Ретро-истории
за 3 ноября 2010 г.


Несколько лет назад приятель летел из Штатов на Карибы местными
авиалиниями. Причем, белый в салоне был он один. А самолет попал в
жуткую болтанку, чуть не упал, в конце концов сел почти аварийно.
Спрашиваю у него потом:

- О чем думал в эти минуты?

- О том, что опознать меня будет легко...

Пришлось мне работать в одном из колледжей города Ташкент (Узбекистан).
Я был там заместителем директора.
Однажды мне выделили новый просторный кабинет, и подарили большой
портрет Каримова (И. А. Каримов - Президент Республики Узбекистан). Я
стал искать нашего плотника, чтобы он повесил мне портрет в кабинете,
но найти не мог.
Вышел во двор и увидел в другом его конце нашего завхоза – пожилой
узбек, очень хороший человек. Я ему с крыльца, через весь двор кричу:
- Где наш плотник?
Он мне кричит в ответ:
- А зачем он тебе нужен?
- Каримова повесить надо, – кричу я ему.
Тут он, как ошпаренный, подпрыгнул и побежал ко мне. Я даже подумал,
что появился энтузиазм помочь мне. Когда он прибежал, он стал мне 
злобно шипеть:
- Ты что такое говоришь?! Каримова надо повесить, но орать об этом не
  надо!

Только что. 

РТР - ВЕСТИ - Москва 13:50, 02/11/07 

Репортаж о приобретении новых автомобилей "Ford" для московской милиции.

Дает интервью начальник ГУВД г. Москва, генерал-лейтенант В. Пронин. 

Корреспондент: Почему Вы выбрали именно эту марку? 

Пронин: Они высокие и в автомобили этой марки можно сесть в любом
головном уборе. 

Подумав, добавил: Еще они качественные.

12 января 1979. Военная кафедра. Экзамен по тактике. 

- Курсанты, вы понимаете куда пришли? Вы пришли на экзамен К КАПИТАНУ
  ЛОЩЕНКИНУ!!! Если вы полагаете, что КАПИТАНУ ЛОЩЕНКИНУ тактику можно
  сдать нахаляву, то я, как два пальца против ветра, докажу ваше
  глубочайшее заблуждение. 

Капитан, заложив руки за спину, медленно прохаживался перед строем. Был
он роста метр шестьдесят вместе с фуражкой и далеко не капитанской
молодости. Гладко выбрит, подтянут и в меру пьян. 

- Курсанты, КАПИТАН ЛОЩЕНКИН - это вам не хрен в тазике с двумя
  просветами и тремя звездами. Полковников у нас на кафедре - как дерьма в
  проруби. А капитан у вас один! Сообразили, мать вашу, - ОДИН!!! Вечный
  капитан. Это ценить надо, курсанты! 

Лощенкин остановился перед сержантом. 

- Сержант, что за хрень у тебя в клешне болтается? - капитан кивнул на
  облезлую сумку, которую Колян прятал левой рукой за спину. 

- Дык, товарищ капитан! - сержант слегка встряхнул котомку,
  откликнувшуюся характерным бутылочным звоном, - старый новый год завтра.
  Так сказать, от Деда Мороза в лице нашего взвода...

- Взво-о-о-д, - перебил сержанта капитанский рык, - Разойдись! Сержант,
  ко мне! 

...Капитан с Коляном отсутствовали около получаса. Наконец, когда уже все
истомились в аудитории, ожидая неминуемого погрома на предстоящем
экзамене, в дверь просунулась покрасневшая рожа нашего сержанта. 

- Ый-ик! Бля, - сказала рожа, распространяя по помещению аромат дорогого
  армянского коньяка, - Ый-ик! Давайте сюда зачетки. Быстрее, уроды! 

Дважды упрашивать не пришлось. Прошло еще полчаса. Строевым шагом в
аудиторию вошел капитан Лощенкин. 

Раздался чей-то истошный вопль: 

- Взво-о-о-д, встать, смирна-а! 

- Вольно, садитесь, - разрешил капитан. Оглядев выпученным глазом
  аудиторию, Лощенкин промаршировал к кафедре. Трижды споткнувшись,
  поднялся к преподавательскому месту. 

- Товарищи, мать вашу, танкисты, - торжественно произнес капитан, обеими
  руками цепко держась за спинку стула, - Поздравляю вас с успешной сдачей
  экзамена по тактике! 

- Ура, ура, ура-а-а! - ответила аудитория. 

- И, хотя, вы нихрена ничего не знаете, - продолжил Лощенкин, - я
  удовлетворен проявленной вами воинской смекалкой. И, если гниющий
  империализм, мать его, вздумает... Ый-ик!.. Короче Родина, мать наша,.. 
  т.е. ваша, ек-вашу мать... Уверен, в рядах стальной гвардии вы насадите им
  кузькину мать по самое империалистическое некуда... Всем "хорошо" и
  "отлично". Зачетные книжки получите у сержанта. 

...Коляна с нашими зачетками мы дожидались в общаге до полуночи. Коляна
принес капитан. 

- Забирайте, - промычал он, сваливая с плеч 88-килограммовое тело, -
  тяжел, как бегемот, а слаб, как заяц, мать его... В десанте, блин, 
  служил, а пить так и не научился. Это вам, бля, не интегралы с 
  кирпичами лобешником колоть, тут, мать вашу, думать надо!.. 

Во избежание обвинений в антисемитизме сделаем маленькое отступление.
Дело происходило в эпоху "расцвета застоя". Боже упаси, мы не были
антисемитами, но как-то "само собой" оказалось, что на всем курсе
учились исключительно Ивановы, Тарасенки и Залавутдиновы. И только в
одной группе собрались почему-то исключительно Штейнбоки с Бокштейнами и
Фломенблидтами. Кстати, ребята они были умные, малопьющие, почти
поголовно отличники. В то время за сессии, сданные только на 5 давали
повышенную стипендию, а за одну тройку - лишали стипендии вообще. 

А теперь продолжим нашу историю. 

Итак, наслышанные о наших успехах на военной кафедре, ребята из "особой
группы" капитально подготовили свою неминуемую встречу с капитаном
Лощенковым. Как подготовили? Да послали гонца в ближайший гастроном и
купили 2 бутылки портвейна и полкило соленых огурцов. 

13 января 1979. Экзамен по тактике. 

- Курсанты, вы понимаете куда пришли? Вы пришли на экзамен К КАПИТАНУ
  ЛОЩЕНКИНУ!!! Если вы полагаете, что КАПИТАНУ ЛОЩЕНКИНУ тактику можно
  сдать нахаляву, то я, как два пальца против ветра, докажу ваше
  глубочайшее заблуждение. 

Капитан был небрит, с багровой мордой лица, трезв и поэтому зол. Засунув
руки в карманы и грозно выпучив глаза, он прохаживался вдоль строя. 

- Курсанты, КАПИТАН ЛОЩЕНКИН - это вам не хрен в тазике с двумя
  просветами и тремя звездами! 

На правом фланге Ленечка Берман, кучерявый щуплый парнишка с огромными
оттопыренными ушами, усиленно тряс авоськой с двумя бутылками портвейна
и кульком огурцов. Бутылки издавали жалобное звяканье. 

- Курсант Берман! Прекратить заниматься онанизмом! 

- Товарищ капитан! Это не онанизм! Это подарок вам по случаю старого
  нового года! 

- Берман! Ко мне! 

Ленечка летит к Лощенкину, пытаясь изобразить строевой шаг. Звякают
бутылки. 

- Что это? - капитан пучит глаза на авоську, - Вы ЭТИМ собрались стены в
  сортире красить, курсант? 

- Это... это подарок по случаю старого...

- Берман, мать твою, встать в строй! Взво-о-од, смирна-а! Направо! В
  аудиторию шагом марш! 

Через 5 минут из аудитории вылетел Берман. Пальцы растопырены, уши
трясутся, в глазах слеза. Неуд. Следующей жертвой пал Фломенблидт. Неуд.
Затем Бокштейн - неуд. Штейнбок - неуд. И так далее по списку. Полчаса
продолжался разгром бывших отличников. Капитан Лощенкин устал. Болела
голова и жутко хотелось опохмелиться после вчерашнего. 

Капитан вышел в коридор. 

- Товарищ капитан, что же нам теперь делать, ведь стипендия... Что скажет
  тетя Капа, как я покажусь на глаза дедушке Арону! Такое несчастье,
  товарищ капитан, - простонали хором Фломенблидт, Бокштейн со Штейнбоком,
  Ленечка Берман и так далее по списку. 

- Думайте, - буркнул капитан, - 20 минут вам на размышления. 

Капитан отправился курить. А ребята были умные, почти поголовно
отличники. Решение было найдено за 3 минуты. 15 минут легкой трусцой до
ближайшего гастронома. На 19-той минуте в курилку просунулись уши
Ленечки Бермана. 

- Курсант Берман, что ЭТО? - капитан выпучил глаз на красивый пакет в
  розочках, повязанный бантиком. 

- Это... это подарок по случаю старого...

- Берман, мать твою, кру-у-угом! В аудиторию шагом марш! Пакет, оставь...

Капитан развязал бантик. В пакете находилась бутылка коньяка с ТРЕМЯ
звездочками на этикетке и полкило апельсинов. Капитан усмехнулся. 

Через 5 минут из аудитории выполз Берман. Пальцы трясутся, уши
растопырены, в глазах недоумение. Тройка. Следующим тяжелое душевное
ранение получил Фломенблидт. Тройка. Затем Бокштейн - тройка. Штейнбок -
тройка. И так далее по списку. А ведь стипендия... А что скажут дядя Сима
и бабушка Хиля? 

Капитан вышел в коридор. 

- Товарищ капитан, а как же...

- Я ведь говорил, думайте! Вы до скольки звездочек додумались? Только до
  ТРЕХ, мать вашу!!! 
- Я сообразил, товарищ капитан! - Ленечка Берман радостно шлепнул себя
  полбу, - разрешите мы все исправим? 

- Думать и соображать надо сразу, курсант Берман, - назидательно сказал
  Лощенкин, - Даю новую вводную. Сколько звездочек у меня на погонах? 

- Четыре! - радостно расплылся Фломенблит. 

- Блин, у меня что, только один погон, мать вашу? 

- Товарищ капитан! А разве коньяк в 8 звездочек бывает, - удивленно
  разинули рты Бокштейн со Штейбоком. 

- Эх, парни, если бы все так легко в жизни решалось простым умножением
  на два, - философски вздохнул капитан, - думайте, даю вам 20 минут. 

Капитан отправился курить. Ребята вроде умные, почти поголовно
отличники. Решение было найдено за 1 минуту. 17 минут спортивной ходьбы
до ближайшего гастронома. На 19-той минуте в курилку просунулись носы
Бокштейна со Штейнбоком: 

- Товарищ капитан, мы ждем вас в аудитории. 

Капитан Лощенкин утомился окончательно. Голова трещала невыносимо. В
аудитории капитана встретил Ленечка Берман, лихо вытянувшийся перед
строем из восьми бутылок пятизвездочного армянского коньяка. 

- Товарищ капитан, по случаю... - начал было рапортовать Ленечка, но его
  устало перебил Лощенкин: 

- Отставить, всем "отлично", зачетки получите у Бермана, все свободны,
  курсант Берман, останьтесь! 

...Ленечку с зачетками ребята дожидались в общаге до поздней ночи. Около
полуночи появился Берман. На плечах он тащил тело. 

- Ребята, в таком виде ему домой никак нельзя, теща не поймет, - говорил
  Ленечка, бережно опуская капитана Лощенкова на свою кровать...

Декабрь 1979. Советские войска вошли в Афганистан. 

Август 1980. Колонна средних танков под командованием майора Лощенкова
была остановлена и сожжена на каком-то горном перевале. Более суток
майор тащил на себе обгоревшего и полуживого лейтенанта Ленечку Бермана.

P.S. Боже упаси, майор никогда не был антисемитом, просто он терпеть
ненавидел портвейн. Да и свой любимый пятизвездочный коньяк он
предпочитал закусывать не соленым огурцом, а простой русской селедочкой.

Печатаем для одного из наших клиентов множество брошюр. Отдаем очередную 
заказчику. Через некоторое время звонит заказчик и просить допечать еще 
таких же брошюр. Причина допечатки: потеряли тираж на своем складе. 
Прикол в том что брошюра называется - "Управление складскими запасами". 
Видимо не успели прочитать :о)

Со слов знакомой знакомой:
- У всех дети как дети! Ну просят в магазине кто игрушку, кто чупа-чупс, 
  и т.д. А мой? Тихо так, на весь магазин: "Мама, купи хлебушка...."
  Опозорил....

Историю рассказал теща, ей вполне можно доверять.
Далее, с ее слов.
Отдыхали мы с мужем в Cочи в этом сентябре (в самом конце месяца).
Погода вечером - не так чтобы очень холодно, но желающих понежиться под
сочинским сентябрьским солнцем не густо. И я и муж вместо ужина пошли на
пляж и захватили некоторое количество еды - хлеба, корейки и немного
острейшей адыгейской аджики. Людей на пляже почти не было, единственным
живым существом была огромная чайка кружившая над нашими головами.
Добрый муж (любитель острой пищи) решил подкормить несчастное животное и
кинул небольшой кусок хлеба, тут же подхваченный и съеденный чайкой. Но
поскольку, по мнению мужа, еда вкусна только с толстым слоем аджики,
второй кусок хлеба был намазан аджикой, и так же быстро проглочен ничего
не подозревавшей птицей. Чайка прокричала что то на своем птичьем,
сделала пару кругов над нашими головами, но не улетела. Видно для ее
желудка была крутовата приправа, но голод оказался сильнее. Все
дальнейшие лакомства, бросаемые мужем, зажимались чайкой в клюв,
подносились к морю и тщательно (!!) промывались от возможных добавок,
после чего благополучно съедались. Птица доказала свою сообразительность
по части меню с первого раза.

Попалось на глаза где-то в Интернете.

Давно-давно, когда я был молод и полон идеализма, пытались мы с
приятелем разработать систему выигрыша в Спортлото. Посыл был очень
простой: розыгрыш производит машина, как всякая машина, она неидеальна.
Шарики лежат в лотке в определенном порядке и, следовательно,
вкатываются в барабан тоже в определенном порядке. Крутятся они на
каждый номер там одинаковое время (проверили с секундомером!). Значит,
"случайные числа" на самом деле никакие не случайные и неидеальность
машины можно нащупать, если иметь должную статистическую базу. Мы с
приятелем месяц убили на собирание тиражей по подшивкам (300 тиражей
собрали, не хухры-мухры!) и программирование алгоритма поиска. Замечу -
на ПиЭле-1, был такой язык. А потом оккупировали казенную СМ-4 (совковый
такой многодверный шкаф с ОС. РВ впридачу, целиком передранные с DEC
PDP-11 и RSX). И считали - два семестра по ночам, игнорируя пищу, воду,
самок и даже пиво. Я лет через 10 высчитал где-то, что Крей-АйЭмПи нам
бы все тоже самое посчитал бы за 2 часа...

Самое смешное, что закономерность мы нащупали. Очень красивая
гистограмма получилась. Мы ее опробовали: писали номера на бумажке до
тиража и смотрели, что выпадет на самом деле. Работало. Только вот
незадача: чтобы с 50-процентной вероятностью выиграть 10 тысяч, нужно
было 9 тысяч вложить. 90-процентная вероятность подразумевала вложение
уже 110 тысяч. При том, что 42-рублевые стипендии у нас отобрали за
неуспешливость в учебе...

Кстати, приятель мой потом наш алгоритм для дипломного проекта
использовал. Хороший алгоритм оказался, раз дипломник засекретили...

А я стал циником

(С) Циник

Как-то мы с подругой решили съездить в Париж... Куда бы мы ни пошли,
везде нас встречали неприязненные взгляды клерков, продавцов, прохожих.
Было заметно, что мы, русские, раздражаем французов, чтобы мы ни делали.

В один из дней моя подруга решила сгонять по магазинам. Она вошла в
какой-то интересно выглядящий магазинчик и оказалась там единственным
покупателем. Пока она разглядывала одежду, продавец крайне недовольно
разглядывал ее. Затем продавец подошел и в очень недружелюбной манере
поинтересовался, может ли он ей чем-нибудь помочь. За эту поездку мы обе
привыкли к всеобщему недовольству нами, так что подруга достаточно
вежливо ответила, что нет, спасибо, она уж сама как-нибудь.

Через пару минут она заметила, что абсолютно все служащие магазина не
сводят с нее глаз... возмущенная таким неприкрытым национализмом, она
принялась разглядывать и ощупывать одежду еще усерднее, уже не из
интереса, а из ответной вредности. Тем не менее, минут через 20 ее все
это окончательно достало, и она, хлопнув дверью, вышла из магазина. И
лишь только выйдя, и гневно оглянувшись, она увидела над магазином
надпись "Химчистка"...

Перевод из газеты "Маарив" ("Вечерка"):

Один израильтянин, будем для простоты звать его Йоси, учился в Оксфордском 
университете. Университет этот весьма знаменит: тем, что существует уже более 
восьмисот лет, тем, что сэр Исаак Ньютон быт там деканом физического факультета 
и так далее. 
Итак, сидит однажды Йоси на экзамене, который должен продолжаться шесть часов 
(есть там такие экзамены, не приведи, господи). По прошествии пары часов от начала 
экзамена Йоси поднимает руку и подзывает экзаменатора. Экзаменатор подходит 
к Йоси (он, разумеется, считал, что Йоси желает получить какие-либо разъяснения 
или просто выйти в туалет) и слышит буквально следующее: 
- Господин экзаменатор, я желаю получить сейчас причитающиеся мне копченую 
  телятину и пиво. 
- Верно ли я понял, - спрашивает экзаменатор, - Вы говорите о копченой телятине 
  и пиве? 
- Да, - отвечает Йоси, - Я говорю о причитающихся мне копченой телятине и пиве.
- Простите, - говорит экзаменатор, - но почему вы решили, что вам причитаются 
  телятина и пиво? 
Тогда Йоси вытаскивает из сумки некий увесистый том и показывает его экзаменатору. 
- Вот, - говорит Йоси, - свод законов Оксфорда со дня его основания. Есть здесь 
  закон от 1513 года, который гласит, что каждому экзаменующемуся более четырех 
  часов причитается кусок копченой телятины и кружка пива. И этот закон никогда 
  не был отменен.
Экзаменатор пытается спорить, ссылаясь на техническую невозможность выполнить 
просьбу Йоси. Потом экзаменатор вызывает своего начальника и они совещаются 
вдвоем. Англичане есть англичане, они зациклены на законах и там невозможно 
просто так сказать "нет". С другой стороны, недавно принят закон, запрещающий 
употребление алкоголя на территории университета. Да и с копченой телятиной уже 
не так просто, как бывало. В результате длительных переговоров стороны соглашаются 
на гамбургер и кока-колу. Йоси уплетает еду и совершенно счастлив тем, что утер 
нос этим спесивым и глупым бритам за их же счет.
По прошествии нескольких дней обнаруживает Йоси в своем почтовом ящике вызов 
на унивеситетский суд (там, где работают законы, бывает и суд). Йоси абсолютно 
уверен, что пара старичков скажет ему "ну-ну-ну", на что он, Йоси, пообещает 
впредь вести себя хорошо, и на том все и закончиться. Он прибывает в суд. Огромный 
старинный зал с колоннами, высоченным сводчатым потолком, фресками на стенах 
и витражными окнами. За бесконечнам столом сидят 150 профессоров, 45 деканов, 
20 ректоров, всевозможные пэры и лорды - почетные выпускники университета. 
В париках и мантиях. С лицами членов инквизиции. И они вершат суд над Йоси. 
И они отчисляют его из университета за нарушение закона от 1415 года, который 
никогда не был отменен. За явку на экзамен без меча.

Один адвокат показывал мне трудовую книжку своего клиента, 
для которого он вел дело о незаконном увольнении. Трудовая 
как трудовая, но последняя запись гласила: 
"УВОЛЕН НАХУЙ". А затем подпись (директор Имярек), печать 
какого-то ООО... Адвокат говорил: "Дело-то я выиграю сразу, 
как только эту книжку в суде покажу. А толку? Если они такое 
в трудовой написали, то разве по исполнительному листу заплатят?"

Армия. Проверка. Приехал генерал.  Ходит со свитой, во все дырки лезет, 
и всем подряд «иди сюда» делает. А вечером  стукнуло ему караул проверить.  
Заступает мой взвод.  И вот  стоим.  Генерал ходит, и перед каждым 
останавливается. В этот момент надо представиться типа: « Караульный 
второго поста третьей смены, ефрейтор Голопупенко». 
Идет он, идет, и вот подходит он к Коле Ширко. А Коля, бедный, заика, 
да еще и в сильном волнении. Подходит генерал к нему, пора говорить, 
а Колю  заклинило: 
-    Кай-й-й,   Кай-й-й,    Кай-й-й,  Кай-й-й …
И потом с досадой махнув рукой, Коля четко и ровненько:
- Ай! Один *уй, товарищ генерал, не скажу!
Всеобщий гогот. 
Генерал после стакана добрый, такой:
-  Кая, после наряда, в увольнение! Пускай там какую Герду пощупает! 
А ночью генерал  попер на охраняемый объект, да как раз на Колин, 
и в Колину смену. Того снова коротнуло и он из  полной темноты 
на нашего генерала, вместо «Стой кто идет», как заревел нон-стопом:
- Стой-й-й!  Стой-й-й! Стои-й-й! Стой-й-й! 
Генерал кричит:
- Кай, ты что ль?! Генерал я, узнал? Ты ж, сукин кот, не вздумай 
  на мне отпуск  заработать! Договорились?
И ходу. А утром комбату приказал: 
- Кая в отпуск! Он мне ночью жизнь спас!
Мы от зависти просто обосрались.

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Новые истории> <Афоризмы> <Карикатуры>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru