Новые истории
за 11 ноября 2010 г.


У нас в офисе, один «ветеран» поспорил с новичком, что сможет зажигалкой
поджечь свою, вполне обычную, фаянсовую кружку.
Кружка нехотя, истошно чадя и источая дурной запах, все же взялась огнем
в месте, где ее подпаливали зажигалкой. Кстати, удалось поджечь еще
несколько офисных кружек принадлежащих мужчинам. А вот женская посуда
гореть не хотела, потому как дамы, в отличие от мужчин, свои чашечки
все-таки моют.

Лошадиная фамилия.

Лингвистическую причину не знаю, но многие чешские фамилии идут без
окончаний (-ов, -ев,...).
Например в России чаще встретишь "Баранов", тогда как у "родственника"
из чехии фамилия будет просто "Баран"(Beran).

Есть знакомый из Чехии с фамилией "Козел". Рассказал историю:

Летели они как-то компанией к морю в отпуск.
Ждать рейс скучно - единственная отрада: бар и напитки для 18+.
И надо же было совпасть, что в их компании еще пара человек была с
"животными" фамилиями.

В баре стало весело - за временем уже никто не следит:-) Вдруг слышат
как дикторша, давящаяся от смеха, передает на весь аэропорт: Козел,
Суслик и Ежик срочно пройдите в зону отлета!

Живу в относительно небольшом городе, занимаюсь запчастями. Сижу в
праздники на работе, программер ковыряет 1С, я мучаю базу. Заходят два
товарища, один говорит, что ему надо щетки стеклоочистителя, но не Бош,
который есть в наличии, а Валео... Ковыряю каталоги и тут товарищ
спрашивает:
- А можно личный вопрос?
- Можно
- Ты кто по национальности?
- Еврей
- И я еврей! (пара слов на иврите)
- Ну ладно. Ты мне, надеюсь, недорого посчитаешь щетки? Сделай уж там
  скидку... еврейскую!
И тут меня что-то дернуло:
- Еврейская скидка - это как? Наценка, что ли?

Программер чуть не свалился со стула. Второй товарищ, который до этого
тихонечко стоял в сторонке, просто сложился пополам... Скидку все-таки
сделал :)

ДУМАЙТЕ О СЫКТЫВКАРЕ
Начало 90-ых. Свои институтские лекции я любил прогуливать, если это не
занятия по специальности. Было много лишних и ненужных предметов
(работая уже много лет по своему профилю, я могу это утверждать). Зачем,
например, мне знать назубок технологию производства кинопленки со всеми
формулами химических процессов, если профессия моя режиссер..?
Но были предметы, которые никто (из умных людей) не прогуливал, хоть
вроде бы и не по профессии. Дело скорее не в предметах, а в учителях.
Одним из любимых наших педагогов был Михаил Викторович, он вел
политэкономию.
В один прекрасный день, темой лекции был маркетинг.
Михаил Викторович:
- Маркетинг - скучное слово, но чем бы вы в жизни не занимались, если
  хотите добиться успеха, любой бизнес нужно подгонять под себя. А вернее
  наоборот - себя под бизнес. Это и есть маркетинг. Например: первая
  женщина в мире, побывавшая на обоих полюсах, снискала заслуженную славу,
  почет и как следствие деньги. Ведь она первая. Потом была вторая. А кому
  она интересна, если она не первая? Правильно никому. Уверен, что хорошо,
  если половина из вас назовет мне космонавта номер два.
Но та, вторая, была умной женщиной - придумала себе маркетинговый ход,
обратив внимание всего мира, на то, что она первая в мире женщина-мать,
которая побывала на обоих полюсах. Тут-то она и получила как из рога
изобилия, свою порцию славы, денег и почета...
Арбузов, вот Вы откуда родом?
Арбузов:
- Из Сыктывкара.
Михаил Викторович:
- Так вот, если Вы себе придумаете такой бизнес, в котором будет иметь
  ключевое значение, что Вас зовут именно Арбузов Дмитрий, а никак иначе,
  что вы весите 100 кг, и что Вы родом из Сыктывкара. Если все эти
  факторы будут сюжетно важны для Вашего бизнеса, то я Вас уверяю, Вы
  станете мировым монополистом в своем бизнесе. Ведь проблематично найти
  во всем мире еще одного стокилограммового Диму Арбузова из Сыктывкара,
  чтобы составить Вашему бизнесу достойную конкуренцию.
Не всем понятно? Приведу пример: В вашем Сыктывкаре наверняка…
Тут в двери аудитории скромно постучали и показалась голова уже в те
годы очень богатого и знаменитого человека в Санкт-Петербурге (сейчас
он давно перебрался в Москву, стал гораздо богаче, знаменитее и
занимается очень федеральными делами. Фамилии его я называть не буду,
чтоб не сказали, что GRUBAS решил проехаться на славе ТАКОГО человека. А
хочу я всего лишь рассказать вам эту историю в чистом виде, поэтому
назову его просто ВАСЯ).
Михаил Викторович:
- Вася! Заходи дорогой!
И уже обращаясь к нам:
- Хочу вам представить своего бывшего студента Васю. Те кто, смотрит
  телевизор и читает газеты, наверняка его узнали.
Сейчас, Вася, еще пять минут, присядь, я закончу лекцию и мы с тобой
поговорим.
Вася:
- Да, да, да. Вы извините меня, Михаил Викторович, я тихонько посижу,
  подожду. У меня время есть.
Тут у Васи зазвонил один из первых мобильных телефонов Питера.
Вася:
- Але, я занят, не помню, как выключить телефон, поэтому не звоните мне
  полчаса!
Извините, Михаил Викторович.
Михаил Викторович:
- Так. На чем это я..? Маркетинг, маркетинг... А вот, кстати, мой ученик
  Вася, всегда был большим специалистом по молниеносной разработке
  маркетинговых ходов и использованию любых ситуаций для создания бизнеса.
  Он сейчас пришел ко мне за консультацией, но на самом деле это я должен
  учиться у него.
Вася смущенно заулыбался.
Михаил Викторович продолжал:
- В году 80-ом, тогда Вася перешел на второй курс, вступительные
  экзамены были в разгаре. Так вот тогда у нас существовал экзамен на
  общее развитие, Как мы его называли "шмон на вшивость". Он помогал
  выявить самых начитанных и всесторонне образованных абитуриентов.
  Технология была проста: В аудитории сидело человек 100 абитуриентов.
  Каждому раздавался чистый листок с фамилией. По началу все начинали
  шуметь: "Это не моя фамилия!", " И у меня не совпадает!", " Я тоже не
  Шикельгрубер!"
Экзаменатор просил тишины и пояснял:
«На вашем листке есть фамилия. Вам дается ровно полтора часа, на то
чтобы вспомнить и вкратце описать как можно большее количество известных
людей с этой фамилией. Естественно ИВАНОВЫХ можно вспомнить больше чем
ПОДОПРИГОРА, так что будет оцениваться не только количество, но и
сложность вспоминания людей данной вам фамилии.
На старт, внимание, начали. Время пошло, вы работайте, а я пока схожу в
буфет, попью чайку. »
Преподаватель выходил, но в аудитории шумнее не становилось, ведь все
присутствующие были конкурентами. Было бы глупо спрашивать:
"Эй, люди, подскажите, кем был Ватрушкин?"

Все сидели тихо, погруженные в свои мысли.
И тут в аудиторию заглядывает наш Вася, тихонько подсаживается к
крайнему абитуриенту. Шепчется, через полминутки встает и подсаживается
к следующему. Так до конца экзамена, он смог окучить практически всех.
А шептал он вот что:
" Какую тебе дали фамилию? Сидоров? Отлично. Вот смотри, это большая
советская энциклопедия, а это страница с Сидоровыми. Их тут 19 человек.
( Отрывает страницу из книги). Этот листочек стоит 40 рублей. Берешь? Ну
и правильно, только быстрее и без сдачи..."
Из этого экзамена наш Вася выехал с изрядно похудевшей энциклопедией, но
на стареньких «Жигулях»...
Вася:
- Вы и это помните..? На самом деле меня из деканата послали в ту
  аудиторию посмотреть, не капает ли потолок. Я вошел, услышал
  преподавателя и кинулся в библиотеку за энциклопедией…
Михаил Викторович:
- Так что учитесь, друзья мои, искать маркетинговые ходы, там, где их,
  кажется и быть не может.
Думайте о Сыктывкаре...

Чёрт меня несет рассказывать всякий раз о реальных людях, у которых либо
уже не спросишь согласия на публикацию, либо знаешь, что не дадут.
Приходится обходиться без деталей, не имеющих прямого отношения к
истории.

В 50-х и начале 60-х годов прошлого века в одной достаточно секретной и
крупной конторе было два руководителя, ненавидевших друг друга –
директор и главный конструктор. Их работа в одной упряжке порядком
отравляла нервы им обоим. Один из них считал другого безжалостным
подонком с искалеченной психикой, маниакально подозрительным, ломавшим
людские судьбы и скорым на неверные решения.
Другой считал первого бесхребетной медлительной амёбой, способной
коварно запутать любой вопрос.

Даже в общении они были несовместимы. Один привык выделять ключевое
звено и вбивать его в несколько ярких слов и жестких решений.
Для другого точная истина выражалась только в томах документации и
пространных служебных записках, отражавших самые различные подходы и
факторы. Один из них физически не мог говорить коротко, а другой -
писать длинно. Шансов услышать друг друга у них почти не было.

Оба неоднократно предпринимали попытки уйти из этой конторы или выжить
другого. Но начальство видело, что организация в целом работает на
удивление успешно, а людские сантименты никого особо не волновали. В
результате всё, что эти два руководителя делали вместе, жило и вызывало
восхищение, а всё, что они делали друг против друга – неизменно
проваливалось. Их заставили работать вместе. Симпатий друг к другу и
хорошего настроения им это, мягко выражаясь, не прибавило.

Но однажды, как тогда выражались, «встал вопрос» об их присоединении к
более крупной организации. Возможно, начальство всё-таки заколебали их
вечные конфликты. Оба соратника вдруг стали плечом к плечу, чтобы
отстоять дело своей жизни. Каждый энергично действовал в характерной для
него манере – один устно, другой письменно.
Как и всё остальное, что они делали вместе, это у них получилось.

Но в процессе этой борьбы директора разбил инфаркт, а главного
конструктора – инсульт. Не сомневаюсь, что каждый из них порядком
ускорил своим существованием кончину другого. Но и без этого случай был
в общем-то типичный. В те годы крепкие успешные мужики, привыкшие
работать на пределе, часто уходили из жизни по-английски, особенно не
прощаясь. Они не беспокоили врачей визитами, а родное государство –
пенсиями.

Если бы они успели оставить свои завещания, думаю, что каждый из них не
поленился бы оставить категорическое пожелание быть захороненным
подальше от соратника, вогнавшего его в гроб.
Но в ту эпоху было не принято писать завещания до выхода на пенсию –
не было времени, да и раздавать наследникам было в общем-то нечего.

Их похоронили рядом, почти плечом к плечу. Для многих это выглядело
возмутительным и недостойным актом мести со стороны начальства и
подчиненных – и тем, и другим оба руководителя успели изрядно попортить
крови своими разборками и стилем работы.
Но за многие годы, прошедшие с той поры, стало ясно, что люди иногда
вовсе не так злопамятны, как о них принято думать - просто так было
удобнее класть цветы на могилы…

Как это начиналось у нас (до первого угона самолета с убийством
бортпроводницы в августе 1972 года, в СССР на дальних авиарейсах только
тетеньки в форме проверяли билеты на входе в самолет).

События о которых пойдет речь начали происходить в сентябре 1972, в
пятницу. Будучи еще дипломником, я поучаствовал в работе, доклад о
которой надо было сделать на всесоюзной конференции в Цахкадзоре
(Армения). Но руководитель темы почему-то в последний момент не смог
поехать. Наши запоздалые попытки переделать командировку и билет на меня
окончились ничем. Тогда он (40 лет, лысый, круглолицый) отдал свои
паспорт и билет мне (21 год, с прической под Битлз, лицо вытянутое). В
последующие субботу и воскресение я ну очень хорошо отпраздновал день
Учителя с знакомыми девчонками (они начинали работать учителями сразу
после универа, а я только что стал аспирантом). В понедельник утром я на
автомате доехал до аэропорта и лег полежать на утреннем солнышке. Мой
коллега, который тоже летел на конференцию, меня нашел, построил и
поставил в очередь на посадку. Он не знал, что нам не удалось переделать
документы на мое имя. При входе в накопитель рядом с
женщиной-контролером стоял военный (может милицейский?) патруль, что
выглядело примерно как танк возле булочной сейчас. Имея слабый контакт с
реалом, я не реагировал на предложение показать билет и паспорт. Мой
коллега быстро обшарил мои карманы и нашел документы. Передвая билет и
паспорт (моего шефа) контролерше, он открыл его на странице с фото. Он
потом мне рассказал, что впервые понял, как можно думать несколько
мыслей сразу: меня надо будет спасать немедленно, в милицию нам нельзя -
допуск к секретам погорит, а без него в нашей науке делать нечего,
вязать будут как угонщиков, а ему без этой конференции лишний год ждать
защиты и несколько других, более музыкальных: нафига ему эта гармонь,
почему другим так везет (мне явно было все это по барабану) и т. п.
Время остановилось для него (я просто стоял как бревно). Контролерша
сначала внимательно изучила билет и паспорт по-отдельности. Старший
патруля впился глазами в мое лицо, видимо наблюдая моторику
потенциального угонщика самолета. Моторики не было никакой вообще -
какой там ботокс. Затем контролерша расположила паспорт и билет рядом и
стала их сличать. Патруль продолжал есть меня глазами. Наконец,
конторлерша закрыла паспорт и вернула его мене вместе с билетом, так и
не взглянув мне в лицо. Патруль паспортом не интересовался в принципе.
Нас пропустили. Все это я узнал где-то посредине полета, когда я немного
пришел в себя и товарищ мне рассказал что показывали, когда кино для
меня рвалось. Поскольку я не оценил его готовность меня спасать, товарищ
мстительно заметил, что из Еревана я буду вылетать уже один (почему - не
помню). Но Армения всегда была немного другим местом. Как оказалось в
дальнейшем, несмотря (а может - вследствие?) на то, что гора Арарат
(Турция) видна из аэропорта, никакого контроля, даже билетного! в Ереване
при вылете не было вообще.

Лет 6-7 назад, когда пока еще не был женат и не имел детей, прочитал в
интернете одну историю про то, как у одной мамаши в магазине сын заорал
- Мама хлебушка купи! - и как ей было стыдно. Посмеялся тогда над ней.
На днях вышли с дочкой (4 года)погулять в парк. Погожий денек, солнышко
светит, жарко. Подходим к парку и я вижу там гуляют родители со своими
чадами и что то так много пап потягивающих пивко, что мне самому
захотелось. Разворачиваемся, заходим в ближайший магазин, я подхожу к
прилавкам с пивом так как из холодильника не хочется, дочка бежит дальше
туда где сладости и игрушки. А надо сказать ей сладкого много есть
нельзя (начинает чесаться и порой чешет так что кожу расцарапывает) и на
сегодня положенных сладостей хватит. Тычет на пероженки в холодильнике,
типа папа забыл что сладкое сегодня было и купит. Я говорю что, всё,
нельзя, хватит на сегодня. Начинает капризничать. В качестве
альтернативы предлагаю купить игрушку. Отказывается и капризничает. Я
непреклонен, беру бутылки с пивом подходим к кассе, кассирша пробила
товар и тут дочка состряпав такую жалостливую мордашку, смотрит на меня,
на тетку позади нас и на тетку за кассой заявляет - Паап, хоть хлебушка
купи, ну пожалуйста!!!
Реакции теток почти одинаковые: умиленно смотрят на ребенка и.... злобно
на отца... алкаша-тирана.

П. С. не надо поспешно судить о людях

Зашел давеча друг, пришел не один а с подкопченой вяленой рыбкой, и
несколькими литрами свежего, живого, наивкуснеишего пива. Как часто
водится у нас Руси, было бы начало, а продолжение всегда найдет себя.
Звонок в дверь, пришли еще пара товарищей, принесли ВОДКИ. За неспешной
беседой возникла идея как скрасить досуг в рамках отдельно взятой
квартиры, решили расписать в картишки. Оговорили интерес и понеслось. Ну
не шла игра у меня, просто не шла, а на кону 50 кукареканий с близь
растущего дерева)))в травмпункт ехали всей честной компанией, время 2
ночи, доктор быстренько подлатал сломаную руку, и задал сакраментальный
вопрос: а нахера ты на тот тополь полез, петухи же по деревьям не
летают... задумался)))

Дело происходило в Германии.
Выступал, значит, у нас в городе в "Литературном доме" сенегалец по
имени Ибрагим Ндоффенне и как-то там еще, а сам себя он называл просто и
незатейливо - Ibu. Выступал он перед детьми с игрой на национальных
сенегальских барабанах и пением песенок на своем выразительном языке.
Кстати, он рассказал одну сенегальскую народную мудрость: "Родители о
детях должны заботиться до тех пор, пока у тех не вырастут все 32 зуба.
А после этого дети должны заботиться о родителях, пока те не потеряют
все свои 32 зуба..." Ну да речь не о том.
Прихожу домой, спрашиваю жену с дочкой: где, мол, были вечером?
Жена отвечает:
- На Ибу!
- Ты зачем ругаешься?.. - обиделся я. - Да еще при ребенке! И вообще, с
  какой стати ты решила меня... хм... обмануть?
И еще пару минут не мог понять, отчего жена смеется диким смехом,
смахивая слезы с глаз...

Вспомнилось после новостей об открытии памятника с ошибками в фамилиях и
именах основателей индустрии космоса (Эйнштейн, Циолковский).
Вконце 70-х прошлого века был в небольшом поселке Кытлым Свердловской
области. Там увидел памятник и остолбенел.
Представьте, на постаменте мужик с винтовкой, покрашен черной краской, а
лицо белой и подпись -"Вечная память трупам павших героев".
Видел своими глазами.
Очень грустно!

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Ретро-истории> <Афоризмы> <Карикатуры>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru