Ретро-истории
за 2 декабря 2005 г.



Реанимация по пограничному

Жила у нас свинья на заставе. Свиноматка как свиноматка, таких на
заставах бывшего СССР наверное миллионы были, и не резали ее только
потому, что ждали, когда она нам потомства наприносит, чтоб молодой
свининкой побаловаться.... Ждали, ждали а она не беременеет все никак,
гадина. Уже решили лишить ее жизни за это, и тут, видимо испугавшись за
свое будущее, понесла она наконец. Потомства ждали с нетерпением,
приготовили в сарае место, натаскали соломы, и все подходили к нашему
конюху, Сашке Маслову с вопросами, когда же роды-то будут?
"Скоро!" - отвечал Сашка и продолжал гонять молодежь с лопатами на 
конюшню убирать навоз, особо о Дульсинее не парясь. Когда срок придет -
тогда и родит!
Зима в горах Алтая наступает неожиданно, и вот, однажды проснувшись, мы
подивились удивительному снегопаду, укрывшему за ночь землю сразу
сантиметров этак на 40. К концу недели температура за бортом заставы
достигла отметки -30 градусов и мы срочно решили перевести нашу Дусю в
более теплое помещение. Тут все и случилось. Родила он как и беременела
неожиданно для нас и для себя, видимо, тоже. Принесла в помете поросят
восемь, но дело было ночью, и пока все очухались в живых было только
двое. Один к сиське сразу приник, у него уши торчком встали - и ему уже
мороз-не мороз! А вот со вторым дело жвах! Видим - подыхает малец! И так
нам его жалко стало, что Служба Спасения просто отдыхает! Дуська никого
к себе не подпускает, рычит, боимся что живого придавит... Все бегают,
суетятся... а что делать - не знают. Наконец, порося мелкого отобрали - 
и в тепло его.... А дальше что??? Этот перец орет, но без молока
мамкиного с каждой минутой все тише и тише....
- Доктор! Давай, тащи пипетку!
- Толян - давай за молоком!
- Лысый! Держи ты его крепче!
- Пей давай, гад, пей! Помрешь ведь!
- Давай сахару добавляй!
- Да нафиг?
- У свиней молоко сладкое!
- А ты что его пил???
- Хорош триндить! Подохнет ведь! Лей прямо из пипетки в глотку!!!
Крик моментально затих. Начались судороги. Видели, как дервенеет тело
поросенка когда он захлебнулся??? Неприятное зрелище.
Стоим. Молчим. Вечная ему память.
- Что ж ты, сволочь, на вдохе-то ему лил?
- Кто, Я? А я что, его прослушивать должен, нах? Лил и лил!
- Че делать-то? Жалко ведь!
- Похороним, блин, с почестями, реаниматолог хренов!
- Погодите, пацаны! Я слышал, им тоже искусственное дыхание делают!
- ???????? Охренел? как это?
- Ноги передние и задние сводят быстро и в пятак дуют!!!!
- Я те щас кулаком в пятак как дуну, твои задние за передние закинутся!
- Погоди, погоди…. Че правда, что ль? А ну-ка!!!!
Через пять секунд коптерка наполнилась опять душераздирающим голодным
визгом!
Верите - не мучили мы бедную хрюшку! НЕ МУЧАЛИ!!!!!! Просто он у нас еще
три раза концы отдавал, пока не наелся! А когда Дуська уснула, подсунули
его к титьке, - а дальше по обычному поросячему распорядку.
Так мы его и не забили до дембеля, все жалко было, да и назвали мы его
Борей в честь нашего прапора.... Вроде как неудобно было!
Зато выйдешь на крыльцо заставы, как гаркнешь на всю Ивановскую: "Боря,
мля! Ну-ка бегом ко мне!" И тут же рожа прапорщика в форточке: "Ты че,
боец? Охренел?????2
- Да это я не вам, товарищ прапорщик! Я свиней зову! Покормить!
- Раздрогин!!!!! СУКА СТРАШНАЯ!!! Завтра же зарежу всех свиней нахрен
  вместе с тобой!!!!!!!!!!
http://www.pogranichnik.ru/hosts/max/index.htm


Однажды на корпоративной вечеринке, развлекая себя тем пустым трепом,
который аборигены называют «socialising», заливал я коллегам, что пить
шампанское из высоких бокалов означает нарушать вековую традицию. Мол,
еще в семнадцатом веке король французских виноделов (а заодно и всех
других сословий) Луи XIV велел снять слепок с небольшой, но прекрасной
груди своей фаворитки Габриэлы д’Эстре, а может быть и вовсе маркизы
Помпадур, и изготовить ему той же формы бокалы для шампанского. Мол, это
единственная емкость, достойная столь благородного напитка. В итоге
бокалы вышли чашеобразные, широкие, и при этом довольно мелкие...
Наступила секундная пауза, прерванная Петером, пожилым сотрудником,
успевшим уже порядком «облагородиться», но не потерявшим живости
воображения. Рассматривая на свет свой высокий и узкий бокал, пузырьки в
котором длинными струйками спешили наверх, он задумчиво заметил: «Я
искренне надеюсь, что за нашей австралийской традицией пить из
удлиненных бокалов все-таки не скрывается аналогичная история. В любом
случае, мне бы совсем не хотелось ее узнать! »

Fair Dinkum


Возвращаюсь недавно с работы из Москвы к себе домой в Подмосковье. Еду
на экспрессе, автобус идет в крайнем левом ряду. Сзади раздается
характерное верещание - кто-то типа крутой требует уступить дорогу.
Однако сразу выполнить этот маневр не удается - справа все наглухо
забито машинами. Наконец перестраиваемся. Нас обгоняют ментовская машина
с включенными мигалками и членовоз с правительственными номерами. Во
время обгона из мусоровоза раздается недовольное ворчание по
матюгальнику, типа быстрее дорогу освобождать надо. Я сидел недалеко от
водителя и поэтому ясно слышал его ответ:
- Я-то, блядь, народ везу, а ты, блядь, его слуг. Так какого хуя я тебе
  дорогу уступать должен?
Ну почему у водителей автобусов нет громкой связи?


На одной из парт в универе (Уфимский авиационный) обнаружил надпись:
"Здесь было зверски убито время".


Время действия - 1988 или 1989, мы как раз заканчивали музучилише. Я жил 
в самом центре, на пл.Толстого, а моя возлюбленная - на Оболони, 40 минут 
от двери к двери. Мои родители весьма консервативных взглядов, ее - и подавно! 
Соответсвенно «случки» были не частыми, но бурными. И моя возлюбленная (до того 
ее хотелось меня, что впрочем было обоюдно!) сообщает мне расписание ухода 
на работу своих родителей: мама уходит в 7:45 а отец в 8:00. Самое главное было 
разминутся с ее родителями в поздемном переходе метро.
Короче говоря, дабы избежать столкновения в метро я приезжаю на место раньше 
и огородами пробираюсь к балкону моей возлюбленной (второй этаж, весь балкон 
опутан густым виноградам). И вот в 8:01 моя возлюбленная выходит на балкон 
в одном халатике наброшенном на голое тело и нежным голосом зовет: ты здесь? 
На что я (сперма уже подступила к голосовым связкам) ору как дыкый мартовский кот: 
да, блядь!!! Пол-секунды - и я уже обласкан, халат уже на полу вместе с моей 
одеждой, начинается наша безумная оргия! Все красиво, «кончина Сальвадора Дали» 
должна наступить с секунды на секунду - звонок в дверь. Ее папа... и вот картина 
такова: у возлюбленной халат снова наброшен на голое тело, на щеках недвусмысленный 
здоровый румянец, мои трусы я успел ногой запихнуть под кровать, чуть не оторвал 
себе писюн когда застегивал молнию на джинсах прямо на голое тело - стою 
на балконе, как ни в чем не бывало, курю. Заходит папа, видит меня на балконе 
и вроде бы не замечает ничего необычного... но в комнате стоит такое «порево 
и хуярево», что ошибится практически невозможно (мы с ней закрывали окна и шторы 
для интима). Папаша ничего не говорит, поворачивается и уходит, в дверях говорит 
своей доченьке: В., запомни - евреи на украинках не женятся! И уходит, падла! 
И во мне эта фраза как засела...
Короче говоря, мы с ней женаты уже почти 9 лет, у нас ростут две очаровательные 
дочки... Ну скажите: нехуево я ему отомстил ?


Cидим мы вчера с коллегой на дне рождения коллеги, собственно, все уже
ушли, именинница тоже, мы опоздали и просто шампанское вяло допиваем.
Ну, тема беседы соответствующая.
Я, значит, рассказал, как мой приятель после пьянки поехал домой,
расстались мы с ним на Китай-Городе, надо ему было на Беговую. В общем,
ночь он провел в Раменском. Логистика этого была следующая. Он доехал до
Тушинской (или что там последнее на этом конце), не просыпаясь доехал до
Выхино, проснулся, увидел, что все выходят, и тоже вышел. А те, кто
знает Выхино, там параллельно, с одним тоннелем, электопоезда ездят. Ну,
в общем, обратно в метро он не зашел и уехал в Раменское.
Приятель мой говорит, да, а ты Олега помнишь? Я говорю, да, работал
когда-то давно. Ну тогда слушай, говорит.
У Олега была странная привычка, ездить за рулем, напившись. То есть, не
то, чтобы он к этому стремился, нет. Но как бы он не напивался, если был
в сознании, то обязательно садился за руль. И, знаете, как то весь
преображался, взбадривался, и без проишествий доезжал. И вот, однажды,
в сильнейшем подпитии, но благополучно добравшись домой, он ставит
машину на платную стоянку, свою, у дома. И на его обычном месте вдруг
видит чужую "копейку". Ну, он к сторожу, мол, что за дела, а сторож,
так, странно говорит, что нормально, тот тоже уплатил, ставь уж куда
нибудь, мест полно. Но Олег-то с турбонаддувом, к-а-а-а-к дал своей
Нивой по "копейке", та ему место и освободила. Сторож в осадок, Олег -
домой. Открывает дверь (кстати, как он ключ еще смог найти в своей вечно
огромной связке ключей), а там чужой мужик в трусах пьет кофе на кухне.
Ну, Олежка, не долго думая, мужика с двух ударов уложил, затем оживил,
и, прямо в трусах на лестницу выкинул. Потом ту же операцию с женой
проделал. Но оставил. И умер, ну, то есть, уснул.
Утром он прозрел. Он приехал к своей БЫВШЕЙ жене, с которой развелся
больше года назад. Ключ случайно остался.
Я спрашиваю:
- Ну, и чего его бывшая жена?
Приятель:
- А ничего, рада, говорит, что приехал.
Они, кстати, опять с тех пор вместе живут.
Вот так, женщины, а вы говорите "неверные", "алкоголики"...


Осенью 1980 года в Москве в известной, построенной к Олимпиаде, 
гостинице проходил один международный научный конгресс. Контора, 
в которой я тогда работал, была ответственна за его проведение, 
и каждую ночь во все залы заседаний посылались сотрудники дежурить, 
чтобы никто не спер установленное там оборудование.
В последний вечер крупная западная фирма устроила в гостинице 
обильнейший прием-фуршет для участников. Пришел туда и один профессор, 
который должен был этой ночью уезжать в свой родной город, ну скажем, 
Горький. Поскольку в магазинах этого Горького тогда из мяса продавались 
только кости по 28 коп. кг и спинка минтая, профессор перед банкетом 
успел забежать в соседний гастроном и купить для дома шикарную 
замороженную курицу. Времени, чтобы ее отнести в свою задрипанную 
гостиницу, не было, и профессор пришел на прием, засунув курицу 
в сумку-портфель, который выдавали всем участникам. Там он кинул 
портфель в угол и очень быстро нажрался водочки.
В это же время сотрудники, которые стерегли залы заседаний, изнывали, 
что вот рядом водка течет рекой, а у них полная засуха. Короче, они 
послали гонца, чтобы он постарался пролезть на прием и принес выпить 
и закусить, для чего выдали ему портфель участника. Тот пришел уже 
к раздаче горячего (кусков жареной индейки), сходу маханул стопок 
пять водки, осторожно набросал в портфель индейки, поставил портфель 
в угол и пошел в дальний конец зала, где еще стояла непочатая водка. 
Там он тихонько засунул две бутылки внутрь пиджака, быстро вернулся, 
сфокусировал глаза, подхватил портфель, прошел мимо дежурного 
милиционера при входе и побежал к друзьям.
Вскоре от столов вернулся косой профессор, тоже взял портфель 
и отправился к себе в гостиницу. Но уже через минуту ему показалось, 
что портфель раздут не так, как прежде. Он его открывает и видит, 
что вместо замороженой курицы там лежат куски жареной птицы. Поскольку 
профессор - врач, он вспоминает признаки белой горячки и начинает грустить.
В этот момент пьяненький гонец приносит друзьям водку. Под крики восторга 
водку разливают, открывают портфель с закуской и охреневают. Вместо 
обещаных кусков жареной птицы лежит абсолютно целая мерзлая курица. 
Тяжелая немая сцена, прерываемая нервным смехом гонца. Стали обсуждать 
вопрос, можно ли всем сразу сойти с ума. Драма усугубляется тем, что 
к водке нет ни крошки закуски.
Короче, гонец с куриным портфелем и еще один парень с новым портфелем 
отправляются вновь на прием, чтобы закусь все-таки принести. Там они 
опять ссыпают индейку в новый портфель, и трезвый парень с этим 
портфелем, оставив пьяного гонца (который никак не может сообразить, 
кому отдать курицу), отправляется на поиски столов с водкой, чтобы выпить.
Но, оказывается, один из официантов видел, как гонец сыпал индейку 
в портфель и в первый раз, и во второй. После второго раза, обалдев 
от такой наглости, он пошел к милиционеру и сказал ему, что парень 
с нагрудной карточкой "Техническая служба" на глазах у иностранцев 
ворует в своем портфеле горячие закуски. Милиционер быстро нашел гонца 
с этой карточкой и без слов, чтобы не поднимать международного скандала, 
поволок того в дежурную часть при гостинице. По дороге спрашивает гонца, 
что у него в портфеле. Тот отвечает - курица. Отлично. Дальше сцена 
такая. Менты с удовольствием рассказывают гонцу, как его будут штрафовать 
и писать ему на работу. Общее радостное возбуждение. Приглашают 
швейцара-понятого. Торжественно открывают портфель. Вместо краденых 
горячих закусок появляется все та же мороженая курица. Эффект ошеломляющий. 
Пять минут молчания. Наконец их главный отрывает чугунный взгляд от курицы 
и мрачно говорит: 
- Ну хрен с тобой, иди.
Гонец выходит и слышит за собой фразу:
- А нельзя было оформить, как кражу ХОЛОДНЫХ закусок?
P.S. А профессор после такой трансформации своей курицы напился так, 
что уснул прямо в холле и на свой поезд опоздал.

<Новые анекдоты> <Ретро-анекдоты> <Новые истории> <Афоризмы>


На главную станицу



Make by IronNikola, (c) www.anekdot.ru