеиспускания».
Как выяснилось впоследствии, чай был куплен в аптеке и стоил 18 руб.
Продали же его наркоконтролеру за 2 тыс. руб. Выручку студенты поделили
поровну. За эту сделку они и признаны виновными по ст.159-й УК -
мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
ИТАР-ТАСС

Предполагаю, сколько бы им дали, если нашли марихуану!

"Устами младенца...."
Половина десятого вечера. Очередное сборище друзей. Прибывает пара с
сынишкой 4 лет. Пока они снимают верхнюю одежду, мы интересуемся у
ребенка, не желает ли он чего-нибудь перекусить. Ответ "Хлеба" нас не
удивил, поскольку это практически единственный продукт, потребляемый им
без всяких уговоров. Получив заветную краюшку, ребенок отправляется в
комнату с гостями, заходит, грустно вздыхает и говорит: "Ну вот и
завтрак". Немая сцена....

Привела приятельница своего 7-летнего сына на осмотр к невропатологу.
Ну, это был обычный осмотр ребенка специалистами перед приемом в школу.
Врач попросил мамашку удалиться за пределы кабинета и начал стучать
своим молоточком по суставам малыша. Тот, молча, но с некоторой долей
недоверия наблюдал за действиями врача. Мать, понаблюдав за этой мирной
картиной, покорно вышла. Через минуту из кабинета выскакивает
невропатолог, указывает на ребенка карающим перстом и надрывно с
придыханием вопит: 
- Заберите вашего ребенка, мамаша. Займитесь его воспитанием - он у вас
  избалован до крайности! 
Подруга в полном недоумении, так как из двух ее мальчишек именно этот
отличался более тихим и покладистым нравом. Врач продолжил обвинительную
речь: 
- Я его попросил смотреть глазками за молоточком туда- сюда, туда -
  сюда... И знаете, что ваш сын на это мне сказал?! 
- НЕТ! Не буду я за твоим молотком глазами водить! Пока я за молоточком
  следить буду - ты мне в этот момент В ЛОБ СВОИМ МОЛОТКОМ ВЪЕБ...ШЬ!

Serg 
Про кота.
Был у нас кот Барсик (жуткий ворюга и засранец). И вот мама решила
пожарить котлет.
Сделала фарш, слепила котлеты и положила на сковородку жариться (кот
вертелся рядом).
Отвернулась на несколько секунд – поворачивается и замечает, что на
сковородке осталось не занятое пространство (как раз с котлету – а до
этого не было). Посмотрела по сторонам – видит, сидит кот и не отрываясь
преданно смотрит в глаза. Так бы она ничего и не поняла, только кот
почему-то стал как-то ерзать на заднице и спустя секунд через 10 с диким
криком выбежал и комнаты. На том месте, где восседал кот – лежала
котлета.
Этот гад не успев ее утащить выбрал единственное решение – прикрыть ее
задницей.

Хаммер.
На ровном месте.
Со всей его чудовищной шириной и расположенным невероятно низко центром
тяжести.

Во всем мире зарегистрировано три случая, когда хаммер переворачивался
на ровном месте. Два из них - в израильской армии.
Когда американцы узнали о том, что нам это удалось, они прислали в
Израиль специальную комиссию. Потому как до тех пор они даже не
подозревали, что такое возможно.

Итак, дано: хаммер на ровной, как стол, поверхности.
Задача: перевернуть.

Как это делается?

Ну, во-первых, надо ехать задним ходом.
Во-вторых, делать это очень быстро.
В-третьих, надо, набрав скорость, резко развернуться.
Думаете, опрокинется?
Хрен. Это же хаммер!
Поэтому, в-четвертых, надо при развороте со всей дури врезать по
тормозам.
Вот тогда - да. Тогда опрокинется.
Короче, номер для автородео. И в какой, по-вашему, ситуации армейский
джип выделывает такие акробатические этюды?

Да только в одной.
Сидят, стало быть, солдаты и скучают. А скучающий солдат, знаете ли -
страшный человек. Что может взбрести в его одуревшую от армейской рутины
голову - это ни в сказке сказать, ни за два дня обгадить. И вот от скуки
заходит у них спор: можно ли на ровном месте перевернуть хаммер. Слово
за слово - решили проверить экспериментально.

Проверили.
Перевернули.
Ура! Заработало! Уй-е-о-о:

Ну хорошо, скажете вы, это был первый хаммер. А второй?

А со вторым было примерно так:
- Слыхал? На такой-то базе хаммер перевернули.
- Да не свисти.
- Точно говорю!
- Да нельзя его перевернуть!
- Да я тебе говорю! Они как раз решили проверить, можно ли это сделать.
- Идиоты. Ну и?
- Ну и. Можно. Задним ходом, разворот - и по тормозам.
- Бред! Не перевернешь его так.
- Ах, так?! Спорим, переверну?..

Диме Лихачеву, как минимум единожды деду, посвящается☺

Сидим мы с Петровичем как-то на нашем дачном пруду, карасиков ловим.
Пивко пьем, беседуем ни о чем, тишина, красота. Тут сынок его, Сашка,
кричит издали: «Петрович! Мамка просила ей позвонить! » У Сашки уж свои
дети. Пацану лет пять. Петрович иногда берет внука на рыбалку.
«Ладно! » - лениво так отвечает Петрович. Но звонить никуда не
торопится.
«А чего, - спрашиваю я. Сашка тебе не родной, что ли? »
«Чего это? » - удивляется Петрович
«Ну вот он тебя Петровичем зовет. Мамку - мамкой. А тебя - Петровичем»
«А-а-а! Ну, это старая история! » - говорит Петрович. И, подумав,
рассказывает.

Лет двадцать назад, когда Сашке было как раз лет пять, то есть как
сейчас внуку, работал Петрович в конторе крупного завода. То ли главным
инженером, то ли главным технологом. Квартиру еще не получили, и жили в
малосемейке возле завода. Санька к отцу на работу частенько прибегал,
сидел в кабинете, играл во всякие разные интересные игрушки, которые
взрослые почему-то называли образцами продукции. Естественно, что в
конторе Саньку все знали. И на проходной.
Как-то раз, придя в кабинет к отцу, он его там не застал. Отец был на
территории. Санька на территории ни разу не был, и решил этот пробел
восполнить. Видимо ему казалось, что стоит выйти за проходную, как отец
там и обнаружится. На вахте его конечно не пропустили, и он спокойно
прошел в расположенную рядом дырку в заборе, которой пользовалась
половина завода.
О том, что территория завода настолько огромна, Сашка не подозревал. Он
спокойно дошлепал до первого цеха, и шагнул внутрь. Цех испугал его
размерами, шумом, огромными машинами, которые работали сами по себе, и
безлюдием. Сашка чуток прошел между машинами, и напрочь потерял
ориентацию в пространстве. Потом он несколько раз тихонько позвал папу,
потом в голос заревел.
На рев сбежалось несколько работников цеха. Они мальца попытались
успокоить, но он только громче выл, упирался и кричал: «Па-па! » Чей
ребенок - никто не знал. На вопрос «Ты чей? » уверенно отвечал сквозь
слезы «Папин! ». Оставлять мальца в цеху было нельзя. Идти куда-то с
незнакомыми мужиками в грязных спецовках Санька напрочь не хотел, и при
попытке взять его за руку плач превращался в форменную истерику. Но тут
на общее спасение в цех случайно зашла Муза Николаевна.
Муза Николаевна, женщина преклонных лет, всю жизнь проработала на
заводе, а последние лет десять была секретарем директора. Твердой рукой
рулила хозяйством, знала всех и вся, и тот же Петрович, пришедший
когда-то на завод пацаном на должность ученика слесаря, хоть и вырос в
большие начальники, Музу Николаевну побаивался. Как, собственно и все
остальные три тысячи работников завода, включая директора.
Санька был наверное единственным, кто Музу Николаевну не боялся. А даже
наоборот. Поэтому работники сразу разбежались по своим местам. От греха.
И Музе Николаевне предстала та же сюрреалистичная картина - плачущий и
зовущий папу одинокий ребенок посреди огромного цеха. Даже она от этой
картины слегка растерялась. И запричитала: «Ой! Етишкина жисть! Папу он
зовет. Ну хто ж тут знает - кто твой папа? Ну хто ж так зовет? Ну хто ж
тебя услышит? Вот смотри, как надоть! »
Муза Николаевна выпрямилась во весь рост, набрала полные легкие, и над
территорией цеха, перекрывая шум машин, поплыл рев: «Петро-о-ович! В рот
тебе кочерыжку! Та где-е-е, разъетить твою налево? »
Сашка перестал плакать и открыл рот. И - о, чудо! Откуда-то из глубины
цеха раздался голос отца: «Ну что стряслось, Николавна? »
Муза Николаевна еще раз набрала воздуха, и протрубила: «Бежи быстрей
сюда, гадский папа! »

Спустя несколько дней, когда инцидент был благополучно забыт, у
Петровича в доме собралась большая шумная компания друзей и сослуживцев.
Отмечали какой-то праздник. В разгар веселья Петрович вышел на кухню за
разносолами, и там застрял. На призывы жены и гостей «Петрович! Водка
греется! » не реагировал. И тогда Санек, уплетавший тут же праздничный
обед, оторвался от процесса и авторитетно заявил: «Папку так не зовут»,
добавив почему-то «Етишкина жисть! » «О! » - отреагировали гости. «А как
же зовут? »
Польщенный вниманием, Сашка встал, сглотнул, набрал побольше воздуха, и
заорал так, что у гостей заложило уши: «Петло-о-ович! В лот тебе
кочелыжку! Бежи быстрей сюда, гадский папа! »
Гости смеялись до слез и аплодировали. Растерянный Петрович стоял в
дверях.
С тех пор Санька отца иначе как Петровичем не называл. Хорошо, что
удалось отучить от всего остального.

«Вот такие пироги» - завершил рассказ Петрович, вытащив очередного
«пятачка». Потом добавил: «Он даже когда письма из армии писал, начинал
так. «Здравствуй, мама! Петровичу - привет! »
Мы открыли еще по пиву, и каждый задумался о своем, глядя на поплавки.
И разом вздрогнули от внезапно раздавшегося сзади звонкого детского
крика:
«Петло-о-ович! В лот тебе кочелыжку! Ты почему бабушке не позвонил? Она
лугается! »

Дедушка Вжик

Со слов очевидцев.
В автомагазине продаются автомобильные лампочки. Заходит мужик:
- У вас Плазменные лампочки есть ?
- Нет.
- А Лазерные?
- Тоже нет.
- А Зеноновые?
- Простите, а Вы с какой планеты?

Живой анекдот с блюз-фестиваля.
Стоит чувак у писсуара с мобильником около уха:
- Маша, я не могу с тобой разговаривать - у меня руки заняты!
- ...
- Ссу я, Маша!
- ...
- Бля, хуй у меня руках!!!!!!
- ...
- Что значит, "чей хуй?"!!
! :))))))

Историю эту мне рассказал мой друг. Произошла она в начале 90-х.
Ехал он как-то с другом на Москвиче 41-ом по Волгоградскому проспекту,
ехал никого не трогал, как вдруг подрезает его Вольво 740.
И тормозит на красный свет. Ессно, 41 "Калеко" оказывается в жопе
у Вольвы. Не так, чтоб очень сильно, но зад иномарки покалечен.
Из Вольвы вылезает пара братков, сообщает моему другу, что он попал,
один садится к нему в машину за руль, спрашивает телефон домашний и 
уезжает. Ситуация! Приезжает друг мой домой, убитый весь. Вечером - звонок. 
Там-то завтра стрелка, сообщает ему телефон. 
- Будем короче с тобой базарить чо-как!
Дело пахнет керосином, но что делать - машину свою вызволять из
плена буржуинского надо! Звонит он тогда своему приятелю с машиной, просит 
съездить с ним завтра на стрелу. "Без вопросов", - говорит приятель. -
"Еще и Васю с собой прихвачу, он мужик серьезный"
На следующий день приезжает приятель... и Вася.
Пьяненький мужик лет 30... Метр с кепкой. Да! 
Приезжают они на стрелку, там давешняя Вольва и Москвич наш.
Братки стоят, ждут. Наши выходят из машины и стоят, не зная, что делать.
И тут с заднего сидения раздается звучный голос Васи:
- А хули тут базарить? Давай валить их сразу!
Немая сцена. По прошествии секунд 20 братки молча и торопливо грузятся
в Вольво и исчезают. Ключи от Москвича торчат в зажигании...

В одном южном кафе увидел совершенно гениальную табличку:
"Принесенные с собой спиртные напитки включаются в стоимость заказа".

Эта история произошла много лет назад, когда я учился в 6 классе 
одной из Подмосковных школ. На уроке физики учительница спросила: 
"Куда девается углекислый газ из атмосферы?" Подняло руки пол-класса, 
в том числе мой друг Колька Чернов, круглый двоечник. Учительница, 
желая дать ему правильно ответить на простой вопрос, сказала: 
"Говори, Чернов"
На что Колька ответил: "Выдувается ветром". Класс лег от смеха 
до конца урока.

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Новые истории> <Афоризмы> <Карикатуры>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru