Ретро-истории
за 8 декабря 2005 г.



Приношу в фотоателье два файлика с расширением JPG - фотки, сделанные
цифровым фотоаппаратом. Две всего!
Специально обработал в фотожопе, подрисовал немного - чуток самый!
Почему и был убежден: каждая - шедевр, ради которого стоит жить.
При мне распечатали одну, вторую.
Я вдруг решил поделиться растущим во мне восхищением от самого себя,
поэтому спросил, в руках переминая то одну, то другую:
- Как считаете, какая лучше? Вторая или первая? - давя ударением на
  третье слово.
- Первая. Конечно, первая, - вежливо отвечали мне, раскусив мой намек.
- А если, как специалист специалисту? - решил уточнить я, будучи
  уверенным в себе на все двести.
- Обе - хуйня, - отвечали мне так же вежливо и интеллигентно.


Короткая история от Владимира Дмитриевича, я от него их много слышал...

В 60-х годах в Институт Физики АНБ работал младший научный сотрудник, у
которого к довольно скромному еще возрасту менее 30 лет имелось уже 10
детей. Все от единственной любимой жены.
На беззлобные подшучивания со стороны товарищей по научному оружию, мол,
как его так угораздило, м.н.с. отвечал
- Да так получилось... Сначала - двойня родилась, через год -
  тройня... А потом уже было все равно.


Летчики vs. водители маршруток.

Первый авиаприкол: Недавно летел я самолетом отечественной авиакомпании.
Нас развлекали радиотрансляцией весь полет - подборка часа на полтора.
После песни «А город подумал - ученья идут…» и звукоряда из фильма «В
бой идут одни старики» (Помните? Рев самолета и голос Л. Быкова:
«Прыгай, Серега, прыгай!!»), немедленно запустили Визбора: «…Три дня
искали мы в тайге капот и крылья…».

Второй прикол: За появление в пьяном виде на летном поле полагается
немедленное увольнение. Двух балбесов уволили, но с поля почему-то не
выгнали. В поддатых мозгах родилась идея изощренной мести. Надо знать,
что край плоскости (крыла) отечественного самолета можно достать с
земли, а для двухметрового придурка это и вовсе не фокус. На глазах
пассажиров, поднимающихся по трапу, он раскачал крыло с амплитудой около
метра - оно специально так сделано и гнется в полете довольно сильно.
Раскачав, он заорал на все поле: «Петрович! На один раз должно хватить,
а потом поменяем! » Ломанувшихся пассажиров потом ловили по всему
аэропорту…

Третий: Летим с ребенком. Натурально, в какой-то момент он уговаривает
стюардессу сводить его на экскурсию в кабину. Возвращается и громко
вещает, среди прочего: «Там дяденьки не рулят. Дяденьки пиво пьют. А
тетенька мне порулить дала…» И хитро так: «А я кнопочку нажал, а она не
видела! ». В это время, как нарочно, самолет ощутимо встряхивает на
воздушной яме. Реакция пассажиров была неописуемой. Они не знали, что
продвинутое чадо - хитрый выдумщик и большой приколист…

DoctorLector (c) 2002


Рыбалка. 

Пролог: Если в самом начале по дороге на рыбалку вас постигла
непредвиденная беда, - немедленно возвращайтесь домой и не насилуйте
свою судьбу.

Эту историю, свидетелем которой был сам, я обычно рассказываю только под
вечернюю стопку на рыбацком ночлеге. Смех сквозь слезы. И так, шел март
1974 года. Я был еще безлошадный, и зимние поездки на дальнюю рыбалку
начинались на площади Белорусского вокзала, где можно было подсесть в
какой-нибудь рыбацкий автобус с несколькими свободными сидячими местами.
Обычно ездили на Рену, Себлу, Сутку, Ламь, Суховетка и другие реки
Рыбинского моря. Площадь Белорусского вокзала была забита толпами
рыбаков, которые брали на абордаж каждый останавливающийся автобус,
пытаясь попасть в число счастливчиков- пассажиров. Мы с другом трезво
оценили наши возможности и поняли, что здесь нам, без риска сломать свои
ребра, - в автобус не пролезть. Решили уйти метров на 300 по примыкающей
к площади улочке, где народа было значительно меньше, и где автобус с
несколькими свободными местами мог спокойнее остановиться, без риска
лишится всех дверей. Сидим, ждем. Через некоторое время к нам
присоединились еще два рыбака, - главные действующие лица в этом
повествовании.

Первый - Бугай. Это прозвище напросилось само по себе, т. к. он был два
метра ростом, весом не менее 140кг, с огромным алюминиевым ящиком и
таким же огромным самодельным коловоротом, диаметром шнека не менее
180см. Второй - Плешивик. Это прозвище так же напросилось само по себе,
т. к. ростом он был метр с кепкой, с большой плешью на потылице, с
маленьким фанерным ящичком и старым разболтанным, допотопным
коловоротом.

Через час возле нас остановился Львовский автобус и его страшОй в
открывшуюся дверь сказал, что есть всего четыре места. Мы все вспорхнули
со своих ящиков и кинулись к двери. Будучи молодыми и шустрыми мы с
другом первыми влезли в автобус, но пройти дальше к самым задним и
свободным сидениям мешали наставленные в проходе ящики. Третьим влезал
бугай, держа на плече огромный ящик и таща за собой свою буровую
установку. Он стоял на первой ступеньке и держался за поручни, но дальше
пройти не мог, т. к. мы с другом загородили ему дорогу. Плешивик никак
не мог поднятья на первую ступеньку, к тому же со всех сторон уже бежали
другие страждущие рыбаки и он рисковал быть просто отпихнутым от
долгожданного автобуса. Видя такую опасность, он попытался просклизнуть
между ног бугая, но его, трахнутая молью ушанка, соскользнула с лысины и
упала на землю. Плешивик нагибается, чтобы поднять шапку, а в это время
Бугай, уставший висеть на поручнях, выгнул свою грудь и просто вдавил
нас с другом почти до конца автобуса. К несчастью лямка его огромного
ящика соскальзнула с плеча и он летит углом вниз прямо на лысину
нагнувшегося Плешивика. Удар был такой, что Плешивик даже не охнув
распластался на земле под дверью автобуса. Подбежавшие другие рыбаки
подняли лежащего Плешивика и усадили на его ящичек, а Бугай даже не
понял, что произошло. Народ попался душевный и уже никто больше не
претендовал на оставшееся свободное место в автобусе. Плешивика подняли
на руки и так же на руках внесли в автобус, доставив прямо на последнее
заднее сидение. Львовский автобус имеет последний задний ряд сидений
прямо над мотором, которые выше, чем все остальные посадочные места. Вот
в левом углу, у двери и уселся Плешивик. Из рассеченной головы сочилась
кровь и душевный народ тут же нашел кусок пластыря, которым крест на
крест заклеили образовавшееся отверстие, а сверху одели облезлую ушанку.

Наконец автобус тронулся в длинный путь. Чтобы скоротать время рыбаки
тут же сели играть в народную рыбацкую игру "Сика". Образовалось
несколько команд, которые скучились в центре автобуса вокруг
импровизированных столов из ящиков. Мой друг и Бугай присоединились к
играющим, а я задремал в правой стороне задних сидений. Плешивик так же
тихо дремал, вцепившись одной рукой в вертикальный поручень, другую руку
он положил на горизонтальную часть от этого поручня и уперся лбом в
натянутой ушанке на положенную руку. Так как играющих было много, а
места в проходе очень мало, рыбаки убрали большую часть ящиков в самый
зад автобуса, так что ногу поставить там уже было некуда. Прошло более
часа и вдруг автобус резко подбросило на ухабе. Наверно водитель зевнул
приличную колдобину. Зад Львовского автобуса подбросило, как катапульту
и рука Плешивика соскользнула с горизонтального поручня. В туже секунду
шапка Плешивика слетела с его головы и он со всего маха приложился лбом
о голый поручень. Раздался глухой удар, Плешивика откинуло на спинку
сидения и он отключился. В автобусе все стихли и с испугом смотрели на
неподвижного попутчика. Душевный народ сразу вспомнил, что именно этому
рыбаку уже досталось по темени, а больше всех расчувствовался Бугай, 
т.к. испытывал некоторую свою вину в первом эпизоде. Бросив карты он на
четвереньках добрался до Плешивика и стал приводить его в чувство.
Кто-то передал ему нашатырь на тряпке и Плешивик зашевелился. Увидев
огромную шишку на лбу Плешивика Бугай совсем растрогался и полез в свой
огромный ящик за наркозом. Налив целый стакан водки он вложил его в руку
Плешивика, в другую руку сунул здоровый, племенной, соленый огурец.
Плешивик молча и не морщась принял наркоз, так же залпом заглотил огурец
и откинулся на спинку, тупо глядя на окружающих. Автобус снова тронулся
в путь, и игра в карты продолжилась.

Бугай изредка поглядывал на Плешивика, сочувственно покачивая головой.
Наконец его видимо что-то осенило и он снова пополз по ящикам на
четвереньках в зад автобуса. Плешивика сильно развезло то ли от стакана,
то ли от огромного огурца и он еле сидел, пытаясь держаться прямо. Бугай
предложил ему лечь на задние сидения, благо они были свободны, т. к.
двое, - Бугай и мой друг ушли играть в карты. Чтобы ему было теплее,
Бугай накрыл его сверху своим огромным тулупом, так что Плешивика даже
не стало видно. Удовлетворенный оказанной заботой Бугай снова сел за
карты. Проехали еще несколько часов. Плешивик не вставал ни на
заправках, ни до ветру. Все даже забыли про него, но тут автобус снова
очень сильно подбросило. Водила резко тормознул, а сонный Плешивик,
взлетев до потолка с тихим писком полетел вперед и рухнул вниз прямо на
расставленный ящики. Снова наступила тишина. Плешивик лежал, накрытый
тулупом и не шевелился. Снова Бугай полез проверять его на живучесть.
Откинув тулуп, взорам открылась картина: Плешивик припечатался лицом о
самый высокий ящик Бугая. Его нос, посиневший от водки теперь стал
просто фиолетовым, а из разбитых ноздрей раздувались красные пузыри.
Бугай, чуть не в слезах разорвал свой старый и грязный носовой платок на
две части, смочил их водкой и запихнул чуть не до затылка Плешивику в
ноздри. Дальнейший путь до самой деревни все ехали в настороже, - как бы
снова не пришибло бедного попутчика.

Деревня оказалась небольшой, но вот дома удивляли своими размерами. Это
были двухэтажные, большие постройки, в которых жилое помещение занимало
половину верхнего этажа, вторую половину занимал сеновал, где сено
лежало на длинных поперечных жердях, а внизу под всем домом был скотный
двор с коровами, свиньями и курами. Первая и единственная комната с
печкой по средине была размером где-то 6 х 8м. Вот в такую хату и
вселился весь автобус. Хозяин с хозяйкой спали на печи, поэтому в нашем
распоряжении был весь пол, на который стелились соломенные матрасы для
спанья. В комнате стоял длиннющий стол, за которым на двух таких же
лавках уместились почти все рыбаки. Наскоро перекусив, все разбежались
по речке.

Было начало марта и клев уже начинал активизироваться. Все поймали по
разному, но без рыбы почти никто не остался, кроме Плешивика. С бодуна и
с заплывшими от ушибов глазами он вряд ли видел поклевки сторожка. К
вечеру все снова собрались в избе за столом на традиционный общак.
Каждый достал из своих закромов привезенную жратву и выпивку и ужин
начался. Широкая душа Бугая не давала ему покоя и он усадил Плешивика
рядом с собой не жалея ни своей водки ни племенных огурцов. Плешивик
попытался было достать свою единственную непочатую чекушку, но народ
дружно воспротивился и каждый норовил накапать в стопку Плешивика своей
водки и всунуть в рот квашенной капусты или соленый гриб. Печь была
натоплена качественно и вскоре все разделись почти до маек. Натолкав в
утробу Плешивика всякой всячины все постепенно забыли про него и шел
обычный шумный рыбацкий разговор. Переполненный желудок Плешивика никак
не хотел мириться с таким насилием и стад давать позывные. Через
некоторое время ему стало невтерпеж и он стал суетится до ветру. Хозяин
заботливо накинул ему на плечи его кожушок и вывел в сени, где был
"туалет".

Устройство туалета блистало своей гениальной простотой. Просторные сени
на втором этаже закачивались поперек дома обрывом. Перед этим обрывом на
уровне колен была приколочена длинная отполированная штанами слега,
которая не давала какающему сесть на пол и позволяла свесить голую
задницу над пропастью нижнего этажа, где бродила скотина. На уровне
лопаток уже сидящего на слеге, была приколочена вторая слега, которая
удерживала спину какающего и не давала ему упасть вниз. Ширина этого
срального балкона была около метра, поэтому рыбацкий народ всю зиму срал
в одно и то же место. Морозы были не слабые, поэтому снизу выросла
огромная гора дерьма, смахивающая на Эйфелеву башню, которая не доходила
до второго этажа всего на полметра. Над сральным местом горела
единственная тусклая лампочка. Вот в такой туалет и привели Плешивика.
Проводив его, хозяин вернулся к недопитой стопке и разговор продолжился.

Наконец водка была вся выпита и народ затребовал чаю. Хозяин поставил на
стол двухведерный самовар на углях и вывел трубу от него в верхнюю
вытяжку на печи. И тут Бугай спохватился своего соседа по лавке. Хозяин
почти быстро вспомнил, что давеча отводил его до ветру и ваще ему давно
уже пора было просраться, да видать племенной огурец крепко застрял
поперек прохода. Он вышел в сени и через секунду вернулся недоумевая,
куда мог запропаститься Плешивик. Сени были пустые. Несколько рыбаков
вышли перепроверить ситуацию, но Плешивика нигде не было, и только
снизу, из скотника доносился чавкающий звук обитающей там скотины.
Кто-то догадался заглянуть вниз, за перила срального балкона и в свете
20 ватной лампочки все увидели Плешивика со спущенными штанами, который
с упорством альпиниста пытался взобраться на Эверест из дерьма. По всей
видимости, от передозировки он не удержался на двух точках опоры
уникального туалета и сложившись пополам соскользнул вниз на высокую
кучу дерьма. Хозяин решил, что выковыривать Плешивика из этой кучи не
царское дело и кликнул свою старуху. Хозяйка накинула свой тулуп и
спустилась вниз через наружный выход из избы. Внутренняя лестница со
второго этажа сеней в нижнее подворье не была предусмотрена. Через
минуту она вернулась и твердо заявила, что такого обосранного мудака она
ни в жисть не впустит в свой дом, и ваще с дыркой в голове надо сидеть
дома, а не лазить в скотнике по дерьму. Народ вступился за бедного
рыбачка и хозяйка отправилась по деревне искать истопленную баню, т. к.
Плешивик наотрез отказался спать в дерьме даже на сеновале. Благо баня
нашлась на другом конце небольшой деревни и все вздохнули с облегчением.
Пока стирали Плешивика народ сел пить чай, а хозяин начал таскать из
сеней соломенные матрасы для ночлега и расстилать их на полу.

Через час вместе с хозяйкой вернулся Плешивик в немыслимой одежке,
которую ему одолжили в банном месте. Хозяйка несла здоровенный тюк
наскоро выстиранной одежды страдальца. Плешивика усадили за стол и стали
так же усердно накачивать чаем. Вскоре народ стал клевать носом и
большинство устроилось спать. Все лучшие места оказались заняты и
осталось несколько мест под длинным столом. Так как стол на ночь
придвинули поближе к стене, а у самой стены стояли рядом две длинные
лавки, то лежащий народ был вынужден ложится ногами под стол, тем более
что от окон тянуло холодом. Головы лежащих намного выступали из под
стола, но оставшийся проход между рядами спящих был довольно большой и
не мешал ночным походам до ветру. Плешивик остался без своего кожушка,
который сох на двух веревках над печкой и Бугай заботливо уложил его
рядом с собой. Его огромный тулуп мог накрыть половину спящих. Плешивик
тихо лежал на матрасе, положив продырявленную голову на чей-то чужой
валенок и свесив разбухший фиолетовый нос. Народ затих и начался сначала
робкий, а затем более уверенный разноголосый храп. Хозяин со свой
старухой забрались на печь, но свет продолжал гореть, т. к. несколько
рыбаков еще курили в сенях.

Вдруг Бугай вскочил и выбежал в сени. Оказывается, в заботах о Плешивике
он забыл заправить свой большой китайский двухлитровый термос на
следующий день. Принеся термос и засыпав в него полпачки заварки, он
наполнил термос под пробку кипятком из огромного самовара. Некоторые,
страдающие бессонницей рыбаки, стали громко возмущаться, что свет слепит
в глаза и его давно пора выключить. Под шумок кто-то из рыбаков щелкнул
выключателем, а Бугай в потемках стал шарить по столу рукой в поисках
пробки от термоса. Нечаянно он задел локтем термос, который стоял почти
на краю стола, прямо над головой Плешивика и кипяток хлынул из широкого
горла на несчастного Плешивика. Раздался душераздирающий крик и многие
вскочили со своих мест. Кто-то догадался включить свет, и все увидели
носящегося по избе Плешивика, голова которого была похожа на красную
столовую свеклу. Разобравшись что к чему хозяйка понеслась к соседке за
гусиным жиром, который по ее словам очень шибко сильно помогает от
всяческих ожогов. Принеся плошку жира, она намазала им всю голову
Плешивика и сверху повязала ситцевым цветастым платком, чтобы жир не
скапывал на пол. Плешивик, похожий на свеклу в платке, тихо скулил сидя
на полу. Пробурчав, что сегодняшний день никак не кончится, хозяин снова
залез на печь и затащил туда свою старуху. Наконец народ уснул.

Утром все встали с чувством какой-то вины и с опаской поглядывали на
Плешивика, у которого на голове вздулось несколько волдырей. Рыбацкий
азарт оказался сильнее всех невзгод и Плешивик надев свою высохшую
одежду твердо заявил, что не останется сидеть в избе и тоже пойдет
рыбачить. Спорить с ним никто не стал и все разбрелись по реке. Второй
день оказался удачнее, особенно у Плешивика. Он наловил почти пол своего
ящичка некрупной плотвы и к 12:00 все снова собрались в избе,
укладываясь в обратную дорогу. Чтобы не пачкать избу весь народ
сгрудился в сенях, укладывая уловы в свои ящики и рюкзаки. Плешивик
потихоньку перекладывал рыбешку из ящичка в целлофановый пакетик. В этот
момент хозяин вынес из избы огромный двухведерный чугун мелкой вареной
картошки для свиней. В том углу, у стены, где расположился Плешивик,
стояло большое деревянное корыто, в которое и была вывалена горячая
картошка, чтобы остывала. Сени заполнил пар и тусклый свет лампы почти
не стал виден. Бугай, стоя спиной к Плешивику, тщетно пытался
рассоединить стык своего смерзшегося коловорота. Поняв, что в одиночку
ему не справится, он попросил помочь стоящего рядом крепкого рыбака.
Мужик взялся варежками за шнек, а Бугай, засунув изгиб колена коловорота
под мышку, принял удобную позу для выдергивания стыка.

Когда два бугая берутся за дело, - оно всегда спориться. Через несколько
сильных рывков коловорот рассоединился и Бугай по инерции отшатнулся
назад, угодив грибком коловорота аккурат в темя нагнувшегося над ящиком
Плешивика. Оглушенный Плешивик, даже не охнув, плюхнулся задом в корыто
с горячей картошкой. Все в страхе замерли. Плешивик сидел в корыте весь
в пару и не шевелился. Когда кипяток добрался наконец через его ватные
штаны до задницы, он издал уже знакомый всем вопль и выскочив из корыта
принялся носиться кругами по сеням, натыкаясь на рыбаков и тщетно
пытаясь скинуть дымившие паром штаны. На втором витке Бугай словил его
одной рукой, а второй сдернул штаны очень ловким, и как показалось
натренированным движением. Плешивик повис на его руке, издавая стонущие
звуки и прикрывая голый обожженный зад. При весей трагичности ситуации
народ дружно заржал. Такого финала рыбалки никто не ожидал. Выбежавший
на шум хозяин щедро пожертвовал ему свои старые штаны, в которых он
чистил скотник наверно последние 15 лет.

Водитель автобуса уже несколько раз сигналил, торопя рыбаков к отъезду,
и все снова засуетились вокруг своих пожитков. Чай пить было уже
некогда, - все поспешили в автобус и мы тронулись в обратный путь. Водка
была выпита еще накануне, вечером и все дружно проголосовали за
остановку у ближайшего магазина. Затарившись и закусив, мы снова
тронулся в путь. Плешивик сидел на своем месте в заднем углу, трезвый и
подавленный, с опаской поглядывая на своего невольного обидчика. Бугай,
сидящий рядом с ним, тщетно пытался влить в него хоть немного водки, но
бедолага был тверд и от очередного наркоза отказался. Тогда Бугай
вспомнил, что у него остался в термосе не выпитый чай и предложил его
Плешивику. Плешивик с радостью закивал фиолетовой головой, до сих пор
повязанной бабкиным платком и пропитанным гусиным жиром. Бугай достал
термос и налил полную крышку от термоса горячим и крепким чаем. Его
огромные и закорузлые руки смело держали алюминиевую кружку, полную чая.
Плешивик так же смело принял эту кружку двумя руками и почти тут же
выпустил ее из рук, т. к. удержать почти кипяток голыми руками он не
смог. Кружка упала ему прямо на ширинку подаренных тонких штанов,
приварив остатки былой мужской гордости. Третий раз мы услышали знакомый
вопль. Водитель спешно остановил автобус и открыл заднюю дверь. Плешивик
выпал из автобуса, на ходу спуская штаны, и сел голым задом на
придорожный сугроб, стараясь затолкать свои обваренные яйца внутрь
сугроба. Придя в себя, он медленно встал, натянул мокрые штаны и пошел к
передней двери автобуса. Водитель открыл дверь и Плешивик вошел
вовнутрь. Глядя испуганными глазами на заднее сидение он сказал: "Или
сразу пристрелите, или пересадите от этого Бугая, иначе я живым до дома
точно не доеду". Спорить с таким аргументом было бы кощунственно и ему
уступили самое хорошее место.

До самой Москвы он сидел не шелохнувшись и не выходя на туалетных
остановках. На площади Белорусского вокзала он попросил рыбачков, чтобы
ему принесли его ящик и коловорот, которые лежали в ногах Бугая. От
одной мысли о встрече с ним у Плешивика начинали дрожать коленки. Так
они и расстались, даже не попрощавшись, хотя Бугай все время их
совместного существования очень искренне жалел и постоянно пытался
помочь несчастному рыбаку.

Это была судьба!..

(c) Egor, он же Игорь  http://www.matchfishing.ru/stories/index.shtml


В 20-e годы в Днепропетровске в местной газете был опубликован фельетон. 
Там повествовалось о том, как у вдовы Циперович протекла крыша. 
Вдова обратилась в жилтоварищество к управляющему домами Когану. 
Но тот ей не помог, а посоветовал идти в районный совет к товарищу 
Рабиновичу. Рабинович тоже вопрос не решил, а отправил вдову к главному 
инженеру Кацнельсону. Тот же переадресовал ее к какому-то Феферу...
А назывался фельетон весьма выразительно:
"ИВАН КИВАЕТ НА ПЕТРА"


История реальная, поскольку произошла при моем непосредственном участии.
Приехал я к другу в Америку. Он меня встретил в аэропорту, ну и началось...
На третий день зашли мы поужинать в какое-то заведение, и мне пришла в
голову мысль, что само по себе было уже необычно, учитывая трехдневное
зависалово. "Дима, - говорю я, - а тебе не кажется, что мы с тобой 
третий день безостановочно бухаем, да все пиво там, виски всякое, а вот
водки, по-русски то-есть, еще не нажрались?" - "Да без проблем, - 
отвечает Дима, - давай водки". Надо сказать, что у них там в основном 
или Смирнофф, или Абсолют, по крайней мере мне так показалось, а тут 
смотрим - стоит в баре бутылочка Посольской завода Кристалл... 
Заказываем еду, точнее закуску. Дальше происходит диалог между нами 
и барменом:
Мы: 
- Ну и воон ту бутылочку водочки.
Бармен: 
- Нельзя.
Мы (изумленно):
- ???
Бармен: 
- Мы бутылками не продаем.
Мы (не понимая, как еще ее можно продавать): 
- А как вы ее продаете? 
Бармен: 
- Шотами (т.е. рюмками по 50 г)
Мы (скалькулировав в уме): 
- Тогда десять шотов.
Бармен: 
- Нельзя.
Мы (издевается, гад): 
- Почему?
Бармен: 
- Это большая доза, мне нужно быть уверенным, 
  что вы сможете заплатить.
Мы (это БОЛЬШАЯ доза? он че, идиот?): 
- Да мы заплатим, заплатим!
Тут Дима, как уже практически местный житель, врубается и добавляет:
- Да мы сейчас заплатим! Вперед! Так можно?
Бармен (подумав): 
- Да.
Мы (доставая и начиная отлистывать деньги): 
- А теперь нужно по пять шотов слить в отдельный стакан, 
  пять и пять. Так можно?
Бармен: 
- Нельзя.
Мы: 
- Но почему? Мы же заплатили (передаем деньги, бармен их пересчитывает) 
  за десять шотов, и теперь хотим, чтобы их нам сервировали 
  по нашему вкусу...
Бармен: 
- Ладно, можно.
Мы (точнее, я, решив поумничать): 
- А чтобы было проще, нужно взять бутылку и просто разлить ее пополам 
  в два стакана, 500 пополам - это и будет по пять шот...
Бармен: 
- Нельзя.
Мы (ой дураак...): 
- Все, забудь об этом. Наливай десять шотов, переливай, что хочешь 
  делай, принеси в двух стаканах. Понял?
Бармен: 
- Ребята, а вы откуда?
Мы (ну %# твою мать!!): 
- Из России, русские мы, водку неси!!
Бармен уходит и возвращается через пару минут, неся два литровых (!)
стакана, доверху (!!!) наполненных водкой. При ближайшем рассмотрении
оказывается, что там не только водка:
Мы: 
- Это что?
Бармен: 
- Водка.
Мы: 
- Понятно, а что кроме водки?
Бармен: 
- Лед.
Мы (ууу, сука!!): 
- Ложку неси!
Бармен: 
- Зачем?
Мы (хором): 
- ЛЕД ДОСТАВАТЬ!!!
Короче говоря, принес он ложку, мы достали лед, точнее, ту его часть,
которая не успела растаять, с отвращением выпили разбулыженную водку, 
потом купили в магазине литр Абсолюта и спокойно выпили его у Димы дома.
На следующий день зашли в то же заведение в обеденное время, просто
перекусить. Вчерашний бармен, увидев нас на пороге, приглушил музыку и
радостно обьявил:
- А вот пришли те самые двое русских, которые вчера ложками выпили
  бутылку водки!
Присутствующие зааплодировали.


Памяти московской милиции посвящаю.
Году в 90, обломилась мне халява в Лондон съездить. На каком-то дне
рождения познакомился с музыкантами (какая-то группка, не помню уже),
которые в конце недели едут в Этот город. А у них администратор, или
осветитель заболел, смотрят - тусовочный такой парнишка (я,то есть), и
выпить не дурак (это опять я), и физтех к тому же,в плане вонткнуть чего
нибудь куда-нибудь(электрическое)." Поедешь с нами,- говорят,- только
быстро думай?" "Конечно поеду!",-говорю.
Прилетели в Лондон, бегом из аэропорта в гостиницу и на какой-то ихний
фестиваль. Они там быстро вещи 3 сыграли, и все свободны. Время - 12.00
Естесьно, поехали в кабак. Попался нам какой-то малазийский (если честно,
он был самый ближний).Сидим, пьем.Я думаю, мать родная, второй раз в
жизни за границей, и где - в ЛОНДОНЕ!!!, сижу пью, ничего, кроме гости-
ницы не видел. Ну, успокаиваюь, завтра, проспимся и пойдем по туманному
Альбиону, свежим взглядом походим! А в кабаке народ тусуется, весело так,
девчонки ихние уже нарисовались, в общем, чувствую себя, как дома.А пьем
мы так, конкретно, по нашему. Ну, в общем, смотрю на часы - 21.00. Ну,
думаю, надо народ собирать и спать, а то завтра еще Лондон глядеть, а он
и так весь в тумане. И тут я с ужасом замечаю, что из знакомых лиц
остались только английские девчонки, которые радостно мне заявили, что
те четверо boys уже с час как убыли. Весь трагизм ситуации я оценил,
когда вспомнил, что деньги кончились еще в Москве. А название гостиницы
я и не знал, помню, что колонны на входе. Вспомнил "Джентельменов удачи",
только таксиста-кэгэбэшника у меня с собой не было, а выставлять моих
артистов еще и на хрензнаетсколько за такси было стыдно. 
Сел я тихонечко на бордюр и закурил. Слава богу, тепло. А курили мы
тогда на физтехе ленинградский "Беломор". Сижу, пьяный в дым, и жалею
себя, а, главное, не ясен план действий. Вдруг, обнаруживаю перед собой
слюнявую лошадиную морду, и кто-то интересуется, чего это я в центре
нагло наркотиками балуюсь? (Все фразы, включая эту - на их родном языке).
Ну думаю, "белка". Нет, смотрю, два ихних мента в фирменных кепках, и
оба на лошадях. Ты кто, говорят, мистер? Спасибо, московской
милиции, паспорт - вторая вещь, наличие которой я проверяю утром в
кармане после сигарет." Так, мол, и так, говорю, я - музыкант из России,
только слегка пьян и не помню, где я у Вас тут живу. А цигарка моя
ловкая - это папироса, могу дать попробовать, если не верите". После
того, как они выяснили, что это не "кайф", они вдвоем(!) стали - нет не
пиздить меня ногами, вытрясая из карманов все, что есть, а думать(!),
где я мог жить. Напоминаю, что из бонусов у меня был только паспорт.
Дальше я попал в рай российского алкоголика! Один из копов посадил 
меня сзади на лошадь, и, натурально в таком виде, мы поехали искать
хотэль. Медленно и степенно, мы объехали ("колонны там - такие!!!")
два отеля. Я уже почти протрезвел, и радостно взирал на ночной город.
Совершенно обнаглев, я стал уговаривать какого-то америкоса-туриста
меня в таком виде сфотографировать и крточку мне подарить. Менты
напряглись, но виду не подавали! И тут халява кончилась. Мой желудок
и голова заключили сепаратный договор. То ли некачественные малазийские
лягушки, то ли жуткая качка, но они меня заболели морской болезнью.
Лондон из поля зрения пропал, хотелось проблеваться и умереть. О чем я и
поставил в известность моего водилу, мол тормозни, я щас тут в уголочке,
и дальше поедем. Тот,в ужасе от моей идеи, не останавливаясь, вынул из
жениного пакета свои сэндвичи и сунул его мне...
Третью гостиницу я опознал. Пакет я выбросил в урну (как я не выбросил
его в окно "машины", не знаю) и уже готов был облобызать стремя его
превосходительства. Этого мне сделать не позволили, оба козырнули (я,
естесьно, тоже) и степенно удалились. Когда я вошел в незапертом номере
в комнату, где эти козлы пили пиво с какими-то девками, парни увидев
меня, страшно обрадовались! Внимание!!!!
"Наконец-то, -сказали они,-а то уже три часа в ванну ссым, перед дамами
неудобно!"  Они думали, что я в туалете!!! Поубивал бы!
На следующий день во избежания "Один в Лондоне-2" и сославшись на то,
что город я уже посмотрел, я с ними не пошел а остался с двумя
девчонками..., ну, в общем, пиво допивать.
Поэтому, в целом, Лондон мне оччччень понравился!!!  

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Новые истории> <Афоризмы>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru