Ретро-истории
за 17 декабря 2005 г.



За давностью истории могу теперь ее рассказать.
Дело происходит в Америке. Мой знакомый, назовем его Вася, глубокой
ночью и в пьяном состоянии ехал домой. Тут ему приспичило в туалет, по
большому. Вокруг все закрыто, никаких лесов и укромых мест нет, одни
частные домики. Тут он видит, что на частном подъезде у одного из домов
припаркованы два больших внедорожника. Он припарковался на улице и между
двумя внедорожниками сделал свое грязное дело ;-) 
На следующее утро у него звонит телефон, на другом конце провода 
незнакомый голос:
- Алле, а Васю можно?
- Вася слушает.
- Пишите адрес, улица такая-то, дом такой-то.
- Для чего адрес?
- Сейчас поймете. Записали адрес?
- Записал.
- Значит так, сейчас вы по этому адресу приедете, отмоете ваше дерьмо от 
  моего асфальта, и, смотря на ваше поведение, я подумаю, отдавать вам 
  ваш БУМАЖНИК или нет.


Историю рассказал мой отец, которому я верю, как себе, а значит все
нижеизложенное- чистая правда.

После окончания мединститута мой отец работал в небольшом районном
центре, городке, где все друг друга знают, а профессия врача- одна из
самых уважаемых профессий. Об этом знали все, кроме ГАИшника Пэтра.
Пэтро любил останавливать хирургов, потому что знал их привычку снимать
послеоперационный стресс антишоковым раствором (кто не знает состав- 50%
спирт, 50%- глюкоза). Врачи за это пристрастное отношение отвечали Пэтру
взаимностью, беда была в том, что Пэтро имел конституцию былинных Ильи
Муромца, Алеши Поповича и Добрыни Никитича вместе взятых, не болел
вообще и к врачам обращялся только за тем, чтоб забрать права или лишить
месячного заработка (на выбор).
Но случилось Пэтру останавливать мотоциклиста-нарушителя оригинальным
способом. Видя отсутствие реакции на требование его (Пэтра) жезлом
остановиться, Пэтро не долго думая прыгнул на мотоциклиста, прижав его к
земле всеми своими 150 килограммами. После инцидента мотоциклист попал в
хирургию с переломами, а Пэтро, сопровождавший бедолагу- нарушителя,
решил зайти к дежурному хирургу на предмет проверки своей правой ноги
(после недавнего столкновения с мотоциклом она у него побаливала).
Трудно описать словами внутреннее ликование хитурга при виде Пэтра на
кушетке с задранной штаниной и испуганными глазами. И трудно описать
самообладание ентово же хирурга, чтобы это ликование не выразить
радостным воплем или гримасой счастья. Хирург сделал паузу, тщательно
моя руки, затем подошел к "больному". Внимательно выслушал, где болит;
одев зачем-то фонендоскоп в уши чего-то там послушал в коленке Пэтра, и
покачав от безысходности головой, берет тюбик с йодом и рисует спичкой
полоску, отчертив часть ноги Пэтра ниже колена.
- Извините, Пэтро Ивановичу, нужен консилиум.
Сказал хирург и вышел из кабинета, еле сдерживая смех. Одурев от
страшного слова "консилиум" и однозначного знака на ноге, означающего
ампутацию ноги до колена, Пэтро сидел и ждал, что будет дальше.
В это время перед дверю кабинета послышались сдавленный смех и возня. В
кабинет с серьезными лицами зашли другой хирург и главврач. Посмотрев на
маркировку йодом на колене они возмущенно вытерли ее ацетоном, ругая
между собой некомпетентность молодого хирурга латинскими словами. Пэтро
понял, что произошла врачебная ощибка, что молодой хирург незаконно
хотел изьять его (Пэтра) собственность, к которой он уже так привык.
Цвет лица Пэтра стал из зеленовато белого приобретать его исконный
буряковый оттенок. Тем временем хирург и главврач, дотерев йодную линию,
извинились перед Пэтром, мол врач молодой, опыта еще мало, мол линию
надо было чертить НЕ НИЖЕ А ВЫШЕ КОЛЕНА........
PS Прийдя в себя после обморока Пэтро уяснил для себя две вещи: 
1. Врачи, подумав, решили лечить ногу и обойтись без ампутации.
2. Труд хирурга несет в себе такое нервное напряжение, что не стоит
пренебрегать средствами снятия стресса, даже если это антишоковая
жидкость. После этого права у этих самоотверженных людей Пэтро больше не
забирал.


В свое время, двадцать лет назад, я заканчивал военное училище.
Васильковское ВАТУ. Всем людям оттуда - привет.
Но это еще не все.
На третьем курсе, с приближением выпуска и распределения, все курсанты
стали принимать кто-какие меры для улучшения географии своего будущего
распределения - подальше от Азии, поближе к Европе. Меры принимались в
зависимости от возможностей, то есть от родственников и знакомых 
до взяток и медицинких справок. 	
А у курсанта Вани ни блата, ни денег не было. Он даже сам любил говорить
про себя: «У меня как у латыша - только хрен да душа!». Вот на первом,
из имеющихся двух достоинств, и решил Ваня определить себе хорошее место
службы.
План был задуман и выполнен согласно всем знаниям, полученным на кафедре
«Военной тактики» и с применением навыков маневра «Выдвижение боевого
отделения в тыл условного противника».
На воскресных училищных танцах, под песню «Поворот» группы «Машина
времени», по заранее добытой информации была снята девушка Люда, которая
красотой лица не блистала, но зато обладала другим ощутимым
преимуществом. Нет, это была не большая грудь. Просто она работала
писарем в строевой части училища (на гражданке это безобразие называется
«Отделом кадров»).
Дальше были приложены определенные усилия для развития захватывающего
любовного романа, с рисованием голубых далей, белой фаты и машины с
лентами и кольцами на крыше. Причем женитьба, венчание и другие виды уз
и цепей в Ванины планы не входили. Как говорил покойный генерал Лебедь -
они ждут нас с моря, а мы с горы на лыжах!
Главная цель была в получении заветной бумажки, где в графе «куда убыть»
будет написано Луцк, Житомир или по крайней мере Шепетовка, но только не
Камень-на-Оби, Завитинск или Кушка.
Люда про лыжи ничего не знала, свято верила в большую и чистую любовь
нежного Вани и готовила приданое. И, конечно, свою будущую жизнь
офицерской жены она хотела провести в приличном военном городке, поближе
к родителям и Украине, а не в городе Кривокорытове на речке Быстрая
Вонь.
И проблема ваниной бумажки была решена ею без особых проблем. А что там
решать - полтыщи курсантов-лейтенантов, одного туда - другого сюда,
никто и не заметит. Главное - денежных и позвоночников не трогать. Но
эти и так у начстроя на особом учете. А шило на мыло всегда можно
поменять.
Так что поедет Люда с Ваней… ну хотя бы в Ахтырку!
На том и порешила будущая молодая семья, сидя на лавочке под бюстом
вождя мирового пролетариата.
Когда приказ с параметрами военных судеб всех пятисот курсантов был
сверстан начерно и подписан начальником училища, Ваня приступил к
выполнению второй части стратегического плана - отступление на прежние
позиции или «прощай, Люда! ».
Было объявлено о полном несовпадении характеров и разных взглядах на
жизнь. В общем - прошла любовь, завяли помидоры.
Люда плакала. Она поняла всю подлую суть ваниных бумажных устремлений и
желаний. И все равно, готова была все простить и понять. Вернись,
Ванюша, я все прощу! Только Ваня был упрям и хорошо прятался.
И Люда заалкала мести!
История умалчивает, догадалась ли Люда сама или ей подсказали, как это
сделать. Но она отомстила.
Приказ и распределение переделать было уже невозможно. Все лежало в
сейфе начальника и ждало только перепечатки набело. Но лучше всех в
отделе на машинке печатала Люда…
А сделала Люда свою месть только двумя маленькими буковками.
Не тремя!
В приказе формулировка для всех курсантов была одинаковая: «Присвоить
курсанту. . . воинское звание «Лейтенант» и направить для дальнейшего
прохождения службы. . . » И добавила наша девушка перед словом
«лейтенант» две буковки «ст.», то есть как бы присвоила Ване звание
старшего лейтенанта. В благодарность за совместно проведенные счастливые
часы… А что - пусть растет по служебной лестнице!
Так приказ секретной почтой и ушел в Москву, на подпись Министру Обороны
СССР, ибо приказ о присвоении первого офицерского звания подписывает
только он и делает это редко, бо занят дюже.
Как ни странно, но «опечатку» в Москве заметили. И даже обиделись - а
что это за Иван такой, что через ступеньку по званиям прыгает! Не
Гагарин же, в космос не летал! Ну-ка, вычеркнем его из общей кучи и
разберемся - что к чему! Но только все это секрет, государственная
тайна. Разберемся что к чему посредством секретной почты. А почта
секретная ездит долго, потому как с пистолетом, а тот тяжелый, зараза.
Да нам торопиться некуда.
А в училище уже все готово к выпуску. Плац подметен, форма пошита, водка
спрятана. Ваня спит спокойно, в снах Ахтырку видит и себя там с золотыми
погонами. Красота!
Да только тут наконец-то секретный курьер приколбасился, приказ привез.
А ваниной фамилии там нет, ибо на «старшого» еще не тянет. И даже хуже -
фамилии нет, а особист есть, спрашивает, вопросы задает.
С какой целью вы вступили в связь с гражданкой Людой? По чьему наущению
вы пытались стать досрочно старшим лейтенантом? «Голос Америки»
слушаете? А книгу «Малая земля» законспектировали? Всю?!
Ваша настоящая фамилия?!!!
Разобрались, конечно, даже пыток применять не пришлось.
Но поезд уже к тому времени ушел, рельсы убрали. Все, кроме Ивана,
разъехались по местам боевой славы, а он сидит, кукует, ждет. Да и как
посылать в Ахтырку человека без определенного воинского звания. Кто вы,
мистер Ваня - курсант или лейтенант? Отправили гонца в Москву опять, за
ответом.
Люду даже не уволили, а пожурили только, за невнимательность.
Ваня дождался приказа о своем лейтенантском звании только через два
месяца. А все это время жил в солдатской казарме. И даже на танцы не
ходил. А Ахтырка накрылась, но не медным тазом, а тем… что у Люды есть…
И поехал Ваня верблюдам хвосты крутить и в арыках купаться.
А нечего было честь девичью трогать!
Тактику учить надо было лучше!
«Раннее отступление грозит общим поражением».
Так-то…

В. Х.


В последнее время уже редко встречаются подобные типажи, а-ля-новые
русские, но оставшиеся в живых экземпляры, после эпохи развитого
бандитизма, продолжают веселить и удивлять своей простоватой и
непосредственной дебильностью нас, простых российских граждан.
Итак, сюжет из жизни, случившийся вчера на моих глазах:
***(почти по Зощенко) Сложившаяся производственная ситуация заставила
меня задуматься о приобретении биотуалета, за коим и поехал я на
известный всем ВВЦ. Столь экзотичный девайс не пришлось искать долго и
минут через 10 я уже выяснял у милой пожилой тетеньки-продавца
функциональные особенности представленных образцов. Конструкции
мобильных унитазов оказались доволно примитивными и во время обширной
обзорной лекции я уже начал показательно скучать, как появились.... 
ОНИ! - классическая для данного архивида парочка: девица лет 25-28, 
разодетая как певица Большого перед премьерой, и с алчно бегающими 
глазками, и откровенно скучающий короткостриженный тип лет 40, 
с неизменными золотыми цепями, золотыми крестами, золотыми перстнями 
и золотыми зубами. Смотрелись они на фоне бегающей с коробками толпы очень
колоритно, чем и привлекли мое внимание, тем более, что направлялись они
в мою сторону и, соответственно, к павильону с биотуалетами.
Наконец, жаждующий покупок и мечущийся по прилавкам взгляд этой фифы (ну,
ей-богу, фифа, по-другому не назовешь) натыкается на......... что-то....
ЧТО????..... БИОТУАЛЕТ!!!!..... оооооо!!!!!!!.... Зайчик, мы должны
купить биотуалет!!!!!!
Зайчик несколько секунд повращал глазами по витринам, потом по своей
фифе....-
"... а на хуя нам биотуалет?...."
- Зайчик, не ругайся, но мы его купим (здесь она прикрыла глазки, видимо
  представляя, как демонстрирует это чудо восхищающимся подругам).....
  да!... мы его купим..... и обязательно САМЫЙ ДОРОГОЙ!!!!!!............
  (мечтательно)мы будем брать его с собой на природу............
Видимо, картина "зайчик, писающий на природе в биотуалет" показалась ей
настолько восхитительной, что она аж захлопала в ладошки, опять закатив
глаза.
Мужчина-бык пожал плечами, устало произнес: - "давай"..... но.. искорка
разума все же, наверное, проскочила и он опомнился: - "а, че, я просто 
под деревом поссать не могу?.."
Аргумент, который она выдала, оказался настолько убедительным, что
зайчику пришлось уступить:
- ООО, Господи, когда же я, наконец, сделаю из тебя культурного
  человека..... Зайчик, НАДО БЕРЕЧЬ ПРИРОДУ!!!!!!!!!!


Однажды в одном научном институте среди ученого люда зашел за чашкой чая 
разговор о домашнем хозяйстве. Кто что делать умеет, кто какими подвигами 
на вышеобозначенном поприще себя проявил. Был среди участников дискуссии 
некто Ефремыч, человек незаурядный, частенько попадавший в комические 
ситуации и столь же часто бывший инициатором оных. Общественность была 
особо удивлена его заявлением, мол, я вот, в домашних условиях, что 
называется "на коленке", могу изготовить нечто, скажем шкаф, с точностью 
(в инженерном смысле) 2 миллиметра на базе в 3 метра, что в общем-то 
является неплохим результатом для профессионала в условиях мастерской. 
Народ упорно не верил, хихикал, а наш "Левша" продолжал:
- Вот давеча, переезжал я на новую квартиру. Решил сделать на балконе 
шкаф для разного там инструмента. Снял размеры, раздобыл материал, 
и пошла работа. Привозим это произведение искусства в место назначения, 
затаскиваем кое-как на балкон, и что вы думаете? Ровно на 2 мм не вошел...


История произошла с подругой моей дочери.
Отец у подруги военный - это важно.

Звонит она как-то папе на работу, трубку снимают и она слышит довольно 
грубое:
- Че, бля!
Обомлев от такого приветствия, она тихонечко положила трубку.
Перезванивает и слышит:
- Че, бля!
Она так, робко:
- Мне бы с папой поговорить...
К ее удивлению, папу позвали к телефону. На ее недоумение по поводу 
столь хамского ответа, папа сказал, что это вовсе не хамство, 
а фамилия Чобля!
Он также рассказал, что у обладателя столь замечательной фамилии 
регулярно случаются неприятности - как-то позвонил генерал и, услышав 
такой "хамский" ответ, устроил головомойку начальнику. Так тому пришлось 
личное дело носить на показ, чтобы голову не свернули... 


Есть у нас с моим бывшим классом традиция - каждый год ходить в поход 
дней на 20-30 на Волго. Собственно, и не совсем поход это - приходим 
на место, разбиваем палатки, и 20 дней живем на одном месте. Выбивает 
это, надо сказать, из жизненного ритма полностью. Ну так вот, как-то 
сразу после очередного похода мы с другом Матвеем приехали на мою дачу - 
продолжить отдых, так сказать. Комната моя на втором этаже, а так как 
дача-то старенькая, то попасть туда можно было только через люк в полу, 
к которому вела вертикальная лестница (ступеньки прикрепленные к стене). 
На полу в этой тесной комнатке палас лежит. 
Далее рассказываю от лица моего друга: просыпаюсь я ночью, полностью 
ощущение, что я в палатке - душно, темно, тесно. Ползу на четвереньках 
к выходу, переползаю небольшой порожек (ага - ров перед палаткой), нахожу 
свои кеды сбоку от входа (как всегда в походе оставлял), делаю несколько 
шагов на четвереньках вперед, дабы совсем выползти из палатки, 
и проваливаюсь в дыру головой вниз. Первая мысль - еще в полете - 
какой %#$ вырыл здесь яму. Финиширую я башкой в пол, ободрав бок 
о ступени. Нащупываю в темноте ступени - блин, думаю, еще и ступени 
выдолбил - утром поймаю убью. Шевельнуться не могу - все болит. Вдруг 
зажигается свет - на пороге своей комнаты стоит мать моего друга, 
я вверх ногами, прислонясь к стене, смотря на нее, пытаюсь понять, 
как это она в лесу так свет запросто включила... 

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Новые истории> <Афоризмы>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru